главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки

М.П. Грязнов и др.

Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее.

/ Новосибирск, 1979, 167 с.

 

Таштыкская культура. Поминальник таштыкского склепа 4 (М.П. Грязнов)

 

Таштыкская культура (М.П. Грязнов) — 89
    — Склеп 1 — 90
    — Склеп 2 — 105
    — Склеп 3 — 113
    — Склеп 4 — 119
    — Детские грунтовые могилы — 122
    — Поминальники — 128
    — Помины возле склепов — 134
    — Поминальник таштыкского склепа 4 — 136
    — Погребальный обряд — 142
    — Искусство — 144

Поминальник в пункте Т.IV расположен к юго-западу от склепа 4. В 11 м от склепа стоял высокий камень, а на 4 м дальше — длинный ряд вертикальных плит (см. рис. 5). Длина ряда 16 м, ориентировка ССЗ-ЮЮВ. Плиты большей частью расслоились, наклонились преимущественно к югу, некоторые повалились, сохранившись на высоту 0-40 см над поверхностью земли. Поминальник исследован сплошным полигональным раскопом (рис. 81) в 1970 г. Н.А. Аванесовой.

 

На вскрытой площади выявлены 23 помина и могилка с захоронением пепла сожженного человека  (Т.IV, мог. 7). Другая такая же могила открыта рядом с раскопом, около южного конца ряда поминальных камней (мог. 8). Наконец, к северо-востоку от склепа 4 в том же 1970 г. М.Н. Комаровой раскопаны 2 каменные могилы (5 и 6), которые, по аналогии с захоронением женщины в поминальнике могильника Тепсей III (пом. 15), надо как-то связывать с поминальными памятниками. Около восточного угла раскопана детская могилка 3. Поскольку других могил, связанных со склепом 4, не обнаружено, мы рассмотрим её сразу после описания могил 5-8.

 

Каждый помин обычно включал вертикально врытую плиту, ориентированную по линии ЮЗЗ-СВВ или ЮЗ-СВ, поставленные в ямке к северо-востоку от неё один, два или три горшка и рядом с ними кости животных. У всех плит верхняя часть обломана, многие из них совсем не видны на поверхности, или же их верхние обломанные края едва возвышались над ней. Только в двух случаях высота плит достигала 50 и 80 см. Плиты вкапыва-

 

(136/137)

(137/138)

Рис. 81. Тепсей IV, поминальник.
План и детали.

(Открыть Рис. 81 в новом окне)

Рис. 82. Тепсей IV, поминальник.
Разрезы к плану на рис. 81. Цифрами отмечены номера поминов.

(Открыть Рис. 82 в новом окне)

 

лись на глубину 30-60 см, по бокам укреплялись несколькими плитками. Некоторые плиты расслоились.

 

Помин 1. Около южного конца основного ряда камней, к западу от него. От вертикальной плиты сохранились на глубине 40 см 4 плитки,— вероятно, остатки крепления (см. рис. 81, 82). Перед ними на том же уровне находились 2 сосуда — большой баночной формы и малый горшковидный (рис. 83, 1, 2). У последнего край венчика в своё время был повреждён (выломан небольшой кусок) и затем починен — замазан глиной. Рядом с горшками кости овцы — остатки 14 кусков мяса. Поверх большого горшка сохранился кусок дерева. Возможно, это остатки деревянного покрытия ямки с поминальными приношениями.

 

Помин 2. В южном конце основного ряда камней. Уцелела нижняя часть вертикально поставленной плиты. Перед ней на глубине 50 см стоял горшок (рис. 83, 5) и рядом кости овцы — остатки 5 кусков мяса.

 

Помин 3. Обнаружен рядом с предыдущим. Вертикальная плита, была врыта на глубину 30 см, выступала над поверхностью на 15 см. Перед ней на глубине 40 см подобие квадратного (25х25 см) ящика из четырёх плиток, покрытого плитой. На дне лежала железная скобочка, вероятно, от починенного с её помощью деревянного сосуда, и кости овцы — остатки 5 кусков мяса.

 

Помин 4. Остатки вертикально поставленной плиты и совсем рядом с ними, к западу, каменный ящик (65х30 см) из четырёх плит. Ящик поставлен на глубине 40 см, а торцовые плиты его выступали на 10-15 см над поверхностью. На дне кости овцы — остатки 6 кусков мяса.

 

Помины 5-7, 9, 11. Вертикальные плиты, врытые на глубину 35-45 см. На поверхности виднелись верхние края расслоившихся плит и плиток, укреплявших их в вертикальном положении. Вертикальные плиты возвышались на 5-15 см над современной поверхностью земли. Остатков приношений не обнаружено.

 

Помин 8. Плита, врытая на глубину 40 см, возвышалась на 20 см. Была укреплена несколькими плитками, в том числе плитой-контрфорсом с южной стороны, размерами 20x35 см. Под плитой и её контрфорсом находились кости овцы — в сочленении лежали череп, позвоночник и все кости левой половины туловища (половина туши овцы). В 70 см к востоку от плиты, на той же глубине, обнаружен небольшой каменный ящик (55х40 см, высота 25 см). Дно его покрыто плитой, сверху он также закрыт плитой. Остатков приношений не обнаружено.

 

Помин 10. Незначительные остатки вертикально врытой плиты и совсем рядом с ними, с южной стороны, на глубине 30 см, кости овцы — остатки не менее 5 кусков мяса.

 

Помин 12. Часть вертикальной плиты и укреплявшие её плитки. В 40 см к северо-востоку от них, в овальной ямке (80х65 см, глубина 30 см) найдены горшок (рис. 83, 3), кости овцы (от 4 кусков мяса) и коровы (от 2 кусков).

 

Помин 13. В 60 см к северо-востоку от того

(138/139)

Рис. 83. Тепсей IV. Керамика из поминальника:

1-2 — пом. 1; 3 — пом. 12; 4 — пом. 13; 5 — пом. 2; 6 — пом. 14; 7 — пом. 21; 8, 9 — пом. 16; 10, 11 — пом. 19; 12 — пом. 20; 13, 14 — пом. 22;  15 — пом.  17; 16 — мог. 3.

(Открыть Рис. 83 в новом окне)

места, где, судя по плану, должна была быть вертикальная плита, на глубине 55 см стоял горшок (рис. 83, 4). Здесь же находились разрубленные на части позвонки коровы. Плита, очевидно, была поставлена в своё время, но в последующие эпохи её, возможно, выкопали и употребили на сооружение других могил.

 

Помин 14. Упавший столбообразный камень, полностью сохранившийся. Длина его около 1,9 м, предполагаемая высота около 1,5 м. В 40-50 см к северо-востоку от предполагаемого его первоначального местонахождения, под большой (90х50 см) каменной плитой, на глубине 60 см, обнаружили горшок (рис. 83, 6) и кости коровы — остатки нескольких кусков рубленого мяса, железную скобку, вероятно, от деревянного сосуда, которой он был починен.

 

Помин 15. Несколько плит, покрывавших площадь 80х45 см в том месте, где, судя по плану, должен был находиться помин. Однако остатков поминальных приношений не обнаружено.

 

Помин 16. Полностью скрытая под землей нижняя часть плиты, врытой на глубину 70 см. Перед ней на глубине 120 см найдены 2 сосуда (рис. 83, 8, 9). Рядом с ними разрубленные позвонки коровы — остатки нескольких кусков мяса.

 

Описанные помины 2-16 расположены в один ряд. К этому же ряду принадлежит в северо-западном его конце помин 23, а в юго-восточном — помин 18. Возле этого конца ряда расположено еще несколько поминов — один с западной стороны (17) и четыре с восточной (19-22).

 

Помин 17. Группа плиток, покрывавших площадь 80x70 см. Под ними горшок.

 

Помин 18. Незначительные остатки вертикально стоявшей плиты и к востоку от них плиты, покрывавшие площадь около 140х80

(139/140)

см. Одна плита большая — 100x80 см. Остатков поминальных приношений не обнаружено.

 

Помин 19. Столбообразный камень, врытый на глубину 40 см. Верхняя часть обломана. Перед ним на глубине 50 см стояли 2 сосуда (рис. 83, 10, 11).

 

Помин 20. Столбообразный камень, едва возвышавшийся над поверхностью земли, врытый на глубину около 50 см. Верхняя часть обломана. В 50 см к северо-востоку от него на глубине 55 см находился горшковидный сосуд (рис. 83, 12), а возле него — кости овцы — остатки 4 кусков мяса.

 

Помин 21. Вертикально поставленная широкая (60 см) плита, врытая на глубину 80 см. Верх обломан. Высота сохранившейся над поверхностью земли части 70 см. В основании плита укреплена несколькими плитками-контрфорсами. Рядом с ней, в углу, образованном ею и плитками контрфорса, на глубине 45 см, обнаружили большой сосуд (рис. 83, 7) и рубленные кости коровы — остатки нескольких кусков мяса. Всё это покрывал слой плиток.

 

Помин 22. На глубине 55 см встретились 2 сосуда (рис. 83, 13, 14), возле них — 3 железные скобочки, очевидно, от несохранившегося треснувшего деревянного сосуда, починенного с их помощью, рядом — кости коровы от нескольких кусков нарубленного мяса.

 

Помин 23. Последний в северном конце основного ряда поминов. Здесь была, по-видимому, круглая ямка глубиной 70 см, диаметром около 60 см, стенки которой обставлены плитками на высоту до 40 см, сверху она тоже покрыта плитками. Остатков приношений не обнаружено.

 

Расположенные в непосредственном соседстве с поминальником могилы 7 и 8, возможно, имели с ним какую-то связь. Связаны с ним также могилы 5 и 6. Поэтому рассмотрение поминальника мы заканчиваем описанием указанных 4 могил и могилы 3 — единственного детского захоронения, относящегося к склепу 4, а также могилы 9, датировка которой и отношение к таштыкскому склепу, к сожалению, не установлены.

 

Могила 7. Несколько в стороне от основного ряда поминальных камней на поверхности была видна выложенная плитками площадка размерами около 1 м2. Под ней на глубине 30 см обнаружен пепел сожжённого взрослого человека. Вещей нет. Пепел находился, по-видимому, в каком-то вместилище из нестойких материалов.

 

Могила 8. На расстоянии 2 м от крайних южных поминов (17 и 18) на поверхности были видны 3 продолговатые плитки, уложенные в ряд, покрывавшие собой площадь 60х50 см. Под ними, как и в предыдущей могиле, лежал пепел сожжённого взрослого человека.

 

Могила 5. В 9 м к северо-востоку от склепа 4 обнаружен каменный круг диаметром около 6 м, слегка возвышавшийся (на 15-20 см) над окружающей поверхностью, беспорядочно заполненный плитняком. В центре торчал угол массивной вертикально поставленной плиты. При раскопках каменный круг был разделен пополам. Каменное устройство могилы расчищено только в северо-восточной половине, а в юго-западной земля и камни удалялись сразу же без их зачистки. Среди плиток и в заполнении ямы встречены зубы лошади, пяточная кость и ребро барана, мелкие черепки сосудов без орнамента, кремнёвое орудие (скребок) и обломок каменной тёрки, к погребению, видимо, не относившийся. На глубине 20-50 см от поверхности вскрыли 2 большие наклонно лежавшие плиты размерами по 90х60 см. Под ними на глубине 90 см находился скелет мужчины 40-60 лет, на правом боку, головой на С (рис. 81, слева внизу). Возле ног параллельно скелету вертикально была поставлена большая плита, верхний конец которой и виднелся на поверхности земли. Возможно, погребённый лежал вдоль стены, составленной из трёх вертикальных плит. Южная плита со временем наклонилась в сторону погребённого, а 2 другие повалились и прикрыли его. Их нижние края вывернулись и приподнялись кверху. Вещей не оказалось.

 

Могила 6. Находилась в 7 м от предыдущей и в 11 м от склепа 4. На поверхности виднелись верхние края вертикально поставленных плит, ориентированных по линии ЮЗ-СВ. К северу от них на глубине 15-20 см слой мелких плит занимал овальную площадь размерами 110х80 см. По-видимому, это осевшее вниз каменное покрытие могильной ямы. Под ним, на глубине 40-50 см от поверхности, на большой плите (90x60 см) в анатомическом порядке лежал скелет женщины 40-60 лет, головой на ЮЗ, в необычном положении — животом вниз, с сильно согнутыми в коленях ногами, закинутыми назад так, что стопы ног касались тазовых костей, руки были вытянуты вдоль тела (рис. 81, слева посередине). Параллельно скелету возле головы и плеч стояли 3 упомянутые плиты, верхние края которых торчали на несколько сантиметров над поверхностью.

 

Могила 3. Располагалась в 3 м к юго-востоку от склепа. На поверхности земли виднелся верхний край вертикально стоявшей плиты. Раскопками выявлена забутовка из вертикально поставленных или набросанных плит, заполнявших площадь около 130х35 см, ориентированную по линии СЗ-ЮВ. К моменту раскопа плиты наклонились в юго-западную сторону. Рядом с ними на глубине 75 см лежал скелет ребёнка 4 лет, на спине, головой

(140/141)

на СЗ. Слева в головах обнаружены горшочек (рис. 83, 16) и ребро барана.

 

Могила 9. В 1976 г., когда волны водохранилища стали подмывать террасу, на которой располагался пункт Т.IV, в обрыве были замечены косточки человека — фаланги руки и шейные позвонки. Раскопки показали, что здесь, в 6 м к востоку от помина 23, находилась грунтовая могила без внешних признаков на поверхности. На глубине 60 см лежал скелет молодой женщины в возрасте около 25 лет, на спине, головой па ЮЗ. Череп и кости левой руки обрушились вниз. Под нанесёнными волнами брёвнами сохранился только череп. Под правой рукой женщины выявлен скелетик младенца, по-видимому, преждевременно родившегося, его косточки по размерам значительно меньше, чем у нормального новорожденного. Вещей не было.

 

Описанные могилы располагались возле таштыкского склепа и относившегося к нему поминальника. Одна из них (мог. 3, детская) обычна для таштыкского времени. Могила 9 хронологически не определена, но для этого времени она не типична. Остальные 4 могилы (5-8) следует относить, очевидно, к исследованному таштыкскому поминальнику, хотя для таштыкского времени они совсем необычны. Во всех таштыкских могилах находили глиняную посуду и костные остатки мясной пищи. В могилах 5-8 этого не было. Особенно необычные захоронения пожилых мужчины и женщины в могилах 5 и 6. Погребенные уложены возле вертикально поставленных плит, к северо-востоку от них. Так погребали остатки тризн в поминальниках — к северо-востоку от вертикально поставленной плиты, ориентированной по линии ЮЗ-СВ. И совершенно необычно захоронение женщины животом вниз с закинутыми назад ногами. Такое же захоронение обнаружено и в поминальнике возле склепа 1, где в одном ряду с остатками поминальных тризн была погребена женщина, тоже животом вниз (см. помин 15). Вероятно, эти 3 необычные могилы следует считать какими-то ритуальными захоронениями не просто умерших людей, а людей, принесённых в жертву, или людей, умерших при особых обстоятельствах. То же надо предполагать и относительно захоронений рядом с поминальными ямками пепла сожжённых людей (мог. 7 и 8). Ведь пепел здесь погребён не в нормальных больших могилах, как это полагалось в таштыкское время, а в маленьких неглубоких ямках и поминах и без каких-либо сопровождающих вещей.

 

Наиболее обычный состав памятников, называемых нами поминами, таков: вертикально поставленный камень (плита), а перед ним, к северо-востоку от него, ямка и в ней горшок и кости домашнего животного, чаще всего овцы. Но отмечены и вариации. Часто встречался не один горшок, а два или три. Случалось, что горшок отсутствовал, в ямке находили только кости. В этих случаях иногда рядом с костями лежали железные скобочки или пластинки, с помощью которых скреплялись трещины на деревянных сосудах. Это позволяет думать, что в ямках, где горшок отсутствовал, был в своё время деревянный или берестяной сосуд, не сохранившийся до наших дней. Ямка с горшком и костями располагалась иногда не перед камнем, а рядом с ним или под ним.

 

Очень часто (28 %) рядом с горшком не оказывалось костей животных. Было и так, что перед камнем или около него вообще ничего не находили. Это следует объяснять, вероятно, тем, что вместо полагавшихся кусков мяса в ямку перед камнем положили какую-то растительную пищу, и она не сохранилась, а напитки поставили в деревянных и берестяных сосудах. Наконец, отмечены случаи, когда ямка с приношениями умершему делалась, а стоявшего около неё камня не было. На Тепсее этому могли быть различные причины. Можно допустить, что вместо камня в некоторых случаях ставили деревянный столб, кол или ещё что-нибудь другое, либо же отмечали место поминальных приношений чем-нибудь таким, что не сохранилось. Однако не исключено, что и ничем не отмечали. Могли быть и такие случаи, когда стоявший возле помина камень в последующие эпохи был выкопан и унесён для новых сооружений. Но в южной части поминальника, на его окраине, где были заложены раскопы В и Г, вообще камней не ставили. По-видимому, камни устанавливались не при каждых поминах, а только при некоторых, посвящённых какой-то одной категории поминаемых.

 

Состав костей животных в поминах также сильно варьирует, и всё же можно отметить некоторые интересные закономерности. Прежде всего налицо продолжение традиций тысячелетней давности. В карасукское и раннетагарское время на Енисее был обычай уделять умершему в качестве заупокойной пищи 4 куска мяса — лопатку, несколько рёбер, бедро и голень. Позднее уделяли 5 кусков — добавляли часть грудинки. Это можно объяснить тем, что при похоронах приносили в жертву домашнее животное, устраивали общественное пиршество — тризну и умершему уделяли 4 или 5 строго установленных кусков мяса (Грязнов, 1977, с. 83). В таштыкских поминах сохраняется вид предназначенной поминаемому пищи, но не так строго соблюдается набор кусков мяса. Наиболее часто в помине встречаются несколько рёбер, крестец с прилегаю-

(141/142)

щей частью позвонка, бедро и голень. В некоторых поминах ещё к тому же встречаются лопатка и две части передней ноги. Иногда бывают только куски передней части туши животного, иногда только задней и некоторые другие вариации. Несмотря на известную непостоянность набора кусков мяса в поминах, всё же можно говорить о существовании у таштыкцев обычая заклания жертвенного животного, устройства тризны и поднесения умершему положенных кусков мяса от этого животного. Иногда в жертву приносили и двух животных — двух овец, овцу и корову, корову и лошадь (помины 23, 26, 30, 45, 60). Чаще других жертвенным животным была овца (27 раз), реже — корова (14 раз), дважды — лошадь и раз — коза.

 

Значит, можно предполагать, что на таштыкском кладбище в пункте Т.III перед склепами не однажды устраивались поминки, много раз при этом (200 или больше) приносили в жертву барана, быка или коня, поминаемому уделяли положенные ему куски вареного мяса, зарывали их в землю вместе с напитками и возле этой ямки водружали каменный обелиск.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки