● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

В.Б. Ковалевская. Конь и всадник. Пути и судьбы. М.: 1977. В.Б. Ковалевская

Конь и всадник. Пути и судьбы.

// М.: 1977. 150 с. (По следам исчезнувших культур Востока.)

Также см. на сайте annales.info.

Содержание

 

От автора. — 3

 

Глава I. Конь. — 5

Происхождение коня. — «Там дикие кони...». — Наука управлять конём. — Без седла и без удил. — Конструкция конской уздечки. — Где впервые был одомашнен конь?

 

Глава II. Первые коневоды. — 21

Первое освоение степей. — Открытие колеса и повозки. — Конь и передвижения индоевропейцев. — Война и мир в Шумере.

 

Глава III. Конь в Передней Азии. — 35

Когда человек сел на коня? — Какими были первые колесницы? — Достижения в области коневодства в XIV в. до н.э. — Битва при Кадеше.

 

Глава IV. Тренинг Киккули. — 51

 

Глава V. Первые всадники-воины. — 59

Причерноморье. — Кавказ и Иранское нагорье. — Эллада. — Амазонки.

 

Глава VI. Всадники Ассирии и Урарту. — 75

Откуда они брали своих коней? — Рекорд, который был побит через 2775 лет. — Какими были их кони? — Восьмая военная кампания Саргона II.

 

Глава VII. Судьбы. — 102

Передняя Азия накануне скифских походов. — Предшественники скифов. — Скифские всадники и их походы. — Каким путём шли скифы? — Победы и поражения.

 

Глава VIII. Древние кони. — 127

Породы и масти. — Экстерьер. — Несейские скакуны.

 

Вместо заключения. — 138

 

Послесловие Н.Я. Мерперта. — 140

Литература и список сокращений. — 142

 

[ Дополнение сайта: Список иллюстраций. ]

 


 

От автора.   ^

Поистине достоин

иметь язык волшебный конь.

Н.А. Заболоцкий

 

Если мы взглянем на историю цивилизации в целом, то увидим, что многие поворотные моменты прямо или косвенно были связаны с появлением коня. Так, приручение коня вызвало первые крупные передвижения народов, когда, получив в свои руки удесятерённую скорость, человеческая воля смогла подчинить себе новые огромные пространства. В памяти народов долго оставались живыми реальные и вместе с тем мифические кентавры — евразийская конница, которая наводила страх на жителей Европы. Недаром в представлениях большинства народов конь олицетворял Солнце и был посвящён ему. «С конями мчащимися, огнём пышущими, искры копытами высекающими» [200, 22], передвигались индоевропейцы, завоёвывали Египет гиксосы, воевали внушающие ужас ассирийцы. Вслед за колесницей появился сросшийся с конём, ставший его сердцем и волей всадник-воин. Колесница требовала специальной запряжки, управлять ею должен был колесничий. Только тогда воин, стоя на этой движущейся платформе, мог стрелять из лука или бросать копьё. Если для передвижения и боя колесницам нужна была хорошая дорога, то всадники могли скакать где угодно, вести бой на пересечённой местности, постоянно менять тактику — быть значительно более мобильными и манёвренными. О лёгкой коннице скифов и саков, гуннов и авар, тюрок и монголов можно сказать словами китайского летописца: «Они бушуют как буря и молния и не знают устойчивого боевого порядка».

 

Евразийские степи и плоскогорья Азии — родина культурных пород коней. Именно здесь заложены принципы

(3/4)

коневодства, выведены наиболее быстрые, неустрашимые, рослые и сильные кони, определился характер их содержания, кормления и тренинга. При раскопках в этих местах найдены наиболее ранние формы удил для управления конём, первые стремена и сёдла.

 

Мы ограничили себя темой передвижения древних индоиранцев во II-I тысячелетиях до н.э. из европейских, а может, и евразийских степей в Переднюю Азию, что стало возможным лишь после освоения коня. Постараемся дать наиболее полную картину этих передвижений, предоставив страницы настоящей книги живым голосам людей давно ушедших веков.

 

Слишком ценны для нас во всех случаях очевидцы событий, пусть они пристрастны и своекорыстны, не дальновидны или хвастливы. Главное, что они жили в то время, которое мы восстанавливаем по различным, в большинстве случаев немым свидетельствам. Ведь, вскрывая древние величественные гробницы на Кавказе или в Передней Азии, степные курганы в Причерноморье или на Алтае, мы часто вспоминаем А.К. Толстого:

 

Безмолвен курган одинокий.

Наездник державный забыт...

Кто был он? Венцами какими

Своё он украсил чело?

Чью кровь проливал он рекою?

Какие он жёг города?

И смертью погиб он какою?

И в землю опущен когда?

 

Но конь верный друг не только на поле брани. С его помощью пасли пастухи многочисленные стада, табуны и отары, пахали землю земледельцы, перевозили купцы свои товары на многие тысячи вёрст, мчались гонцы с донесениями, послы — с предложениями мира, почта с ямскими станциями с невиданной по тем временам скоростью связывала Запад с Востоком постоянными и крепкими нитями.

 

Конь и всадник остаются образцами, исполненными красоты, стремительности, совершенной пластики, силы и гармонии. Это нераздельное целенаправленное единство, напоминающее натянутый лук и готовую к полёту стрелу. Как написал об этом А. Блок:

 

Конь — мгновенная зарница,

Всадник — беглый луч.

 


(/138)

 

Вместо заключения.   ^

Красный конь стучит подковой,

Обжигая сердце мне.

Б. Окуджава

 

Когда книга лежит на столе в виде пачки машинописных листов, то делается особенно заметно, сколько из того, о чём намеревался сказать, осталось невысказанным. Уже не говоря о том, что рассматриваемые события ограничены вполне определённой территорией,

(138/139)

куда входили лишь европейские и в очень малой степени азиатские степи, Кавказ, а также страны древних цивилизаций Передней Азии. За рамками изложения остаются Индия, Западная Европа, вся восточная часть Азиатского материка и Африка.

 

Это же касается всех событий, пусть самых ярких и впечатляющих, в плане названной темы, которые выходят за хронологические рамки — IV — середины I тысячелетия до н.э. И даже исходя из этих ограничений, многие темы оказались незатронутыми, так как они требуют специального рассмотрения. Прежде всего это вопросы, связанные с культом коня и его жертвоприношениями. Их следует рассматривать на базе глубокого исследования идеологических представлений различных племён и народов.

 

Подход к изменению с течением времени стиля и манеры изображения коня и всадника, излюбленных мотивов в древнем искусстве, также был рассмотрен в самых общих чертах, так как одно перечисление (я не говорю уже о сопоставлении) образов и сюжетов могло бы занять многие страницы. Что же говорить об иконографии изображений, их анализе, рассмотрении их с точки зрения знакового характера искусства и многом другом.

 

Хотелось бы обозреть и другие страницы истории человечества, которые были тесно связаны с конём. Это и освоение глубин степей в эпоху пастушеского скотоводства, и первые крупнейшие передвижения индоевропейцев, и переход к кочевому скотоводству, и мощный натиск неукротимых всадников на Переднюю Азию, Дунай и на Восток, вплоть до Юго-Восточной Азии.

 

Почему же для нас остаётся таким дорогим свидетелем конь — соратник и ближайший друг человека за последние 4000 лет его истории? Ведь, вторя Гейне, мы можем сказать: «век иной — иные кони...» Человек, оседлав этого, совсем «иного» коня, стремительно и неудержимо осваивает новые, доселе жившие лишь в мечтах, сказке и мифе пространства. И всё же в этом неукротимом движении необходимо оглянуться и вспомнить о начале стремительного полёта — о первой радости преодолённого, подчинившегося человеческой воле пространства.

 


(139/140)

 

Послесловие.   ^

 

История лошади неразрывно связана с историей человечества. Больше, чем какой-либо другой представитель животного мира, конь сопутствует созидательной деятельности человека. В то же время он — невольный участник опустошительных войн, ранее невиданных по темпу и масштабу нашествий, незаслуженно разделяющий с завоевателями ужас и ненависть со стороны жертв бесконечных по своему числу трагических событий.

 

Тема эта многоплановая и требует рассмотрения самых различных аспектов: биологического (происхождение лошади), экологического (конь — природная среда — человек), коневодческого (приручение, тренинг), технического (сбруя, транспортные средства) и, наконец, исторического.

 

Автор настоящей работы последовательно раскрывает все эти аспекты, показывает, как конь вот уже минимум пять тысячелетий сопутствует человеку в «добывании хлеба насущного», в расширения познания мира, в единении народов, в физическом совершенствовании и техническом прогрессе.

 

Отечественная наука может по праву гордиться длительной и плодотворной традицией изучения лошади (начиная с открытия обоих возможных её предков — тарпана и лошади Пржевальского) и классическими трудами по этой проблеме (от В.О. Ковалевского до В.О. Витта). Настоящая книга продолжает эту традицию. Автор внимательно учёл все получившие уже определённое развитие аспекты рассматриваемой темы и заметно обогатил их общеисторическими исследованиями, которые не могли быть специально разработаны представителями естественных наук.

 

В.Б. Ковалевская сочетает в себе большой опыт специалиста-археолога, широкую профессиональную историческую эрудицию, отличные знания экологии лошади, тренинга и всех связанных с ними явлений, навыков и технических средств. Поэтому в книге весьма квалифицированно рассмотрены вопросы и о предках домашней лошади, и о времени, месте и путях её приручения, и о выработке системы тренинга, и о совершенствовании конского снаря-

(140/141)

жевия, и о появлении транспортных средств, и, наконец, о тех многочисленных событиях, которые в значительной мере определили судьбы древней истории при неизменном участии, наравне с человеком, коня.

 

В целом книга носит очерковый характер, но структура её продумана достаточно хорошо. В ней сочетаются и палеонтологические экскурсы, и анализ археологических источников, и динамичные описания сложных исторических событий. Такое многообразие представляется вполне оправданным: оно делает изложение более ярким и доходчивым, что особенно важно для популярной книги.

 

В работе В.Б. Ковалевской закономерно преобладает биологический аспект, причём рассматривается (с привлечением всей необходимой литературы и с большим знанием дела) не только сложный вопрос генеалогии лошади, но и история разработки её, прежде всего в России. Затем автор обращается уже к использованию коня человеком.

 

Особо большой интерес представляет исследовательский очерк в книге, в котором специально рассматривается древнейший в мире трактат о тренинге лошадей миттанийца Киккули. Предложенный здесь В.Б. Ковалевской путь анализа, выраженный оригинальной схемой, является серьёзным вкладом в изучение этого замечательного документа, позволяет убедительно выделить в тренинге несколько последовательных периодов и сопоставить его с современной системой.

 

Вопросы приручения лошади, её снаряжения, тренинга, использования как тягловой силы и под верх подробно рассматриваются и разрешаются автором. Большое внимание закономерно уделяется роли крупных конных масс в бурных политических событиях I тысячелетия до н.э., ознаменованных агонией ближневосточных цивилизаций, скифскими вторжениями в Азию, возникновением новых государств, перекройкой политической и этнической карты Ближнего Востока. Автор, умело используя как археологические, так и письменные источники, описывает эти события, ни разу в нашей популярной литературе ещё столь последовательно не освещенные.

 

Книга В.Б. Ковалевской безусловно будет с большим интересом встречена самым широким кругом читателей.

Н.Я. Мерперт

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки