главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Ю.С. Худяков

Погребение Хыргыстар.

// Памятники кыргызской культуры в Северной и Центральной Азии. Новосибирск: 1990. С. 40-45.

 

В полевом сезоне 1985 года Южносибирским отрядом Северо-Азиатской комплексной экспедиции ИИФФ СО АН СССР было исследовано в долине реки Табат, в Бейском районе Хакасской А.О. средневековое погребение по обряду трупосожжения. [1] Памятник расположен на первой надпойменной террасе левого берега р. Табат, в черте с. Усть-Табат, севернее дороги Усть-Табат — Маткечик. На песчанных обнажениях котловины выдувания школьником С. Малыхиным было обнаружено скопление предметов, стремена, удила, нож, пряжка, накладки, серьга. [2] По словам С. Малыхина все вещи лежали компактными скоплениями под дёрном, частично выступая на поверхность в обрезе котловины выдувания. Никаких каменных конструкций не имелось. Памятник был доследован.

 

Могила № 1. На задернованной поверхности не выделялась. В обрезе котловины прослеживалась узкая прослойка бурой супеси, насыщенная угольками и мелкими фрагментами жжёных костей человека. На поверхности песчанных обнажений, на площади около 1,5 м2 , разбросаны многочисленные фрагменты жжёных костей.

 

После снятия дёрна и зачистки выявлены остатки захоронения по обряду трупосожжения под дерном, на глубине — 8-9 см от поверхности, на площади — 1х0,4 м. В сохранившейся части могильной ямы обнаружено скопление фрагментов жжёных костей человека и угольков. В котловине выдувания, среди жжёных костей обнаружены оплавленные бронзовые сбруйки [видимо, сбруйные] накладки, оплавленные фрагменты бронзы, железные прокладки от сбруйных накладок (Рис. 1).

 

Среди предметов сопроводительного инвентаря большая часть относится к сбруе. Это два железных стремени. Они имеют широкую пластинчатую подножку, полуовальный проём, овальную петлю из изогнутого железного прута дужки. У одного стремени концы прута склёпаны в верхней части петли, у другого конец приклёпан к дужке с помощью массивной заклёпки, а петля сломана. Стремена несколько отличаются конфигурацией и размерами (Рис. 2).

 

Подобные стремена, обычно называемые в научной литературе «восьмёркообразными», были широко распространен в Южной Сибири и Центральной Азии в VІ-Х вв.н.э. [3]

 

К сбруйным ремням должны относиться бронзовые объёмные накладки со шпеньками и железными прокладками для крепления к кожанному

(40/41)

ремню. Бронзовые накладки сильно пострадали на огне погребального костра. Большинство из них сильно оплавилось. Наилучшей сохранности накладка имеет прямоугольную форму с фигурно оформленными узкими сторонами. Внешняя поверхность у неё гладкая. От второй подобной накладки сохранился небольшой обломок (Рис. 2). Иную форму, в виде двух, соединенных между собой округлых пластин, имела сильно оплавленная накладка (Рис. 2).

 

Форму некоторых деформированных, под воздействием огня, накладок трудно установить (Рис. 2).

 

Бронзовые сбруйные накладки получают широкое распространение в культурах средневековья кочевников Саяно-Алтая и Центральной Азии во второй половине I тыс. н.э. [4] Гладкая, неорнаментированная поверхность в наибольшей степени характерна для накладок VІ-VIII вв.н.э., [5] хотя существовала и позже.

 

К сбруйному ремню должна относиться железная пряжка, уплощённой, подпрямоугольной формой, рамкой и подвижным язычком. Рамка склёпана заклёпкой на длинной, боковой стороне (Рис. 2).

 

Подобные пряжки бытуют в очень широком хронологическом диапазоне, в течение всего периода раннего и развитого средневековья. [6]

 

Сочетание стремян, накладок и пряжки позволяет предполагать, что на погребальный костёр было помещено седло со стременами и сбруйными ремнями.

 

Из предметов, относящихся непосредственно к человеку, привлекает внимание железный нож. Он имеет остроугольное остриё, узкий прямой однолезвийный клинок с долой на одной из сторон, цельнокованную плоскую рукоять и навершие в виде двух соединённых сторонами спиралей. Длина клинка — 9 см, ширина — 0,7 см, длина рукояти с навершием — 12 см (Рис. 2).

 

Форма клинка, рукояти, навершия необычны для черешковых ножей средневековых кочевников юга Сибири. В то же время подобная форма навершия характерна для булавок кыргызской культуры начала II тыс. н.э. [7]

 

Бронзовая серьга имеет овальную форму с разъёмом на длинной стороне. В верхней части серьги наклонный шпенёк. По внутренней и внешней сторонам серьги от шпенька идут рифлёные ободки. В нижней части серьги два, близко расположенных ободка. В этом месте к серьге должна была крепиться подвеска (Рис. 2).

 

Подобные серьги весьма характерны для культур кочевников Южной Сибири, Центральной Азии, Восточного Казахстана в конце I тыс.н.э. [8]

(41/42)

 

Оценивая обряд погребения и инвентарь памятника, можно с уверенностью утверждать, что погребение относится к культуре енисейских кыргызов IX-X вв.н.э., т.е. «эпохе кыргызского великодержавия». [9] Состав находок, среди которых отсутствуют предметы вооружения, позволяет предполагать, что это женское захоронение.

 

Памятники эпохи великодержавия в Минусе сравнительно редки. В долине р. Табат, из более чем 60 исследованных средневековых погребений, обнаружено только 3 захоронения IX-X вв.н.э. По всей Минусе Л.Р. Кызласов смог насчитать только 3 пункта. [10] В тоже время, сотни кыргызских захоронений эпохи великодержавия обнаружены на землях к югу от Саян, [11] в Туве, куда в ходе успешной войны с уйгурами хлынула масса кыргызского населения.

 

Характерной особенностью исследуемого погребения Хыргыстар является отсутствие каменного покрытия — насыпи. В предшествующую эпохе великодержавия, эпоху чаа-тас безкурганные захоронения по обряду трупосожжения в небольших грунтовых ямках сооружались на площади кыргызских могильников VІ-VIII вв.н.э. — чаа-тасов. [12] Прах погребённых помещался в земляной яме, или в каменном ящике без инвентаря. Наряду с захоронениями под небольшими каменными курганчиками и погребениями под полами насыпей курганов — чаа-тасов, такие могилы принято относить к рядовому кыргызскому населению. [13] В IX-X вв. в подобных захоронениях, как свидетельствует погребение Хыргыстар, появляется разнообразный сопроводительный инвентарь. В грунтовых ямах, без каменных насыпей хоронили и мужчин. Об этом можно судить по находкам предметов вооружения на памятниках: Таскина-Юксеева на р. Енисей, [14] и о. Ржавый на р. Кан. [15] Погребения в грунтовых ямках без каменных насыпей продолжали совершаться кыргызами и в последующую эпоху сууктэр, в XI-ХII вв.н.э., и в монгольское время, в ХIII-ХІV вв.н.э. По-видимому, это была одна из традиционных, устойчивых, хотя и не очень широко распространённых, форм погребальной обрядности рядового кыргызского населения.

 


 

Примечания

 

[1] Худяков Ю.С. Отчёт о работе Южносибирского отряда Северо-Азиатской комплексной экспедиции ИИФФ СО АН СССР в Бейском и Орджоникидзевском районах Хакасской А.О. в полевом сезоне 1985 года. Новосибирск, 1985. C. 19-20.

[2] Двусоставные железные удила были утрачены С. Малыхиным.

[3] Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древне-тюркскую эпоху.
(42/43)
Л., 1984. C. 133.

[4] Там же. С. 135-137.

[5] Там же. С. 136.

[6] Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири Х-ХІV вв. М., I983. C. 35-36.

[7] Там же. С. 41-42.

[8] Могильников В.А. Кимаки // Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981 — рис. 26, 92.

[9] Худяков Ю.С. Кыргызы на Енисее. Новосибирск, 1986. С. 55-56.

[10] Кызласов Л.Р. Курганы средневековых хакасов // Первобытная археология Сибири. Л., I975. C. 210.

[11] Длужневская Г.В. Памятники енисейских кыргызов за Саянами // Археология Северной Азии. Новосибирск, 1982. C. 12.

[12] Худяков Ю.С. Кыргызы на Енисее. С. 49-50.

[13] Там же. С. 50.

[14] Николаев Р.В. Кыргызское погребение в Большемуртинском районе Красноярского края // Археология Северной Азии. Новосибирск, I982. C. 7-31.

[15] Савельев H.A., Свинин В.В. Погребение железного века на реке Кане // Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск, 1976, вып. 4. С. 135, рис. 2.

 


 

(43/44)

(44/45)

Рис. 1. Погребение Хыргыстар.

Рис. 2. Инвентарь из погребения Хыргыстар.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки