главная страница / библиотека / обновления библиотеки

В.И. Распопова. Металлические изделия раннесредневекового Согда. Л.: 1980.В.И. Распопова.

Металлические изделия раннесредневекового Согда.

// Л.: 1980. 138 с.

 

Оглавление

 

Введение. — 3

 

Металлообрабатывающие мастерские. — 7

Общий обзор. — 7

Мастерские объекта XVI. — 9

Мастерские объекта III. — 34

Мастерская объекта II. — 38

Мастерские объекта XXI. — 38

Мастерские объекта XVII. — 41

Мастерская объекта XII. — 42

Мастерские объекта XIII. — 44

Остатки производства. — 45

Основные результаты исследования мастерских. — 51

 

Орудия труда. — 55

Оружие и воинское снаряжение. — 65

Оружие. — 65

Защитные доспехи. — 69

Наборные пояса. — 86

Конская сбруя. — 99

 

Культурные связи Согда VI-VIII вв., отразившиеся в воинском снаряжении. — 103

Украшения и утварь. — 110

 

Заключение. — 130

Литература. — 132

Список сокращений. — 138

 


 

Заключение   ^

 

Металлообрабатывающие мастерские и металлические изделия Согда дают обширный и во многом принципиально новый материал, позволяющий сделать ряд выводов по истории ремесла в Средней Азии эпохи раннего средневековья.

 

На территории одного города было исследовано 28 мастерских по обработке железа и бронзы.

 

В многочисленных производственных помещениях сохранились остатки оборудования, которые, дополняя друг друга, помогают составить представление о нескольких кузнечных и бронзолитейных мастерских. Появилась возможность проследить разделение труда в цикле производства железных изделий. Выделены железоплавильни с сыродутным горном, кузницы, в которых из губчатой массы выковывались заготовки товарного железа, а также кузницы, в которых вырабатывали железные изделия.

 

Особый вид археологических находок, связанных с ремеслом и торговлей, составляют впервые выделенные заготовки товарного железа, обнаруженные не только в мастерских, но и в жилищах. Хорошо выделяются мастерские по обработке цветных металлов.

 

Получены данные по тиснению из тонких листов цветного металла по бронзовым матрицам. Этот вид производства интенсивно изучается в Европе эпохи переселения народов, однако в Согде тиснение по бронзовым матрицам до сих пор не было известно.

 

Пенджикентские мастерские разделяются на четыре хронологические группы. Наиболее интересна одна из этих групп: мастерские, одновременно погибшие во время разгрома города в 720-х г. Этот синхронный срез по уровню первой четверти VIII в. позволяет пока в единственном случае для Средней Азии доисламского периода поставить вопрос о топографии ремесленного производства в раннесредневековом городе. Топография ремесла устанавливается, прежде всего, по металлообрабатывающему производству, поскольку почти все другие пенджикентские мастерские не имели стационарного оборудования и плохо опознаются.

 

Установлена концентрация мастерских на торговых улицах и специальных базарах, причём по большей части мастерские и лавки не сопровождаются жилищами ремесленников, так что район сосредоточения ремесла не был ремесленным кварталом в полном смысле этого слова. Кроме того, мастерские разных ремёсел оказались расположенными чресполосно. Это также интересно с точки зрения социальной истории, поскольку принято считать, что при цеховой организации мастерские ремесленников одного вида производства располагались компактно.

 

Археологические материалы редко дают достаточно наглядные данные по социальному положению ремесленников. Однако в Пенджикенте явно прослеживается сочетание ремесленных и торговых функций у древних мастеров. Об этом свидетельствуют и планировка мастерских-лавок, и многочисленные находки мелкой разменной монеты в этих помещениях.

 

Согдийский ремесленник VII-VIII вв. был мелким товаропроизводителем. Его зависимость от городской знати проявлялась не в том, что он был рабом или дворовым феодала, как это предполагалось, а в том, что он, как это устанавливается при анализе планировки базара и ряда мастерских, арендовал лавку или мастерскую у богатого городского землевладельца.

 

Таким образом, материалы по металлообрабатывающему ремеслу в сочетании с другими полученными в Пенджикенте данными и сведениями письменных источников заставляют пересмотреть вопрос о социальном строе согдийского города VII-VIII вв.

 

Металлические изделия из Согда представляют интерес с нескольких точек зрения. Прежде всего при трудности датирования раннесредневековых памятников вещи из Пенджикента приобретают значение датировочных эталонов. Для большой серии находок уточнены до полувека или до четверти века даты слоёв, в которых они обнаружены. Это особенно существенно для украшений (в частности, поясных наборов) в связи с распространением их отдельных типов на огромной территории.

 

Характеристика коллекции орудий труда не может претендовать на полноту в связи с немногочисленностью вещей такого рода. Однако разнообразие этой коллекции и редкость находок орудий труда на средневековых городищах других районов Средней Азии заставляют признать, что и здесь согдийские материалы восполняют существенные пробелы в наших знаниях.

 

В то же время вооружение Согда, представляющее собой единый комплекс из взаимосвязанных элементов, выявляется достаточно полно в результате сравнительного анализа иконографических и вещественных данных. Впервые установлена конструкция согдийских панцирей ламеллярного типа, дополнявшихся кольчужным оплечьем с рукавами и шарнирными наручами и поножами. Прослежено максимальное развитие доспеха и одновременно наступательного оружия (бронебойные стрелы, колющие мечи, копья, служившие для таранного удара). Комплекс боевого снаряжения дополнялся мундштучными удилами и конскими намордниками, служившими для выдерживания строя тяжёлой конницы. Такое развитие системы вооружения хорошо согласуется с аристократическим характером согдийского войска.

 

Топография Пенджикента показывает многочисленность городской знати (36 богатых домов с жи-

(130/131)

вописью на 1/4 раскопанной территории шахристана).

 

Из всей совокупности данных (по мастерским, жилищам, росписям, предметам вооружения и др.) становится очевидным, что знать и её окружение с их потребностями в оружии, доспехах и украшениях в значительной мере обеспечивали рынок сбыта городскому ремеслу. В связи с этим неудивительна многочисленность одновременных мастерских в городке, всё население которого никак не превышало 4000 человек.

 

Согдийское вооружение является важным звеном в цепи фактов, показывающих, как изменялось в VI-VIII вв. вооружение осёдлых народов под влиянием вооружения степных кочевников.

 

Особое значение для характеристики культурных связей имеет большая коллекция разнообразных деталей поясных наборов. Эти находки позволили отнести согдийские пояса к той же типологической группе, что и пояса тюрков и кыргызов, и показать, что поясные наборы Средней и Центральной Азии существенно отличалась от характерных для Юго-Восточной Европы. Историческая интерпретация этого явления связана не столько с этническими, сколько с политическими явлениями, поскольку поясу в государствах того времени придавалась роль знака отличия. Распространение одинаковых поясных наборов у тюрков и согдийцев скорее всего связано с вхождением Согда в политическую систему тюркских каганатов. При этом устанавливается, что наборные пояса изготавливались в городах Согда.

 

В то же время другие виды украшений свидетельствуют о связях с Ираном и Византией при сохранении традиций местной оседлой культуры, с глубокой древности входившей в круг цивилизаций Среднего Востока.

 

Подводя итог, надо отметить, что изучение металлообрабатывающего ремесла города, раскопанного большими площадями с тщательной фиксацией стратиграфии, позволяет не только исследовать отдельные виды мастерских и металлических изделий, но и на новом этапе накопления и осмысления материала вернуться к историко-социальной проблематике, характерной для работ начинателей советской среднеазиатской археологии (С.П. Толстова, А.Ю. Якубовского, М.Е. Массона).

 

Новые исследования дадут возможность заглянуть в раннюю историю средневекового города. Расцвет ремесла и торговли IX-X вв. был подготовлен в предшествующую эпоху.

 

Наряду с отчётливо определившимися выводами остается ещё много нерешённых проблем, таких, как технология ряда производственных процессов, вопросы о рудной базе, о более раннем этапе развития металлообрабатывающего ремесла в V-VI вв., о степени типичности открытой в Пенджикенте картины для всей Средней Азии и т.д.

 

Продолжающиеся работы в Пенджикенте и мощный размах исследований городища столицы Согда — Афрасиаба позволяют надеяться на то, что и эти вопросы будут решены уже в ближайшие годы.

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки