● главная страница / библиотека / обновления библиотеки

А.М. Беленицкий. Монументальное искусство Пенджикента. Живопись, скульптура. М.: Искусство. 1973. 68 с. А.М. Беленицкий

Монументальное искусство Пенджикента.
Живопись, скульптура.

// М.: Искусство. 1973. 68 с. («Памятники древнего искусства».)

 

Содержание

 

Введение. — 5

 

I. Обзор монументальных памятников искусства Пенджикента. — 7

Живопись. — 7

Стенные росписи храмов. — 7

Стенные росписи жилых помещений. — 14

Скульптура. — 34

Монументальное резное дерево. — 34

Глиняная скульптура. — 37

 

II. Технические и стилистические особенности памятников искусства Пенджикента. — 39

 

III. Круг сюжетов изобразительного искусства Пенджикента. — 42

Культовые сюжеты. — 42

Почитание небесных светил. — 42

Культ предков. — 44

Культ четырёхрукого женского божества и почитание реки Зеравшан. — 45

Культ «танцуюшего царя» и «Тримурти». — 46

Эпические сюжеты. — 46

Легенда о Сиявуше. — 46

Рустемиада. — 47

Из сказаний об амазонках. — 47

Неизвеестные эпические сюжеты. — 48

Сюжеты животного эпоса и фольклора. — 49

Сюжеты жанровые. — 49

 

IV. К вопросу о генезисе и связях пенджикентских памятников искусства с искусством других районов Средней Азии и зарубежных стран. — 51

 

Список сокращений. — 57

Примечания. — 57

Summary. — 59

 

Список иллюстраций. — 61

 


 

Введение.   ^

 

В предлагаемой вниманию читателей книге автор делает попытку дать общий обзор и посильную интерпретацию монументальных памятников искусства, которые были открыты на одном из городищ Средней Азии, вошедшем в науку под именем Древнего Пенджикента. Это название современного быстро развивающегося города в Северном Таджикистане, расположенного на правом берегу реки Зеравшан, в 60 км восточнее Самарканда. Древний город, как мы сейчас знаем, и в прошлом носил это же название, хотя и произносилось оно несколько иначе, а именно: Панчакат или просто Панч. Городище расположено на южной окраине современного Пенджикента, примыкая почти вплотную к его постройкам. Древний Пенджикент был, по крайне мере в последнее столетие своего существования, столицей одноимённого княжества.

 

Систематическое изучение городища началось в 1946 году, после окончания Великой Отечественной войны, совместной экспедицией Института археологии АН СССР, Института истории АН Таджикской ССР и Государственного Эрмитажа во главе с проф. А.Ю. Якубовским, руководившим её работами до своей кончины в начале 1953 года. Заместивший А.Ю. Якубовского в качестве начальника экспедиции М.М. Дьяконов, безвременно скончавшийся через год после смерти А.Ю. Якубовского, активно участвовал в исследовании Пенджикента начиная с 1949 года. Автор принимал участие в раскопках городища с 1947 года, являясь с 1954 года начальником указанной экспедиции. Руины Древнего Пенджикента — сложный археологический памятник, состоящий из территориально чётко разграниченных четырёх частей: цитадели правителя, собственно города-шахристана, пригородного поселения и некрополя. За истёкшие с начала его изучения годы исследовались все его части. Наиболее важные открытия сделаны при раскопках городского поселения — шахристана. К настоящему времени на нём раскопаны или продолжают раскапываться более двух десятков объектов — строительных массивов, каждый из которых состоит из многих десятков, а некоторые и сотен помещений. При общей площади шахристана в 13,5 гектаров раскопанные объекты составляют около 20 или 25 процентов всей его территории.

 

Пенджикент возник, видимо, в V веке или в начале VI века н.э. Как показали раскопки на всех названных пунктах городища, оно прекратило своё существование в VIII веке в связи с событиями арабского завоевания Средней Азии. Хотя для полного исследования всего городища потребуются ещё многолетние работы, но и те материалы, которые уже получены за истёкшие годы раскопок, дают достаточно полное представление об облике города. Вполне выяснился характер городской архитектуры. Жилые дома строились в подавляющем большинстве случаев в два этажа, причём помещения верхнего этажа играли в повседневном быту населения весьма большую роль. В оформлении фасадов значительное место занимали айваны — открытые в сторону улиц галереи с плоским перекрытием на столбах. В Пенджикенте впервые для Средней Азии выяснен характер местной храмовой архитектуры. Город-шахристан являлся центром интенсивной торгово-ремесленной деятельности. Город был важным культурным центром. Уже архив документов с Горы Муг, который был туда вывезен из Пенджикента, свидетельствует о широком распространении письменности на родном для жителей города языке — согдийском. Долина Зеравшана с древнейших времён известна под названием Согд или Согдиана. Жители долины согдийцы — прямые предки современных таджиков.

(5/6)

 

В самом Пенджикенте найдено много надписей на согдийском языке. Сохранились они на черепках глиняной посуды, камнях, на стенах зданий. К сожалению, главные материалы, которыми жители пользовались для письма, — бумага, тонко обработанная кожа, дерево и другие органические материалы — в лёссовом грунте городища не сохранились. Важнейшими памятниками культуры городского населения являются открытые раскопками произведения монументального искусства. Но и эти памятники дошли до нас в очень разрушенном состоянии. В большинстве случаев они требуют очень трудоёмкой и длительной обработки как на месте находки, так и, особенно, в реставрационных мастерских. Некоторые из включённых в данную публикацию фрагментов (живописных и скульптурных) остались без упоминания в тексте, ибо они были открыты или обработаны в реставрационной мастерской после того, как автор сдал рукопись в издательство. В основу графического материала, реконструирующего систему росписи Пенджикента, были положены штриховые иллюстрации и копии, опубликованные в сборниках «Живопись Древнего Пенджикента» (М., 1954) и «Скульптура и живопись Древнего Пенджикента» (М., 1959).

 


 

Список сокращений.   ^

 

КСИИМК — Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР.

AMI — Archaeologische Mitteilungen aus Iran.

BCH — Bulletin de Correspondance Hellénistique.

BSOAS — Bulletin of the School of Oriental and African Studies.

MDAFA — Mémoires de la Délégation Archéologique Française en Afganistan.

 


 

Summary.   ^

 

The book presents a general survey of the monumental art relics uncovered during excavations of the town site of Ancient Pjanžikent, which first began to be studied in 1946. The ruins of this small Sogdian town (capital of a small state) covering about 15 hectares, lie on the outskirts of the present-day town of Pjanžikent in the Tajik Soviet Socialist Republic (60 kilometres east of Samarkand on the left bank of the Zeravshan).

 

It has been established by excavations that the town arose on the threshold of the 5th and 6th centuries A.D. and fell as a result of the Arab conquest in the 8th century. The monumental art relics of Ancient Pjanžikent include polychrome wall paintings, wood carvings (sculptures in the round and reliefs), and also clay sculptures in high relief. Remains of ancient murals have been found in more than fifty instances — in houses, the ruler’s palace, the homes of the townspeople. Wood carvings (charred) have been preserved only in the buildings damaged by fire. Clay sculptures have been found only in one temple building.

 

The monuments of Ancient Pjanžikent, while undoubtedly possessing high artiststic merits, stand out especially for their diverse subject-matter which lends them utmost historical and cultural importance. The range of subjects comprises cultic, epic and folklore motives, including scenes from animal epics and genre scenes. Judging by these relics, the heavenly bodies, the water elements (probably the Zeravshan River) and ancestor worship were prominent in the local cults. Nanaya, depicted as a four-armed deity, must have been the dynastic goddess of the local rulers. Images of Hindu deities (dancing Shiva, Trimurti) occur in Pjanžikent in a highly distinctive interpretation.

 

Epic motives are represented in the wall painting of Pjanžikent by scenes depicting the adventures and exploits of heroes. We are fairly certain in identifying the exploits of Rustam, the famous hero whom Firdousi later glorified in his Shah-Nama. Another epic subject are the ancient legends about wars against the Amazons, which we know from the works of Greek and Roman authors and which are also reflected in the Shah-Nama and the ancient heroic epics. Some of the epic subjects of the Pjanžikent murals have not been identified with literary sources. Many subject paintings are based on folklore plots. The painters drew for their subjects, or at least some of them, on well-known works of literature — such as the famous collection of Indian tales The Panchatantra (Kalila and Dimna) and the fables of Aesop. (These two books were translated into the local Sogdian language.) But in addition the artists undoubtedly used the plots of oral folklore. Many compositions can be regarded as genre scenes, mostly reflecting the daily life of the upper urban strata of the population («the patricians»): banquets, battles, hunting and athletic events. Relics of monumental art uncovered in Ancient Pjanžikent, which are only a fraction of the mass of paintings and sculptures which once decorated the interiors of its buildings, testify to the existence of a school of painters and sculptors who worked in wood. A stylistic analysis of their works indicates a succession of several generations of artists. The Pjanžikent school of art developed in close interaction with other contemporaneous art centres of Central Asia (Varakhsha, Afrasiab, Shahristan, Balalyk-Tepe). Its traditions can be traced in the art of the preceding centuries, especially the art of the Kushan period (Toprak-Kala, Khalchayan, Dalverzin-Tepe, Termez). At the same time the art relics of Pjanžikent reflect the age-old interaction which existed between the art of Central Asia and the art of the contiguous lands (Afghanistan and North India, Iran, Eastern Turkistan, the Black Sea countries including Byzantium).

 

Central Asia’s general cultural ties with the surrounding world, which became particularly in-

(59/60)

tense in the early Middle Ages (5th-7th centuries), developed parallel with the extension of international economic and trade relations, whose main artery was the Great Silk Route. The prominent part played by the Sogdians along this route is well known from written sources. The monumental art of ancient Pjanžikent — and also of Sogdian centres (Afrasiab, Varakhsha) and those of neighbouring Ustrushana (Shahristan) — graphically demonstrates the Sodgians’ remarkable achievements in the sphere of fine arts and culture as a whole.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки