главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Сокровища хана Кубрата. Перещепинский клад. СПб: «Славия». 1997. [ коллективная монография ]

Сокровища хана Кубрата. Перещепинский клад.

// СПб: «Славия». 1997. 336 с. ISBN 5-88654-056-3

Авторы:
В.Н. Залесская, З.А. Львова, Б.И. Маршак, И.В. Соколова, Н.А. Фонякова.

 

Полный скан: .pdf, 16,4 Mb.

Оглавление

 

З.А. Львова, Б.И. Маршак.
Введение. — 3

 

И.В. Соколова.
Монеты Перещепинского клада. — 17

В.Н. Залесская.
Византийские вещи Перещепинского клада. — 41

З.А. Львова, Б.И. Маршак.
Вещи византийского и местного производства, предназначенные для кочевнической знати, и иранские вещи. — 44

З.А. Львова. Раздел I. Реконструкция сложных вещей. — 45

1. Поясные наборы. — 45

2. Оружие. — 50

3. Ритуальные сосуды. — 51

4. Украшения. — 52

5. Части конской сбруи. — 57

6. Предполагаемые детали погребального устройства. — 57

7. Другие предметы. — 61

З.А. Львова, Б.И. Маршак. Раздел II. Группы вещей. — 66

 

З.А. Львова. Б.И. Маршак.
Заключение (Кому принадлежало Перещепинское сокровище?). — 87

 

Н.А. Фонякова.
История находки Перещепинского клада. — 102

 

Каталог вещей. — 110

№1-17: Залесская В.Н.

№18: Львова ЗА

№19-24: Маршак Б.И.

№25-38: Львова З.А.

№39: Львова З.А., Соколова И.В.

№40-54: Львова З.А.

№55: Львова З.А., Маршак Б.И.

№56-62: Львова З.А.

№63-65: Львова З.А., Соколова И.В.

№66-68: Львова ЗА.

№ 69-95: Маршак Б.И.

№96-137: Львова З.А.

Список инвентарных номеров публикуемых предметов Перещепинского сокровища. — 244

Список каталожных номеров публикуемых предметов Перещепинского сокровища. — 248

 

Письменные источники. — 250

Литература. — 251

 

Иллюстрации. — 255

 


 

Введение.   ^

 

Летом 1912 года в песчаных дюнах близ села Малая Перещепина в окрестностях города Полтавы случайно было найдено сокровище: около 800 по большей части золотых и серебряных предметов — сосудов, облицованного золотом и серебром оружия и деталей конской упряжи, поясных наборов, украшений со вставками из стекла и драгоценных камней, 69 золотых византийских монет. Находка уникальна по своему богатству. Достаточно сказать, что общий вес золотых вещей составляет около 25 кг, а серебряных — около 50 кг.

 

Первые исследователи Перещепинского собрания — Н.Е. Макаренко, [1] В.Н. Бенешевич, [2] М.В. Фармаковский, [3] А.А. Бобринский, [4] а также продолжавшие их работу Н.П. Бауэр [5] и Л.А. Мацулевич [6] датировали клад VII в. Ими были выявлены византийские и сасанидские вещи. В дальнейшем основное направление исследования было связано с вопросом о том, какой народ оставил это сокровище. Называли древних славян (Б.А. Рыбаков [7]), но большая часть исследователей придерживалась мнения о том, что клад принадлежал степным кочевникам. [8] Однако разные авторы называли разные кочевые народы. В ряде работ венгерских учёных [9] выявлено сходство перещепинских вещей с аварскими, найденными в Венгрии. Советский учёный А.К. Амброз, [10] напротив, подчёркивал тюркский характер этого комплекса, считая его происходящим из жертвенника святилища, подобного поминальным храмам тюркских каганов в Монголии. Другие авторы, например А.В. Банк, [11] при исследовании сокровища делали акцент на попавших в кочевническую среду вещах византийского происхождения. Нет единого мнения и относительно характера Перещепинского комплекса — клад, [12] инвентарь погребения, [13] набор вещей из жертвенника. [14]

 

Остроумная гипотеза о характере и принадлежности комплекса в недавнее время была выдвинута Й. Вернером. Автор считает, что в Перещепине нашли погребение умершего вскоре после 641 года Куврата * [сноска: * В настоящей монографии авторами принято написание «Куврат». Часто встречающееся в литературе «Кубрат» также правомочно.] — хана занимавшей Прикубанье и некоторые районы Причер-

(3/4)

поморья Великой Болгарии. Куврат был вассалом аварского кагана, но порвал с ним отношения и заключил союз с византийским императором Ираклием в 634-640 годах, получив от него богатые дары и сан патрикия. [15]

 

Гипотеза Й. Вернера объясняет присутствие в одном комплексе византийских и бытовавших на территории Аварского каганата вещей, не противоречит датировке монет и, что наиболее важно, базируется на расшифровке монограмм на двух золотых перстнях, которые прочтены В. Зайбтом, автором приложения к работе Й. Вернера 1984 г., как «Куврата» и «Куврата патрикия». Однако гипотеза Й. Вернера ещё не даёт исчерпывающей интерпретации комплекса. В частности, остается необъяснённым присутствие в нем вещей, аналогичных тюркским второй половины VII-VIII вв. и сасанидских золотых сосудов.

 

Многие неясности в интерпретации связаны с тем, что Перещепинское сокровище ещё не было опубликовано полностью. Кроме того, клад был найден случайно жителями села, и в руки археологов попали далеко не все вещи, а раскопкам специалистов на месте находки предшествовало многократное вмешательство посторонних людей (см. главу Н.А. Фоняковой).

 

Целью настоящей публикации является, прежде всего, введение в научный оборот всех составляющих Перещепинский комплекс вещей с использованием, где это возможно, специальных методов исследования (химических, металлографических и других анализов) и консультаций специалистов по металлу, камню и другим материалам.

 

Публикация состоит из текстовой и включающей 137 карточек каталожной части.

 

В ней участвует несколько авторов. Б.И. Маршаком и З.А. Львовой написано введение. Византийским вещам и монетам посвящены разделы И.В. Соколовой и В.Н. Залесской. Тюркские и сасанидские предметы исследованы Б.И. Маршаком. Большая часть монографии посвящена анализу менее известного в литературе материала, который нельзя с полным основанием отнести ни к византийской, ни к иранской, ни к сасанидской или «тюркской» группам. Эти вещи публикуются З.А. Львовой. Заключение написано авторами совместно. Материалы по истории Перещепинской находки исследованы Н.А. Фоняковой.

 

Методика каждого раздела соответствует специфике материала. В.Н. Залесская и И.В. Соколова применили методики, принятые в современной нумизматике и византиноведении. Метод Б.И. Маршака был им выработан ранее в процессе работы над восточной художественной посудой из драгоценных металлов. Материал классифицируется автором на основе малозаметных (несущественных для заказчика) признаков техники и деталей декора. Получается классификация по ремесленным традициям, которая затем проверяется и уточняется по формам вещей, иконографии и стилю декора. [16]

(4/5)

 

Метод работы З.А. Львовой — систематизация исследуемых предметов, прежде всего, по их конструктивным и техническим особенностям,— разработан автором применительно к такому массовому материалу, как бусы. [17] Анализ взаимовстречаемости технических признаков у предметов разных форм и назначения позволил реконструировать из разрозненных деталей отдельные вещи, выявить исполненные в одинаковой технической манере наборы предметов вооружения и украшений. При этом авторы не занимаются специальным изучением способов изготовления и украшения изделий. Технические признаки они различают и используют для классификации, но в сложных случаях ограничиваются описанием визуальных особенностей, не называя приёмы и инструменты мастеров.

 

Ряд признаков сближает вещи, описанные в разделах всех авторов. Именно эти признаки дают возможность свести воедино классификации отдельных глав. С этой целью была составлена таблица (Табл. I), которая, однако, не является полной сводкой технических приёмов. В ней даны только технико-стилистические признаки, общие для двух и более неидентичных вещей. Уникальные, типичные только для какой-то одной рассматриваемой веши, или, напротив, повсеместно распространённые приёмы обработки в таблице, как правило, не фигурируют. Таблица помогает проследить (или предположить) взаимосвязь ремесленных традиций и последовательность сложения сокровища.

 

В ряде случаев авторы публикации опирались на работы других сотрудников Государственного Эрмитажа, а также на экспертизы технических специалистов. Многие технические признаки из приводимой ниже таблицы выделены А.П. Покровской (табл. I №4, 9, 18, 40, 41, 73), некоторые — А.И. Косолаповым (табл. I №84, 85) и Д.М. Витановым (Болгария) — табл. I №64, 75.

 

Сведения о некоторых приёмах обработки (табл. I №1 (4.3), 7, 8 (5.2), 82) и важные данные по технической терминологии сообщил ювелир В.П. Кузнецов.

 

При составлении каталожной части в основу реконструкции двух интересных и сложный вещей — меча с кольцевым навершием в золотой облицовке (№1930/1, 135, 136) и золотой облицовки с частью деревянной основы посоха (№1930/120, 121, 129, 130, 131) — положены совместная статья З.А. Львовой и А.И. Семёнова [18] и работы последнего по реконструкции посоха. [19] Осуществили предложенную реконструкцию меча и посоха сотрудники Лаборатории научной реставрации Государственного Эрмитажа — А.И. Бантиков, С.А. Смирнов, М.А. Фёдоров, Г.А. Шульга .

 

Реставраторами той же лаборатории — Н.А. Панченко, С.А. Смирновым и К.Ф. Никитиной расчищены и закреплены фрагменты трёх других перещепинских мечей (№1930/2, 3, 183).

(5/6)

 

В связи с исследованием названных выше посоха, меча с кольцевым навершием и фрагмента ещё одного меча (№1930/183) привлекались данные ряда анализов, выполненных согласно договору о творческом сотрудничестве № ДТС 83/216 в Политехническом институте (зав. кафедрой металловедения А.М. Паршин, м.н.с. Н.Б. Кириллов), а также в физической лаборатории (А.И. Косолапов, Л.П. Вязьменская) и в химической лаборатории (М.О. Козлова) Эрмитажа. Были использованы консультации металловеда М.М. Толмачёвой (Институт археологии РАН). Ксилотомический анализ деревянных деталей исследуемых вещей произведён А.И. Семёновым. Сведения о характере отпечатков ткани получены у старших научных сотрудников О.И. Давидан и Е.А. Миколайчук. Консультации по драгоценным камням были даны сотрудниками Н.Б. Абакумовой (С.-Петербург, Горный институт) и М.Б. Чистяковой (Москва, Минералогический музей).

 

Измерение тонких золотых облицовочных пластин в долях миллиметра было организовано инженером-метрологом Гос. Эрмитажа А.Ф. Хрипанковым и зав. главного конструктора ЛИЗ КТТ Б.М. Сорочкиным. Пробы золота исследуемых предметов производились членом пробирного надзора В.Н. Колчиной при участии Л.К. Кузнецовой и других сотрудников ОНД Гос. Эрмитажа.

З.А. Львова, Б.И. Маршак

 


 

Примечания

 

[1] Макаренко, 1912, с. 208-210.

[2] Бенешевич, 1913, с. 115-116.

[3] Фармаковский, 1913, с. 117-127.

[4] Бобринский, 1914, с. 1-6, табл. I-XVI.

[5] Bauer, 1931, S. 227-229.

[6] Мацулевич, 1927, с. 127-138.

[7] Рыбаков, 1939, с. 331.

[8] Làszló G., 1955, р. 279-283; Корзухина 1955, с. 68-70; Артамонов, 1962, с. 174, 175; Маршак, Скалон, 1972, с. 8.

[9] Làszló G., 1955, р. 279-283; Csallany, 1939, с. 229-230.

[10] Амброз, 1982, с. 217, 220.

[11] Bank, 1966, S. 281-290.

[12] Макаренко, 1912, с. 217; Бобринский, 1914, с. 111; Артамонов, 1962, с. 174.

[13] Корзухина, 1955, с. 68-70.

[14] Амброз, 1982, с. 217, 220; Айбабин, 1985, с. 202.

[15] Werner, 1984, S. 38-45.

[16] Маршак, 1971, с. 52, 53 и др.

[17] Львова, 1979, с. 90-103.

[18] Львова, Семёнов, 1985, с. 77-87.

[19] Семёнов, 1991, с. 10-12.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки