главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги

Эрмитаж. История и современность. 1764-1988. М.: Искусство. 1990. [ коллективная монография ]

Эрмитаж.

История и современность. 1764-1988.

// М.: Искусство. 1990. 368 с. ISBN 5-210-00010-9

 

Отдел археологии. (Г.И. Смирнова)

 

Фонды отдела. Пути комплектования. — 237

Экспозиционная и научно-исследовательская работа. — 242

 

После Великой Октябрьской социалистической революции значительно увеличились фонды «первобытных» археологических коллекций в Эрмитаже и расширились перспективы их дальнейшего пополнения. Эти обстоятельства, а также необходимость тщательной организации их хранения и изучения выдвинули задачу создания специального отдела, занимающегося культурой и искусством первобытного общества. Такой отдел, называвшийся вначале Отделом доклассового общества, а в 1940 году переименованный в Отдел истории первобытной культуры (ОИПК), был основан в 1931 году (распоряжение №11 от 31.01.1931 г.). Из числа коллекций, хранившихся в эллино-скифском и византийском отделениях прежнего Отдела древностей, были выделены материалы первобытной и, частично, раннесредневековой и древнерусской культур. В собрание вновь созданного отдела вошло около 14 тысяч предметов из старых фондов Отдела древностей и примерно 6 тысяч — из поступивших в музей после 1917 года.

 

Владислав Иосифович Равдоникас.
1894-1976.

(Открыть в новом окне)

 

Организатором и первым руководителем отдела явился академик Иван Иванович Мещанинов (1883-1962 [1967]), которым и были намечены основные направления дальнейшей работы. В 1932 году отдел возглавил член-корреспондент Академии наук СССР Владислав Иосифович Равдоникас (1894-1976), в 1935 году — доктор исторических наук Вера Владимировна Гольмстен (1880-1942). С 1936 года в течение двадцати лет, павших в том числе и на годы Великой Отечественной войны, на период эвакуации коллекций из Эрмитажа, их возвращения и налаживания работы отдела и его постоянных выставок, во главе стоял крупнейший советский археолог-кавказовед Александр Александрович Иессен (1896-1964). С 1955 по 1960 год отделом руководила видный специалист по палеолиту Мария Захаровна Паничкина (1904-1977), а с 1960 года — автор этих строк — Г.И. Смирнова, специалист в области предскифского и скифского периодов юго-запада СССР.

 

Александр Александрович Иессен.
1896-1964.

(Открыть в новом окне)

 

Первоначально отдел был подразделён на три отделения: отделение доклассового общества, где были сосредоточены коллекции каменного и бронзового веков, отделение раннего феодализма, с входившей в него готской секцией, включало памятники железного века, а также скифские древности, в третьем отделении причерноморских городов были объединены памятники греческих городов Северного Причерноморья и их ближайшего окружения, затем перешедшие в состав Отдела античного мира.

 

В 1934 году в Отделе истории первобытной культуры работали известные учёные-археологи и искусствоведы — М.И. Артамонов, Г.П. Гроздилов, В.В. Гольмстен, П.П. Ефименко, А.А. Иессен, М.А. Крыжановская, Б.А. Латынин, А.П. Манцевич, Л.А. Мацулевич, Т.Г. Оболдуева, Б.Б. Пиотровский, В.И. Равдоникас, К.М. Скалон и А.В. Шмидт, а в предвоенное время кроме них — С.Н. Аносов, М.П. Грязнов, А.П. Круглов, Г.В. Подгаецкий, Н.А. Прокошев, Б.З. Рабинович, Г.П. Сосновский, Н.Н. Чернягин.

 

В 1934-1936 годах отдел был переформирован в семь секций, образованных в одних

(235/236)

Борис Александрович Латынин.
1899-1967.

(Открыть в новом окне)

Леонид Антонович Мацулевич.
1886-1959.

(Открыть в новом окне)

Кира Михайловна Скалон.
1908-1977.

(Открыть в новом окне)

Анастасия Петровна Манцевич.
1899-1982.

(Открыть в новом окне)

 

случаях по территориальному признаку, в других — по культурно-хронологическому. Такая структура с незначительными дополнениями формально сохранилась до настоящего времени. На сегодняшний день в отделе девять секций: палеолита (сформирована в 1946 г.); Кавказа; юга европейской части СССР; Средней Азии (образована в 1962 г. за счёт коллекций, входивших ранее в кавказское собрание, и материалов из новых раскопок на юге Средней Азии); скифская секция; сарматская секция; северо-запада европейской части СССР; северо-востока европейской части СССР; секция Сибири.

 

В 1955 году параллельно с существовавшими секциями как хранительскими ячейками в отделе были образованы два сектора — первобытного общества и эпохи раннего железа, ныне преобразованные в сектор лесной и лесостепной зоны Восточной Европы и сектор юга Евразии.

 

В 1941 году привычная жизнь Эрмитажа была прервана Великой Отечественной войной. Ушли на фронт молодые сотрудники отдела, а оставшиеся приступили к упаковке коллекций для эвакуации. 1 июля 1941 года первым эшелоном специального назначения увозились из Эрмитажа в Свердловск его главные сокровища. Среди вывозимых в сопровождении А.А. Иессена уникумов находились древнейшие ювелирные изделия из Особой кладовой, за шесть дней и шесть ночей тщательно упакованные их хранителями А.П. Манцевич и К.М. Скалон. Вторым эшелоном 20 июля отбыл из Ленинграда заведующий секцией Сибири Михаил Петрович Грязнов (1902-1984), в состав вывозимых им ценностей входили экспонаты свёрнутой экспозиции отдела.

 

Позже, осенью 1942 года, в Свердловск приехала учёный секретарь отдела К.М. Скалон, очень много сделавшая для музея в первый блокадный год.

 

В 1945 году к сотрудникам, работавшим в Свердловске, присоединилась М.Д. Белицкая, эвакуировавшаяся из Ленинграда после первой, самой тяжёлой зимы 1941/42 года.

 

Всю блокаду провела в Эрмитаже Н.И. Эсипова. Вместе с оставшимися в музее сотрудниками в тягчайших условиях осаждённого города она вела большую работу по сохранению невывезенных коллекций, занималась устройством бомбоубежищ в эрмитажных подвалах и другими делами. В 1941-1942 годах находилась в блокадном Ленинграде и Анастасия Петровна Манцевич (1899-1982), являясь бойцом медико-санитарной команды МПВО на объекте «Государственный Эрмитаж». С 1942 по 1944 год работала в госпиталях Ленинградского фронта и Петропавловска.

 

Война унесла из жизни многих сотрудников предвоенного состава. На фронте погибли С.Н. Аносов, А.П. Круглов, Н.А. Прокошев, Б.З. Рабинович, Н.Н. Чернягин. Умерли во время блокады Ленинграда Г.П. Сосновский, Г.В. Подгаецкий, В.В. Гольмстен, А.М. Виноградова, А.М. Волкович, С.А. Трусова, С.Н. Полежаева. Среди них были и опытные музейные работники, и видные специалисты-археологи, и талантливые молодые учёные, находившиеся в начале своего творческого пути.

 

После окончания войны из прежнего состава к работе в отделе вернулись девять сотрудников. Борис Александрович Латынин (1899-1967) был десятым, возвратившимся в Эрмитаж только в 1953 году, после трагических событий в своей жизни (в 1935 году он был необоснованно репрессирован). Они внесли большой вклад в дело размещения и систематизации коллекций после реэвакуации, восстановления в кратчайший срок экспозиций и открытия новых. Большая

(236/237)

заслуга в приведении в порядок коллекций принадлежит Кире Михайловне Скалон (1908-1977) — бессменному главному хранителю отдела с 1957 года, специалисту по сарматским и раннесредневековым древностям.

 

Фонды отдела. Пути комплектования.   ^

 

Основой фондов отдела послужили коллекции, давно поступившие в Эрмитаж. Возникновение археологического собрания относится к началу XIX века, когда в Эрмитаж начали поступать отдельные находки, имевшие большую ценность и художественное значение. Одним из первых— в 1814 году — поступил в византийское отделение музея великолепный набор золотых и серебряных изделий из «княжеского» погребения IV века н.э. у села Концешты, открытого на правом берегу Прута в 1812 году.

 

Несколько позже, в середине XIX века, из Кунсткамеры (первого российского музея для публики, созданного Петром I) было передано старейшее в России археологическое собрание — так называемая Сибирская коллекция Петра I. В неё входило свыше 250 золотых художественных изделий VII-I веков до н.э. из древних курганов Западной Сибири и Казахстана, хищнически «раскопанных» в начале XVII века. Формирование этой коллекции относится к первым десятилетиям XVIII века, когда по распоряжению Петра I золотые изделия покупались на местах и пересылались в Петербург. Так составилась эта первая в России коллекция предметов первобытной культуры, ставшая достоянием императорского двора, а затем, после смерти Петра I, переданная в Кунсткамеру.

 

Из этого же музея поступили драгоценные украшения и богато отделанное золотом оружие из Литого кургана рубежа VII-VI веков до н.э., раскопанного любителем древностей генералом А.П. Мельгуновым ещё в 1763 году близ Епизаветграда (ныне Кировоград) на Украине 1. [сноска: 1 Ныне от этого великолепного набора вещей, известного в науке под названием Мельгуновского, в Эрмитаже хранится только часть. Все остальные мельгуновские вещи, в 1932 г. выделенные для музеев Украинской ССР, вместе с другими первоклассными скифскими комплексами, хранившимися в Эрмитаже (Александропольский, Чмырёв курганы и др.), погибли во время Великой Отечественной войны.] Это были первые в России раскопки скифских курганов, начавшиеся во второй половине XVIII века, когда в состав Русского государства вошли земли севернее Чёрного моря, богатые античными и скифо-сарматскими памятниками.

 

Находки золота в Мельгуновском кургане возбудили интерес к курганам на юге России. Их стали раскапывать все, у кого было к тому желание и средства. Только в 30-х годах XIX века, когда началось научное систематическое исследование греческих городов и курганных погребений, стихийное кладоискательство было приостановлено. Раскопки этих лет не оправдали возлагаемых надежд. Почти все курганы оказались ограбленными ещё в древности.

 

К 60-м годам XIX века назрела необходимость в создании государственного центра по руководству археологическими раскопками и исследованием древностей. В 1859 году была учреждена Императорская археологическая комиссия, организация которой при Министерстве Двора наложила определённый отпечаток и на её деятельность. Археологические находки ценились не по их научной значимости, а по тому, в какой степени они «будут достойно украшать Эрмитаж его императорского величества». Соответственно такому «вещеведческому» подходу к древностям раскапывались в первую очередь памятники (большие, так называемые «царские» курганы и античные города), где чаще встречаются эффектные художественные предметы.

 

При отборе вещей целостность археологических комплексов нередко нарушалась. Лучшие вещи поступали в Эрмитаж, менее ценные предметы из этого же погребения или кургана отдавались в другие музеи, а массовый материал оставался в местных собраниях. Разобщение археологических комплексов по разным музеям научно обесценивало археологические памятники: восстановить происхождение отдельных предметов трудно, а часто и невозможно, многие из попавших в местные музеи вещей погибли во время Великой Отечественной войны.

 

После учреждения Археологической комиссии на протяжении второй половины XIX — начала XX века собрания Эрмитажа непрерывно пополнялись лучшими находками, встречавшимися в курганах и погребениях Северного Причерноморья и Северного Кавказа. За эти годы в музее составилась единственная в мире по полноте и художественной ценности коллекция скифо-сарматских древностей. Среди них центральное место заняли первоклассные золотые вещи из курганов скифской и сарматской знати, таких, как Келермес и Ульский, Солоха, Чертомлык и Александрополь, Хохлач (Новочеркасский клад), и многие другие.

 

В число этих пополнений вошли также памятники более ранней поры. Одним из ценнейших приобретений Эрмитажа конца XIX века является комплекс Майкопского кургана с редчайшими образцами торевтики III тысячелетия до н.э.

 

В те же годы разными путями, но главным образом из бывших частных собраний, составилась основная часть богатейшей коллекции древних художественных бронз Кавказа, известной под названием кобанской. В конце XIX — начале XX века благодаря Археологической комиссии скомплектовалась большая коллекция ювелирных изделий, выполненных в так называемом полихромном стиле (конец IV-VII в.). К первым находкам полихромных украшений гуннской эпохи из захоронения близ села Концешты, приобретённым в начале XIX века, добавились многочисленные и разнообразные изделия, найденные в погребениях степной полосы юга России и в склепах Боспорского некрополя в Керчи.

 

Кроме того, до революции собирались раннесредневековые и древнерусские материалы, имевшие в основном художественное значение и частично вошедшие затем в состав коллекций

(237/238)

М.И. Артамонов на раскопках хазарской крепости Саркел (Белая Вежа) на Дону. Фотография 1950 г.

(Открыть в новом окне)

 

отдела. К числу их относится большой клад изделий из драгоценных металлов, найденный в 1912 году близ села Малая Перещепина под Полтавой, а также богатый набор ювелирных изделий из случайно обнаруженных в разных местах России кладов Древней Руси — Шапаховского, Гнёздовского, Киевских и других.

 

В первые годы после революции в Эрмитаж поступили национализированные частные собрания (Строгановых, Романченко, Алексеевых и др.), переданные затем в значительной части в отдел и положившие начало неолитической коллекции. В коллекцию Строгановых входила также большая группа бронзовых литых фигурок, антропоморфных и зооморфных, и ажурных блях, выполненных в так называемом пермском, или камском, «зверином» стиле. Эти художественные изделия, называемые в народе «чудскими образками», существенно дополнили коллекцию металлической пластики Прикамья I тысячелетия н.э., формировавшуюся ещё до революции. В те же годы были переданы значительные фонды, оставшиеся после реорганизации в 1919 году Археологической комиссии в Академию истории материальной культуры (в дальнейшем — ГАИМК).

 

Особенно интенсивное пополнение фондов началось после организации отдела. Собирательская деятельность получила чёткую направленность, и целью её стало научное комплектование фондов.

 

Источники поступлений тех лет были весьма разнообразны. Так, в 1931-1932 годах были получены материалы, оставшиеся от Археологической комиссии, собрания бывшего Русского археологического общества (РАО) и Ленинградского историко-лингвистического института (ЛИЛИ). Тогда же были приняты многочисленные находки в курганах эпохи бронзы, скифского времени и поздних кочевников из раскопок крупного русского археолога Н.Е. Бранденбурга на юге России, хранившиеся в Артиллерийском историческом музее, а также некоторые из коллекций Московского областного музея, Государственного Исторического музея и Института антропологии Московского университета.

 

В последующие годы пополнение шло главным образом за счёт передачи в музей материалов, собранных археологическими экспедициями ГАИМК (в 1937 г. переименован в Институт истории материальной культуры — ИИМК), в которых принимали активное участие сотрудники отдела, а также полученных экспедициями, проводимыми самим Эрмитажем.

 

Из числа экспедиционных поступлений в довоенные годы назовём лишь наиболее крупные и важные из них. Это всемирно известная коллекция каменных орудий труда и древнейших художественных изделий из бивня мамонта и слоновой кости с палеолитической стоянки Мальта близ Иркутска, переданная известным археологом и антропологом М.М. Герасимовым. Богатейшими материалами Камской экспедиции (1932-1937; руководитель А.В. Шмидт, затем — Н.А. Прокошев), охватывающими период от эпохи неолита до XI-XIII веков, пополнилось собрание северо-восточной секции. Среди поступлений из Прикамья были коллекции Левшинской стоянки, культовой пещеры «Камень Дыроватый», селища Конец-Гор, городищ Галкинского и Роданова и многих других памятников.

 

Интересные коллекции из раскопок памятников эпохи бронзы у хутора Ляпичева на Дону и у хуторов Весёлого и Спорного на Маныче поступили от Донской и Манычской экспедиций (руководитель М.И. Артамонов), а также материалы городища IV-V веков у деревни Березняки в верховьях Волги (раскопки П.Н. Третьякова).

(238/239)

 

Среди других приобретений следует отметить передачу в 1934 году части археологического собрания из Этнографического отдела Русского музея, преобразованного в Государственный музей этнографии народов СССР. В 30-е годы из бывших частных собраний поступила коллекция неолитических материалов художника Н.К. Рериха и была куплена коллекция А.Л. Лукина, долгие годы собиравшего археологический материал на территории Абхазии. Эта великолепная коллекция колхидских бронз в 1948 году была пополнена А.Л. Лукиным новыми превосходными находками той же колхидской серии.

 

И наконец, в 1935 году с берегов Онежского озера, из окрестностей деревни Бесов Нос, были доставлены в Эрмитаж камни — один большой и три малых — с выбитыми на поверхности древними изображениями. Эти наскальные рисунки являются ценными памятниками изобразительного творчества неолитической эпохи.

 

В истории комплектования фондов значительное место принадлежит послевоенному периоду. Это время отмечено включением в их состав в 1953-1954 годах большей части всего археологического собрания Государственного музея этнографии народов СССР, в результате чего фонды некоторых секций (например, сибирской) увеличились почти вдвое.

 

К наиболее интересным и важным поступлениям относятся находки на неолитических стоянках Шигирского торфяника под Свердловском, обширные ценные коллекции минусинских художественных бронз (VII-III вв. до н.э.), вещи из первого Пазырыкского кургана на Алтае, раскопанного в 1929 году С.И. Руденко и М.П. Грязновым, и ряд других памятников Сибири и Тувы. Тогда же была передана большая коллекция материалов Земляного городища Старой Ладоги на реке Волхов (VIII-XIII вв.) из дореволюционных раскопок Н.И. Репникова.

 

Но основным источником пополнения фондов в послевоенные годы являются археологические экспедиции, проводимые как самим Эрмитажем, так и другими археологическими учреждениями, в первую очередь Ленинграда и Москвы. Материалы из раскопок советских археологов по сравнению с дореволюционными качественно стали иными. Методика полевых работ неузнаваемо изменилась, стала строго научной, с соблюдением точной и всесторонней фиксации всего найденного. Курганные насыпи стали раскапывать целиком, поселения и городища исследовать широкими площадями.

 

За последние сорок лет фонды обогатились новыми ценнейшими коллекциями, переданными археологическими экспедициями Института археологии Академии наук СССР и ряда университетов страны. Число их превышает тридцать, поэтому ограничимся перечислением лишь некоторых из них, исследовавших разнородные и разновременные памятники на территории Советского Союза. Это Костёнковская палеолитическая экспедиция (А.Н. Рогачёв), Невская неолитическая (Н.Н. Гурина), Южно-Туркменская (В.М. Массон), Трипольская и Молдавская (Т.С. Пассек), Новосибирская, Красноярская и Иркутская (М.П. Грязнов), Средне-Енисейская (М.Н. Пшеницына), Тувинская (А.Д. Грач), Иволгинская (А.В. Давыдова), Астраханская и Волго-Донская (В.П. Шилов), Юго-Подольская и Волго-Донская (М.И. Артамонов), Советско-Болгаро-Венгерская (С.А. Плетнёва), Брестская (Ю.В. Кухаренко), Днестровско-Волынская (М.А. Тиханова), Старо-Ладожская (В.И. Равдоникас) и другие.

 

Значительное место в собраниях отдела заняли вещи из памятников, раскопанных археологами с исчерпывающей полнотой, а иногда и целиком. К этой серии относится редкая по значению и сохранности вещей коллекция старейшего города на северо-западе Руси — Старой Ладоги, в изучении которой активное участие принимал старейший сотрудник отдела Григорий Павлович Гроздилов (1905-1962) — бессменный заместитель начальника Старо-Ладожской экспедиции в довоенные и послевоенные годы. В полном объёме вошли в состав собраний многочисленные материалы раннеславянского Новотроицкого городища в Поднепровье, раскопанного И.И. Ляпушкиным, а также хазарской крепости Саркел (Белой Вежи) на Дону, история и судьба которой предстали во всём многообразии благодаря успешным и обширным исследованиям М.И. Артамонова.

 

Кроме того, фонды секции юга Европейской части СССР обогатились коллекциями таких широко изученных памятников, как поселение Поливанов Яр и Выхватинский могильник на Днестре, относящихся к трипольской культуре (культуре первых земледельцев на Украине и в Молдавии, III тыс. до н.э.). Собрание этой секции существенно возросло за счёт комплексных находок в курганах эпохи бронзы у сёл Хрящевка и Комаровка, Калиновка и Верхнее Погромное в Поволжье. Пополнилось и скифское собрание — в него включены богатейшие коллекции Немировского и Севериновского городищ VII-V веков до н.э. на Южном Буге, характеризующие культуру земледельческого населения Скифии.

 

К широко или полностью исследованным памятникам относятся большие по количеству погребений савроматский и сарматский могильники в Нижнем Поволжье — Аксёновский и Чиковский — и поселение черняховской культуры у села Лепесовка на Волыни (УССР).

 

За счёт экспедиционных поступлений в послевоенные годы значительно выросло сибирское собрание. Особое место среди них занимает единственная в мире как по составу, так и по сохранности вещей коллекция из раскопок курганов на Горном Алтае, проведённых известным исследователем сибирских древностей С.И. Руденко. Это поразительные по мастерству исполнения предметы из дерева и меха, войлока и кожи, ткани, уцелевшие в оледенелых камерах

(239/240)

курганов VI-IV веков до н.э. близ села Туэкта и в урочищах Башадар и Пазырык.

 

В 1969 году в Эрмитаж, в секцию Сибири, была доставлена ещё одна партия вещей удивительно хорошей сохранности. В деревянной камере I века до н.э., открытой Л.Р. Кызласовым в горах Оглахты на Среднем Енисее, лежали погребённые с гипсовыми раскрашенными масками и в меховых одеждах, а также две куклы в человеческий рост, одетые в шубы. Там же найден меховой колчан, обшитый шёлком, деревянная и глиняная посуда.

 

Но особенно увеличилось сибирское собрание отдела за счёт поступлений от трёх больших экспедиций — Новосибирской, Красноярской и Иркутской, работавших под началом крупнейшего археолога-сибироведа М.П. Грязнова в зонах строительства ГЭС. Только от многолетней Красноярской экспедиции поступило около 6 тысяч предметов из разновременных комплексов Минусинской котловины. Они охватывают время от неолита до позднего средневековья. Исключительное место среди них занимают находки в могильниках впервые открытой окуневской культуры II тысячелетия до н.э., где найдены разнообразные образцы древнего изобразительного творчества. Были также переданы из раскопок курганного могильника Тепсей (III-V вв. н.э.) уникальные памятники изобразительного искусства таштыкских племён — обугленные деревянные планки с резными рисунками. На них представлены сцены борьбы, животные в различных позах, в движении.

 

В послевоенные годы превосходными образцами звериного стиля дополнились коллекции и скифо-сарматского золота. В число памятников скифской архаики был включён комплекс находок Чиликтинского кургана в Восточном Казахстане из раскопок С.С. Черникова, а в собрание сарматских древностей вошли золотые украшения из богатых погребений у сёл Калиновка и Верхнее Погромное в Нижнем Поволжье, исследованных В.П. Шиловым. Ценными предметами из того же могильника у села Верхнее Погромное, а также из погребений у села Тугозвоново на Алтае, открытого А.П. Уманским (Барнаул), обогатилась коллекция ювелирных изделий полихромного стиля IV-VII веков н.э.

 

Сотрудники отдела — участники организуемых Эрмитажем экспедиций также много сделали для пополнения фондов новыми ценными материалами. Экспедициями 40-80-х годов (их работа освещена ниже, в разделе о научной деятельности отдела) были доставлены в музей из разных концов Советского Союза многочисленные коллекции.

 

Михаил Петрович Грязнов.
1902-1984.

(Открыть в новом окне)

Выставка «Культура и искусство ранних кочевников Алтая».
Фотография 1955 г.

(Открыть в новом окне)

 

Ранний период значительно пополнился за счёт палеолитических орудий, собранных М.З. Паничкиной на местонахождении Сатани-Дар (Армения) и Н.К. Анисюткиным на стоянках Стинка, Осыпка и других на Среднем Днестре.

 

В богатейшее неолитическое собрание севера Европейской части СССР влились многочисленные находки из открытых А.М. Микляевым свайных поселений эпохи неолита и бронзы (Усвяты, Наумово, Сертея, Дубокрай и др.). С Северного Кавказа А.Д. Столяром были доставлены материалы первого и широко исследованного поселения эпохи раннего металла на Кубани — Мешоко. Эту богатейшую коллекцию дополняют аналогичные находки в Келермесских курганах, раскопанных в 80-е годы.

 

Инвентарь тридцати девяти погребений из Ильменских курганов, раскопанных Н.К. Качаловой, заполнил существующий в собраниях пробел по культурам эпохи бронзы Среднего Подонья — катакомбной, многоваликовой керамики и срубной.

(240/241)

 

На раскопках скифского кургана у села Долиняны Черновицкой области. Западно-Украинская экспедиция. 1970.

(Открыть в новом окне)

Раскопки свайного поселения Усвяты IV. Северо-Западная экспедиция. Фотография 1964 г. Слева направо: Я.В. Доманский, О.И. Давидан, А.И. Поздняк.

(Открыть в новом окне)

 

Благодаря работам М.И. Артамонова и Г.И. Смирновой составилось собрание предскифских и скифских древностей из Среднего Поднестровья, Попрутья и Закарпатья, ранее не представленных в фондах скифской секции. В него входят находки с многослойного поселения Магала, характеризующие культуры Ноа и фракийского гальштата (XIII-VIII вв. до н.э.), материалы предскифских (чернолесских) поселений, городищ и курганов (Днестровка, Григоровское, Мервинцы и ряд др.), а также богатый набор погребального инвентаря из курганных могильников скифского времени у сёл Круглик, Долиняны, Перебыковцы (Среднее Поднестровье) и Колодное, Чёрный Поток (Закарпатье).

 

В последние годы коллекции кубанских древностей скифской секции пополнились новыми интересными материалами из Келермесских курганов и меотского могильника, открытого Л.К. Галаниной рядом с ними. Раскопки К.В. Каспаровой многочисленных погребальных комплексов — могильники у сёл Отвержичи, Велемичи, Могиляны и ряд других памятников II века до н.э. — I века н.э. в Белорусском Полесье и на Волыни — заполнили пробелы по зарубинецкой культуре. Кроме того, впервые в коллекциях древностей Приднестровья (конец I тыс. до н.э. — первая половина I тыс. н.э.) появились находки, характеризующие культуру типа Лукашевка-Поянешты, липицкую, пшеворскую и черняховскую (Долинянский могильник, многослойное поселение у села Незвиско, могильник у села Вилы Яругские). Пробелы в собрании по культуре ранних славян на Днестре (VI-VIII вв.) были заполнены материалами из раскопок поселений у сел Незвиско и Григоровка.

 

Наконец, благодаря деятельности Н.Г. Горбуновой ежегодно фонды секции Средней Азии пополнялись коллекциями с территории Ферганы (Узбекская ССР). Это в первую очередь материалы наиболее полно изученных поселений и могильников первых веков нашей эры — поселения Керкидонской группы и Куюк-тепе, курганов Урюкзор и Хангиз I, а также неолитические коллекции из центральной Ферганы.

 

Среди источников пополнений покупки занимают скромное место. Однако покупка двух коллекций, пополнившая в последние годы первоклассное собрание художественных бронз секции Кавказа, заслуживает особого внимания. Это 38 изделий (предметы вооружения и украшения) колхидского круга, случайно обнаруженных в земле при сельскохозяйственных работах у селения Анухва Армянская близ Нового Афона в Абхазии, и свыше 220 бронзовых вещей, в большинстве своём украшения, случайно найденных у селения Чадаколоб в горном юго-западном Дагестане.

 

На начало 1987 года в собраниях отдела насчитывалось 484 тысячи номеров. Таким образом, за годы существования его фонды возросли более чем в двадцать четыре раза. Все коллекции группируются по девяти секциям, но даже краткий обзор их состава занял бы немало страниц. С характеристикой наиболее выдающихся коллекций, хранящихся в отделе, можно ознакомиться далее.

 

Поражая количеством разнообразных археологических материалов, коллекции дают наглядное представление о всех основных этапах древней истории населения нашей страны, об удельном весе его культуры в истории человечества. Разумеется, не все собрания укомплектованы с желательной полнотой. По некоторым историческим периодам имеются пробелы, в определённой мере обусловленные спецификой формирования фондов ещё в Императорском Эрмитаже. К тому же Отдел истории первобытной культуры Эрмитажа далеко не единствен-

(241/242)

ное в Советском Союзе хранилище, куда передаются материалы археологических экспедиций. Несмотря на это, собрание считается одним из первоклассных и крупнейших в нашей стране.

 

Экспозиционная и научно-исследовательская работа.   ^

 

На постоянной выставке «Культура и искусство первобытного общества на территории СССР» экспонируются лучшие и наиболее ценные материалы из фондов отдела. Экспонаты выставки, занимающей ныне 33 зала, последовательно рассказывают об основных этапах развития древней культуры и искусства, начиная от древнекаменного века и кончая средневековьем.

 

Первая большая выставка постоянного типа была создана в 1937-1938 годах. Вначале она размещалась в Министерском коридоре и прилегающих к нему залах, а затем была перенесена в первый этаж Зимнего дворца, при этом в значительной степени дополнена и переработана. Перед войной экспонаты выставки занимали половину Растреллиевской галереи и 13 прилегающих к ней залов.

 

С началом Великой Отечественной войны выставка была свёрнута, а после реэвакуации собраний Эрмитажа в конце 1945 — начале 1946 года частично восстановлена.

 

В связи с генеральной перепланировкой экспозиций Эрмитажа выставку перенесли в помещение первого этажа Адмиралтейского крыла Зимнего дворца, где в два приёма — в 1953 и в 1955 годах — она была вновь развёрнута. Эта выставочная территория остаётся у отдела и поныне. В 1953-1955 годах значительной переделке подверглась часть экспозиции, построенная на материалах из Алтайских курганов. В остальном с частичными переделками и дополнениями была сохранена прежняя экспозиция. Были открыты залы, посвящённые памятникам каменного и бронзового века, скифской культуре Алтая и Южной Сибири, а также раннесредневековым древностям южных степей Европейской части СССР.

 

В конце 50-х годов началась большая и трудоёмкая работа по коренной переделке постоянной экспозиции. Специфичность археологических коллекций, «немых по своей природе», перегруженность витрин однообразным материалом затрудняли восприятие основных этапов истории первобытной культуры, характер археологических памятников оставался непонятным массовому зрителю.

 

Сделать выставку наглядной, выразительной и при этом сохранить научную ценность экспонируемого археологического материала было основной целью коллектива.

 

Первая попытка построения наглядной археологической экспозиции была предпринята при работе над временной выставкой «Древнейшее прошлое Ленинградской области», открытой на Салтыковском подъезде к юбилею Ленинграда в 1957 году. Возглавили этот экспозиционный эксперимент М.З. Паничкина, Г.П. Гроздилов и А.Д. Столяр. Они стремились построить экспозицию таким образом, чтобы она, не искажая научного содержания, в простой и доходчивой форме рассказывала об основных этапах развития древних культур на северо-западе Европейской части СССР.

 

Устроители использовали различные композиционные и оформительские приёмы: тематический подбор экспонатов, наглядные формы показа материалов с применением простейших вспомогательных средств оформления (графические дорисовки и схемы, карты и крупноформатные фотографии). По-новому решался вопрос об оборудовании выставки. К работе над экспозицией были привлечены художники, что в дальнейшем вошло в практику.

 

Первый опыт экспозиции нового типа не был лишён недостатков. Однако большой интерес к ней и положительная оценка выставки как специалистами и музейными работниками, так и многочисленными посетителями убедили в перспективности новых принципов.

 

Используя накопленный опыт, отдел приступил к созданию новой экспозиции по истории первобытной культуры. Вначале (1960-1961 гг.) по инициативе директора Эрмитажа М.И. Артамонова, уделявшего большое внимание реэкспозиции выставок музея, был переделан полностью один из больших разделов, посвящённый скифской культуре и искусству. Авторами научно-тематического плана скифской выставки и её рабочих эскизов, а также основных предложений и разработок по показу материала в наглядной форме являются Л.К. Галанина, Г.И. Смирнова и Я.В. Доманский.

 

Вскоре вслед за скифскими залами М.П. Завитухиной под руководством М.П. Грязнова были открыты два следующих раздела — «Культура и искусство ранних кочевников Алтая», где были показаны не экспонированные ранее находки из Туэктинских курганов.

 

В течение 1963 года в помещении Кутузовского коридора был открыт большой раздел «Культура и искусство древнего населения Европейской части СССР VII в. до н.э. — XIII в. н.э.». В его состав включались многие новые или ранее никогда не экспонированные в Эрмитаже коллекции. В коллектив устроителей сармато-аланской части выставки и поздних кочевников входили И.П. Засецкая, К.М. Скалон, З.А. Львова и А.П. Покровская. Вторую половину выставки, где показывались культуры лесостепной и лесной зоны Восточной Европы, готовила группа хранителей соответствующих коллекций: Е.И. Оятева, А.М. Микляев, З.А. Львова, О.И. Давидан, К.В. Каспарова, М.Б. Щукин.

 

В 1970 и 1973 годах сотрудники отдела Л.Л. Баркова, М.П. Завитухина и научный консультант М.П. Грязнов переделали большой раз-

(242/243)

Экспозиция «Первобытная культура».
Зал скифской культуры и искусства. Фотография 1938 г.

(Открыть в новом окне)

 

дел выставки «Культура и искусство древнего населения Сибири» (VII в. до н.э. — XIII в. н.э.). Её состав был существенно расширен за счёт новых поступлений. Некоторые вещи попали сюда буквально из-под лопаты. К их числу относятся коллекции Красноярской экспедиции, комплекс находок на Иволгинском городище и на одноимённом могильнике, исследованных А.В. Давыдовой, материалы могильника Саглы-Бажи II, доставленные в Эрмитаж А.Д. Грачом. Непосредственно из поля были привезены в реставрационные мастерские уникальные находки в могильнике Оглахты на Енисее.

 

К 1973 году по-новому было переделано 19 из 23-х залов, занимаемых основной выставкой отдела. На очереди последние четыре зала — от палеолита до эпохи бронзы включительно. После реставрации выставочных помещений и изготовления нового оборудования в 1988 году начнётся монтаж этого раздела.

 

Приёмы, положенные в основу переделанных разделов, весьма разнообразны. Однако все новые разделы связаны единым принципом построения экспозиции, где комплексный показ археологических вещей сочетается с тематическим, основанным на сборном материале в рамках одной археологической культуры. Это даёт возможность сделать обобщения и развить ту или иную тему, которую довольно трудно разработать на материалах одного памятника или комплекса (например: хозяйство, ремёсла, торговля, искусство, религия и др.). Нередко и внутри археологических комплексов вещи также сгруппированы по темам.

 

В целом такой принцип позволяет показать наиболее существенные стороны археологических культур и даёт возможность органически связать вещи с воссоздаваемой на их основе исторической картиной.

 

Для развёртывания выставки в задуманном плане понадобилось новое оборудование современных образцов: максимально лёгкие конструкции, сплошное остекление витрин и внутреннее верхнее освещение. Это позволило значительно увеличить полезную экспозиционную площадь.

 

Для выделения наиболее интересных экспонатов и объединения предметов в группы по отдельным темам применялись такие приёмы, как размещение материалов в разных плоскостях на цветных планшетах либо на оргстекле, увеличенные прорисовки всего предмета или отдельных его частей, лаконичные пояснительные надписи.

 

В просторные витрины включались графически исполненные планы и реконструкции археологических объектов, выносившиеся ранее на стены и зрительно оторванные от найденных экспонатов. Во многих случаях как над витринами, так и внутри их помещались фотографии большого формата, показывающие современный вид того или иного памятника (городища, кургана) или археологические объекты в процессе их раскопок и условия находок в них.

 

Большие чёткие карты с продуманной системой условных знаков и немногочисленными лаконичными надписями способствовали лучшему восприятию. На выставке имеются два типа карт. Одни из них, со специальной подставкой, как правило, открывают большие разделы выставок. Они содержат схематические изображения курганов, городищ, кладов и т.п. Карты другого типа размещены внутри витрин и являются фоном для показа определённой темы. Например, для освещения темы «торговые связи» такой фон в виде схематической карты с намеченными на ней торговыми центрами и торговыми путями является просто необходимым.

 

Оформительские приёмы, значительно облегчающие восприятие археологических экспонатов, позволили сократить количество этикетажа. Назначение и применение вещей показано теперь иными средствами. Вместо применяемых ранее многочисленных этикеток введены короткие пояснительные надписи, нанесённые непосредственно на холст или на планшет и органически сливающиеся с графическими дополнениями.

 

Таковы вкратце новые принципы и приёмы, положенные в основу переделанных разделов выставки по истории первобытной культуры и искусства.

 

Эта выставка, частично улучшенная, а также дополненная по некоторым разделам новыми материалами, существует и по сей день. Она положительно оценена как специалистами — археологами и историками, так и музейными работниками, широко использующими опыт, накопленный отделом.

 

В Эрмитаже имеется ещё одна экспозиция, где показываются коллекции Отдела истории первобытной культуры. Это постоянная выставка

(243/244)

Экспозиция «Первобытная культура: Неолит и медно-бронзовый век Кавказа». Фотография 1953 г.

(Открыть в новом окне)

 

Отдела истории русской культуры «Культура Древней Руси VI-XV веков», являющаяся логическим и хронологическим продолжением первобытной выставки. На материалах первобытного отдела в первых четырёх залах демонстрируется древнейшая культура славян, освещаются вопросы развития ремесла и возникновения города.

 

К постоянной экспозиции отдела относятся два зала Особой кладовой, где выставлены изделия из золота и других драгоценных металлов. В первом из них основное место принадлежит сокровищам из скифских царских курганов, таких, как Мельгуновский и Келермес, Солоха, Чертомлык, и ряда других. Здесь же можно ознакомиться с древнейшими образцами торевтики, найденными в могиле вождя под курганом на одной из улиц Майкопа, и с замечательными ювелирными изделиями Сибирской коллекции Петра I, принадлежащими современникам скифов — сакам. Другой зал посвящён сармато-аланским и позднекерченским древностям. Особое внимание привлекают изделия художественного ремесла из погребений сарматской знати, и в частности Новочеркасского клада. Вызывают большой интерес сокровища Перещепинского клада, относящегося к концу VII века.

 

С середины 60-х годов коллектив отдела ведёт активную работу по проведению международных выставок, широко пропагандируя достижения русской и советской археологии. Древнейшие памятники мировой культуры, которые хранит Эрмитаж, показывались в 19-ти странах: Голландии, Швейцарии, Италии, ФРГ, Японии, Финляндии, США, Франции, Болгарии, Польше, Чехословакии, Югославии, ГДР, Англии, Греции, Мексике, Швеции, Норвегии и Венгрии. Было организовано 29 выставок, из них 14 посвящено только скифо-сарматским древностям Евразии, включая уникальные по мастерству и сохранности вещи из курганов Горного Алтая. Из числа других тематически составленных выставок назовём следующие: «Древнейшее искусство (от палеолита до скифов)», показанную в Париже, и «Культура и искусство ранних кочевников Сибири» (Лондон), демонстрировавшуюся под названием «Оледенелые курганы». Необходимо напомнить и о двух других выставках — «Скандинавия и Русь в VIII-XI вв.», проходившую в 1982-1983 годах в Висби (о-в Готланд) и Стокгольме, а также «Охотники и оленеводы Сибири в древности и сегодня», организованную в 1985 году совместно с Государственным музеем этнографии народов СССР в Дуйсбурге. Успех этих выставок был огромен.

 

В обмен Эрмитаж принимал зарубежные выставки. Большой интерес со стороны специалистов и посетителей вызвали археологические выставки «Фракийское искусство и культура Болгарских земель», «Сокровища викингов», «История ранних земледельцев на территории Югославии», «Археология Франции», а также «Троя и Фракия» (ГДР — Болгария).

 

Временные выставки коллекций, хранящихся в фондах, были немногочисленны. В основном отдел участвовал в ежегодных выставках «Новые поступления в Эрмитаж», где демонстрировались лучшие находки археологических экспедиций, проводимых отделом.

 

Широкий интерес вызвала выставка «У истоков искусства», где впервые были собраны вместе образцы древнейшего на земле изобразительного творчества (из музеев Ленинграда, Москвы, Киева и Брянска). В 1981 году к юбилею отдела была открыта выставка «Резная кость», куда включались экспонаты различных эпох — от палеолита до развитого средневековья.

 

Ко всем постоянным выставкам готовились путеводители, а к временным, в особенности к зарубежным, научные каталоги.

 

Отдел истории первобытной культуры наряду с чисто музейными задачами по сбору, хранению, экспонированию и пропаганде своих коллекций постоянно вёл и ведёт большую научно-исследовательскую работу по изучению древнейшей истории нашей страны. Его специалисты внесли существенный вклад в развитие советской археологии.

 

Основным направлением исследовательской деятельности является научная обработка и публикация коллекций, включая новые, доставляемые в музей его экспедициями. Тематика научных работ с годами, естественно, менялась, но, как правило, выбор тем был связан с хранимыми сотрудниками материалами. Неотъемлемой частью научной деятельности является экспедиционная работа, цель которой не только пополнение фондов новыми коллекциями, но и решение важных научных задач.

 

Археологические раскопки ведутся отделом с 1932 года. За этот период его экспедициями

(244/245)

проведено около ста пятидесяти полевых сезонов, из них девять в довоенные годы, один в годы войны, остальные позднее.

 

Первым организатором раскопочных работ был В.И. Равдоникас, а первой экспедицией — Гатчинская (1932-1933). Вещи из исследованных этой экспедицией курганов и могильников XII-XIV веков в районе Гатчины под Ленинградом поступили на хранение в отдел. Из числа других экспедиций, проводимых Эрмитажем самостоятельно или в кооперации с другими учреждениями, назовем следующие: Моздокская (1933; руководитель Б.Б. Пиотровский) вела раскопки меотского могильника VI века до н.э. близ Моздока; Бийская (1935-1936; руководитель Г.П. Сосновский), исследовавшая палеолитические стоянки и могильник афанасьевской культуры; Алтайская (1939; руководитель М.П. Грязнов), проводившая раскопки курганов разных эпох (от ранних кочевников до позднего средневековья) возле Яконура и других мест.

 

Многочисленные статьи, посвящённые исследованию новых материалов археологических экспедиций, а также изучению старых коллекций, печатались в разных изданиях Эрмитажа и Государственной Академии истории материальной культуры. В 1941 году вышел первый том «Трудов» отдела. В него вошли статьи (В.В. Гольмстен, А.А. Иессена, Б.З. Рабиновича, К.М. Скалон, А.М. Волкович, М.П. Грязнова, Г.П. Сосновского), не утратившие значения и по сей день.

 

Из выпускаемых музеем в те годы изданий следует назвать серию «Археологические экспедиции Эрмитажа». Вышло только два выпуска, в

 

Экспозиция «Культура и искусство скифского периода». Могильник Моздок. VI в. до н.э. Курган Карагодеуашх. IV в. до н.э. Фотография 1960/61 г.

(Открыть в новом окне)

Экспозиция «Культура и искусство ранних кочевников Алтая». Первый Туэктинский курган. Фотография 1962 г.

(Открыть в новом окне)

(245/246)

Выставка «Древнейшее прошлое Ленинградской области». Курган у деревни Заозерье. X-XI вв. 1957.

(Открыть в новом окне)

 «Культура и искусство древних народов Восточной Европы: Культура и искусство населения степного юга СССР». Экспозиция в Кутузовском коридоре Зимнего дворца. Фотография 1963 г.

(Открыть в новом окне)

 

первом из них Б.Б. Пиотровским и А.А. Иессеном публиковались материалы Моздокской археологической экспедиции.

 

В 1940 году М.П. Грязновым была написана монография, посвящённая материалам первого Пазырыкского кургана. Книга прошла корректуру, но из-за пропавшего набора во время войны не была издана (дальнейшая её судьба такова: в 1945 г. она была защищена в качестве докторской диссертации, а через пять лет часть её была напечатана в виде книги). В годы войны остался также не изданным фундаментальный труд члена-корреспондента Академии наук Грузинской ССР, доктора искусствоведения, прекрасного музееведа и крупного специалиста в области византиеведения, сармато-готских культур Северного Причерноморья и позднеантичного Боспора Леонида Антоновича Мацулевича (1886-1959) «Очерки по истории Северного Причерноморья» (первые века до н.э. — первая половина I тыс. н.э.), получивший, к сожалению, лишь частичное отражение в напечатанных статьях.

 

Во время войны продолжалась исследовательская деятельность сотрудников, находившихся в Свердловском филиале. А.А. Иессен вместе с М.П. Грязновым провели изучение палеолитической стоянки Талицкого (у села Остров) и энеолитической стоянки Бор на реке Чусовой. Из выполненных в этот период работ следует назвать книгу А.А. Иессена «Греческая колонизация Северного Причерноморья».

 

В первые послевоенные годы возобновили свои полевые работы М.П. Грязнов и А.А. Иессен. В течение трёх полевых сезонов Алтайская экспедиция исследовала разновременные памятники близ селения Большая Речка на Оби, относящиеся к бронзовому веку и к более поздним периодам, вплоть до XIV века н.э. А.А. Иессен, руководивший Кубанской экспедицией, занимался в основном обследованием памятников Краснодарского края, представленных в собраниях Эрмитажа (Майкоп, Ульский аул, Келермес и др.). В те же годы начала систематические исследования палеолитических местонахождений Армянская экспедиция (руководитель М.З. Паничкина), сформированная как отряд Кармир-Блурской экспедиции Института истории Академии наук Армянской ССР и Государственного Эрмитажа. Материалы ашельской стоянки на холме Сатани-Дар легли в основу диссертационной работы М.З. Паничкиной, вышедшей вскоре в виде книги «Палеолит Армении».

 

В послевоенные годы научные исследования А.П. Манцевич, М.З. Паничкиной, Г.П. Гроздилова, М.Н. Комаровой, К.М. Скалон, а также М.П. Грязнова и А.А. Иессена печатались во многих археологических изданиях страны.

 

Заметные сдвиги в научной работе наметились с середины 50-х годов, когда были закончены основные учётно-хранительские дела и полностью восстановлена экспозиция. Её оживлению способствовал приход в отдел молодых специалистов-археологов, большая часть которых прошла аспирантуру Ленинградского университета или Эрмитажа.

 

Значительная роль в активизации научной деятельности принадлежит издательству Эрмитажа, возрожденному в 1958 году энергией директора музея М.И. Артамонова. По его инициативе отдел начал регулярно выпускать новое серийное издание — «Археологический сборник». Серию альбомов открывали выпущенные М.П. Грязновым и М.И. Артамоновым книги «Древнее искусство Алтая» и «Сокровища скифских курганов». Печатались научно-популярные работы, например такие, как «По бесовым следам», написанная Я.В. Доманским и А.Д. Столяром.

(246/247)

Мария Захаровна Паничкина.
1904-1977.

(Открыть в новом окне)

 

50-е годы по праву можно считать переломными в организации экспедиционной деятельности отдела и музея в целом. Увеличение ассигнований на археологические раскопки позволило Эрмитажу проводить экспедиции самостоятельно. Постепенно их число увеличивалось. Если в 50-е годы отделом проводилось две-три экспедиции в полевой сезон, то ныне их стало пять-шесть. Расширилась география организованных отделом археологических исследований. Работы велись от западных границ страны (Молдавия и Закарпатье) до Горного Алтая на востоке, от Псковской и Смоленской областей на севере до Ферганы и северных склонов Кавказских гор на юге. Сотрудники отдела проводили раскопки на территории Белоруссии, в ряде областей Украины и РСФСР.

 

Список этих лет открывает Юго-Подольская экспедиция (1952-1953). Руководил ею М.И. Артамонов — крупнейший советский археолог, специалист по истории и культуре скифов, хазар и славян, учитель многих работающих ныне в этих областях сотрудников отдела. Базируясь возле села Григоровка Винницкой области, где находится большое городище IX-VII веков до н.э., называемое Григоровским, экспедиция исследовала в его округе разновременные памятники, главным образом предскифские и скифские, а также раннеславянские.

 

Григорий Павлович Гроздилов.
1905-1962.

(Открыть в новом окне)

 

В 1953 году раскопками в Старом Изборске и его ближайших окрестностях начала работы Псковская экспедиция, возглавляемая Г.П. Гроздиловым. В 1954-1962 годах совместно с Псковским историко-художественным музеем (а позже и при участии Псковских научно-реставрационных мастерских) эта экспедиция проводила исследования в самом Пскове. Развернувшееся строительство в разрушенном Пскове позволило проводить раскопки на широких площадях Застенья с целью изучения исторической топографии города. Затем основные работы были сосредоточены в Довмонтовой крепости. Успешно проводимые работы были прерваны смертью Г.П. Гроздилова. Раскопки древнего Пскова (его дело) продолжил В.Д. Белецкий (см. Отдел истории русской культуры).

 

В 1957 году начала работать Северо-Кавказская экспедиция, руководимая А.Д. Столяром. В её задачи входило выявление и исследование энеолитических поселений на Кубани. Основным объектом раскопок в течение семи полевых сезонов была крепость Мешоко — первое широко раскопанное поселение эпохи меди на Кубани с двумя культурными горизонтами — майкопским и новосвободненским. Обширная коллекция Мешоко остается важнейшим источником для изучения истории древнего населения Кавказа в эпоху раннего металла.

 

Следующие десятилетия жизни отдела (1964-1987) были годами дальнейшего подъема всей его научной деятельности, роста квалификации его сотрудников. За этот период многие научные исследования завершились защитой диссертаций. В настоящее время две трети состава отдела имеют учёную степень кандидата исторических наук. Тематика работ по-прежнему определялась как научными интересами сотрудников (почти все профессиональные археологи), так и спецификой коллекций. Хронологический диапазон её охватывает огромный период истории человечества от древнекаменного века до образования древнерусского государства.

 

Продолжалась и экспедиционная деятельность. В 1954 году сформировалась, как продолжение Юго-Подольской, Западно-Украинская экспедиция (руководитель Г.И. Смирнова). На территории Днестровского Правобережья, Прикарпатья и Закарпатья изучались памятники эпохи камня (отдельный палеолитический отряд работал под руководством Н.К. Анисюткина), поздней бронзы и раннего железа, предскифские и скифские. В итоге многолетних работ удалось закрыть «белые пятна» на археологической карте Пруто-Днестровского лесостепного Междуречья периода поздней бронзы и раннего железа. На материалах известного поселения Магала на Пруте решались вопросы хронологии, генезиса и дальнейших судеб населения Прикарпатья XII-VIII веков до н.э. Изучение других памятников этого времени в северной зоне Карпатского бассейна позволило выделить единую культурно-историческую общность, названную Гава-Голиграды, а также получить данные об участии фракийских племён в сложении культур лесостепной Украины. Внесены были коррективы в существовавшее ранее представление о характере скифских погребальных сооружений Западной Подолии и Буковины, что позволило по-новому подойти к решению вопроса о формировании культуры земледельцев на Среднем Днестре, выявить

(247/248)

Расчистка погребения могильника Отвержичи.
Белорусско-Полесская экспедиция. 1968.

(Открыть в новом окне)

 

значительную роль скифского компонента в её сложении. Результаты экспедиции регулярно освещались автором этих строк в соответствующих публикациях.

 

Изучением древних культур Ферганы занималась Ферганская экспедиция, организованная в 1959 году Н.Г. Горбуновой и проводившаяся совместно с Ферганским областным краеведческим музеем. Эта экспедиция продолжила разработку одной из тем, которой занимался Б.А. Латынин. Вернувшись в 1953 году в Эрмитаж после пятнадцатилетнего перерыва в научной деятельности, Б.А. Латынин, несмотря на подорванное здоровье, активно включился в работу отдела. Он продолжил исследование двух главных тем своей жизни: вопросы развития культур неолита и бронзы юга Европейской части СССР и Средней Азии. По первой из них он написал монографию; вторая, посвящённая вопросам ирригации древней Ферганы и периодизации её ранних культур, первооткрывателем которых он был в начале 30-х годов, стала темой его докторской диссертации.

 

Основные работы Н.Г. Горбуновой велись в зонах строительства различных ирригационных сооружений Ферганской долины. В общей сложности исследования проводились на 26 памятниках (15 поселений и 11 могильников) — от эпохи бронзы до раннего средневековья. Отдельный отряд в течение ряда лет изучал мезолитические и неолитические стоянки в песках Центральной Ферганы. В результате были получены новые данные по архитектуре и строительству древней Ферганы, типам погребальных сооружений, исторической топографии. Создалась возможность заново пересмотреть вопросы периодизации и хронологии памятников Ферганы с VI века до н.э. до VI века н.э., в том числе высказать предположение о наличии древних гончарных центров Ферганы, связанных с ирригационными районами, выявить особенности женских украшений, уточнить хронологию отдельных категорий находок. Итоговой работой по материалам экспедиции с привлечением всех известных ранее данных и сведений письменных источников стала вышедшая в Англии книга Н.Г. Горбуновой «Культура древней Ферганы VI в. до н.э. — VI в. н.э.».

 

Происхождение и развитие древнейших культур эпохи неолита и бронзы, то есть культур доскифского периода, ещё одна тема отдела. Продолжателем этой темы Б.А. Латынина, изучавшего памятники ранней и средней бронзы южнорусских степей, стала Н.К. Качалова, работавшая в 1965-1966 годах начальником Среднедонского отряда экспедиции Института археологии Академии наук СССР. После монографической публикации коллекций эпохи бронзы из собрания Н.Е. Бранденбурга Н.К. Качаловой успешно разрабатываются на материалах Поволжья проблемы периодизации, культурной атрибуции и этнокультурных связей. Ею подготавливается к печати монография, посвящённая истории населения этого региона в бронзовом веке.

 

Памятники неолита Приуралья всесторонне изучаются И.В. Калининой, участницей ряда экспедиций уральских учреждений.

 

Белорусско-Полесская экспедиция, руководимая К.В. Каспаровой, в течение одиннадцати полевых сезонов (1960-1974 гг.) проводила исследования на памятниках главным образом раннежелезного века (зарубинецкой культуры), а также раннеримского времени. В основном велись раскопки грунтовых могильников, ставших опорными памятниками полесской группы зарубинецкой культуры. Получены материалы (около 200 погребений), значительно расширившие источниковедческую базу для изучения происхождения и развития зарубинецких древностей, занимающих важное место в проблеме славянского этногенеза. На этих материалах К.В. Каспаровой разработана схема относительной периодизации этой культуры и уточнены абсолютные даты её существования — начало II века до н.э. — середина I века н.э.

 

Северо-Западная (до 1970 г. — Невельская) экспедиция (руководитель А.М. Микляев) развилась на основе созданного в 1962 году Неолитического отряда Псковской экспедиции. Исследования проводились в междуречье Западной Двины, Ловати и Великой — в районе бывшего «белого пятна» на археологических картах. Здесь обнаружено более 20 местонахождений позднего палеолита и две ранненеолитические стоянки с неизвестными прежде материалами. На озёрах и торфяниках выявлено около 10 памятников совершенно нового типа — свайных поселений развитого неолита — периода бронзы (IV-II тыс. до н.э.), где добыты уникальные предметы из рога, кости и дерева. На одном из них — Сертея II — обнаружены следы производ-

(248/249)

Раскопки кургана эпохи бронзы.
Келермесская экспедиция. 1987.

(Открыть в новом окне)

Раскопки винодельни II-III вв. в Керкидоне.
Ферганская экспедиция. Фотография 1964 г.

(Открыть в новом окне)

 

ства железа, что позволило отнести начало железного века Северо-Запада СССР к рубежу II-I тысячелетий до н.э. По материалам стоянок и поселений выделены три новые археологические культуры: усвятская, северобелорусская и узменьская, описанию которых посвящено монографическое исследование «Усвяты», подготовленное А.М. Микляевым.

 

Славяно-русским отрядом экспедиции (руководитель Р.С. Минасян) найдено и обследовано более 50 городищ и около 160 курганных могильников. На этом материале удалось обосновать шкалу относительной хронологии культур раннего железного века в регионе.

 

С начала 80-х годов экспедиция впервые на севере средней полосы СССР приступила к подводным археологическим исследованиям. Среди открытых под водой неолитических поселений назовём поселение Дубокрай V, где найдены редкостные предметы древнего искусства из кости, рога и янтаря.

 

Славяно-сарматская экспедиция (Северо-Украинская до 1981 г.) под началом М.Б. Щукина была создана в 1976 году с целью поисков памятников I тысячелетия н.э., связанных с проблемой происхождения славян. Зона её работ охватывала области лесостепной Украины и Молдавии, а также Белгородскую область РСФСР. В течение семи полевых сезонов в основном исследовались поселения черняховской и разных групп раннеславянской культуры. Занимаясь ранними этапами славянского этногенеза, М.Б. Щукин подготовил для издания в Англии капитальное монографическое исследование «Рим и варвары Центральной и Восточной Европы в I в. до н.э. — I в. н.э.», куда включены материалы руководимой им экспедиции.

 

Занимаясь культурой скифской архаики Прикубанья, Л.К. Галанина после публикации скифских древностей из коллекции Н.Е. Бранденбурга и всестороннего исследования находок Курджипского кургана (IV в. до н.э.), изданного ею в виде монографии, обратилась к знаменитым Келермесским курганам, частично раскопанным в дореволюционное время. Для их доследования и была организована в 1980 году Келермесская экспедиция (руководители Л.К. Галанина, затем А.Ю. Алексеев). Наибольший интерес представило открытие большого грунтового могильника, принадлежавшего местному меотскому населению. Инвентарь этого некрополя позволяет решать вопросы взаимоотношения аборигенов со скифами. В раскопанных экспедицией курганах основные погребения относятся к эпохе ранней и средней бронзы Северного Кавказа, что является научной темой активного участника экспедиции, Ю.Ю. Пиотровского. В рамках этой темы им обработан материал Майкопского кургана и готовится к публикации монографическая работа, посвящённая этому уникальному памятнику.

 

В 1985 году после большого перерыва начаты археологические исследования памятников Алтая скифского времени. Горно-Алтайская экспедиция, руководимая Л.С. Марсадоловым, приступила к доследованию малых курганов VI века до н.э. на Башадарском могильном поле, а также памятников VIII-VII веков до н.э. возле поселка Ело. Новые открытия экспедиции учитываются Л.С. Марсадоловым при изучении им культуры ранних кочевников Саяно-Алтая, до того пересмотревшим датировку известных Пазырыкских курганов с помощью дендрохронологии.

 

Традиционной и исключительно важной для отдела является обработка старых коллекций, скрупулёзное исследование их происхождения и состава находок. Эти коллекции содержат как редчайшие образцы древней торевтики и художественных бронз, так и рядовые предметы. Работы над ними позволяют рассматривать

(249/250)

Экспозиция «Памятники первобытной культуры на территории СССР: Памятники Сибири эпохи бронзы». Фотография 1988 г.

(Открыть в новом окне)

Экспозиция «Памятники первобытной культуры на территории СССР: Памятники Сибири [надо: Кавказа] эпохи бронзы». Фотография 1988 г.

(Открыть в новом окне)

различные аспекты сложения и развития древних культур.

 

Одно из самых богатых — собрание скифских древностей, работа над изучением которого велась ещё в рамках прежнего Отдела древностей (её успешно проводили тогда Г.И. Боровка и М.И. Максимова, затем А.П. Манцевич). В исследованиях А.П. Манцевич, посвящённых отдельным уникальным предметам из богатых курганов Скифии, по-новому ставились и решались вопросы центров производства изделий торевтики и давалась развернутая картина взаимосвязей племён Скифии и Фракии, населявших Северное и Западное Причерноморье в V-IV веках до н.э. Книга «Курган Солоха» — труд всей жизни А.П. Манцевич — увидела свет только в 1987 году.

 

Ещё одному кургану «с мировым именем», Чертомлыкскому, посвящена монографическая работа А.Ю. Алексеева, приступившего после её окончания к разработке широкой темы «Хронография Скифии VI-IV веков до н.э.».

 

Эта монография вошла в коллективный труд (А.Ю. Алексеев, В.Ю. Мурзин, Р. Ролле), посвящённый «царскому» кургану Чертомлык.

 

Основным источником готовящейся монографии Л.К. Галаниной служат материалы из старых и современных раскопок Келермесского могильника. Изучение богатейшей коллекции конского снаряжения, изделий торевтики, предметов вооружения позволит автору внести свою лепту в исследование ряда важнейших проблем. Предложена более древняя дата келермесского комплекса (середина — вторая половина VII в. до н.э.), а следовательно, и всего келермесского этапа раннескифской культуры. Работа расширит представление о характере связей раннескифского общества с Древним Востоком и взаимоотношений скифского и местного населения Закубанья.

 

Проблемы скифской культуры выходят далеко за рамки собственно скифов южнорусских степей. Особый вопрос — древности скифского времени Сибири. Этим успешно занимается М.П. Завитухина. Ею издана коллекция художественных бронз Минусинской котловины и подготавливается новое издание знаменитой Сибирской коллекции Петра I. Несмотря на то, что эта коллекция уже публиковалась, много вопросов, связанных с происхождением и хронологией вещей, их культурной атрибуцией, оставалось нерешёнными.

 

Искусством алтайских племён занимается Л.Л. Баркова. Ею заново пересматриваются серии художественных зооморфных изделий из Алтайских курганов. С изучения стилистических особенностей начала исследование искусства савроматов (кочевых племён скифского времени Поволжья и Приуралья) Е.Ф. Чежина.

 

К числу известнейших принадлежит коллекция сарматских древностей и древностей эпохи переселения народов юга России (конец I тыс. до н.э. — первая половина I тыс. н.э.). Разработку этих тем много лет успешно продолжает И.П. Засецкая. Ею были выделены памятники гуннской эпохи южнорусских степей. Особое внимание при этом уделяется вопросам полихромного искусства кочевников гуннской эпохи. И.П. Засецкая предложила новый подход к классификации изделий этого стиля с целью уточнения их хронологии и происхождения. Изданная ею на эту тему монография получила широкую известность. Дальнейшая работа ведётся по обработке древностей сарматского времени Прикубанья и коллекции IV-V веков Боспорского некрополя.

 

Кочевые племена Северного Причерноморья издавна были связаны с Древней Грецией и греческими городами-колониями на северном побережье Чёрного моря. Вопросы сложных

(250/251)

Экспозиция «Памятники первобытной культуры на территории СССР: Памятники Кавказа эпохи бронзы» [надо: Памятники эпохи бронзы]. Фотография 1988 г.

(Открыть в новом окне)

 

взаимоотношений туземного населения с греками, взаимовлияния культур всегда являлись основной темой Я.В. Доманского. Он много лет успешно занимается ею не только по уже известным письменным и археологическим источникам, но и по новым материалам, являясь активным участником античных экспедиций Ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР, а в последние годы возглавляет Березанскую экспедицию Эрмитажа (см. Отдел античного мира).

 

Развитие ремёсел в эпоху средневековья — большая научная тема отдела. На материалах известной коллекции с городища Старая Ладога О.И. Давидан, участница этих раскопок и хранитель находок, разработала и уточнила стратиграфию и хронологию памятника, а затем приступила к исследованию ремёсел староладожского населения, прослеживая различные направления этнокультурных контактов древней Ладоги.

 

Обработку сложных коллекций средневековых бус из различных памятников многие годы проводит З.А. Львова, разработавшая их классификацию по технологическим признакам и рассмотревшая бусы в системе меновой торговли средних веков. Параллельно ею подготовлено совместно с сотрудниками Отдела Востока монографическое издание известнейшего раннесредневекового Перещепинского клада.

 

Средневековая кожаная обувь — редко сохраняющийся материал — была темой Е.И. Оятевой. Уделив много внимания методике её изучения, а затем применив разработанную методику к другой коллекции — художественной бронзе Прикамья, Е.И. Оятева написала об этом монографию и продолжает работу по реконструкции мировоззрения пермских племён. Изучение бытового комплекса древних славян послужило Р.С. Минасяну основанием для выделения его в качестве индикатора продвижения славян в северные районы Руси. Новым направлением в работе отдела является начатое им исследование техники изготовления изделий из цветных и благородных металлов в Восточной Европе и Сибири.

 

За последние десятилетия сотрудниками отдела много сделано по введению в научный оборот хранимых в фондах коллекций и освещению их в историческом плане. Результаты этих исследований отражались как в многочисленных статьях, изданных в СССР и за рубежом, так и в монографиях. Под руководством отдела регулярно выходят «Археологические сборники». Организован новый сборник «Древнейшие памятники культуры на территории СССР» [1986, 1991], базирующийся на итогах работ археологических экспедиций Эрмитажа. Наиболее крупные коллекции художественных изделий и богатейшие погребальные комплексы с полным каталожным описанием вещей издаются в основном в серии «Публикация одной коллекции».

 

Наиболее интересные художественные коллекции и отдельные археологические реалии публиковались также в изданиях альбомного типа. В 1974 году вышел альбом «Древнее искусство» со вступительной статьёй Г.И. Смирновой и Я.В. Доманского. В него вошли лучшие образцы древнего художественного творчества, охватывающего период от эпохи палеолита до средневековья. Книга Я.В. Доманского «Древняя художественная бронза Кавказа» знакомит читателя с одним из лучших в СССР и Европе собранием. Спустя пятнадцать лет после выхода в свет альбома М.И. Артамонова, великолепное скифское собрание Эрмитажа дважды было опубликовано в 80-х годах Б.Б. Пиотровским, Л.К. Галаниной и Н.Л. Грач.

 

Хронологический диапазон научных интересов сотрудников и возраст археологических собраний отдела соответствуют огромному периоду истории человечества — от древнекаменного века до образования древнерусского государства. Из этого явствует, что значительная часть хранимых отделом древностей и научных исследований лежит за пределами так называемой первобытной культуры. Это в 1988 году привело к переименованию Отдела истории первобытной культуры в Отдел археологии Восточной Европы и Сибири.

 

Отдел истории первобытной культуры за 58 лет прошел сложный путь развития, достигнув высоких результатов во всех видах многогранной музейной и научной деятельности. Его будущее находится в руках учёных отдела — высококвалифицированных музейных работников. Им предстоит увеличивать и улучшать фонды, организуя новые хранилища, в том числе открытого типа, устраивать и перестраивать выставки, глубоко и всесторонне изучать материал, выпуская новые научные труды, воспитывать кадры молодых научных и музейных работников и многое другое.

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги