главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки

М.П. Грязнов и др.

Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее.

/ Новосибирск, 1979, 167 с.

 

Кыргызское время (М.П. Грязнов, Ю.С. Худяков)

 

Тепсей XI.Тепсей III.Тепсей II.* * *

 

Памятники кыргызского времени, исследованные у горы Тепсей, сосредоточены на небольшом участке площадью несколько менее 0,5 га (115х45 м). Ещё до раскопок здесь можно было отметить три обособленные группы памятников. Одна из них, наиболее компактная, находилась на самой возвышенной части участка, занятого могилами, — северо-восточной оконечности террасы на краю оврага Волчий Лог, названной нами Тепсей XI. Развалы небольших надмогильных сооружений образовали здесь сплошное нагромождение камней, в котором лишь местами угадывались неясные очертания отдельных могил и несколько определённее выделялись руины трёх, а может быть, и пяти могил типа чаатас с высокими камнями по углам.

 

Вторая группа располагалась более свободно и на большей площади между таштыкскими склепами и около них в пункте Т. III. Каменные выкладки некоторых из них по краям могильника были хорошо видны на поверхности террасы, но значительная их часть находилась среди таштыкских и более ранних могил, и руины их тоже образовывали здесь сплошной развал камней.

 

Наконец, третья группа, названная Тепсей II, представляла собой обособленный участок могильника на несколько пониженной части террасы, отделённый от могильника Тепсей III широкой полосой свободного от могил пространства.

 

Поскольку указанные группы могил, хотя и близки по времени, но, как увидим далее, представляют собой три последовательных этапа в процессе формирования могильника, рассмотрим сначала каждую отдельно, а затем дадим общий обзор всего материала по кыргызскому времени на Тепсее. Описание памятников, раскопанных в 1968-1970 гг., составлено М.П. Грязновым, а открытых в 1976 г. — Ю.С. Худяковым, продолжавшим раскопки в пункте Т. XI. Им же написана и заключительная часть главы. Материалы раскопок 1977 г. не рассматриваются, хотя в необходимых случаях они учтены. Данные этих раскопок предварительно публиковались в 1978 г.

 

Тепсей XI.   ^

 

В могильнике обнаружено несколько оград типа кыргызского чаа-таса. Три из них были хорошо видны, но, вероятно, здесь находились ещё 2 или 3 ограды. Поверхность этой части могильника сплошь покрывал беспорядочный развал плитняка, создававшего местами круглые и кольцевидные возвышения и углубления. Разобраться в этом хаосе трудно.

 

В 1968 г. Л.В. Скалиной была раскопана ограда типа чаа-тас и прилегающий к ней небольшой участок могильника. В полигональном раскопе на площади 72 м2 выявлена ограда типа чаа-тас (мог. 6) и около нее 5 могил, надмогильные сооружения которых и могильные ямы проследить не удалось (мог. 1-5).

 

В 1976-1977 гг., когда значительную часть могильника с западной его стороны уже уничтожили волны водохранилища, Ю.С. Худяковым были заложены ещё 3 прямоугольных раскопа рядом с первым — 2 смежных к юго-западу от него (раскопы 2, 4) и раскоп 3 — к юго-востоку. В раскопе 2 площадью 140 м2 открыта могила типа чаа-тас (мог. 7) и 34 других, преимущественно детских и несколько более древних (мог. 8-41); в раскопе 3 площадью 84 м2 обнаружены 2 могилы, одна из них типа чаа-тас (мог. 42, 43).

 

Поскольку основную массу составляли детские могилы без вещей или же захоронения пепла сожжённых людей, тоже без вещей, мы даём описание только наиболее интересных могил, а захоронения детей и пепла рассматриваем суммарно. Прежде всего остановимся на трёх могилах (6, 7, 42) типа чаа-тас.

 

Могила 6. На поверхности были хорошо видны очертания квадратной (4,5х4,5 м) ограды с 4 высокими камнями по углам. Вокруг неё находился сплошной развал плитняка, сливавшийся с развалами соседних могил. Ограда сложена из плитняка. Стены сохранились на высоту до 70 см. Плиты по углам возвышались на 30-80 см над окружающей поверхностью. Ограда и вертикальные плиты ориентированы по линии ЮЗ-СЗ. Посередине на поверхности земли (на глубине 60-70 см от современной поверхности) обнаружен бревенчатый накат над могилой площадью

(146/147)

3,5х2 м. Поверх брёвен местами сохранилась берёста. Средняя часть наката разрушена грабителями. Размеры могилы 120х110 см, глубина —160 см ( от древней поверхности — 100 см). Стены обставлены тыном. Юго-восточную часть могилы разрушили грабители, вырыв яму почти до дна и перебросив в неё содержимое могилы, главным образом кости животных. В западном углу лежали пепел сожжённого человека и кости барана. В южном углу найдено днище грубо вылепленного сосуда. В заполнении могилы встретилось несколько черепков от трёх сосудов. Всего в могиле найдено 168 костей не менее чем от 8 овец: 9 лопаток (6 особей), 53 ребра, 6 крестцовых костей, 73 поясничных и грудных позвонка, несколько тазовых, 9 бедренных и 13 больших берцовых (8 особей). Надо полагать, что в могилу было положено по 6-9 кусков мяса от 8 баранов, т.е. около 40-50 кг мяса.

 

Рис. 84. Керамика из кыргызских могил:

Тепсей XI: 1 — мог. 26; 2 — мог. 42; 3, 4 — мог. 7; 5, 6 — мог. 27; 7 — мог. 3.

Тепсей III: 8 — мог. 15; 9 — мог. 44; 10, 11 — мог. 33; 12 — мог. 6; 13 — мог. 50; 14 — мог. 18; 15 — мог. 32; 16 — мог. 10.

Тепсей II: 17 — мог. 6; 18 — мог. 9; 19, 20 — мог. 2; 21 — мог. 7; 22 — мог. 5.

(Открыть Рис. 84 в новом окне)

Могила 7. Округлый курган типа чаа-тас, сложенный из плитняка, с западиной посередине. Диаметр 6 м. Западную часть кургана разрушили волны водохранилища. Кладка ограды и вертикальные столбы не прослеживались. В центре кургана на глубине 70 см сохранились остатки наката над могильной ямой из жердей, уложенных на 2 поперечные балки в направлении ССЗ-ЮЮВ. Могильная яма имела подпрямоугольную форму, глубина до 115 см. На дне в северном углу выявлены 2 кыргызские вазы, покрытые узором из спиральных и прямых лент (рис. 84, 3, 4). Вдоль юго-западной стенки могилы располагались 3 кучки пепла — останки трёх сожжённых взрослых людей (рис. 85, 1). Таким образом, юго-западную половину могилы занимали останки трёх взрослых людей, а северо-восточную — вазы и кости 17 овец (4 взрослых и 13 молодых). Среди костей преобладали

(147/148)

Рис. 85. Тепсей XI. Планы захоронений: 1 — мог. 7; 2 — мог. 42; 3 — мог. 2; 4 — мог. 1; 5 — мог. 4; 6 — мог. 3; 7 — Т. III. мог. 67; 8 — мог 5.

(Открыть Рис. 85 в новом окне)

(148/149)

крестец с 7-8 позвонками в сочленении, лопатка, рёбра по 4-6 в сочленении, иногда встречались бедренная и берцовая кости. От каждой туши в могилу положено по 2-5 кусков мяса.

 

Могила 42. Курган типа чаа-тас с пологой западинкой посередине. Диаметр его 7 м, высота 30 см. В насыпи выявлена ограда подквадратной формы с вертикально поставленными плитами, ориентированная в направлении СВ-ЮЗ. Сохранились плиты южного и восточного её углов. Стены ограды сложены из плитняка. Обнаружено до трёх рядов горизонтально уложенных плит. С внутренней стороны южного угла ограды найдено глиняное пряслице (рис. 86, 2). С внешней стороны угла встречены железные серп с черешком и отверстием для крепления рукоятки и наконечник лопаты (рис. 86, 1, 3). В центре кургана на глубине 80 см лежал пепел сожжённого взрослого человека (рис. 85, 2). К северу от него находились днище н части тулова двух сосудов, один из них — кыргызская ваза грубой выделки с пояском треугольного орнамента (рис. 84, 2). В центре, с северной стороны, сохранились остатки дерева, — возможно, часть столба от тына, ограждавшего могильную яму. Рядом с сосудами встретились кости не менее чем от 4 овец такого же состава, как и в предыдущей могиле, — по 2-4 куска мяса от каждой овцы.

 

Могила 10. Округлый каменный курган диаметром 1,5 м, высотой до 20 см. В разных местах насыпи найдены, по-видимому, не относившиеся к кургану, случайно попавшие в его насыпь, разрозненные кости человека (фрагменты черепа, рёбра, таранная) и овцы (ребро, 2 лопатки, 2 позвонка, фрагменты длинных костей), черепки таштыкских и каменноложских сосудов. Пяточные и таранные кости коровы, вероятно, имели отношение к расположенному рядом таштыкскому могильнику, — кроме таштыкских склепов, такое сочетание костей коровы больше нигде не известно. На глубине 65 см лежал скелет младенца в возрасте до полугода, на спине, головой на СЗ (рис. 87, 2).

 

Могила 11. Каменный курган с возвышением в центре, диаметр 1,5 м, высота 15 см. В южной стороне кургана выявлены 2 ряда вертикально врытых плит длиной 60 см, ориентированных по линии СВ-ЮЗ. В северной стороне кургана на глубине 40 см лежал скелет младенца в возрасте до года, на спине, головой на СЗ (рис. 87, 3).

 

Могила 27. На глубине 55 см лежал скелет ребёнка 5 лет, на спине, головой на ССЗ. Слева от погребённого обнаружили 2 горшка с округлым туловом и широкой горловиной и кости молодой овцы, — видимо, остатки 7 кусков мяса (рис. 87, 7).

 

Могила 28. Справа от предыдущего погребённого, совсем рядом с его черепом и плечом,

Рис. 86. Тепсей XI. Вещи из могилы 42.

1, 3 — изделия из железа; 2 — из керамики.

(Открыть Рис. 86 в новом окне)

Рис. 87. Тепсей XI. Планы захоронений.

1 — мог. 8; 2 — мог. 10; 3 — мог. 11; 4 — мог. 20; 5 — мог. 26; 6 — мог. 28; 7 — мог. 27. (Открыть Рис. 87 в новом окне)

(149/150)

находился массивный толстостенный сосуд с широким туловом и отбитой горловиной, типа среднеазиатских хумов. В его заполнении и частично слева от него было много фрагментов пережжённых костей взрослого мужчины (рис. 87, 6).

 

Могила 43. Округлый каменный курган диаметром 6,5 м, высотой 10-15 см. В северовосточной насыпи кургана найдены разрозненные кости женщины 40-60 лет (обломки черепа, кости обеих рук и ног, кроме предплечья, мелкие обломки рёбер, нижняя челюсть). Кости плохой сохранности. К северу от погребения на глубине 20-40 см встретился толстостенный сосуд с отбитым верхом типа среднеазиатских хумов, к востоку от погребения на глубине 25 см — фрагменты сосуда тагарского времени. Под насыпью погребения не обнаружено.

 

Остальные могилы выглядели следующим образом. В 16 из них на глубине 25-40 см (только 2 раза глубиной 80 см) лежала кучка пепла сожжённого человека. Лишь в 3 случаях рядом с пеплом (может быть, случайно?) оказались кости животных: в могиле 31 — астрагал и трубчатая кость овцы, в могиле 33 — 5 позвонков и 2 астрагала коровы, в могиле 37 — астрагал. В 13 могилках на глубине 20-100 см находились скелеты младенцев или детей до 3 лет, лежавшие обычно на спине, головой на С и СЗ. В двух могилах (3 и 26) около скелетиков стояли небольшие горшочки (рис. 84, 1, 7). В могилах 13 и 15 под каменной насыпью диаметром до 1,5 м остатков погребения не сохранилось. Такие же курганчики имелись над могилами 18, 20 и 22.

 

На небольшом могильнике Тепсей XI исследовано 36 могил кыргызского времени (не считая раскопанных в 1977 г.). В 7 могилах (13, 15, 19, 23, 25, 29, 32) погребения не обнаружены или в них содержались маловыразительные остатки захоронений более раннего времени. Всего здесь было погребено 39 человек. Пепел 5 сожжённых человек захоронен в 3 могилах типа чаа-тас, более сложных по устройству и большего размера, а 17 человек — в могилах, надмогильные сооружения которых не удалось проследить. По обряду трупосожжения погребены 22 человека. Определённые останки сожжённых людей таковы: 1 взрослый мужчина, 8 взрослых, без уточнения пола, 3 подростка, 10 человек не определены. Видимо, сожжению подвергались в основном взрослые и реже подростки.

 

По обряду трупоположения погребены 17 человек: женщина 40-60 лет (мог. 43), 13 грудных младенцев в возрасте до 2 лет и трое детей от 2,5 до 5 лет. Грудные младенцы составляют 33 % общего числа всех погребённых в могильнике людей.

 

Тепсей III.   ^

 

Могилы кыргызского времени расположены по всей площади могильника. Надмогильные сооружения в виде округлых каменных площадок, иногда возвышавшихся на 10-20 см, покрывали собой более ранние надмогильные сооружения, многие из которых частично, а иногда, возможно, и полностью, были разрушены и уничтожены. По окраинам могильника кыргызские могилы прослеживались вполне отчётливо (см. рис. 1, 3), в средней же части они сливались друг с другом, представляя сплошной развал камней.

 

В Тепсее III вскрыты 25 могил кыргызского времени (1 — в 1966 г., 21 — в 1968 г., 2 — в 1969 г. и 1 — в 1976 г.). В это число включены также могилы 20 и 21, которые не содержали остатков погребения.

 

Могила 1. Круг из хорошо заметных, выступавших из земли плиток. Под ним прямоугольная яма (180x80 см, глубина 95 см). На глубине 50 см от дна могилы имелось покрытие из толстых плит, сверху заваленных плитняком. На дне лежал скелет женщины старческого возраста, на спине, головой на СЗ. Слева в головах обнаружили кости овцы — остатки 3 кусков мяса.

 

Могила 2. Кольцо камней диаметром не более 1 м. После расчистки здесь оказалась круглая выкладка из плитняка диаметром 3 м, посередине — впадина глубиной до 30 см. Могильная яма имела овальную форму (220x170 см, глубина 120 см). В заполнении выявлены 2 крупные плиты — провалившееся покрытие могилы. На дне лежал скелет женщины старше 60 лет, на спине, головой на ССЗ. На её тазе находились круглая железная пряжка с язычком, слева — лопатка овцы.

 

Могила 3. Надмогильное сооружение подобно предыдущему. Диаметр его 4 м, глубина западины 40 см. Могильная яма овальной формы (230х160 см). В юго-западной половине на глубине 140 см лежал скелет мужчины 40-60 лет, на спине, головой на СЗ. Кости левой руки и ноги завалились вниз. Возле левого бедра располагались железный черешковый нож, на пояснице — 2 железные пряжки, около правой голени — ещё одна (см. рис. 89, 7-9); справа у таза — 3 астрагала (2 овечьих и один косули). Рядом с правой рукой обнаружены кости молодой овцы — остатки 4 кусков мяса. На 50 см ниже, в северо-восточной половине, находился скелет коня, уложенного с подогнутыми под брюхо ногами, головой, как и человек, на СЗ. По бокам его была пара железных стремян, в зубах железные удила (рис. 88, 6-8). Под черепом и грудными костями выявили 6 железных прямоугольных наременных накладок с заклёпками, 2 железных наконеч-

(150/151)

ника ремня (70x14 мм) и обломки других предметов (рис. 88, 9-11). Над правым стременем сохранились незначительные остатки берестяного колчана (?) и на них железный наконечник стрелы. Возле правого колена найдены еще 2 наконечника с костяными свистунками (рис. 89, 1-3).

 

Могила 6. Под овальным скоплением камней на площади 50х150 см на глубине 65 см располагался каменный ящик (55х35 см, высота 30 см). В нем лежал скелет годовалого младенца, на спине, головой на ССЗ, поверх него — горшок с отбитым верхом (рис. 84, 12).

 

Могила 7. Под беспорядочно набросанными камнями на площади 2,5x2 м, в северной части, на глубине 45 см лежал скелет полугодовалого младенца, на спине, головой на З. В южной части раскопа на глубине 55 см встретилась небольшая кучка пепла сожжённого человека.

 

Могила 8. Под каменным кольцом диаметром около 4 м находился круглый кольцевой развал плитняка диаметром 5 м, а с северо-запада к нему примыкала плитняковая выкладка над таштыкской могилой. Среди камней развала в разных местах найдены подвергшиеся сильному воздействию огня позолоченные железные накладки от узды тонкой чеканной работы (рис. 89, 19-22). Позолота от огня скипелась в мелкие корольки.

 

Могила 9. Под кольцевым каменным развалом диаметром 5 м имелся овальный каменный холмик диаметром 6-7 м, высотой 40 см, с западиной посередине. На уровне погребённой почвы к северу от центра выявлена кучка пепла сожжённого взрослого человека, а к юго-западу от него — большая кучка пепла сожжённого коня. На том же уровне в восточной части холмика обнаружены железное стремя, фрагменты железных бляшек, 5 бронзовых наременных бляшек и оплавившаяся бронзовая бляшка (рис. 89, 10-16). В западной половине, на том же уровне лежали железный топорик (тесло), костяное остриё, черепки от венчика горшка каменноложского этапа. В разных местах в почвенном слое обнаружены разрозненные обломки костей домашних животных — лошади, коровы и овцы, к погребению в насыпи, по-видимому, не относившиеся. Под холмиком, посередине, выделялось пятно неясных очертаний — могильная яма. На глубине 60 см находились кости взрослой овцы — от 3 кусков мяса. На 10 см ниже встретилась кучка пепла сожжённого человека. Выше, в заполнении ямы, отдельно найдено бронзовое шило (подгорновский этап).

 

Находки, обозначенные нами как могила 9, следует, очевидно, рассматривать так. В неглубокой яме были погребены пепел человека и предназначавшаяся ему мясная пища. На уровне горизонта захоронены раздельно пепел человека и пепел коня и сопровождавшие их предметы — одежда, сбруя и другие вещи (стремя, бронзовые и железные бляшки, тесло и костяное остриё). Черепки каменноложского сосуда и бронзовое шило к погребённым не относились.

 

Могила 10. Под беспорядочно набросанными камнями на глубине 95 см лежал скелет женщины 40-60 лет, на спине, головой на З. В ногах находился горшок (рис. 84, 16) и 2 фрагмента сильно окислившихся железных орудий (нож? шило?).

 

Могила 11. Под незначительным кольцеобразным каменно-земляным возвышением диаметром 4-5 м, на глубине около 1 м, лежал скелет человека в возрасте 14-15 лет, на спине, головой на СЗ. Могила ограблена. На месте сохранились лишь кости ног ниже колена. Вещей не было. Были обнаружены 2 черепка каменноложского этапа.

 

Могила 12. После снятия почвенного слоя выявился круглый холмик диаметром около 3 м, покрытый в 2-3 слоя плитняком. В яме (120х70 см) на глубине 50 см лежал скелет ребёнка 9 лет, на спине, головой на СЗ. На тазовых костях находилась маленькая роговая пряжка (рис. 89, 4), возле левого плеча — кости грудины овцы. Рядом с костяком, к северо-востоку от него, обнаружена детская могилка таштыкского времени.

 

Могила 14. Под каменным кольцом диаметром 2,5-3 м, на глубине 50 см, сохранились остатки истлевшего деревянного ящичка (30х30 см), а в нем — пепел человека. На 65 см ниже выявлены горшки таштыкского времени и кости овцы.

 

Могила 15. Там, где в стороне от других виднелись 2 камня, вскрылся холмик (2х1,3 м, высота до 20 см). Под ним находились 2 тонкие плиты — покрытие могилки. Глубина её 80 см, размеры не установлены. Яма была разгорожена тремя наклонно поставленными плитами. По юго-западную сторону их лежал прикрытый плитами скелет младенца полутора лет, на спине, головой на СВ. В головах его горшок (рис. 84, 8), в ногах — отдельно лежавшие локтевая, пястная кости, фаланга руки юноши 15-16 лет. По северо-восточную сторону плит встретились скелет взрослой овцы и скелетик эмбриона овцы, размещенные параллельно младенцу, головой также на СЗ.

 

Могила 18. После снятия почвенного слоя и зачистки камней обнаружен каменно-земляной холмик диаметром 3,5 м. Под западной его частью, на глубине 80 см, лежал скелет ребёнка 4 лет, головой на ССЗ. В головах обнаружены горшок (рис. 84, 14) и кости овцы— бедренная и большая берцовая.

(151/152)

Рис. 88. Тепсей III. Вещи из могил: 1-4 — мог. 28; 6-11 — мог. 3; 5 — Т. II, мог. 5.

(Открыть Рис. 88 в новом окне)

 

Могила 19. Каменно-земляной холмик диаметром 5 м, высотой до 25 см с западинкой посередине. Под западиной, на глубине 90 см, в беспорядке были разбросаны кости юноши 14-15 лет и молодой овцы. Среди них встретились плечевая кость годовалого младенца, железные клинок ножа и пряжка (рис. 89, 6).

 

Могилы 20, 21. Небольшие каменные круги диаметром 1,5 и 2,5 м. Остатков погребения не обнаружено. Возможно, это могилки младенцев.

 

Могила 27. На поверхности среди общего развала плит не выделялась. После зачистки выявилась овальная закладка могилы. Под ней, на глубине лишь 15-20 см, лежал скелет женщины 20-22 лет, на спине, головой на ЮЗ. Возле черепа находилась железная пряжка с язычком.

 

Могила 28. Каменно-земляной кольцевой холмик диаметром 5 м, высотой 20 см, с западиной в 20 см. В северо-восточной части насыпи среди камней, на глубине 20 см от поверхности, лежал скелет младенца 2 лет, вероятно, погребение кыргызского времени или еще более позднего (см. ниже — мог. 36). Под серединой западинки выявлена основная могила этого сооружения. Форма и размеры могильной ямы не установлены. Западная половина могильной ямы была глубиной 100 см, восточная — 130 см. В ней находился скелет юно-

(152/153)

ши 18 лет, на спине, головой на С. Непотревоженными сохранились кости правой руки, ноги, таза и левой ноги ниже колена, остальные кости смещены, некоторые отсутствуют. В восточной половине найден скелет коня, лежавшего на животе, тоже головой на С, с поджатыми под брюхо ногами. Его череп и шейные позвонки были смещены и разбросаны. Очевидно, грабители попали на среднюю часть могилы и потревожили оба скелета. Около правого плеча юноши обнаружен железный нож, у левого колена — 3 железных наконечника стрелы, обращенные острием вниз, к ногам, 2 из них со свистунками (рис. 88, 1, 2). По бокам коня лежали 2 железных стремени (рис. 88, 3, 4). Возле скелета юноши и над скелетом коня кости двух овец — остатки от 13 кусков мяса.

 

Под холмиком могилы 28 оказалось ещё несколько памятников разного времени: могила подгорновского этапа (мог. 38), 2 могилы и 2 помина таштыкской культуры (мог. 37, 39), детская могилка кыргызского времени (мог. 36) и, наконец, обломок каменной колотушки афанасьевской культуры, найденный в почвенном слое.

 

Могила 30. Каменный круг диаметром 2,2 м. Первоначально, видимо, это был земляной холмик высотой до 70 см, обложенный по поверхности плитняком, затем сравнявшийся с поверхностью, на месте остались лишь плитки основания холмика. В центре овальная яма (180x90 см, глубина 105 см), заполненная плитняком. На дне лежал скелет подростка 10 лет, на спине, головой на ЮВ. Череп находился на каменной плитке. Справа у пояса встретилась маленькая роговая пряжка-блок (рис. 89, 5).

 

Могила 31. Едва заметное кольцевое каменное возвышение. В восточной его части на глубине 20 см обнаружен пепел взрослого человека, рассеянный на площади 120х60 см. В юго-восточной части кольца выступала наклонно лежавшая прямоугольная плита (130х50 см). Под ней, на глубине 100 см, находились кости ребёнка 5 лет, разрозненные, в беспорядке, и кости молодой овцы (не менее чем от 4 особей). В центре, на глубине до 140 см были беспорядочно завалившиеся небольшие плитки, но следов захоронения не оказалось. Это либо остатки полностью разграбленной могилы, либо, что вероятнее, следы неудачной работы грабителей.

 

Могила 32. Каменный круг диаметром 2,5 м. На глубине 100 см лежал скелет подростка 12 лет, на спине, головой на ЮЗ. Вдоль его таза и бедренной кости, справа, стояла вертикально плита, а за ней, на 30 см глубже, выявлен скелет старой овцы, располагавшийся параллельно подростку, головой также на ЮЗ. Рядом с ним находился кувшинообразный горшок, кости двух овец (остатки обычной мясной пищи), лопатка коровы, 2 поясничных позвонка и ребро лошади. На коровьей лопатке лежал железный черешковый нож. На 50 см выше скелета подростка, справа, в стороне, оказался помин таштыкского времени — 2 горшка и кости овцы.

 

Могила 33. Каменно-земляной круг диаметром около 3 м. Покрытие могилы на глубине 50 см состояло из большой плиты (160х100 см) и нескольких мелких. Под ним, на глубине 120 см, лежал скелет женщины старше 60 лет, на спине, головой на ЮЗЗ. Под скелетом в области головы и плеч сохранились остатки дерева — досок (?). По бокам черепа находилась пара бронзовых серёг с характерным шарнирным желобком посередине (рис. 89, 18). Справа, на уровне груди и головы, размещались 2 горшка (рис. 84, 10, 11), железный нож, кости овцы от 5 кусков мяса, крестец и и 2 ребра коровы. К северу от скелета, на 0,5 м выше, стоял горшок таштыкского типа (поминальник).

 

Могила 36. Обнаружена при раскопках могилы 28, в 1,5 м к северо-востоку от неё. На глубине 90 см оказались 2 плиты, поставленные на ребро по линии СЗ-ЮВ, наклонно к ЮЗ. По юго-западную сторону получившейся таким образом стенки лежали кости младенца 2 лет, на спине, головой на СЗ. По другую сторону плит находился скелет взрослой овцы, положенной параллельно младенцу, головой также на СЗ.

 

Могила 44. После зачистки небольшого возвышения с выступавшими из земли камнями выявилась сплошная забутовка плитняком на площади 2,5x1,5 м, под ней — покрытие из 4 горизонтально уложенных плит. Ещё ниже, на глубине 50 см, уцелели остатки покрытия из плах шириной до 20 см, уложенных в направлении СЗ-ЮВ. Под плахами сохранились остатки детского погребения таштыкской культуры. Еще ниже, на глубине 80 см, лежал скелет юноши (мужчины) старше 14 лет, на спине, головой на ЮЗ. Справа в головах стоял небольшой горшок (рис. 84, 9). В ногах и частично на голени располагались железный нож и кости коровы — 3 обломка рёбер и поясничный позвонок, на тазовых костях — железная пряжка-обоймица, справа в ногах — железный нож. Сразу же под погребением младенца и частично под скелетом юноши лежали горизонтально плиты, ещё ниже, на глубине 130 см, — 2 группы камней — одна под скелетом, другая — к северу от него. Под ними был явно не тронутый материк. Непонятно назначение каменных плит, размещённых ниже исследованных захоронений. Погребение младенца типично таштыкское. Оно несколько

(153/154)

Рис. 89. Тепсей III. Вещи из могил:

1-3, 7-9, 17 — мог. 3; 4 — мог. 12; 5 — мог. 30; 6 — мог. 19; 10-16 — мог. 9; 18 — мог 33; 19-22 — мог. 8. (1-3, 6-9, 16, 17, 19-22 — изделия из железа; 4, 5 — из рога; 10-15, 18 — из бронзы).

(Открыть Рис. 89 в новом окне)

(154/155)

повреждено типично кыргызским погребением юноши.

 

Могила 50. После снятия почвенного слоя обнаружилась стенка из поставленных на ребро плит в направлении ЮЗЗ-СВВ, наклонно к ССЗ. Длина её 120 см. На глубине 90 см по южную сторону стенки выявлен скелет барана головой на ЮЗЗ. По северную сторону, на 10 см ниже, лежал скелет ребенка 4 лет, на спине, головой на СВВ. В головах его найден горшок грубой выделки, типично кыргызский (рис. 84, 13). К западу от этого погребения находилась таштыкская могилка, частично разрушенная им. В ней сохранилась только верхняя часть скелета ребёнка.

 

Захоронения детей вместе с бараном заслуживают особого внимания. В кыргызском могильнике Тепсей III таких могил 6. В 3 из них баран положен в могилу рядом с ребёнком 1,5-2 лет (мог. 4, 15, 36), в одной — с ребёнком 4 лет (мог. 50) и в двух случаях — с подростками 12 и 14-15 лет (мог. 19, 32). Во всех погребениях скелет барана находился рядом с детским скелетом, параллельно ему, но отделён стенкой из тонких плит. Баран в этих могилах занимает точно такое место и положение, как и верховой конь в могиле взрослого мужчины. Надо полагать, что баран в данном случае выполнял роль верхового коня. Вспомним в связи с этим сообщение о гуннах: «Мальчик, как скоро может верхом сидеть на баране, стреляет из лука пташек и зверьков, а несколько подросши, стреляет лисиц и зайцев и употребляет их в пищу» (Бичурин, 1950, с. 40). Отметим также, что монголы до недавнего времени использовали баранов как вьючное животное для перевозки грузов. Пожилые тувинцы рассказывают, что в детстве они часто развлекались ездой верхом на баране. Очевидно, погребальный обряд кыргызов на Енисее отражал в данном случае реальное соотношение роли барана и коня в процессе обучения верховой езде. Езда на баране — это игра и забава для детей, а вместе с тем и первый опыт верховой езды. И соответственно этому, отправляя в загробный мир взрослого мужчину, ему давали с собой верхового коня, а детей и подростков снабжали бараном.

 

Могила 67. Обнаружена в 1976 г. на отмели водохранилища среди завала каменных плит. На дне могилы лежал скелет мужчины 50-60 лет, на спине, головой на ССВ (см. рис. 85, 7). Вблизи шейных позвонков, под нижней челюстью, найдена роговая пронизка ( рис. 90, 13). Между бёдрами встретились железные нож, кольцо и пряжка с подвижным язычком (рис. 90, 15). Вдоль правой ноги сохранились остатки берестяного колчана открытого типа со стрелами, железные наконечники которых (рис. 90, 1-5) лежали на кисти правой руки. Около колена обнаружены железные накладки от колчана, на правом бедре — железный крюк от него же (рис. 90, 14), а поверх колчана — роговые части сложносоставного лука — 2 срединные боковые накладки (рис. 90, 6, 7). Возле левого локтя была костяная застёжка от пут (?) (рис. 90, 12), вблизи левого плеча-кости овцы — остатки 3 кусков мяса. Слева, рядом с погребённым, выявлен скелет молодой, до 2 лет, необъезженной кобылы, на брюхе, с подогнутыми ногами, головой на ЮЮЗ. С левого бока кобылы поверх костей грудной клетки лежали 6 конских рёбер, — вероятно, под потник седла был подложен кусок конины с 6 рёбрами. Справа на рёбрах находилась роговая подпружная пряжка (рис. 90, 10), ниже — железное стремя с восьмёркообразной петлей (рис. 90, 8), слева на рёбрах — железные подпружная пряжка (рис. 90, 11) и тесло с несомкнутым швом втулки. В зубах лошади были железные восьмёркообразные удила (рис. 90, 9). Слева под костями задней ноги найден фрагмент однолезвийного железного клинка — палаша или кинжала с черешком.

 

Тепсей II.   ^

 

На краю террасы, отдельно от других скоплений могил, находилась большая группа хорошо видимых на поверхности небольших каменных могил. Весь могильник исследован одним сплошным полигональным раскопом площадью около 150 м2. Раскопку вёл И.С. Портнягин. Могильник содержал 9 могил, 7 из них были видны на поверхности террасы, а 2 обнаружены после зачистки каменных развалов могил.

 

Могилы имели вид едва заметного возвышения (до 15 см над поверхностью), местами из земли выступали верхние грани камней. После снятия верхнего слоя почвы выявились небольшие груды развалившихся камней округлой формы диаметром до 3 м.

 

Могила 1. Развал камней диаметром 1,5 м. На глубине 40 см под плитой (35х35 см) лежал скелетик новорожденного младенца, в утробном положении, на левом боку, головой на СВ. В каменном развале найдено несколько обломков костей овцы, лошади и косули, которые, вероятно, к погребению не относились.

 

Могила 2. Развал камней диаметром 3,5 м, а под ним массивная квадратная плита (110х110 см), ниже, на глубине 60 см, несколько плиток. На них лежали кучка пепла человека старческого возраста, 2 горшочка (рис. 84, 19, 20) и кости овцы — остатки 6 кусков мяса. В развале камней и в почвенном слое возле него обнаружены черепки не менее двух небольших горшков, очевидно, тесинского этапа.

(155/156)

Рис. 90. Тепсей III. Вещи из могилы 67:
1-5, 8, 9, 11, 14, 15 — изделия из железа; 6, 7, 10, 12, 13 — из рога.
(Открыть Рис. 90 в новом окне)

(156/157)

 

Могила 3. Развал камней диаметром 1,5 м. Под ним небольшая плита покрытия. В ямке, на глубине 70 см, были разбросаны в беспорядке кости новорождённого младенца. Вещей не оказалось.

 

Могила 4. Развал камней диаметром 2,5 м. Размеры могилы около 150х100 см, глубина 80 см. Покрытие состояло из плит размерами до 100x50 см. На дне лежал скелет годовалого младенца, на спине, головой на ЮЗ. Рядом с ним, на 10 см выше, выявлен скелет барана, положенного в том же направлении, что и скелет младенца. Находившиеся рядом с бараном плиты, возможно, представляли собой повалившуюся перегородку. Вещей не было.

 

Могила 5. Развал камней диаметром 2,5 м. Под ним покрытие могилы из нескольких крупных плит. На глубине 80 см лежал скелет мужчины 20 лет, на спине, головой на ССЗ. Череп в лобной части был пробит. Образовавшееся отверстие имело правильную квадратную форму (26х26 мм). На поясе мужчины была железная пряжка (рис. 88, 5), слева в головах — горшок (рис. 84, 22). Рядом с плечом встретились кости овцы — остатки 7 кусков мяса.

 

Могила 6. Развал камней диаметром 3 м. Под покрытием из 3 горизонтально расположенных плит, на глубине 50 см, лежал скелет ребёнка 3 лет, на правом боку, с согнутыми ногами и руками, головой на З. Слева в головах горшок (рис. 84, 17).

 

Могила 7. Развал камней размерами 3х4 м. Под горизонтально расположенными плитами покрытия, на глубине 40 см, лежал скелет мужчины 25-30 лет, на спине, головой на ЮЗЗ. В головах справа обнаружен горшок (рис. 84, 21), рядом, напротив грудной клетки, — кости овцы — остатки 6 кусков мяса.

 

Могила 8. Развал камней диаметром 1,5 м. Под ним, на глубине 40 см, сложенное из наклонно поставленных плиток подобие шатра, в котором лежал берестяной короб с пеплом взрослого человека. Короб прямоугольный, шитый, размерами около 50x30 см. Вещей не было.

 

Могила 9. Редко разбросанные камни на площади в 2,5х1,5 м. Под ними, на глубине 65 см, в беспорядке разбросаны кости полуторагодовалого младенца. Рядом находился небольшой горшочек (рис. 84, 18).

 

В могильнике Тепсей II погребены люди разного возраста (двое новорожденных, трое детей 1-3 лет, четверо взрослых). Устройство могил одинаково — грунтовая яма, покрытая плитами, выше развал плитняка от какого-то могильного сооружения. Погребённые положены на спину и затем повернуты направо. Ориентированы головой на ЮЗ или З (4 случая), но также и в обратном направлении — на СВ (2 случая). Все это отличает памятники Тепсея II от кыргызской части могильника Тепсей III, где покрытие могилы из крупных плит нехарактерно, погребённые лежали на спине и ориентированы преимущественно на СЗ (7 случаев), реже на З или ЮЗЗ (3 случая). Керамика Тепсея II очень близка к кыргызской, но характерных специфических кыргызских форм сосудов не отмечено. Все свидетельствует о том, что могильник принадлежал какому-то другому общественному коллективу. Поскольку в большом могильнике Тепсей III представлены разные социальные слои кыргызского общества, надо полагать, что Тепсей II принадлежал скорее не иному слою кыргызского общества, а другому хронологическому периоду, следовавшему непосредственно за временем кыргызского каганата.

 

* * *   ^

 

Комплекс кыргызских погребальных памятников у горы Тепсей включает 3 разновременных могильника: Т. XI, Т. III и Т. II, продолжающих единую линию развития с таштыкского времени. Самым ранним из них надо считать Тепсей XI, который относится к VI-VIII вв. Он состоит из трёх курганов типа чаатас и 29 могил. Конструкции надмогильных сооружений, погребальный обряд и инвентарь курганов близки материалам из раскопок чаатасов VI-VIII вв. на Енисее (Евтюхова, 1948, с. 14-30). Топография могильника также указывает на начало его формирования в VI в., так как он непосредственно граничит с таштыкским могильником, расширяя единое поле захоронений на северо-восток вверх по склону террасы. При этом кыргызские могилы типа чаа-тас нигде не перекрывают собой таштыкские памятники, хотя располагаются зачастую поверх более ранних погребений карасукского и тагарского времён. Все это позволяет считать, что линия развития с III-V вв. и далее в VI-VIII вв. не прерывалась.

 

В пределах чаа-таса Тепсея XI отмечены следующие виды погребения умерших: захоронение детей по обряду трупоположения без сопровождения и в сопровождении предназначенных им жидкой пищи в горшках и мяса овцы; погребение детей и взрослых по обряду трупосожжения, т.е. кремация умершего человека и затем захоронение в ямке собранного пепла. Прах кремированных умерших всегда предавали земле в какой-то ёмкости. Это мог быть глиняный сосуд, берестяная коробка и деревянный ящичек либо же мешок из кожи или другого органического материала. Такие различия в ёмкостях, видимо, принципиального значения не имели. В могиле 16, где предполагается захоронение двух мешочков с пеплом умерших юноши и подростка, они были придавлены с трёх сторон каменными плитами, образовавшими треугольный каменный ящик.

 

Интересна дифференциация погребального

(157/158)

обряда в зависимости от возраста покойника. Младенцев до 3 лет хоронили на спине, в вытянутом положении, иногда с чуть подогнутыми ногами, как правило, без сопровождающего инвентаря. Детей и подростков (с 3 до 15 лет) хоронили так же, но часто снабжали жидкой пищей в сосуде и мясом овцы. Ориентировка погребённых сильно варьирует: преобладает северная и северо-западная, реже юго-западная и северо-восточная. Взрослых хоронили по обряду трупосожжения, обычно без сопровождающего инвентаря. Над могилой сооружали небольшой каменный холмик. Тесное расположение могил привело к слиянию их руин в сплошной развал плит. Лишь некоторые лица удостаивались погребения в могилах сложной конструкции типа чаа-тас, в сопровождении нарядных кыргызских ваз и пышной тризны, для которой резали до 17 овец. В таких могилах погребали 1-3 человек.

 

Соотношение погребальных памятников в могильнике Тепсей XI в какой-то мере подобно тому, какое имеет место в таштыкском комплексе Тепсей III, состоящем из трёх склепов и большого числа грунтовых детских и нескольких могил взрослых. Таштыкские склепы принято интерпретировать как коллективные усыпальницы членов рода. В этой связи эволюцию погребального обряда в кыргызское время можно объяснить имущественной и социальной дифференциацией внутри рода.

 

В курганах типа чаа-тас — погребения индивидуальные либо групповые, из ближайших членов семьи, где каждого умершего снабжали мясом 4, 8 и более овец и богато украшенной посудой, в то время как остальных покойников хоронили без сопровождающего инвентаря. Подобные различия наблюдаются в погребении разных возрастных категорий населения начиная с младенческого возраста. Видимо, в составе рода выделяются семьи родовой знати, богатых владельцев скота, занимавшие привилегированное общественное положение.

 

С известной долей вероятности можно связать упоминаемый в рунических надписях на скалах горы Тепсей эпоним «Тебсей (Тепсей, Тебшей)», впервые зафиксированный в VII-VIII вв. и сохранившийся в качестве топонима до настоящего времени, с родовым названием населения, оставившего погребения, синхронные надписям. В одной из надписей родовое название «Тебсей» упомянуто в контексте с родовой тамгой (Кляшторный, 1976, с. 69).

 

Наряду с характерным комплексом чаа-таса Тепсей XI единую группу представляют кыргызские погребения Тепсея III. Здесь взрослых мужчин хоронили с верховым конём, а детей и подростков (мальчиков) — с бараном, который, видимо, заменял им коня. Женщин в могиле сопровождала только пища в горшке и мясо овцы. Мужчин снабжали оружием: сложносоставным луком с костяными накладками, берестяным колчаном с карманом, наполненным стрелами с трёхлопастными железными наконечниками, топором-теслом, ножом, кинжалом, палашом. Сопровождавшие воинов кони были взнузданы и осёдланы. Погребённые всех категорий снабжались также предметами личного обихода: пряжками от ремней, украшениями, ножами и т.д. и обязательно мясом овцы.

 

Могильник Тепсей III расположен по склону террасы южнее чаа-таса Тепсей XI. Кыргызские могилы повсеместно перекрывают более ранние таштыкские погребальные и поминальные памятники, что указывает, наряду с датировкой его по аналогии с другими памятниками Минусинской котловины (Левашева, 1952, с. 129-136), на более позднее время сооружения могильника по отношению к чаа-тасу.

 

Своеобразие погребений воина с конём, их близость синхронным памятникам Тувы и Алтая, а также наличие в пределах единовременного могильника захоронений, совершённых по традиционному для кыргызов обряду трупосожжения, позволяют относить их к иной этнической группе (Теплоухов, 1929, с. 55; Кызласов, 1969, с. 129).

 

Появление в Минусинской котловине населения, оставившего эти погребения, по-разному объясняется в литературе. Нам представляется наиболее правильным связать их с завоевательными походами тюрок в начале VIII в. Можно указать на поход Тоньюкука, Кюль-Тегина и Могиляна в 711 г. н.э., в результате которого кок-тюрки проникли далеко на север, за Саяны, и нанесли поражение кыргызам в черни Сунга, убили кыргызского кагана Барс-бега и «эль его покорили» (Малов, 1951, с. 41). Инвентарь могил (вооружение, сбруя и детали одежды) не противоречит предполагаемой дате и отождествлению погребённых с кок-тюрками.

 

Высказывалось также мнение, что погребения воина с конём оставлены тюркскими военными гарнизонами. Однако применительно к могильнику Тепсей III оно неприемлемо. Не мог же гарнизон состоять на 70 % из женщин и детей и хоронить своих умерших на родовом кладбище кыргызов! Вероятнее всего, эти погребения являются семейным кладбищем тюркского воина, возможно, упомянутого в надписи на горе Тепсей — чигши (Кляшторный, 1976, с. 69). Очевидно, после завоевания Минусинской котловины ветераны тюркского войска получили владения — опорные пункты

(158/159)

каганата в стратегически важных местах в устьях рек Тесь, Туба, Таштык и по Уйбату. Таким мог быть и воин, погребённый в могиле 67, получивший в войнах под знамёнами Тоньюкука и Кюль-Тегина шрам от резаного удара рубящим оружием на переносице, повреждение левой ноги и лишившийся зубов верхней челюсти.

 

Погребённый в могиле 9 пепел человека и коня представляет убедительное свидетельство о судьбе кок-тюрок на Енисее. Политическая власть II Восточно-Тюркского каганата в Минусинской котловине была непродолжительной. В IX-X вв. тюрки слились с кыргызами и переняли обряд трупосожжения.

 

В IX-X вв. в могильниках Тепсей II и Тепсей III продолжают хоронить умерших также и кыргызы, сохранившие обряд трупосожжения. Как и в VI-VIII вв., пепел человека хоронят в берестяном коробе, в деревянном ящике либо просто кладут на дно могильной ямы. Иногда рядом с пеплом помещают сосуды с жидкой пищей и мясо овцы. В двух случаях пепел был погребён на поверхности. Встречены захоронения детей без сопровождающего инвентаря, а также с глиняными сосудами и в двух случаях — с остатками мяса овцы. Возрастные границы в совершении обрядов трупосожжения и трупоположения к IX-X вв. несколько смещаются. Если в VI-VIII вв. по обряду трупоположения погребали детей и подростков не старше 15 лет, то позднее так стали хоронить даже людей в возрасте 20-30 лет. Погребённых снабжали жидкой пищей в горшках и мясом овцы. Из вещей в более поздних могилах отмечены только поясные пряжки. Возможно, погребения взрослых по обряду трупоположения оставлены зависимым от кыргызов населением — кыштымами.

 

Из всех видов захоронений у кыргызов, известных в VI-VIII вв. по могильнику Тепсей XI, исчезают лишь курганы типа чаа-тас, сооружавшиеся над могилами знати. Это может служить подтверждением тому, что высшую ступень иерархии у населения Тепсея в VIII-X вв. заняли пришлые тюрки, к началу X в. уже не отличавшиеся от своих подданных ни по обряду погребения, ни по культуре.

 

Появление кок-тюрок в VIII в. не привело к сколько-нибудь существенным изменениям в хозяйстве кыргызского населения Тепсея.

 

Заметные перемены можно предполагать лишь в развитии социальных отношений. Родовые связи, сохранявшиеся в VI-VIII вв., позднее, с устранением носителей традиционных институтов родовой власти, теряют своё значение. Это наглядно проявляется в отсутствии территориально обособленного общеродового кладбища, сосредоточенного вокруг могил знати. Могилы VIII-X вв. разбросаны отдельными группами по всей площади террасы.

 

Учитывая топографию памятника, можно представить такую последовательность сооружения могил. С начала VIII в. в могильнике Тепсей III были совершены захоронения в могилах 1-3, 6, 7, составляющих как бы юго-западную окраину могильника чаа-тас VI-VIII вв. в пункте Т. XI. Несколько позднее возникла группа могил между двумя большими таштыкскими склепами — могилы 28, 30-33, 36. Ещё позже образовались 2 группы могил на юго-западной оконечности террасы — могилы 9-12, 14, 15, 18, 19 в пункте Т. III и все могилы Тепсея II. Здесь уже нет погребений воинов с конём, но есть захоронение пепла человека и коня с набором вещей, характерных для погребального инвентаря IX-X вв. Большую консервативность сохранил обряд погребения детей вместе с бараном и женщин, отмеченный во всех группах могил, сооружавшихся на протяжении VIII-X вв.

 

Из числа памятников, хронологически относящихся ко времени позднее X в., в комплексе кыргызских могильников у горы Тепсей раскопан лишь один курган (Т. III, мог. 5), не содержавший останков самого человека. В насыпи его найдены детали конской узды — начельник со втулкой, накладка-тройник с шарнирами и 2 накладки, соединённые шарниром, по своей конструкции и орнаментике характерные для кыргызских памятников XI-XII вв. (см. рис. 89, 19-22), недавно выделенных Л.Р. Кызласовым в аскизскую культуру (Кызласов, 1975). Курган расположен в юго-западном конце могильника Тепсей III, в непосредственной близости к кыргызским погребениям IX-X вв. Им завершается время функционирования кладбища (XI-XII вв.).

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки