главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги

С.И. Руденко. Сибирская коллекция Петра I. / САИ Д3-9. М.-Л.: 1962.С.И. Руденко

Сибирская коллекция Петра I.

/ САИ Д3-9. М.-Л.: 1962. 52 с.+27 табл.

 

Глава V.

Украшения конской сбруи.

 

Известно сообщение Геродота о том, что у племени массагетов, обитавших к востоку от Аральского моря, уздечные украшения изготовлялись из золота. Из курганов Горного Алтая скифского времени теперь мы имеем многочисленные украшения конской сбруи, отлитые из меди и главным образом вырезанные из дерева и покрытые листовым золотом. Однако отлитых из золота таких украшений при раскопках курганов, насколько мне известно, до сих пор найдено нигде не было. Тем не менее в Сибирской коллекции несомненно имеются предметы, которые мы вправе рассматривать как украшения конской сбруи. Они состоят из массивных литых бляшек, украшавших, по всей вероятности, уздечные ремни и укреплявшихся на их перекрестиях, из украшений нагрудного седельного ремня и седельных подвесок, или пронизок.

 

Украшения уздечных ремней, главным образом их перекрестий, как об этом можно судить по многочисленным находкам в Пазырыкских и других современных им курганах Горного Алтая, имели обычно круглую, сфери-

(23/24)

ческую или полушарную форму и представляли собой в рельефе или в скульптуре изображения животных, их головы и даже целые сцены. Подобных украшений в Сибирской коллекции немало.

 

Рис. 22. Прорисовка сцены на бляхе.
См. табл. XXIII, 25.

(Открыть Рис. 22 в новом окне)

Рис. 23. Прорисовка изображения волка на бляхе.
См. табл. XXIII, 24.

(Открыть Рис. 23 в новом окне)

 

В первую очередь следует отметить бляшку с изображением сцены нападения барса на лося (табл. IV, 4), головы кошки с козлом в пасти (табл. XXIII, 25; рис. 22), свернувшегося в клубок лежащего волка (табл. XXIII, 24; рис. 23), и точно в таком же положении лежащей лошади (табл. XXIII, 28 и 29), весьма своеобразных изображений волков (табл. XXIII, 30, 31, 36 и 37) и отдельно их голов (табл. XXIII, 34 и 35).

 

Рис. 24. Рельефные полушарные бляхи из Минусинской котловины.

а — изображение сцены нападении барса на горного козла; б — пять птичьих голов.

(Открыть Рис. 24 в новом окне)

 

Подобные же украшения узды известны и из Минусинской котловины. На одном из них (рис. 24, а) представлен барс, впившийся в горло горного козла (Эрм. № СИ-247. Вес 34.5 г), на другом — пять орлиных головок (рис. 24, б), соприкасающихся клювами и представляющих собой пятилучевую звезду (Эрм. № 1124/19. Вес 22.95 г). Украшением узды служили, по всей вероятности, и подвески в виде клыков кабана (табл. XXIII, 6 и 14), так как подобные же вырезанные из дерева клыки неоднократно находились в горноалтайских курганах.

 

Пластины с изображениями лежащих волков, судя по большой скобе для продевания ремня (табл. IV, 1), служили скорее украшением нагрудного седельного ремня, чем узды. По аналогии с подобными же находками из второго Башадарского кургана [3] седельными можно считать подвески Сибирской коллекции, представленные на табл. II, 7 и 8; XXIII, 4, 5, 7, 8, 12, 13, 15 и 16.

 

Во втором Пазырыкском кургане были найдены серебряные поясные подвески и виде фигурок лошадей. Подвески-цронизки в виде фигурок лошадей (табл. XXII, 13, 14) и собак (табл. XXII, 15 и 16) имеются и в Сибирской коллекции, но судя по их массивности, можно предполагать, что они скорее были седельными подвесками. Такое же предположение можно высказать и о подвесках, представленных на табл. VII, 5 и 6. К этой же категории, предположительно, можно отнести подвески-пронизки, изображения которых даны на табл. XXIII, 19-22.

 


 

[3] С.И. Pуденко. 1960, табл. XLVII, 10. [Это единственная сноска в главе; нумерация — ошибка вёрстки.]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление книги