главная страница / библиотека / обновления библиотеки

С.П. Нестеров

Тёсла древнетюркского времени в Южной Сибири.

// Военное дело древних племён Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: 1981. С. 168-172.

 

В Южной Сибири сохранилось множество археологических памятников древнетюркского времени (VI-X вв.). [1] Проблема датировки отдельных из них в рамках VI-X вв. в настоящее время не может считаться в полной мере решённой. Богатый материал для определения возраста дают погребальные комплексы. В качестве датирующего материала используются оружие, конская упряжь, украшения, керамика. Тёсла пока не входят в этот традиционный материал, хотя встречаются в погребениях относительно часто, имеют широкую хронологию бытования. Создание хронологии тёсел важно не только для получения ещё одного датирующего материала, но и в плане временной привязки случайных находок. [2]

 

Специальных исследований по тёслам Южной Сибири ещё не проводилось. При публикации материалов они только упоминаются как предметы, входящие в тот или иной комплекс, [3] или для характеристики материальной культуры какой-либо исторической общности. [4] В литературе указываются различные названия этого предмета: пальштабовидный топор, [5] пальштабовидный топор-тесло, [6] тесло-топор или просто тесло, [7] «керги», [8] кельт-озуп. [9] Неразработанность терминологии ещё раз свидетельствует о необходимости обратиться к этому материалу.

 

В нашем распоряжении имелось 23 экз. тёсел, происходящих из Минусинской котловины, Алтая, Тувы и Восточного Казахстана. При работе над этой темой были использованы материалы архива ЛОИА, коллекции Музея антропологии и

(168/169)

Рис. 1. Тёсла-топоры типа 1. 1 — Чёрная, курган 12; 2 — Бай-Таг, курган 16; 3 — Улу-Ховы, курган 54.

 

этнографии и Государственного Эрмитажа и публикации находок тёсел.

 

Все тёсла изготавливались из железа. В основу типологии положены принципы соотношения втулки и лезвия. Анализ имеющейся коллекции показал, что все тёсла можно разделить на два типа.

 

Тип 1. Тёсла. Ширина лезвия и ширина несомкнутой втулки равновелики или последняя немного шире (рис. 1, 2, 3). Тёсла изготавливались следующим способом: у нагретой четырёхугольной пластины оттягивались с одного конца большие стороны, а затем загибались так, чтобы образовалась несомкнутая втулка. Средняя длина тёсел типа 1 9-13 см, ширина лезвия 4-6 см, высота закраин втулки 3,3 см.

 

В Минусинской котловине обнаружено три экземпляра типа 1. Один происходит из могильника Тепсей III, могилы 67, которая содержала погребение человека с конём (VIII в.), [10] два — из Капчалы II.

 

На Алтае нам известны упоминания о тесле из Туехты, кургана 4 (VII-VIII вв.), и тесло из могильника Курай III, кургана 1 (VII-VIII вв.). [11]

(169/170)

Рис. 2. Тёсла-топоры типа 2. 1 — Усть-Табат; 2 — Минусинская котловина; 3 — Тепсей III, могила 9.

 

Из Тувы происходят четыре экземпляра типа 1. Три из них были найдены в погребениях с конём, относящихся к VI-VIII вв. [12] — Бай-Таг, курган 16, [13] Улу-Ховы, курган 54 [14] (см. рис. 1, 2, 3), и одно — из одиночного погребения в яме под каменным курганом (VIII-IX в.). [15]

 

К типу 1 тёсел относятся также два экземпляра, выходящие за рамки древнетюркского времени, — это тёсла-топоры из кургана 12 у д. Чёрной в Минусинской котловине (рис. 1, 1), размеры его 10x4 см (XI-XII вв.), [16] и из могилы Часовенной горы на Среднем Енисее (XIII-XIV вв.). [17]

 

Тип 2. Тёсла с «плечиками». Ширина лезвия у них больше ширины несомкнутой втулки. Тёсла-топоры этого типа изготавливались следующим образом: у нагретой четырёхугольной пластины загибались стороны одного конца так, чтобы получилась несомкнутая втулка. При этом образовывалось «плечико» (рис. 2). Длина этих тёсел 6,6-13,5 см, ширина 3,4-6 см, высота закраин втулки 3,3 см.

 

Из Минусинской котловины известно четыре экземпляра. Одно тесло найдено в могиле 9 могильника Тепсей III, где был совершен обряд трупосожжения человека и коня (VIII-

(170/171)

IX вв.) [18] (рис. 2, 3). Два тесла — случайные находки: местонахождение одного неизвестно, [19] другой — из Усть-Табата (размеры его 13,5x6 см) (рис. 2, 1). О тесле-топоре VIII-X вв.,  найденном в комплексе, сообщает С.А. Теплоухов. [20]

 

Алтайские находки представлены пятью экземплярами, происходящими из могил «сросткинского типа» Катанда II, курган 2, [21] Сростки I, курган 2, [22] Ближние Елбаны V, Ближние Елбаны VII, могила 78, Ближние Елбаны VIII, курган 2, могила 2. [23]

 

В Туве нам известен один экземпляр тесла типа 2 из Шанчига, кургана 17, датируемого IX-X вв. [24]

 

Восточноказахстанский экземпляр тесла типа 2 найден в Зевакинском могильнике, в кургане 97, относящемся к сросткинской культуре. [25]

 

Необходимо подчеркнуть, что выделение двух типов тёсел позволяет проследить их временное бытование. Время существования тесел типа 1 — VI-VIII вв. Основной ареал их — Тува, Алтай и Минусинская котловина. Все тёсла типа 1 обнаружены главным образом в погребениях, содержащих захоронение человека и коня. Этот обряд был характерен для тюркютов VI-VIII вв. — время господства сначала тюркютов I каганата, затем кок-тюрков (восточных тюрков) II каганата, которые создали своеобразную материальную культуру.

 

В VIII в. на Северном Алтае, в Казахстане распространяется сросткинская культура, получившая дальнейшее развитие в IX-X вв., носителями которой были кимаки. [26]

 

Тёсла типа 2 в основном были известны в Восточном Казахстане, на Алтае, в Минусинской котловине и Туве. Особенно много тёсел типа 2 происходит из кимакских и кыргызских памятников, что свидетельствует о связях этих двух народов в IX-X вв. [27]

(171/172)

 

Таким образом, тесла типа 1 можно отнести к VI-VIII вв., тёсла типа 2 — к VIII-X вв.

 

Как использовались тёсла? Соответствует ли их функциональное назначение их названию?

 

«Тесло — плотничье орудие, у которого лезвие поставлено не вдоль топорища, как у топора, а поперёк, как, например, у кирки», — читаем мы у Даля. [28] У алтайцев это орудие носит название «керги». С.В. Киселёв писал, что «керги» — плотничье универсальное деревообделочное орудие. [29] При помощи «керги» можно было, действуя скорее как теслом, а не как топором, срубить дерево. [30] Таким образом, теслом можно «тесать — обрубать дерево вдоль или накось (поперёк) слоёв, снимая лишнее, рубить плашмя вдоль кромки, поверхности, плоскости...». [31] Значит, теслом не только тесали, но и рубили плашмя, поэтому термин «тесло», на наш взгляд, вполне соответствует его функциональному назначению.

 

Рукояти тёсел могли быть двух видов. Первый — Г-образная рукоять, которая находилась под углом по отношению к лезвию. Археологические данные свидетельствуют, что в Туве при теслах-топорах в трёх случаях сохранились «глаголевидные ручки от них». [32] Относительно второго вида, возможно, с прямой рукоятью, т.е. рукоять и лезвие на одной прямой; пока археологических подтверждений нет.

 

Можно ли считать тесло оружием? Назначение его как орудия труда не исключает использования в качестве оружия, что было отмечено М.П. Грязновым. [33] Это предположение основано на том факте, что многие тёсла найдены в погребениях воинов. Не исключая универсального применения тесла, следует отметить, что в погребениях с конём оно встречается вместе с набором вооружения легковооружённого всадника, и, вероятно, служило рубящим оружием ближнего боя.

 


[1] Грач А.Д. Хронологические и этнокультурные границы древнетюркского времени. В кн.: Тюркологический сборник. К шестидесятилетию А.Н. Кононова. М., 1966, с. 189-190.

[2] Киселёв С.В. Древняя история Южной Сибири. М., 1951, с. 529.

[3] Нестеров С.П., Худяков Ю.С. Погребение с конём могильника Тепсей III. В кн.: Сибирь в древности. Новосибирск, 1979, с. 89, рис. 2, 12.

[4] Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. М., 1969, с. 20, 64, 98, 104.

[5] Архив ЛОИА, ф. 42, оп. 1. д. 35, л. 39.

[6] Кызласов Л.Р. История Тувы..., с. 21.

[7] Грязнов М.П. История древних племён Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая Речка. МИА, 1956, вып. 48, с. 150; Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племён. М.-Л., 1965, с. 71.

[8] Киселёв С.В. Древняя история Южной Сибири, с. 516, 529.

[9] Левашова В.П. Два могильника кыргыз-хакасов. МИА, 1952, № 24, с. 132.

[10] Нестеров С.П., Худяков Ю.С. Погребение с конём могильника Тепсей III, с. 88-93.

[11] Архив ЛОИА, ф. 42, д. 35, л. 39; Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ..., табл. XXXI, рис. 47.

[12] Кызласов Л.Р. История Тувы..., с. 20, табл. I, рис. 13.

[13] Архив ЛОИА, ф. 42, д. 258, л. 12.

[14] Там же, л. 10.

[15] Кызласов Л.Р. История Тувы..., с. 64, табл. II, рис. 107, с. 79.

[16] Эрмитаж, кол. № 1548/7.

[17] Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ..., с. 73-75, рис. 13, 9.

[18] Архив ЛОИА, ф. 35, оп. 1, д. 72, 49; Эрмитаж, кол. № 26, 105.

[19] Музей антропологии и этнографии, кол. № 1298/53.

[20] Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края. МЭ, Л., 1929, т. 4, вып. 2, с. 56-57, рис. 3, 9.

[21] Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ..., с 67, рис. 9 (12).

[22] Там же, с. 71, рис. 11, 4.

[23] Грязнов М.П. История древних племён Верхней Оби..., с. 149.

[24] Кызласов Л.Р. История Тувы..., с. 98, табл. III, рис. 47, с. 104, рис. 34 (1).

[25] Арсланова Ф.X. Курганы с трупосожжением в Верхнем Прииртышье. В кн.: Поиски и находки в Казахстане. Алма-Ата, 1972, табл. 3, рис. 1.

[26] Савинов Д.Г. Расселение кимаков в IX-X веках по данным археологических источников. В кн.: Прошлое Казахстана по археологическим источникам. Алма-Ата, 1976, с. 94-104.

[27] Он же. Этнокультурные связи енисейских кыргызов и кимаков в IX-X вв. В кн.: Тюркологический сборник 1975 г. М., 1978, с. 209-226; Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955, т. 4, с. 403.

[28] Даль В. Толковый словарь..., с. 403.

[29] Киселёв С.В. Древняя история Южной Сибири, с. 516, 530.

[30] Там же, с. 530.

[31] Даль В. Толковый словарь..., с. 402.

[32] Кызласов Л.Р. История Тувы..., с. 21.

[33] Грязнов М.П. История древних племён Верхней Оби..., с. 150, 153.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки