главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Б.А. Литвинский, А.В. Седов. Культы и ритуалы кушанской Бактрии. Погребальный обряд. М.: 1984. Б.А. Литвинский, А.В. Седов

Культы и ритуалы кушанской Бактрии.

Погребальный обряд.

// М.: 1984. 240 с.

 

Содержание

 

Предисловие. — 3

 

Глава I. Могильник Туп-хона — раскопки, типы погребений. — 7

1. Могильник Туп-хона и его раскопки. — 7

2. Классификация погребений. — 35

Глава II. Могильник Туп-хона — материальная культура, хронология. — 48

1. Браслеты, серьги, перстни. — 48

2. Зеркала. — 55

3. Разные металлические изделия. — 56

4. Изделия из египетского фаянса. — 58

5. Керамика. — 64

6. Историко-культурное содержание выделенных типов погребений и их взаимное соотношение. Датировка. — 78

Глава III. Другие могильники Бактрии — Тохаристана. — 85

1. Погребения в наземных сооружениях. — 85

2. Грунтовые могильники и отдельные захоронения. — 94

3. Курганные могильники. — 104

Глава IV. Погребальный обряд и ритуалы Бактрии — Тохаристана. — 135

1. Бактрийский погребальный обряд в свете западных параллелей. — 135

2. Обол Харона? — 150

3. Собака в зороастрийских погребальных верованиях и обрядах. — 161

 

Заключение. — 170

 

цв. вклейка, табл. XIX, XX ]

 

Приложение. Е.В. Зеймаль. Подражания оболам Эвкратида. — 177

 

Библиография. — 192

Список сокращений. — 208

 

Указатель географических названий и археологических памятников. — 210

Иллюстрации [ Табл. I-XVIII, XXI-XXVI ]. — 213

 


 

Предисловие.   ^

 

Изучение археологических памятников Бактрии — Тохаристана давно перешагнуло 150-летний рубеж: городища древних Бактр и Термеза упоминались и описывались разными путешественниками; важной вехой явилось открытие Амударьинского клада. В советское время развёртывается научное изучение городищ правобережной Бактрии — начало было положено работами возглавляемой Б.П. Денике экспедиции Музея восточных культур (Москва). Французская археологическая миссия в Афганистане успешно работала над изучением памятников городской жизни левобережной Бактрии — Тохаристана. Однако погребальные памятники практически выпадали из поля зрения исследователей.

 

Положение радикально изменилось лишь в 1946-1948 гг., когда М.М. Дьяконов, начальник Кафирниганского отряда Согдийско-Таджикской экспедиции, осуществив большие по площади раскопки на Туп-хоне в Гиссаре, вскрыл 96 погребений. Был открыт и частично исследован обширный грунтовый могильник. М.М. Дьяконов, тонкий и необычайно эрудированный исследователь, проницательно датировал одну группу погребений эпохой энеолита (бронза), другую — кушанским временем [Дьяконов, 1950, с. 154-178]. Тем самым было начато изучение погребальных памятников Бактрии — Тохаристана. С самого начала работа по их изучению велась параллельно с исследованием поселений, а датировка опиралась на стратиграфические наблюдения на поселениях.

 

М.М. Дьяконов перенёс затем раскопки погребальных памятников в Кобадианский оазис, где начал раскопки курганов, но преждевременная смерть не позволила ему в должном масштабе осуществить эти работы, которые казались тем более перспективными, что во время разведок в Бишкентской долине были открыты многочисленные курганные могильники.

 

Работы по их изучению проводились в 1955-1959 гг. А.М. Мандельштамом, начальником Кафирниганского отряда Таджикской археологической экспедиции АН ТаджССР, Института археологии АН СССР и Государственного Эрмитажа. Осуществленные А.М. Мандельштамом раскопки и публикация их материалов, бесспорно, явились следующим этапом в изучении погребальных памятников Бактрии — Тохаристана. А.М. Мандельштам раскопал 357 курганов в Тулхарском, Аруктауском и Коккумском могильниках. В 1960 и 1962 гг. он продолжил раскопки в западной части Северной Бактрии, на Бабашовском могильнике. Для публикаций этих раскопок [Мандельштам, 1966б; 1968; 1975] характерны дочерпывающая полнота и скрупулёзность. Впервые были исследованы в широком масштабе погребальные памятники эпохи бронзы и их инвентарь.

 

Большая группа раскопанных курганов связана с кушанским временем. При этом крупнейший из могильников, Тулхарский, был с абсолютной категоричностью отнесен «к чётко определённому отрезку времени, ограниченному в пределах последней трети II в. до н.э. — начала I в. н.э.; при этом возможная ошибка не превышает 25-30 лет» [1966б, с. 160]. К сожалению, при датировке не был учтён весь материал и не использованы все возможности: она покоилась, по существу, лишь на монетах, найденных в четырёх курганах, дата выпуска и обращения которых к тому же

(3/4)

были неоправданно удревнены. Всё это привело к ошибочной исторической интерпретации.

 

Значительный вклад в изучение погребальных памятников внесла Узбекистанская археологическая экспедиция. Работы, которые проводила Г.А. Пугаченкова и её сотрудники — Э.В. Ртвеладзе и Б.А. Тургунов, позволили выявить на территории Сурхандарьинской области целую серию некрополей: грунтовых, курганных и наусов [Пугаченкова, 1966, с. 33-34, 242; 1974, с. 132-134; Тургунов, 1973, с. 64-71; Ртвеладзе, 1978; Ртвеладзе, Исхаков, Маликов, с. 536]. Отдельные погребальные комплексы на территории этой области были также выявлены Л.И. Альбаумом, Ш.Р. Пидаевым, Б.Я. Стависким.

 

Один из авторов книги, Б.А. Литвинский, начал изучение погребальных памятников в 1953-1954 гг., когда им вместе с Е.А. Давидович были открыты погребения на Кухна-кале [см. Литвинский, Давидович; Литвинский, 1956, с. 77-82; 1956а, с. 68-71]. Затем им, совместно с Э.Г. Гулямовой, изучался Душанбинский некрополь [Гулямова; Литвинский, Гулямова, Зеймаль Т.И., с. 129-130, 133-139], погребения на Душанбинских холмах, а в 1960-1961, 1969 и 1971 гг. под руководством Б.А. Литвинского были осуществлены крупномасштабные раскопки на Туп-хоне со вскрытием 600 кв.м площади могильника и 146 погребений 1. [сноска: 1 Материалы этих раскопок не публиковались.]

 

В 1972 г. впервые на территории Бактрии Южно-Таджикистанским археологическим отрядом (начальник — Б.А. Литвинский) были открыты и изучены наусы кушанского времени [Литвинский, 1976, с. 76-84]. С 1973 г. Южно-Таджикистанская археологическая экспедиция (начальник — Б.А. Литвинский) в связи с проведением оросительных работ в Бишкентской долине организовала специальный отряд по изучению памятников долины. Этот отряд, возглавлявшийся первоначально И.Н. Медведской, а затем А.В. Седовым, раскопал 160 курганов и осуществил раскопки на ряде городищ, расположенных на территории долины [Литвинский, Зеймаль Т.И., Медведская, с. 76-100; Медведская, 1976; 1977; 1979; 1980; Седов, 1978, 1979, 1979а и др.].

 

Кроме того, проводились раскопки могильников в Гиссарском районе [Абдуллаев, 1975], Дангаринской долине [Денисов, 1978; 1979; 1981], низовьях Кызыл-су [Мухитдинов, 1975]. В правобережной Бактрии было зафиксировано, в том числе авторами данной книги, много отдельных погребений. В левобережной Бактрии во время работ Советско-Афганской археологической экспедиции В.И. Сарианиди обнаружил и раскопал на Тилля-тепе — княжеские погребения кушанского времени. Открытие этих погребений с исключительно богатым инвентарём явилось событием первостепенного значения [Сарианиди, 1979; 1979а; 1979б; 1980; Сарианиди, Кошеленко; Sarianidi, 1980; 1980а; 1980б].

 

Настоящая монография посвящена тем могильникам Бактрии — Тохаристана, которые относятся к кушанскому периоду. Она, с одной стороны, содержит первое сводное издание материалов раскопок могильника Туп-хона, включая первую публикацию раскопок 1960-1961, 1969, 1971 гг., с другой — краткую характеристику всех других могильников, часть которых публикуется впервые. Используя результаты проведенных Южно-Таджикистанской экспедицией стратиграфических раскопок поселений, авторы пересматривают утвердившиеся представления о датировке таких считающихся эталонными комплексов, как Тулхарский могильник и Туп-хона. При этом учитываются выводы осуществленного Е.В. Зеймалем исследования монетного материала из могильников (его статья помещена в Приложении). Совокупное рассмотрение результатов раскопок всех могильников позволило подойти к исследованию погребального обряда населения домусульманской Бактрии — Тохаристана. Так как генезис и характер захоронений и сооружений наусного типа был детально освещён в предыдущей монографии [Литвинский, Седов], мы вновь

(4/5)

Карта-схема расположения основных могильников северной Бактрии — Тохаристана.

(Открыть карту в новом окне)

(5/6)

к освещению этого круга проблем специально не обращаемся. Мы сосредоточили внимание на том, что характерно для курганных и грунтовых могильников, в частности на внутренней структуре курганных могильников (ее удалось, например, выявить при анализе Тулхарского могильника), классификации погребений (в частности, дается новая классификация погребений Туп-хоны), анализе материальной культуры с хронологических и историко-культурных позиций (проводится сопоставление со стратифицированными материалами бактрийских поселений и аналогичными сериями других регионов Евразии). Анализируются также некоторые стороны погребального обряда, выявляются бактрийско-парфянские и бактрийско-индийские переклички и связи.

 

В нашей работе не освещаются замечательные памятники, связанные с погребальным культом, — мавзолеи, раскопанные в Ай-Ханум. Как показало исследование, проведенное французскими учёными, и геройон [Bernard, 1975, с. 180-189; Francfort, Liger, с. 25-39] и другой мавзолей [Fouilles, I, с. 85-102; Grenet, с. 69-71], а также «мавзолей за пределами стен» [Bernard, 1973, с. 608-620] отражают греческую традицию и должны рассматриваться и анализироваться именно в связи с ней, а не с бактрийской традицией, которой посвящена книга. Отсутствие детальной публикации не позволило рассмотреть и детально проанализировать и замечательные тилля-тепинские погребения 1. [сноска: 1 Руководитель раскопок на Тилля-тепе В.И. Сарианиди подготовил к публикации исследование погребальных комплексов Тилля-тепе.]

 

Авторы вполне отдают себе отчет в том, что археология и нумизматика Бактрии — Тохаристана, история её духовной культуры переживают период бурного накопления материала. Время окончательных решений для многих, наиболее острых проблем ещё не настало. Поэтому они рассматривают свою работу во многом как поисковую. Следует также отметить, что материал, включённый в книгу, иногда выходит за хронологические границы кушанского времени — некоторые могильники относятся к посткушанскому и эфталитско-тюркскому времени.

 

Основной текст монографии написан Б.А. Литвинским. А.В. Седову принадлежит раздел главы III «Курганные могильники». Кроме того, он принимал участие в написании разделов «Погребения в наземных сооружениях» и «Грунтовые могильники и отдельные захоронения». Разделы главы II «Керамика», «Историко-культурное содержание выделенных типов погребений и их взаимное соотношение. Датировка», а также «Заключение» написаны Б.А. Литвинский и А.В. Седовым совместно. Иллюстрации к книге выполнены художником Т. Удымой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки