главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Ю.С. Худяков. Древние тюрки на Енисее. Новосибирск: 2004. Ю.С. Худяков

Древние тюрки на Енисее.

// Новосибирск: 2004. 152 с. ISBN 5-7803-0124-7

 

Оглавление

 

Введение. — 3

 

Глава 1. История изучения памятников древних тюрок Минусинской котловины. — 6

Глава 2. Поминальные памятники. — 15

Глава 3. Погребальные памятники. — 24

Глава 4. Особенности погребальной обрядности древних тюрок на Среднем Енисее. — 41

Глава 5. Вооружение. — 55

Глава 6. Предметный комплекс. — 65

Глава 7. Конское убранство. — 69

Глава 8. Торевтика. — 74

Глава 9. Керамическая посуда. — 81

Глава 10. Вопросы хронологии и этнокультурной принадлежности памятников древнетюркской культуры на Среднем Енисее. — 84

Глава 11. История древних тюрок на Среднем Енисее. — 92

 

Заключение. — 98

Рисунки [ 1-91 ]. — 100

Список сокращений. — 150

 


 

Введение   ^

 

В эпоху раннего средневековья исключительно важную роль в этнокультурной истории степного пояса Евразии играли древние тюрки. Благодаря выдающимся военным успехам в середине VI в. н.э. правителям древних тюрок удалось подчинить почти все кочевые племена евразийских степей на огромной территории от Восточной Европы до Маньчжурии и создать огромное государство — Первый Тюркский каганат. Завоевания древнетюркских каганов способствовали миграциям тюркоязычных кочевников из Центральной Азии в различных направлениях. Они расселились в южных районах Сибири, в Средней Азии, Казахстане, Приуралье, Восточном Туркестане. Военное могущество древних тюрок стимулировало распространение их военно-административной системы, титулатуры, языка и культуры в иноэтничной среде. Ориентация знати других кочевых племён на образцы военно-дружинной культуры древних тюрок привела в раннем средневековье к унификации вооружения, воинского убранства, конской сбруи, украшений и пиршественной посуды во всём кочевом мире. Основные элементы предметного комплекса древнетюркской культуры получили распространение далеко за её пределами. Их активно восприняло население осёдло-земледельческих государств, контактировавших с кочевниками. Поэтому изучение проблем этнокультурогенеза древних тюрок весьма актуально для выявления закономерностей развития кочевого общества и государства, а также особенностей его взаимодействия с другими государственными образованиями, основанными на иных культурно-хозяйственных типах раннего средневековья.

 

Впервые памятники древнетюркской культуры попали в поле зрения учёных ещё в начале XVIII в., но их активное изучение пришлось на вторую половину XX в. К настоящему времени основные их виды (поминальные оградки с изваяниями и балбалами, погребения с конем, петроглифы и рунические надписи) выявлены в различных районах Центральной Азии и на сопредельных территориях. В научный оборот введён большой массив данных из поминальных и погребальных памятников Саяно-Алтая, Монголии, Семиречья и Притяньшанья. Памятники древних тюрок обнаружены в Восточном Туркестане, Восточном и Центральном Казахстане, Приуралье. Изучены и опубликованы сведения о древних тюрках из средневековых письменных источников. Научные исследования были посвящены особенностям поминальной и погребальной обрядности, вопросам хронологии, периодизации и этнокультурной принадлежности памятников древнетюркской культуры. Основные характерные черты вооружения и военного искусства, государственного и социального устройства, религии и искусства древних тюрок анализировались на региональном уровне. Предпринимались попытки обобщить материалы, собранные в пределах всего ареала древнетюркской культуры.

 

Однако при изучении проблем древнетюркского культурогенеза учёные столкнулись с немалыми трудностями. Очень широк ареал распространения древнетюркских памятников. Недостаточно изученными остаются центры государственности и культуры древних тюрок в Монголии и Восточном Туркестане. Унаследованное современной наукой от средневековой традиции расширительное понимание термина «тюрк», служившего для обозначения не только древнетюркского этноса, но и для наименования других тюркоязычных групп, способствовало тому, что на территории Восточной Европы, Западной и Восточной Сибири к числу тюркских памятников относят и комплексы иных кочевых культур.

 

В этой связи важное значение имеет изучение особенностей древнетюркского культурогенеза в основательно обследованных районах распространения данной культуры. Результативность подобного анализа наглядно продемонстрировали обобщающие работы, в которых систематизированы материалы с территории Саяно-Алтая и Тянь-Шаня. Одним из районов распространения памятников древнетюркской культуры является Минусинская котловина.

 

Тюркские памятники Среднего Енисея привлекли внимание учёных ещё три столетия назад. Однако их изучение началось только в XX в., когда были выделены в самостоятельные группы средневековые каменные изваяния и погребения с конём. По мере расширения источниковой базы высказывались разные точки зрения в отношении этнокультурной принадлежности этих памятников.

(3/4)

 

Исследователи по-разному определяли хронологию и этнокультурную принадлежность обнаруженных в Минусинской котловине поминальных сооружений, каменных изваяний людей и животных, стел с руническими надписями, средневековых погребений с конём и бараном. С ростом внимания к древнетюркской проблематике интерес специалистов всё более акцентировался на изучении памятников данной культуры в основных районах их сосредоточения: Горном Алтае, Туве, Монголии, Тянь-Шане. Памятники культуры древних тюрок Минусинской котловины оказались на периферии научных интересов. В обобщающих работах по истории и культуре древних тюрок событиям, связанным с их пребыванием в Минусинской котловине, и их памятникам на данной территории уделено мало внимания. [1] Специальные работы о кок-тюрках на Среднем Енисее увидели свет в конце 1970-х — начале 1980-х гг. [2] С этого времени южносибирской археологией получены очень интересные материалы, которые нуждаются в систематизации и введении в научный оборот.

 

Памятники древних тюрок Минусинской котловины достаточно специфичны. В отличие от других районов Центральной Азии, где древние тюрки сохраняли военно-политическое господство, а значительные их группы и жили здесь в течение почти пяти столетий, долина Среднего Енисея длительное время оставалась вне пределов экспансии тюркских каганатов. Кыргызские правители и их государство в Минусинской котловине нередко воевали с древними тюрками, вступая в коалиции с другими кочевыми этносами. Часто они терпели поражения в этих войнах, попадали в вассальную зависимость от каганов древних тюрок и сейяньто, платили им дань. [3] Однако массированного вторжения войск кочевых империй Центральной Азии в Минусинскую котловину в VI-VII вв. не произошло. Это позволило кыргызским правителям сохранять известную самостоятельность, а кыргызской культуре не терять своих особенностей. Крупномасштабное завоевание кыргызских земель к северу от Саян тюркским войском произошло только в начале VIII в., за несколько десятилетий до окончательного падения Второго Восточно-тюркского каганата — последнего государства древних тюрок в Центральной Азии. Во время знаменитого похода тюркского войска под командованием полководцев Тоньюкука, Могиляна и Кюль-Тегина зимой 710-711 гг. были разгромлены основные силы кыргызов и убит каган Барс-бег. [4] Территория государства кыргызов на Енисее была занята тюркскими войсками. Судя по географии распространения древнетюркских памятников на территории Минусинской котловины, тюрки заняли все земли, населенные кыргызами, от Саянских гор до Ачинско-Мариинской лесостепи. Военные отряды кок-тюрок были рассредоточены в наиболее важных в стратегическом отношении пунктах — в долинах Уйбата и Чулыма, по рекам Тесь, Туба, Таштык, Ут, на левобережье Енисея (при выходе из Саянского ущелья) и на севере Минусинской котловины, на правобережье Абакана (неподалеку от его устья).

 

Военно-политическое господство древних тюрок на Среднем Енисее было очень недолгим. Они не смогли уничтожить кыргызскую государственность, а лишь «навели порядок», дабы обеспечить безопасный тыл на время ведения войн с другими кочевыми объединениями Центральной Азии. Уже спустя десять лет после разгрома, кыргызские правители начали проводить самостоятельную политику, направляя свои посольства в империю Тан. [5] Когда в 745 г. Второй Восточный Тюркский каганат пал под ударами уйгуров, тюрки, проживавшие в Минусинской котловине уже более 30 лет, оказались подданными кыргызских правителей. Они сохраняли свое этническое и культурное своеобразие в течение последующих 250 лет, т.е. до конца X в. С течением времени тюрки постепенно ассимилировались в среде кыргызов, восприняв их погребальный обряд кремации умерших. [6] Особенности проживания древних тюрок в Минусинской котловине наложили отпечаток своеобразия на развитие их культуры. Период, в течение которого они являлись господствующей этнической группой на Среднем Енисее, был непродолжительным: всего одно-два десятилетия. Поэтому на территории Минусинской котловины было сооружено очень мало древнетюркских поминальных комплексов, включающих каменные изваяния людей и животных. Вероятно, после восстановления самостоятельности кыргызского государства и включения древних тюрок в состав подданных кыргызских каганов они уже не могли вести самостоятельно военные действия и сооружать мемориалы в честь воинских подвигов своих полководцев.

 

Погребальных комплексов древних тюрок в Минусинской котловине значительно больше, поскольку их сооружали в течение всего трёхсотлетнего периода проживания здесь этой этнической группы. Большинство древнетюркских погребальных памятников Среднего Енисея относится ко времени после падения Второго Восточного Тюркского каганата, т.е. к VIII-X вв., когда этот район находился под властью кыргызских каганов. Этот завершающий этап развития древнетюркской культуры в научной литературе именуют по-разному. [7] Вместе с поминальной обрядностью пришла в упадок и древнетюркская руническая письменность, выполнявшая преимущественно поминальные функции. Поэтому памятники культуры древних тюрок в Минусинской котловине представлены в основном погребениями взрослых людей с конём и детей — с бараном.

 

Изучение минусинского района распространения древнетюркской культуры представляет интерес в сравнительно-историческом плане, поскольку исторические условия и сам процесс развития этой культуры здесь существенным образом отличался от такового на других территориях.

(4/5)

 

Задача данного исследования — систематизация (с учётом предшествующего опыта) доступных археологических материалов из памятников Минусинской котловины с целью выявления особенностей этнокультурного развития древних тюрок в данном районе и уточнения характера их взаимоотношений с этническим окружением. Для анализа привлечены материалы автора и других исследователей, архивы, публикации и музейные коллекции. Неопубликованные материалы археологов, работающих в Минусинской котловине, не могли быть использованы в полном объёме. Сведения о них получены из кратких заметок и тезисов конференций.

 

Для реконструкции исторических событий, связанных с появлением и проживанием древних тюрок в Минусинской котловине, взяты сведения из письменных источников — извлечения из китайских летописных сочинений и древнетюркских рунических произведений, переведённых на русский язык. Изобразительные материалы использовались для реконструкции внешнего облика древних тюрок Минусинской котловины. Однако основной фонд источников по данной теме составили материалы раскопок древнетюркских памятников, хранящиеся в архивах Института археологии РАН, Института истории материальной культуры РАН, Института археологии и этнографии СО РАН, Государственного Эрмитажа, Государственного исторического музея, Музея истории и культуры народов Сибири, Хакасского республиканского музея, Минусинского музея им. Н.М. Мартьянова.

 

Обобщение всех доступных письменных, изобразительных и вещественных источников должно способствовать решению проблем истории и культуры древних тюрок Минусинской котловины и Центральной Азии.

 


 

Примечания

 

[1] Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. Л., 1984. С. 54.

[2] Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Енисее // Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1979. С. 194-206; Худяков Ю.С. Вооружение кок-тюрок Среднего Енисея // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ. наук. 1980. № 11, вып. 3. С. 92-96.

[3] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л., 1950. Ч. 1. С 229; Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. М., 1967. С. 31.

[4] Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. М.; Л., 1951. С. 41.

[5] Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов // История и культура Китая. М., 1974. С. 241.

[6] Худяков Ю.С. Кок-тюрки... С. 206.

[7] Гаврилова A.A. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племён. М.; Л., 1965. С. 66; Вайнштейн С.И. Некоторые вопросы истории древнетюркской культуры // Сов. этнография. 1966. № 3. С. 79; Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири... С. 120; Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи Евразии. СПб., 1994. С. 117.

 


 

Заключение   ^

 

Анализ материалов с памятников древнетюркской культуры в Минусинской котловине позволил уточнить особенности культурогенеза древних тюрок на землях к северу от Саян. Судя по имеющимся данным, все исследованные на Среднем Енисее памятники, характерные для древнетюркской культуры всей Центральной Азии (поминальные комплексы с изваяниями людей и животных, погребения взрослых людей по обряду ингумации с конём и захоронения детей и подростков по обряду трупоположения с бараном), представляют её локальный минусинский вариант, охватывающий VIII-X вв.

 

Согласно сведениям письменных исторических источников, а также рунических эпитафий в честь представителей высшей знати Второго Восточного Тюркского каганата и Кыргызского государства появление древних тюрок на Енисее связано с событиями тюркско-кыргызской войны и зимнего похода 710-711 гг. через Саянский горный хребет тюркского войска во главе со знаменитыми полководцами Тоньюкуком, Кюль-Тегином и шадом Могиляном, с битвой в Черни Сунга, разгромом кыргызского войска и гибелью кыргызского кагана Барс-бега. [1] В результате победоносной войны кыргызские земли были завоёваны тюрками. Тюркские полководцы оставили на завоёванных землях в наиболее важных в стратегическом отношении пунктах Минусинской котловины — в долинах рек Абакан, Чулым, Уйбат, Туба, по берегам Енисея — военные отряды древнетюркских воинов. Тюркская военно-служилая знать на какое-то время оттеснила кыргызскую родовую аристократию от управления своей страной. Однако тюрки не ликвидировали кыргызскую государственность. Уже через 10-12 лет после разгрома в Черни Сунга самостоятельные кыргызские посольства стали совершать далёкие поездки в Китайскую империю. [2] Вероятно, по мере ослабления Второго Восточного Тюркского каганата возрастала самостоятельность кыргызского государства, а связи минусинских тюрок с метрополией на Орхоне ослабевали. После падения Второго Восточного Тюркского каганата в 745 г. под натиском уйгуров и других телесских племён, кыргызское государство обрело полную самостоятельность, а тюрки, оставшиеся в Минусинской котловине, утратили непосредственные контакты со своими соплеменниками. С этого времени минусинские тюрки обособились от своих центральноазиатских соплеменников, став вассалами кыргызских каганов и их союзниками в постоянных войнах с уйгурами и в борьбе с кыргызской родовой аристократией за создание централизованного государства. Не связанные родственными узами со старой кыргызской знатью они могли стать опорой правящего каганского рода за централизацию власти в Кыргызском каганате. В течение трёх столетий обитания на Средней Енисее они постепенно натурализовались и ассимилировались в кыргызской среде, войдя в состав кыргызского этноса.

 

Археологические памятники отражают процесс культурогенеза древних тюрок в Минусинской котловине на протяжении VIII-X вв., когда они сохраняли своеобразие своей этнической группы.

 

К первой половине VIII в. в Минусе должны относиться поминальные комплексы древнетюркской знати: оградки с валами, рвами, насыпями, статуями людей, львов и баранов. Таких памятников на Среднем Енисее было несколько. Они могли быть сооружены в первые годы после завоевания кыргызских земель в честь погибших военачальников или администраторов. К этому времени должны относиться и некоторые рядовые оградки и изваяния воинов с сосудом в правой руке и оружием на поясе, а также одиночные статуи людей с сосудом в обеих руках, некоторые захоронения воинов с лошадьми.

 

Подобных памятников в Минусинской котловине немного, что свидетельствует о сравнительно непродолжительном периоде господства древних тюрок в кыргызских землях: около трёх десятилетий после завоевания в 711 г., т.е. в течение периода жизни одного поколения. Эти памятники, в число которых, вероятно, должны быть включены и некоторые рунические камнеписные тексты, являются неотъемлемой составной частью древнетюркской культуры Центральной Азии.

 

Черты локального своеобразия древнетюркская этническая группа и её культура на Енисее начали приобретать после крушения в 745 г. Второго Восточного Тюркского каганата и обособления минусинских тюрок. С этого времени памятники второй половины VIII-X вв. можно считать принадлежащими минусинскому ло-

(98/99)

кальному варианту древнетюркской культуры. Для него характерно затухание поминальной обрядности, прекращение сооружения поминальных оградок и установки изваяний и стел с руническими надписями. В то же время для минусинских тюрок было характерно восприятие некоторых элементов кыргызской культуры, например, широкое использование в быту и заупокойной обрядности керамической посуды, в том числе гончарных «кыргызских ваз». Вероятно, это было связано и с ограничением подвижности кочевого быта, сокращением маршрутов перекочевок в условиях ограниченного пространства пастбищ в Минусинской котловине в сравнении с бескрайними просторами Центральной Азии.

 

Под влиянием кыргызов минусинские тюрки стали использовать в погребальной обрядности кремацию тел умерших и сопровождавших их лошадей. Вероятно, первоначально это было частичное обожжение в могильной яме, не в полной мере соответствующее канонам кыргызской погребальной обрядности. Полная кремация тел людей и животных на стороне с последующим захоронением на горизонте под курганной насыпью по всем нормам традиционного заупокойного обряда, характерного для кыргызов Енисея, стала применяться в начале II тыс. н.э. Произошла полная ассимиляция минусинских тюрок среди енисейских кыргызов. Основная часть минусинских тюрок, которых, ради терминологического различения с остальными древними тюрками Центральной Азии, можно именовать кок-тюрками вошла в состав кыргызов (возможно, в качестве отдельных родовых подразделений). [3]

 

Их потомки сохранили в своем наименовании «кок-кыргызы» свидетельство об этом процессе слияния в единый кыргызский этнос. До настоящего времени в составе современных хакасов, в сеоке хыргыс, имеется подразделение кок-хыргыс. [4]

 


 

Примечания

 

[1] Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Енисее // Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1979. С. 296.

[2] Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов // История и культура Китая. М., 1974. С. 241.

[3] Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Енисее... С. 206.

[4] Бутанаев В.Я. Хакасско-русский историко-этнографический словарь. Абакан, 1999. С. 202.

 


 

Список сокращений   ^

 

АО — Археологические открытия

ВИРГО — Вестник Императорского Русского географического общества

ГИМ — Государственный исторический музей

ГЭ — Государственный Эрмитаж

ЗИРГО — Записки Императорского Русского географического общества

ИА — Институт археологии РАН

КСИА — Краткие сообщения Института археологии АН СССР

ЛОИА АН СССР — Ленинградское отделение Института археологии АН СССР

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР

МЭ — Материалы по этнографии

РАСК — Региональная археологическая студенческая конференция САКЭ

ИИФФСО АН СССР — Северо-Азиатская комплексная экспедиция Института истории филологии и философии СО АН СССР

ТКОПОРГО — Троицкосавско-Кяхтинское отделение Приамурского отдела Русского географического общества

ТС — Тюркологический сборник

УЗХНИИЯЛИ — Учёные записки Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории

SMYA — Suomen Muinaismuistoyhdistyksen Aikanskirja

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки