главная страница / библиотека / оглавление книги

А.Д. Грач, Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская. Енисейские кыргызы в центре Тувы

А.Д. Грач, Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская

Енисейские кыргызы в центре Тувы

(Эйлиг-Хем III как источник по средневековой истории Тувы)

// М.: Фундамента-Пресс, 1998. 84 с.

 

Глава II.
Могильник Эйлиг-Хем III — памятник енисейских кыргызов в Центральной Туве.

Отчёт о раскопках 1965 года.
Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская

Могильник Эйлиг-Хем III — памятник енисейских кыргызов в Центральной Туве. — 12-13
    I. Погребальный обряд. (с. 14-21)
    II. Сопроводительный инвентарь (с. 22-44)
          1. Предметы вооружения.
          2. Предметы снаряжения верхового коня.
          3. Бытовые предметы.
          4. «Приклад».
    III. Историко-культурная интепретация (с. 44-53)

I. Погребальный обряд.

 

Погребальный обряд как комплекс действий живых по отношению к умершим состоит из нескольких взаимосвязанных компонентов, в том числе погребальных сооружений, способа захоронения и набора предметов сопроводительного инвентаря.

 

Наземные сооружения курганов 1-4 могильника Эйлиг-Хем III сложены из валунов и камней разных размеров. Форма курганов в плане округлая или близкая к ней (табл. III, IV, 1, VI). Размеры от 8 до 13,5 м, высота от 0,75 до 1,75 м. Наиболее крупным является курган 2, связанный с именем Багыра. В центрах курганов или близко к ним были видны западины, что вместе с характером развала (табл. IV, 1; VI) позволяет предполагать первоначальную кольцеобразность сооружений. Вероятно, в момент создания курганы представляли собой каменные постройки башенного типа меньшего, чем ныне, диаметра (6-10 м), но большей высоты (1,5-3 м). Толщина стен прямо пропорциональна масштабам сооружения и составляла не менее 2-3,5 м. Со временем плохо подобранные друг к другу валуны и камни, сложенные в многослойно-многорядные кладки насухо, без скрепляющего раствора, потеряли остойчивость и расползлись, а конструкции приобрели современный вид. В настоящее время установлено, что большинство курганов этого этапа культуры енисейских кыргызов имели кольцевидную форму [Длужневская, 1983 а, с. 43], что находит прототипы среди памятников предшествующего времени, например, могильники Саянского ущелья и Центральной Тувы — Сарыг-Хая и Сарыг-Хая II, Аймырлыг II, группа III.

 

Таблица III. Могильник Эйлиг-Хем III, курган 1. Планы наземного сооружения, размещения местонахождений вещей, разрез. (открыть рисунок в новом окне)

(14/15)

Таблица IV. 1 — Могильник Эйлиг-Хем III, курган 2. Планы наземного сооружения, размещения местонахождений вещей, разрез. (открыть рисунок в новом окне)

(15/16)

Таблица IV. 2 — Планы местонахождений вещей № 57-64 и 1-56. (открыть рисунок в новом окне)

 

Таблица V. Могильник Эйлиг-Хем III, курган 3. План размещения местонахождений вещей. (открыть рисунок в новом окне)

(16/17)

Таблица VI. Могильник Эйлиг-Хем III, курган 4. План наземного сооружения, разрез. (открыть рисунок в новом окне)

 

Наземные части ритуально-поминальных выкладок (табл. VII) округлой в плане формы диаметром 3-4 м, высотой 0,3-0,5 м. Выкладка № 5 имела вид кольца, слегка вытянутого по линии северо-запад — юго-восток, и меньшую, чем остальные, высоту — 0,2 м. Как уже говорилось, эта выкладка вплотную примыкает к кургану № 3, чем напоминает принципы планиграфии названных памятников Саянского ущелья и Центральной Тувы и отдельные случаи на других могильниках, например Тора-Тал-Арты, кург. 4 [Нечаева, 1966, с. 109, рис. 1]. Для памятников позднего этапа (конца X-XII вв.) также отмечены случаи размещения к северо-западу от погребальных сооружений ритуально-поминальных выкладок (Новый Эйлиг-Хем, Улуг-Бюк I). Это

(17/18)

Таблица VII. 1 — Могильник Эйлиг-Хем III, курган 6. План наземного сооружения, разрез; 2 — могильник Эйлиг-Хем III, курган 7. План наземного сооружения, разрез. (открыть рисунок в новом окне)

 

кольцевидные однослойные выкладки диаметром до 1 м. Сооружения такого же типа изучены А.В. Адриановым на могильнике Чинге [Кызласов, 1983, с. 157], между курганами 18 и 19 — цепочка из 8 сооружений, отстоявших друг от друга на расстоянии «4-5 шагов». Датировка последних серединой IX-X вв. н.э. устанавливается по изделиям, найденным в кургане 18 [Кызласов, 1983, рис. 2, 1-6], но общая ситуация размещения и соотношения отдельных сооружений, а также способ захоронения в значительной мере напоминают мог. Эйлиг-Хем III.

 

Стелы установлены в центре оградок, типологически сходных с поминальными оградками древнетюркского времени, — подквадратной в плане формы из вертикально вкопанных плит, по одной-две на каждую сторону. Ориентировка оградок — сторонами по странам света. Одиночно стоящие оградки со стелой или валуном в центре крайне малочисленны, единичные случаи зафиксированы в Туве [Грач, 1961, с. 18, 28; Вайнштейн, 1966, с. 318] и на Алтае [Кубарев, 1979, с. 154-156]. Стелы с тюркскими руническими надписями, установленные в оградках, обнаружены в Кызыл-Чыраа, в долине р. Демир-Суг, на могильниках Йур-Сайыр и Хемчик-Бом II, Алдыы-Бель I. Все они датируются в пределах конца IX-X вв. [Кызласов, 1965 а, с. 46-47]. По-видимому, и эйлиг-хемские стелы в оградках близки им хронологически. В отчёте А.Д. Грача указывается, что в непосредственной близости от стелы № 10 найден фрагмент третьей стелы. Вероятно, ранее здесь находилась ещё одна стела, а погребально-поминальный комплекс включал «курган-выкладку-стелу».

 

Способ захоронения был единым для всех курганов могильника Эйлиг-Хем III — трупосожжение на стороне с перенесением остатков погребального костра на место захоронения через определённый промежуток времени. Обычай сожжения человека в

(18/19)

одежде, с луком и колчаном со стрелами, подвешенным к поясу ножом и другими бытовыми предметами, а также с предметами снаряжения верхового коня — одного, двух и более (седло, стремена, удила с псалиями, сбруя) существовал в кыргызской среде и зафиксирован письменными источниками и материалами археологических исследований, по крайней мере начиная с VI в. н. э. [Бичурин, 1950, т. 1, с. 353; Кызласов, 1981, с. 46-52; Кызласов, 1981 а, с. 54-59; Длужневская, 1995]. Такой же способ погребения можно предполагать и для могильника Эйлиг-Хем III. Остатки погребального костра — зола, угли, кальцинированные кости человека, предметы сопроводительного инвентаря были принесены в долину р. Эйлиг-Хем, которую соплеменники избрали для возведения погребальных сооружений. Где производилось сожжение, сказать невозможно, во всяком случае не на месте будущих наземных сооружений, так как здесь нет следов длительно или мощно горевшего костра. Здесь, по-видимому, были зажжены небольшие костры во время церемониала захоронения остатков (табл. III, IV, 1 — зольные пятна).

 

В абсолютном большинстве курганов позднего этапа культуры енисейских кыргызов на территории Тувы остатки трупосожжений размещены на горизонте, иногда в пределах каменных обкладок (например, Улуг-Бюк I, кург. 1), чаще в зольниках большой площади (диаметром 2-3 и более метров). Вещи со следами пребывания в огне уложены вместе с остатками трупосожжений на уровне древней поверхности отдельными скоплениями.

 

В курганах долины Эйлиг-Хем имеются некоторые отступления или, точнее, дополнения к общепринятому, освящённому традицией погребально-поминальному обряду. Это прежде всего яма неясного назначения, выбранная в центре кург. 1 (табл. III) и перекрытая зольным слоем, в которой не обнаружено каких-либо культурных остатков. В центре кург. 2 (табл. IV, 1), судя по отчёту А.Д. Грача, находились «обугленный древесный ствол и не носящие следов пребывания в огне кости лошади». Следует отметить, что необожжённые кости животных довольно часто находятся в могилах середины IX-X вв., являясь остатками поминальной пищи, помещённой в ямы в момент захоронения. Обычно это кости мелкого рогатого скота, хотя иногда встречаются отдельные кости лошадей — черепа и кости конечностей [Кызласов, 1981, с. 55]. Отдельные кости лошадей находятся и в более поздних, чем Эйлиг-Хем III, памятниках на территории Минусинской котловины [Кызласов, 1975, с. 206].

 

Набор инвентаря. Сопроводительный инвентарь в курганах могильника Эйлиг-Хем III необычайно разнообразен и велик. По количеству предметов в каждом отдельном погребении он может сравниться с очень немногими однокультурными захоронениями на территории Тувы, например могильник Уюк-Тарлык, кург. 51 [Адрианов, отчёт].

 

В кург. 1 найдено 92 предмета, кург. 2 — 67, кург. 3 — 70, кург. 4 — 19. Изделия, как отмечалось выше, размещались отдельными местонахождениями от 1 до 57 вещей в компактно уложенном скоплении: 3 (кург. 4), по 5 — кург. 1 и 2 (табл. III-IV) и 19 — кург. 3 (табл. V).

 

Наименьшее число предметов и местонахождений — под курганом 4, где они занимают центральную часть площади. В местонахождении вещей № 1-12 собраны бронзовые бляхи уздечного набора, пара стремян и удила с псалиями, то есть предметы убранства одного коня (табл. XXI, 1, 4, 7; табл. XII, 5, 6; табл. XVII, 1). В местонахождении вещей № 13-16 — пряжка и обойма от того же набора, наконечник копья (табл. XXI, 2, 8, 9) и в последнем (№ 17-19) — округлая железная пряжка, пинцет и аргилитовая трубочка (табл. XXI, 3, 6, 5). Таким образом, под кург. 4 помещены остатки сожжения одного человека с убранством одного коня.

 

Курган 1 насчитывает 5 местонахождений, расположенных как бы двумя рядами, вытянутыми с юго-запада на северо-восток. Один из них проходит через центр, второй

(19/20)

смещён к северу. Зольное пятно находится между крайними юго-западными скоплениями.

 

Рассмотрим набор вещей каждого местонахождения в отдельности. № 1-6 — удила с псалиями (табл. XVI, 1); наконечник стрелы (табл. IX, 12); две округлые железные пряжки (табл. XVIII, 1); фрагмент кольчуги (табл. XVIII, 35) и сложносоставной предмет (табл. XIX, 13). № 72-91 (центральное) — удила с псалиями (табл. XV, 3); 13 наконечников стрел (табл. IX, 6, 11; табл. VIII, 26); четыре округлые пряжки (табл. XVIII, 2, 3, 6, 7); нож (табл. XVIII, 34); крюк на пластине и кресало (табл. XVIII, 31).

 

№ 7-48 — удила с псалиями (табл. XVI, 6); 27 наконечников стрел (табл. IX, 3-5, 9, 14, 18); две округлые пряжки (табл. XVIII, 8); нож (табл. XVIII, 32); кроме того — 2 наременных наконечника с цельноковаными колечками (табл. XVIII, 10, 11); 2 пряжки на удлинённых щитках (табл. XVIII, 17, 18); 2 кольца с подвесными крюками (табл. XVIII, 27, 28); крюк на пластине (табл. XVIII, 9); 4 наременных наконечника; фрагмент массивной пластины с отверстием (табл. XVIII, 30); полусферическая орнаментированная бляшка (табл. XVIII, 15) и сложносоставной предмет — блок-застёжка (табл. XVIII, 13).

 

№ 49-71 — удила с псалиями (табл. XVII, 2); 9 наконечников стрел (табл. IX, 8, 18; табл. VIII, 5, 25, 28, 24); две округлые пряжки (табл. XVIII, 4, 5); нож (табл. XVIII, 33); помимо этих вещей — 3 пряжки на удлиненных щитках (табл. XVIII, 16, 19, 20); 3 кольца на щитках (табл. XVIII, 23-25); 3 наременных наконечника (табл. XVIII, 26, 27) и сложносоставной предмет — пряжка, соединённая с кольцом на щитке (табл. XVIII, 22).

 

№ 92 — последнее «скопление» состоит из одного предмета — удила без псалиев с дополнительными внешними кольцами (табл. XV, 2).

 

На вопрос о количестве захороненных в кург. 1 людей — одного или четырёх — ответить трудно: в трёх местонахождениях присутствуют ножи и однотипные пряжки; в четырёх — наконечники стрел; в каждом скоплении имеются удила, что даёт основания предполагать здесь захоронение упряжи от пяти коней. Следует отметить, что в данном комплексе совершенно нет стремян.

 

Курган 2 (табл. IV) — включает тоже пять местонахождений вещей, но иного, чем в кург. 1, характера и расположения относительно друг друга. 4 местонахождения расположены в центре — три из них состоят из одного предмета — № 65 — фрагмент копья (табл. XIX, 18); № 66 — нож; № 67 — серебряный кувшинчик на поддоне (табл. XIX, 28). Четвёртое (центральное) включает 56 предметов, в том числе «меч Багыра».

 

В местонахождении вещей № 1-56 сосредоточена основная масса предметов данного комплекса: сабля арабской работы с остатками ножен (табл. X, 1, 3-8), при ней мусат (табл. X, 2); двое удил с псалиями (табл. XVII, 3, 4); две пары стремян (табл. XIII, 1, 2; табл. XIV, 1, 3); 21 наконечник стрел (табл. IX, 1, 15-17; табл. VIII, 1-3, 6, 11, 12, 19-21, 27, 29; табл. XIX, 19); 8 пряжек на удлинённых щитках (табл. XIX, 1-6, 11, 12); 5 колец (табл. XIX, 10, 24-27); фрагменты двух панцирных пластин (табл. XIX, 22); основа наременной бляхи крупных размеров (табл. XIX, 21); фрагменты различных по форме железных пластин, в том числе 2 длинных наременных наконечника (табл. XIX, 16, 17); обойма (табл. XIX, 8); цепочка из трёх звеньев (табл. XIX, 15); железная скоба (табл. XIX, 23); фрагмент пробоя седельного кольца (табл. XIX, 20) и 2 сложносоставных предмета (табл. XIX, 14).

 

Местонахождение вещей № 57-64 находилось у северо-восточного края кургана и содержало всего 8 изделий, в том числе: двое удил с псалиями (табл. XVI, 3); две пары стремян (табл. XIII, 5, 6; табл. XIV, 2, 4); бронзовую орнаментированную обойму и сложносоставной предмет в виде пряжки на длинном щитке с крюком (табл. XIX, 9, 7). Таким образом, в этом скоплении находилась упряжь двух коней и два предмета, которые могли принадлежать убранству как коня, так и человека. Можно предполагать, что в кург. 2 был похоронен один человек с предметами упряжи от четырёх коней (по числу удил и пар стремян).

(20/21)

 

Курган 3 [1] — предметы сопроводительного инвентаря в основном занимают центр площади сооружения, причем они как бы «разбросаны»; кроме того, отдельные предметы встречены с западной и восточной сторон. Два местонахождения вещей находятся на северо-западе и северо-востоке.

 

Отдельно в центре лежат: № 4 — фрагмент подпружной пряжки (табл. XX, 14); № 22 — 3 шарнирные бляхи (табл. XX, 16-18); № 24 — округлая пряжка (табл. XX, 5); № 23, 27-28 — крупная орнаментированная бронзовая бляха и два фрагмента более мелких подобных изделий (табл. XX, 2-4); № 30 — сложносоставной предмет в виде пряжки на удлинённом щитке с крюком (табл. XX, 15); у восточной полы — № 29 — фрагмент пинцета (табл. XX, 20); у западной — № 5, 7 — ножи (табл. XX, 24, 25); № 6 — округлая пряжка (табл. XX, 6).

 

Местонахождение вещей № 8-21 включает 14 предметов (расположено в северо-западной части площади кургана): трое удил, двое с псалиями (табл. XVI, 2, 4) и одни без псалиев, с дополнительными внешними кольцами (табл. XV, 1); 3 пары стремян (табл. XII; табл. XIII, 3, 4); согнутый пополам палаш с двумя обоймами (табл. XI) и обоймой-наконечником от ножен (табл. XX, 8); фрагменты чугунного котла; бронзовое кольцо (табл. XX, 1) и орнаментированный сложносоставной предмет (табл. XX, 12).

 

Местонахождение вещей № 32-71 находится в северо-восточной части кургана и включает следующие предметы: железный предмет неясного назначения (табл. XX, 22); сложносоставной предмет (табл. XX, 11); второй сложносоставной предмет, аналогичный найденному в северо-западном скоплении (табл. XX, 13); орнаментированный сложносоставной предмет в виде пряжки на удлинённом щитке с крюком (табл. XX, 9); 21 наконечник стрел разных типов (табл. IX, 2, 7, 10, 13; табл. VIII, 4, 9, 10, 14, 16, 18, 23, 31); фрагменты двух панцирных пластин (табл. XX, 21); длинный наременный наконечник (табл. XX, 19), крюк на орнаментированной пластине (табл. XX, 10); орнаментированную обойму (табл. XX, 7); пинцет с кольцом (табл. XX, 26) и топор-тесло (табл. XX, 23).

 

Судя по категориям инвентаря и его распределению на площади кургана, можно предполагать, что здесь также был похоронен один человек с предметами упряжи от трёх коней.

 

Таким образом, рассмотрение предметов сопроводительного инвентаря по категориям в каждом захоронении позволяет сделать вывод о том, что курганы 2-4 создавались для одного человека, судя по масштабам сооружений и количеству найденных в них вещей, высокого социального ранга. С каждым из них на погребальный костёр была положена упряжь от коней: 4 в кург. 2, 3 — кург. 3 и 1 — кург. 4. По имеющимся данным в кург. 1 могильника Малиновка (cep. XI — нач. XII вв.) с одним погребённым было найдено снаряжение от пяти коней [Кызласов, 1969, с. 110-112].

 

Последовательность возведения курганов, вероятно, была следующей: кург. 2 и стела 9 (объекты, связанные с именем Багыра), затем кург. 3 и относящаяся к нему выкладка 5. Позже — кург. 4 для одного человека, возможно Кара Йаша, которому поставлена стела 10. Кург. 1 был возведён позже кург. 2. Выкладки 6-8 сложены как поминальные уже после создания курганов 3 и 4.

 


 

[1] В коллекции № 399 Тувинского республиканского краеведческого музея им. Алдан-Маадыр в г. Кызыле отсутствуют удила № 62 из кург. 2, погр. 1, а также как в коллекции, так и в тексте отчета отсутствуют № 1-3, 26, 31, 33, 63-66, 68 из кург. 3 могильника Эйлиг-Хем III.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.Д. Грач, Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская. Енисейские кыргызы в центре Тувы

главная страница / библиотека / оглавление книги