главная страница / библиотека / обновления библиотеки

А.В. Давыдова, С.С. Миняев

Пояс с бронзовыми бляшками из Дырестуйского могильника.

// Археологические исследования на Алтае. Барнаул: 1987. С. 184-187.

 

Дырестуйский могильник находится на юге Западного Забайкалья (Джидинский район Бурятской АССР) на левой берегу р. Джиды в 8 км выше по течению от с. Дырестуй. Он известен специалистам прежде всего по замечательным бронзовым пластинам-пряжкам, найденным ещё в 1900 г. первооткрывателем памятника Ю.Д. Талько-Гринцевичем [1; 2]. Десятки пластин подобного типа из случайных находок сосредоточены в музейных и частных коллекциях разных стран [3, рис. ХХVII, 1]. Открытие парных пластин-пряжек в неграбленных погребениях у д. Кэшенчжуан и в Иволгинском могильнике (№100) определило их точное функциональное назначение [4; 5]. Они являлись важной частью пояса, на который подвешивалась и нашивались как украшения, так и различные предметы (орудия труда и оружие). Так было положено начало изучению состава поясных наборов, имеющих важное значение для исследования социальной структуры общества сюнну.

 

В 1984 г. Забайкальской экспедицией ЛОИА АН СССР на Дырестуйском могильнике исследовано неграбленное погребение (№38), где сохранился пояс с набором из бронзовых бляшек,  колокольчиков и бус. Погребение, не имевшее внешних признаков, обнаружено на юго-восточном участке могильника, где наиболее активны процессы водной и ветровой эрозии. Верхняя часть могильной ямы разрушена, её первоначальная глубина неясна. На глубине 5 см от современной дневной поверхности находился гроб, северо-восточный угол которого был разрушен осыпью береговой террасы Джиды. Гроб размером 1,65x0,65 м ориентирован на север, сооружен из тонких (10-15 см) брёвен, составлявших его длинные стенки; короткие стенки, крышка и дно сделаны из досок толщиной 3-4 см. Гроб, видимо, покрывался кожаный покрывалом (от него остался чёрный липкий тлен), прижатым сверху пятью длинными досками или жердями. На дне гроба в вытянутом положении головой на север лежал скелет женщины старше 60 лет (определение И.И. Гохмана)  (рис., 1).

 

Инвентарь погребения 38 состоял в основном из украшений, нашитых на кожаный пояс, а также на головной убор. Кроме того,

(184/185)

у правой кисти найдены зёрна проса, а у фаланг левой руки — несколько кедровых орехов.

 

Особый интерес представляют украшения пояса. Они состояли из двух бронзовых ажурных колец (рис., 2), двух бляшек с изображением кошачьего хищника (рис., 7, 8), трёх бляшек с изображением пары лошадок (рис., 4-6), девяти бронзовых колокольчиков (рис., 9, 10), двух простых бронзовых колец с остатками кожаных ремешков. В состав пояса входили и железные кольца, а также сердоликовые и стеклянные бусы, которыми, вероятнее всего, были обшиты мешочки типа кошельков.

 

Бронзовые украшения на поясе расположены почти симметрично (рис., 2): справа и слева ажурные и простые кольца, между ними бляшки с изображением кошачьего хищника и лошадок; две бляшки найдены в перевёрнутом состоянии — лицевой стороной вниз, что, возможно, указывает на их крепление к задней части пояса. Восемь бронзовых колокольчиков сосредоточены с левой стороны (типа рис., 9) и один в середине ажурного кольца справа (рис., 10). Кроме того, на пояс была подвешена плётка, от которой сохранилась цилиндрической формы железная рукоятка; на её верхнем срезе лежали плоская бусина из белого камня и две монеты «у-шу».

 

Таким образом, в погребении 38 Дырестуйского могильника обнаружен новый тип пояса сюнну, отличающийся от ранее известных поясов, в центре которых располагались большие пластины-пряжки (4). С найденными ранее его сближает наличие ажурных колец, колокольчиков с прорезями на боковых гранях, монет «у-шу», а также обилие различных бус. Отличительной чертой нового типа пояса является прежде всего отсутствие больших пластин-пряжек, пара которых составляла композиционный центр найденных ранее поясов (могила 100 Иволгинского могильника и могила 140 у дер. Кэшенчжуан). Вместо них по периметру пояса располагались 5 небольших бронзовых бляшек (4x3 см). Новой деталью является и плётка с железной рукояткой, подвешенная к поясу.

 

Следует отметить, что украшение пояса мелкими бронзовыми бляшками наблюдается уже в скифское время. Такие пояса, составленные из небольших бляшек с растительным орнаментом, найдены в Ордосе [6] и юго-западной Маньчжурии [7], небольшие бляшки с изображением птицы были также на поясе погребённого в могиле 1 у с. Дворцы в бассейне верхнего Амура [8].

(185/186)

Рис. План и инвентарь погребения 38 из Дырестуйского могильника.

(Открыть Рис. в новом окне)

(186/187)

 

Небольшие бронзовые бляшки встречались в памятниках сюнну и ранее [9], известны они и по случайным находкам в Ордосе [3, IX, 5]. Бляшки из погребения 38 в Дырестуйском могильнике относятся к тому же типу, но с новым, неизвестным ранее сюжетом: парное изображение голов и передних ног лошадей, зеркально повторяющее друг друга, и кошачий хищник с повёрнутой назад головой. Первый сюжет можно рассматривать, видимо, как вариант профильного изображения лошади на отмеченных выше находках из памятников сюнну [8]. Второму сюжету прямых аналогий в памятниках сюнну нет, стилистически подобное изображение известно в савроматских памятниках Приуралья [10]. [Смирнов 1964 — отсутствует в списке]

 

Находка в рассматриваемом погребении ажурных колец с прорезями в виде запятых (рис., 3) позволяет окончательно атрибутировать их как детали поясного украшения. Аналогичные кольца были найдены В.Д. Талько-Гринцевичем в могиле 10 Дырестуйского могильника, где они «были прибиты с наружных сторон гроба на местах, соответствующих середине голеней». Это обстоятельство стало основанием для автора раскопок интерпретировать кольца как украшения гроба [1, с. 27]. Однако находки аналогичного кольца сначала в погребении 140 у д. Кэшенчжуан [5], а теперь и в могиле 38 Дырестуйского могильника позволяют считать такую интерпретацию ошибочной. Возможно,  кольца из могилы 10 были прикреплены к деревянной основе, что и ввело в заблуждение Ю.Д. Талько-Гринцевича.

 

В предварительном плане следует отметить, что пояса с богатым набором бронзовых украшений находят в погребениях взрослых и пожилых женщин (мог. 100 в Иволгинском могильнике и мог. 38 в Дырестуйском могильнике). Возможно, обладательницы таких поясов имели особый статус в обществе.

 

По находкам монет «у-шу» погребение 38 Дырестуйского могильника может быть датировано не ранее 118-119 гг. до н.э., наиболее вероятной датой представляется I в. до н.э.

 


 

Литература

 

1. Талько-Гринцевич Ю.Д. Материалы к палеоэтнологии Забайкалья // Труды ТКО ПОРГО. Т. III. Вып. 2, 3. Иркутск, 1902.

(187/188)

2. Талько-Гринцевич Ю.Д. Материалы к палеонтологии Забайкалья // Труды ТКО ПОРГО. Т. IV. Вып. 2. М., 1902.

3. Salmony A. Sino-Siberian Art. Paris. 1933. Pl. XXVII: IX.

4. Раскопки в Фунси. Пекин, 1962. С. 138-140 (на китайском яз.).

5. Давыдова А.В. К вопросу о хуннских художественных бронзах // СА. 1971, №1. C. 101, рис.7.

6. Тянь Гуанцзинь. Археология сюнну во Внутренней Монголии за последние годы // Каогу. 1983. №1. С. 7-24 (на китайском яз.).

7. Отчёт о раскопках могил у Чжоуцзяди, Аохань, Внутреняя Монголия // Каогу. 1984. №5. С. 21-27 (на китайском яз.)

8. Кириллов И.И. Образ птицы в искусстве племён дворцовской культуры бронзового века Восточного Забайкалья // Тез. докл. Всесоюзной археолог. конф. Кемерово, 1979. C. 136-139.

9. Сосновский Г.П. О поселении гуннской эпохи на р. Чикое // КСИИМК, XIV. 1947. С. 14-22, рис. 3.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки