главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская. Экология и культура раннесредневековых обществ Центральной Азии и Южной Сибири. СПб.: 2008.Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская

Экология и культура раннесредневековых обществ
Центральной Азии и Южной Сибири.

// СПб: Изд-во ИПП «Ладога», 2008. 170 с. ISBN 978-5-986-35030-8

 

Оглавление

 

Введение. — 5

 

Глава I. Основные ландшафтно-орографические зоны. — 9

Глава II. Теория и практика предшествующих исследований. — 36

Глава III. Древние тюрки и уйгуры. — 51

Глава IV. Енисейские кыргызы. — 72

Глава V. Кимако-кыпчакское объединение. — 94

Глава VI. «Малые» этносы севера Центральной Азии и Сибири. — 111

Глава VII. Монгольское время. — 133

 

Заключение. — 153

Литература. — 157

Список сокращений. — 168

 


 

Введение   ^

 

В эпоху раннего средневековья, начиная с распада последних гуннских объединений (середина I тыс. н.э.) до монгольского времени включительно (XIII-XV вв.) на территории Центральной Азии и Южной Сибири обитало большое количество народов, данные о которых сохранились в письменных источниках. Наряду со сведениями политического характера, рассказами о войнах и поражениях, дипломатических посольствах и именами представителей правящих династий, в них содержатся очень интересные и важные материалы о хозяйственно-культурных особенностях раннесредневековых народов Центральной Азии и Южной Сибири, позволяющие достаточно полно представить их палеоэтнографический, ныне не сохранившийся, облик. Отдельные или выборочные описания культуры и быта этих народов, некоторые из которых (древние тюрки, уйгуры, енисейские кыргызы, кимако-кыпчаки, монголы) создали крупнейшие в истории Азии этнополитические объединения, уже неоднократно приводились в литературе. Однако, собранные вместе, они ещё ни разу не становились объектом специального исследования. Причём, не в виде простой иллюстрации или перечисления, а в контексте наиболее разработанной в отечественной науке теории хозяйственно-культурных типов. Это и есть задача, которая ставится и, по мере возможностей авторов, решается в настоящей работе.

 

В обширной Программе будущих исследований, опубликованной в 1991 году, академик В.П. Алексеев писал: «Если археологические культуры реально существовали как культурные явления..., то, наверное, было бы более перспективным трактовать их не только в терминах этнического подхода, но и культурно-географического (в русской этнографической литературе географически обусловленные вариации, как известно, называются хозяйственно-культурными типами) или культурно-исторически (традиции, восходящие к общности происхождения или общности исторической судьбы). В этом случае все интерпретации были бы наверняка и богаче, и результативнее, и, самое главное, убедительнее» (Алексеев, 1991. С. 12). Одна из предложенных в этой Программе тем — № 14.5.3 — «Локальные тенденции в хозяйственной жизни средневековых обществ» — непосредственно связана с темой настоящего исследования.

(5/6)

 

К сожалению, археологические источники для большинства районов Центральной Азии по разным причинам (главное — это малая степень изученности и отсутствие поселений) оказываются в этом отношении малоинформативными. Исключение составляют относительно периферийные общества енисейских кыргызов и кимаков, хозяйственно-культурный облик которых восстанавливается с достаточной степенью достоверности на основании как археологических, так и письменных источников.

 

География и история (в широком историко-культурном значении термина) — есть два важнейших основания археологии. Поэтому в книге большое внимание уделено как географическому «фону» расселения раннесредневековых народов Центральной Азии и Южной Сибири (Глава I), так и вопросам локализации носителей известных из письменных источников этнонимов. Последний вопрос вообще представляет достаточно большую сложность. А.Н. Бернштам, составивший первую карту расселения народов севера Центральной Азии и Сибири по данным китайских письменных источников (а они в данном случае являются основными), отметил, что «север в представлении китайцев был несколько западнее истинного направления», а «указанные цифры расстояний (от древней столицы Китая — Д.С., Г.Д.) имеют значение пропорций расстояний, а не абсолютно точных данных» (Бернштам, 1947. С. 62). Надо ли говорить, что от более или менее точной локализации в основном зависит характеристика хозяйственно-культурного облика местного населения.

 

Это хорошо понимали и средневековые китайские историки. Так, E Лун-ли, автор «Истории государства киданей» («Цидань го чжи»), представленной южносунскому императору Сяо-цзуну в 1180 г., писал: «Поскольку природные условия местности и климат... различаются по степени благоприятности, живущие в разных местах люди действуют как им удобно. Правители же управляют людьми, сообразуясь с тремя силами природы. К югу от Великой стены выпадают сильные дожди и стоит сильная жара. Живущие здесь люди пашут землю и сеют хлеб, чтобы питаться; разводят тутовые деревья и коноплю, чтобы одеваться; строят дворцы и дома, чтобы жить; возводят города, окружённые внутренними и внешними стенами, чтобы управлять. В Великой пустыне стоят сильные морозы и дуют сильные ветры. (Население) пасёт здесь скот, занимается охотой и рыболовством, чтобы питаться; добывает кожи и шерсть, чтобы одеваться; переезжает с места на место в соответствии с сезонами года, причём повозка и спина лошади служат для него домом. Вот как климатические и природные условия отделили юг от севера» (Е Лун-ли, 1979. С. 10-11). Трудно себе представить более чёткое противопоставление двух хозяйственно-культурных типов.

 

Источниковая база настоящей книги несколько ограничена, так как в ней использованы только русскоязычные переводы текстов китайских династийных хроник, географических сочинений арабо-персидской лите-

(6/7)

ратуры, монгольских летописей. Однако и этого оказывается достаточно, чтобы представить всё многообразие культуры и быта раннесредневековых народов Центральной Азии и Южной Сибири.

 

Обширное пространство рассматриваемой территории определяется авторами по-разному: Центральная Азия и Южная Сибирь; север Центральной Азии (имея в виду масштабы региона Центральной Азии в целом — Грач, 1984. С. 114); Саяно-Алтае-Хангайское нагорье (определение Л.П. Потапова; см. карту на с. 8). Принципиальной разницы между этими наименованиями нет. Особое значение в плане рассматриваемой темы имеет хозяйственно-культурная характеристика населения Саяно-Алтайского нагорья, «пограничной зоны между глухой горной тайгой и горными степями и полупустынями Центральной Азии» (Потапов, 1984. С. 130).

 

В эпоху раннего средневековья этот мир был густонаселённым. Сведения о хозяйственно-культурных особенностях обитавших здесь народов намеренно приводятся в книге не в пересказе, а максимально полно, часто дословно; не только для того, чтобы сохранить всю полноту содержащейся в них информации, но и передать неповторимый дух и стиль первоисточника. В ряде случаев даны необходимые сведения об исторических событиях, определяющих динамику развития тех или иных хозяйственно-культурных типов. Без этих сведений их носители были бы обезличены.

 

Насколько реконструируемая картина культуры и быта раннесредневековых обществ Центральной Азии и Южной Сибири оказалась полной и убедительной — судить читателю.

 

Авторское написание Глав и разделов: Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская — Введение, Заключение, Гл. VII — «Монгольское время», Г.В. Длужневская — Гл. I — «Основные ландшафтно-орографические зоны»; Гл. III — «Древние тюрки и уйгуры»; Гл. IV — «Енисейские кыргызы». Д.Г. Савинов — Гл. II — «Теория и практика предшествующих исследований»; Гл. V — «Кимако-кыпчакское объединение»; Гл. VI — «“Малые” этносы севера Центральной Азии и Сибири». В качестве иллюстраций приложен блок фотографий с видами различных ландшафтно-орографических зон («человек в ландшафте») Центральной Азии и Южной Сибири (из материалов Фотоархива Института истории материальной культуры РАН).

 


 

Список сокращений   ^

 

АО — Археологические открытия

БСЭ — Большая Советская Энциклопедия

ВСОРГО — Восточно-Сибирское отделение Российского Географического общества

ЗВОРАО — Записки Восточного отделения Русского Археологического общества

Изв. СО АН СССР — Известия Сибирского отделения Академии Наук СССР

ИРГО — Известия Русского Географического общества

КСИА — Краткие сообщения Института археологии АН СССР

КСИИМК — Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР

МАИКЦА — Международная ассоциация по изучению культур Центральной Азии

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР

МКАЭН — Международный конгресс антропологических и этнографических наук

ПИДО — Проблемы истории докапиталистических обществ

СА — Советская археология

САИ — Свод археологических источников

СТ — Советская тюркология

СЭ — Советская этнография

ТИИАЭ — Труды Института истории, археологии, этнографии

ТС — Тюркологический сборник

УЗ ТНИИЯЛИ — Учёные записки Тувинского научно-исследовательского Института языка, литературы, истории

УЗ ХакНИИЯЛИ — Учёные записки Хакасского Института языка, литературы, истории

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки