главная страница / библиотека / к оглавлению книги / обновления библиотеки

В.Д. Кубарев

Древнетюркские изваяния Алтая.

// Новосибирск: 1984. 232 с.

 

Введение.

  

Среди многочисленных памятников древности особое место занимают каменные изваяния, известные в археологической литературе под неточным, но традиционным названием «каменные бабы». [1] Усилиями отечественных и зарубежных учёных разновременные и разнотипные виды каменных изваяний были подразделены на несколько культурно-хронологических групп. Это изваяния эпохи бронзы и скифского времени («оленные камни»), древнетюркские и кыпчакско-половецкие изваяния южнорусских степей.

 

Одну из крупнейших групп составляют древнетюркские изваяния, в большом количестве распространённые на обширных горно-степных пространствах Центральной и Средней Азии. Они в основном изображают в сидячей позе мужчин монголоидного облика с широкоскулым лицом, раскосыми миндалевидными глазами, очень часто с усами и бородой. На отдельных изваяниях изображены в ушах серьги, на шее гладкие гривны или ожерелья; показана также одежда: разнотипные головные уборы, халаты и кафтаны с отворотами на груди, узкими или широкими рукавами и манжетами. На узком поясе, набранном из различных по форме бляшек, подвешаны кинжал и сабля в ножнах, а также сумочка, точило и другие предметы. Почти на всех изваяниях изображён сосуд, обычно в правой руке (левая рука, как правило, лежит на поясе или оружии).

 

Древнетюркским каменным изваяниям посвящено большое количество публикаций, в том числе несколько монографических работ. [2] И это вполне естественно, так как одиноко стоящие каменные фигуры, резко выделяющиеся на фоне азиатских гор и степей, одними из первых привлекали внимание путешественников и учёных.

(3/4)

Рис. 1. Древние надгробные памятники из Алтайских гор
(по Г.И. Спасскому, 1819)
(Открыть Рис. 1 в новом окне)

 

Первые краткие сведения о каменных изваяниях Алтая содержатся в сообщениях русских рудознатцев, исследовавших алтайские горы в поисках руд в начале XVIII в. Вслед за отдельными рудознатцами на Алтай отправляются комплексные экспедиции.

 

Первая такая экспедиция, возглавляемая Петром Шелегиным, была послана русским правительством в 1745 г. Она собрала ценные географические данные о районе Телецкого озера и бассейна Чулышмана. Лаврентий Феденёв и Никита Шангин, участники рудно-поисковой партии 1785 г., обнаружили и впервые зарисовали «древних народов статую» в устье р. Каменки (левый приток р. Катуни). [3] Упоминаются каменные изваяния и в путевых записях академика П.С. Палласа, руководителя двух экспедиций на Алтай. [4]

 

Значительную роль в археологическом изучении края сыграл один из зачинателей буржуазно-либерального направления в историографии сибирской археологии Г.И. Спасский. Более 8 лет он жил и работал на Алтае. В одной из его работ помещены рисунки «древних надгробных памятников из Алтайских гор» [5] (рис. 1).

 

В 1826 г. известный естествоиспытатель профессор Дерптского университета К.Ф. Ледебур также организовал экспедицию на Алтай. В «Алтайских сопках» им осмотрены древние могилы, на которых были воздвигнуты сланцевые плиты с изображением человеческих фигур. [6]

(4/5)

 

Каменные изваяния и в дальнейшем привлекали внимание исследователей. Отдельные заметки и записи о них можно встретить в трудах П.А. Чихачёва (1842), А.И. Шренка (1840-1843), Г.Е. Шуровского (1844) и П.И. Небольсина (1845).

 

В 1848-1851 гг. на Алтае проводил геологические изыскания горный инженер Влангали. Он также неоднократно встречал «чудские» курганы с поставленными на них каменными изображениями людей. [7] В монографическом описании Западной Сибири, составленном И. Завалишиным, собраны сведения о древних памятниках края. В их число были включены и каменные изваяния. [8]

 

Особое место в археологическом изучении Алтая во второй половине XIX в. необходимо отвести деятельности В.В. Радлова. Первые свои экспедиции по юго-западным районам края он организовал в 1860-1861 гг., а затем в 1865 г. В путевых заметках и отчётах учёного постоянно упоминаются «грубые каменные изображения людей (бабы)», [9] сделаны с них рисунки.

 

Среди местных исследователей древностей Алтая нельзя не выделить видных краеведов С.И. и Н.С. Гуляевых. Занимаясь в основном фольклором Сибири, С.И. Гуляев отдавал также много времени сбору сведений об археологических памятниках. По его заключению все курганы Западной Сибири имели земляные насыпи, в отличие от них курганы Горного Алтая были из камня. Нередко на таких могилах стоят каменные столбы или изваяния в виде человеческой фигуры. Все данные о памятниках С.И. Гуляев обобщил в рукописных статьях: «Заметки о чудских буграх», «О буграх или курганах в Сибири» и т.д. [10] Н.С. Гуляев продолжил сбор археологических находок и учёт различных памятников древности [11] По его сведениям, целая группа каменных изваянии («идолов») прежде стояла на курганах по дороге из с. Батурово в дер. Идолово (отсюда и название деревни). [12] Н.С. Гуляев опубликовал рисунок одного из изваяний на р. Коксу. Первоначально изваяние напоминало каменный столб с «крайне неопределённым начертанием». [13] Впоследствии был найден ещё один обломок этого каменного столба и «неопределённые начертания» превратились в лицо изваяния (см. табл. XXXII, 193, 1).

 

Известный исследователь Центральной Азии Г.Н. Потанин по пути в Монголию (1879 г.) описал местонахождение некоторых алтайских изваяний и опубликовал их рисунки. [14] Одновременно с другим исследователем Сибири,
(5/6)
Н.М. Ядринцевым, он издал и рисунок чуйского оленного камня с личиной. Причём Н.М. Ядринцев, побывавший в 1878-1880 гг. в самых отдалённых уголках Горного Алтая, более основательно и полно описал разнообразные археологические памятники. Его внимание было обращено, прежде всего, к загадочным «Коже-Таши» — каменным бабам, которых он встречал на протяжении всего своего маршрута по долинам рек Чулышман, Башкаус, Чуя и Коксу. Он не только тщательнейшим образом обработал каменные изваяния (сделав рисунки и сняв размеры), но и опубликовал целую серию их в своей статье. [15] Собранные Г.Н. Потаниным и Н.М. Ядринцевым материалы оказались весьма ценными для археологической науки, так как одни из этих каменных «баб» уже утрачены, другие плохо сохранились за прошедшие 100 лет.

 

По следам Н.М. Ядринцева прошел А.В. Адрианов во время путешествия 1881 г. Он обследовал древние памятники речных долин Чулышмана, Яан-Улагана и Башкауса. [16] При этом ещё раз описал и зарисовал отдельные каменные фигуры, открытые Н.М. Ядринцевым. Но несомненно новыми и чрезвычайно интересными оказались результаты работ А.В. Адрианова, проведённых им в системе рек Бухтармы и Нарыма спустя 30 лет. Были произведены раскопки некоторых курганов, собраны данные о писаницах и открыта большая группа каменных изваяний. В его большой работе (посвящённой поездке 1911 г.) впервые приводятся фотографии алтайских изваяний. [17]

 

Члены статистической экспедиции, направленной в 1897 г. управлением Алтайского округа для изучения «калмыцких» стойбищ (С.П. Швецов, М. Швецова, П.М. Юхнев и Н.Я. Никифоров), также проявили большой интерес к древним памятникам Алтая. Они ещё раз (вслед за Г.Н. Потаниным и Н.М. Ядринцевым) опубликовали рисунки чуйского оленного камня и впервые сделали подробный рисунок каменного изваяния «Кезер» из Курайской степи. [18] Оба памятника были обработаны для своего времени отлично, что выгодно отличало эту экспедицию от предшествовавших.

 

Разрозненные сведения об отдельных каменных изваяниях Алтая встречаются в малоизвестных отчётах чиновников, рапортах и сообщениях местных жителей. В 1899 г. крестьянином Г.В. Коневым в долине р. Белый Ануй найдено каменное изваяние, лежавшее под слоем земли. В тот же год сельский староста Егоров сообщил рапортом о находке в статистическое бюро при
(6/7)
Главном управлении Алтайского округа. Через некоторое время изваяние было вывезено в г. Томск, правда, в несколько повреждённом виде (было отбито лицо). Однако М.А. Деминым в архивах обнаружен рисунок этого изваяния, [19] выполненный ещё до повреждения, что позволяет полностью восстановить облик уникальной каменной фигуры.

 

Землеустроителем П.М. Бочкарёвым в 1906 г. впервые сделана фотография каменного изваяния «Кезер» (см. табл. XX, 121) из Курайской степи. [20]

 

Статским советником В.И. Долбежевым, совершившим поездку на Алтай в 1907 г., сообщалось в отчёте об изваянии из устья р. Каракол (правый приток р. Урсул). К описанию прилагался рисунок. [21]

 

Весьма интересными оказались поездки ботаника В.И. Верещагина, преподавателя Барнаульского реального училища, совершённые им в юго-восточные районы Алтая (1907-1908) по заданию Алтайского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского географического общества. Он упоминает о уже известных «каменных бабах» ниже устья р. Ян-Улагана, на правом берегу р. Башкаус (Узун-Язы), о «чудских могилах, вертикальных рядах камней и каменных бабах» в долине р. Ясатера (Джазатера). [22]

 

И.Г. Гранэ в 1907 г., следуя из г. Бийска до с. Кош-Агач и далее в Монголию, у с. Теньги сфотографировал и зарисовал несколько каменных изваяний и стел. Эти иллюстрации, опубликованные в работе И.Г. Гранэ, [23] остаются единственным свидетельством, так как изваяния до сих пор не обнаружены и, возможно, утрачены.

 

Таким образом, в дореволюционное время Алтай посещался лишь отдельными учёными, частными лицами или небольшими экспедициями. Отсюда отрывочность сведений о древних памятниках, бессистемность случайных раскопок. Тем разительнее первые успехи советских учёных в изучении памятников археологии Алтая, исторического прошлого его населения. Совершенно иная методологическая база полевых изысканий, государственное финансирование работ, создание стационарных научно-исследовательских организаций и планомерные полевые экспедиции — всё это позволило ученым в кратчайший срок поднять на очень высокий уровень археологию Алтая.

 

Одной из первых была Алтайская экспедиция (1924-1925), организованная бывшим этнографическим отделом Государственного Русского музея, под руководством
(7/8)
С.И. Руденко. Отряды этой экспедиции, проводя систематические раскопки в Верхнеобье и предгорьях Алтая, большое внимание уделяли поискам и картографированию ещё неизвестных науке археологических памятников в труднодоступных районах Горного Алтая. В 1924 г. участником экспедиции А.Н. Глуховым обследовались памятники в Сайлюгемской степи. [24] На р. Бугузун им раскопаны три древнетюркские оградки, у одной из которых стояло каменное извание. При осмотре этих оградок в 1980 г. автором этой книги было обнаружено ещё одно разбитое изваяние (см. табл. XXXVI, 215). [25] В том же 1924 г. С.И. Руденко вскрыл одну оградку на р. Кукури и открыл ряд каменных изваяний, которые были им кратко описаны и сфотографированы. [26] Отдельным отрядом Алтайской экспедиции также обследовалась приустьевая часть р. Чулышман и берега Телецкого озера. В архиве М.П. Грязнова нам удалось разыскать фотографию небольшого каменного изваяния (см. табл. XIII, 87), обнаруженного в 1925 г. А.Н. Глуховым у с. Беле на юго-восточном берегу Телецкого озера.

 

Большая группа курганов древнетюркского времени была раскопана С.И. Руденко и А.Н. Глуховым в урочище Кудыргэ, на правом берегу р. Чулышман в 1924-1925 гг. [27] В могиле под № 16 был найден продолговатый валун, представляющий собой миниатюрное изваяние (см. табл. XIV, 93).На одной из широких плоскостей его нанесено изображение мужского лица, на обратной стороне — «сцена коленопреклонения». [28] Интерпретация изображений на кудыргинском валуне по сей день является предметом споров специалистов.

 

Другая археологическая экспедиция, возглавляемая известными учёными С.В. Киселёвым и Л.А. Евтюховой, обследовала многие районы Горного Алтая и его предгорья. За годы работы Саяно-Алтайской экспедиции (1934-1935, 1937) в зоне строительства Чуйского тракта были раскопаны десятки разновременных курганов, серия древнетюркских каменных оградок с изваяниями и без них, были открыты древние выработки железной руды, остатки оросительных каналов и многие другие исторические памятники. [29] При этом исключительно большой вклад в изучение происхождения, хронологии и семантики древнетюркских каменных изваяний внесла Л.А. Евтюхова. Уже с первых лет работы экспедиции она начала систематический сбор материалов по каменным изваяниям. Итогом этой работы явилась сводная статья о камен-
(8/9)
ных изваяниях Южной Сибири и Монголии, в которую была включена и большая группа (28 экз.) рисунков алтайских изваянии. [30] Параллельно с Л.А. Евтюховой этой темой постоянно занимался М.П. Грязнов.

 

Существенное значение в методологическом плане имели его раскопки оградок в Яконуре. [31] К тому же М.П. Грязнов, работая в сибирских музеях, собирал любые сведения об изваяниях. Его прекрасно выполненные копии с рисунков известных алтайских художников Г.И. Чорос-Гуркина [32] и Д.И. Кузнецова [33] затем были переданы Л.А. Евтюховой, которая и опубликовала их в своей работе. [34] Значительную часть подборок из личного архива М.П. Грязнова, посвящённых каменным изваяниям Алтая, удалось просмотреть и автору настоящей работы.

 

В 1936, 1937 и 1940 гг. доцент Иркутского государственного университета П.П. Хороших в долинах рек Коксу и Аргута обнаружил неизвестные ранее наскальные изображения и каменные изваяния. Что это за памятники, можно лишь догадываться, так как, к сожалению, П.П. Хороших оставил о них только краткое упоминание в своей статье. [35]

 

Два полевых сезона (1935, 1937) на Западном Алтае работала экспедиция ИИМК АН СССР. Зарегистрированы разнообразные археологические памятники: свыше 1000 курганов разных типов, 19 пунктов наскальных изображений, развалины двух джунгарских крепостей XVII в., каменные изваяния и т.д. [36]

 

Сразу же после окончания Великой Отечественной войны центральные научные учреждения продолжили изучение древних памятников Алтая. В первой половине 50-х гг. С.И. Руденко закончил раскопки уникальной группы курганов ранних кочевников в урочище Пазырык, а также провёл исследование больших курганов в долине р. Урсул у с. Туэкта и в урочище Башадар близ с. Кулада. Несмотря на всю сложность работ, связанных с раскопками промёрзших курганов, а в первую очередь с недостатком полевого времени, С.И. Руденко всегда живо интересовался и другими археологическими объектами. В его описании могильного поля в урочище Башадар есть такие строки: «Курган № 52 представляет собой плоское возвышение из задернованных камней диаметром 6 м, в центре его неглубокая воронка. У восточного края этого кургана стояла (в 1950 г. мы нашли её упавшей) "каменная баба", подобная той, что стоит в аиле Кулада». [37] Через 30 лет мы нашли это изваяние (см. табл. VIII, 52) в том же месте
(9/10)
благодаря точному плану, составленному С.И. Руденко.

 

С 1964 по 1966 г. на Алтае работала Южно-Алтайская археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа во главе с С.С. Сорокиным. Проводились раскопки курганов в долинах рек Джазатер, Аргут и Коксу. Открыто четыре каменных изваяния. [38]

 

С этого времени древнетюркскими каменными изваяниями специально никто не занимался. Но сведения о местонахождении некоторых изваянии (в большей части уже известных) можно найти в отдельных статьях, заметках и отчётах Д.Г. Савинова, [39] Н.А. Алексеева, [40] Н.М. Зинякова [41] и других.

 

В 1974-1975 гг. разведочные поездки по Алтаю предпринял директор Бийского музея им. Бианки археолог Б.X. Кадиков. Им была открыта небольшая группа каменных изваяний в степи Макажан, на правом берегу р. Коксу. [42] В составе отряда были профессиональные фотографы А.А. Позняков и Н.Н. Понамарёв. Фотографии каменных изваяний из Макажана были опубликованы в сборнике статей, [43] об отдельных изваяниях также неоднократно сообщалось в научно-популярной печати. [44]

 

Поиски и исследование древнетюркских изваяний на Алтае начаты автором в 1968 г. и продолжались до 1982 г. Особенно удачными оказались четыре полевых сезона (1978-1981) Восточно-алтайского отряда Североазиатской экспедиции ИИФиФ СО АН СССР, когда было открыто более половины известных сегодня каменных изваяний на Алтае. Результатам этих работ посвящены отдельные статьи [45] и небольшие заметки [46] в археологической литературе и периодической печати. [47]

 

Одним из источников сведений о каменных изваяниях послужили сообщения местных жителей. Неоценимую помощь автору оказали жители сёл Балыктыюль, Кокоря и Бельтир, участники наших разведывательных выездов В.Ф. Чумакаев, С. Акчинов и К.А. Бидинов. Благодаря им, настоящим энтузиастам краеведения, были открыты в труднодоступных высокогорных урочищах уникальные памятники, длительное время остававшиеся неизвестными. Это их усилиями были созданы местные краеведческие музеи, где нашли своё место многие ценные экспонаты далекой старины, в том числе и древнетюркские изваяния. Старожил Алтай бывшего пос. Аргут показал нам изваяния и труднодоступных урочищах Кеме-Кечу и Кырлан-дын-Кини на р. Аргут

(10/11)

 

Отдельные сведения о местонахождениях каменных изваянии сообщили нам также сотрудники Горно-Алтайской противочумной экспедиции И.И. Ешелкин и А.Г. Деревщиков.

 

Изваяния древних тюрков обнаружены в глухом логу Чадыр сотрудниками Алтайской геофизической экспедиции Ю.В. Никифоровым и Ф.Б. Бакштом. [48] Новые данные по древнетюркским изваяниям были представлены коллегами по работе в институте Е.М. Тощаковой и А.П. Погожевой. Академиком А.П. Окладниковым совместно с автором летом 1980 г. осмотрены каменные изваяния близ с. Ортолык на р. Чуе./p>

 

Ряд новых сведений об изваяниях и других памятниках древности были переданы автору туристами приборостроительного завода им. Ленина г. Новосибирска. С этой группой туристов, возглавляемой А.Н. Ерохиным, в течение нескольких полевых сезонов нами были организованы совместные экспедиции, нацеленные на поиски каменных изваяний. [49]

 

Наряду с памятниками, изученными автором непосредственно в поле, в работе также использованы коллекции краеведческих музеев Горно-Алтайска (21 изваяние), Бийска (12 изваяний), Барнаула (7 изваяний), Томска (1 изваяние) и Ленинграда (3 изваяния). Возможность обработать изваяния, дополнительные сведения о них были любезно предоставлены нам А.А. Давыдовой, Б.X. Кадиковым, А.П. Уманским, Л.М. Плетнёвой и С.С. Сорокиным. Всем им автор выражает глубокую признательность и благодарность за оказанную помощь и предоставленные материалы, без которых публикация была бы недостаточно полной.

 

Самой же значительной (по числу фигур) коллекцией алтайских каменных изваяний в настоящее время владеет музей Института истории, филологии и философии СО АН СССР. В экспозиции и фондах его находится 46 изваяний.

 

Остеологический материал из раскопанных древнетюркских оградок обработан палеонтологом Н.Д. Оводовым.

 

К интересным выводам приводит и работа по определению пород камня, из которого изготовлены изваяния. Она проделана геологами В.И. Богнибовым (ИГиГ СО АН СССР), Я.М. Гумаком (КЭ) и А.М. Боровиковым (НГУ), которым автор также приносит искреннюю благодарность.

(11/12)

 

В заключение хотелось бы с признательностью назвать здесь имена товарищей по Восточно-алтайскому отряду, деливших с автором и невзгоды полевой жизни, и радости первых открытий. Это прежде всего бессменные помощники — сотрудники Горно-Алтайского краеведческого музея С.С. Зяблицкий, В.А. Кочеев и Л.М. Чевалков; в те годы ещё студенты А.В. Гребенщиков, А.Д. Журавлёва, Л.С. Марсадолов, лаборант А.С. Смирнов и шофёры А.И. Артёмов и А.В. Борисов.

 

Основной целью настоящей работы является публикация всех открытых к настоящему времени изваяний, с тем, чтобы привлечь внимание специалистов и общественности к этим уникальным памятникам изобразительного искусства средневековых кочевников Алтая. Надеемся, что издание книги поможет сохранить от разрушения те каменные изваяния, которые находятся в районах интенсивного сельскохозяйственного и промышленного освоения.

 

Собранные материалы, полевые дневники и отчёты автора хранятся в архиве Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР. Экспедиционные отчёты, в которые также вошли сведения о почти всех каменных изваяниях Алтая, находятся в архиве Отдела полевых исследований Института археологии АН СССР. Таблицы, рисунки и фотографии в книге выполнены автором.

 


 

[1] По мнению Г.А. Фёдорова-Давыдова, «это название относится, видимо, к XVIII в. Раньше степные статуи называли "человек камен", "девка камена" и т.п.» (Фёдоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 166). М.П. Грязнов объясняет, что название «каменная баба», первоначально применявшееся к женским статуям Южной России, затем перешло к сибирским памятникам (Грязнов М., Шнейдер Е. Древние изваяния минусинских степей. — Материалы по этнографии, Л., 1929, т. 4, вып. 2, с. 63).

[2] Сводку работ см.: Евтюхова Л.А. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии; М., 1952, с. 72-120 (МИА, № 24); см. также: Казакевич В.А. Намогильные статуи в Дариганге. Л., 1930; Сэр-Оджав Эртний турэгууд (VI-VIII зуун) (Древние тюрки VI-VIII вв.). — Улан-Батор, 1970, т. V, fase. 2; Грач А.Д. Древнетюркские изваяния Тувы. М., 1961; Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. М., 1969. с. 23-35; об изваяниях Средней Азии см. сводку работ: Шер Я.А. Каменные изваяния Семиречья. М.-Л., 1966; а также: Чариков А.А. Раннесредневековые скульптуры из Восточного Казахстана. — СА, 1976, № 4, с. 153.

[3] ЦГВИА, ф. ВУА, д. 18519.

[4] Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства, ч. 2, кн. 2. Спб., 1786, с. 197-198.

[5] Спасский Г. Путешествие по южным алтайским горам в 1809 году. — Сибирские вести. Спб., 1819, ч. 4, табл. VIII.

[6] Ледебур К. Ф. Отчёт о путешествии по Алтайским горам. — Записки, издаваемые Департаментом народного просвещения, Спб., 1827, кн. 2, с. 254-278.

[7] Семёнов П.П., Потанин Г.Н. Алтайско-Саянская горная система в пределах Российской империи и по китайской границе по новейшим сведениям 1832-1876 годов. Дополнение к III тому Карла Риттера «Землеведение Азии». Спб., 1877, с. 136.

[8] Завалишин И. Описание Западной Сибири, т. 2. М., 1865.

[9] Сибирские древности. Из путевых записок В.В. Радлова. — ЗРАО, 1895, т. 7, вып. 3-4, с. 172; Архив ИИМК, ф. 1, 1865 г., д. 8, акв. л. 78.

[10] Архив ГМЭ, ф. 1, оп. 2, д. 212, л. 1-36; д. 213, л. 1-12.

[11] Демин М.А. Археологические исследования Н.С. Гуляева на Алтае. — Изв. СО АН СССР, 1978, № 6. Сер. обществ, наук, вып. 2, с. 126.
(89/90)

[12] Архив ГМЭ.ф. l, оп.2, д. 215, л. 2, 3, 5.

[13] Гуляев Н. «Писаные камни», найденные в Усть-Каменогорском уезде Семипалатинской области в 1913 году. — ЗСОРГО, Омск, т. XXXVIII, 1916, с. 263.

[14] Потанин Г.Н. Памятники древности в Северной Монголии. — Тр. МАО, М., т. X, 1886, с. 50-57.

[15] Ядриниев Н.М. Описание сибирских курганов и древностей. — Тр. МАО, М., т. XI, вып. 2, 1886, с. 181-205.

[16] Адрианов А.В. Путешствие на Алтай и за Саяны, совершенное в 1881 г. — Зап. РГО по общей географии, Спб., т, XI, 1888, с. 222, 228-229, 381-421.

[17] Адрианов А.В. К археологии Западного Алтая. ИАК, Пг., 1916, вып. 62, с. 79-91, рис. 34-38.

[18] Швецова М. Алтайские калмыки. — ЗСОРГО, Омск, 1898, кн. XXIII, с. 3-4, рис. 1, 3.

[19] Архив ЛОИА, ф, 1, д. 84-1898, л. 75; д. 32-1900, л. 1, 2, 7, 9.

[20] «Каменная баба» в Курайской степи. — За науку в Сибири, 1980, 14 февр.

[21] Архив ИИМК, ф. 1, 1907., д. 13.

[22] Верещагин В.И. От Барнаула до Монголии. — Алтайский сборник, Барнаул, 1908, т. 11, с. 20, 30, 35-36, 57.

[23] Grano J.G. Archaologische Beobachtungen von ben Reisen in ben norblichen Grenzgegenben Chinas. Aikak vskiria journal. Helsinki, 1909, табл. VIII, фиг. 26-29.

[24] Архив ЛОИА, 1924, д. 126.

[25]. Это стало возможным благодаря плану оградок, снятому А.Н. Глуховым и предоставленному автору М.П. Грязновым из его личного архива.

[26] Государственный этнографический музей, фототека № 4688-8, 4688-9, 4688-11.

[27] Руденко С.И., Глухов А.Н. Могильник Кудыргэ на Алтае. — МЭ, 1927, вып. III, № 2.

[28] Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племён. М.-Л., 1965, с. 19.

[29] Евтюхова Л.А., Киселёв С.В. Отчёт о работе Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1935 году. — ТГИМ, М., 1941, вып. XVI; Киселёв С.В. Саяно-Алтайская археологическая экспедиция в 1937 году. М., 1938, № 2 (3).

[30] Евтюхова Л. А. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии. — МИА, М., 1952, т. 1, № 24, с. 72-120.

[31] Грязнов М.П. Раскопки на Алтае. — Сообщ. ГЭ, М., 1940, вып. 1, с. 17.

[32] Рисунки изваяний хранятся в краеведческом музее г. Горно-Алтайска.

[33] Рисунки хранятся в музее им. Бианки г. Бийска.

[34] Евтюхова Л.А. Каменные изваяния..., с. 119, рис. 71.

[35] Хороших П.П. Писаницы Алтая. — КСИИМК, 1947, вып. XIV.

[36] Черников С.С. Древняя металлургия и горное дело Западного Алтая. — КСИИМК, М.-Л., 1948, вып. XXII, с. 96.

[37] Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скифское время. М.-Л., 1960, с. 24; см. также: Евтюхова Л.А. Каменные изваяния..., с. 73, рис. 2 (каменное изваяние № 8).

[38] Сорокин С.С. Материалы к археологии Горного Алтая. — Учён. зап. ГАНИИЯЛИ, Барнаул, 1969, вып. 8, с. 84-85.
(90/91)

[39] Савинов Д.Г. Археологические памятники в районе хребта Чихачёва. — АО 1971 года. М., 1972, с. 286.

[40] Алексеев Н.А. Ранние формы религии тюркоязычных наров Сибири. Новосибирск, 1980, с. 194-195, рис. 24, 25.

[41] Един В.Н., Зиняков Н.М. Разведочные работы в Горном Алтае. — АО 1976 года. М., 1977, с. 202.

[42] Кубарев В.Д., Кадиков Б.X., Чевалков Л.М. Разведки по рекам Аргут, Чуя и Башкаус, — АО 1978 года. М., 1979, с. 238.

[43] Данников Р.Л. Охрана природы — государственное дело. — В кн.: Родная природа. Барнаул, 1979, с. 37-38.

[44] Уманский А.П. Безмолвные стражи алтайских степей. — Алтай, 1966, № 2(37), с. 107.

[45] Кубарев В.Д. Древнетюркский поминальный комплекс на Дьёр-Тебе. — В кн.: Древние культуры Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1978, с. 86-97; Он же. Новые сведения о древнетюркских оградках Восточного Алтая. — В кн.: Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1979, с. 135-160; и др.

[46] Кубарев В.Д. Разведка на Алтае. — АО 1977 года. М., 1978, с. 245; Он же. Работы на Алтае. — АО 1980 года. М., 1981, с. 188; и т.д.

[47] Кубарев В. По следам далёких предков. — Вечерний Новосибирск, 1975, 22 сент.; Он же. Стерегущие золото грифы. — За науку в Сибири, 1976, 1 янв.; Он же. Новые находки археологов. — Звезда Алтая, 1976, 2 дек.

[48] Кубарев В.Д., Бакшт Ф.Б. Археологические памятники междуречья Барбургазы и Юстыда. — Изв. СО АН СССР, 1976, № 1. Сер. обществ. наук, вып. 1, с. 94-98.

[49] Ерохин А. Будущее начинается в прошлом. — Рабочая трибуна, 1980, 24 июля; Он же. Дорога в глубь веков. — Вечерний Новосибирск, 1981, 12 июня; Иванова Т. По следам красного волка. — Социалистическая индустрия, 1982, 27 янв.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / к оглавлению книги / обновления библиотеки