главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Природа. 2006. №3. Л.Л. Баркова, С.В. Панкова

Татуировки на алтайских мумиях.

// Природа. 2006. №3. С. 64-68.

Скачать файл: .djvu, 515 Кб

 

Более 50 лет назад в Горном Алтае были раскопаны знаменитые Пазырыкские курганы, относящиеся к V-III вв. до н.э. [1. С. 360]. Кто соорудил эти курганы? На этот вопрос, пожалуй, лучше всего может ответить археология, поскольку сведения письменных источников туманны. Правда, об этих далёких землях писал знаменитый греческий историк Геродот [2. С. 194], почерпнувший свои знания от кочевников Северного Причерноморья — скифов, с которыми он встречался при посещении древней греческой колонии Ольвии (недалеко от современной Одессы). Кое-какие сведения мы можем получить от древних иранцев, которые в надписях и барельефах, прославляющих победы персидских царей, упоминают о своих северных соседях — саках. Саками персы называли разных кочевников, в том числе скифов. Если обратиться к китайским хроникам, то и там можно найти сообщения о северо-западных соседях Китая — загадочных голубоглазых динлинах, о каких-то юэчжах и о народе сэ. Из всего сказанного мы можем сделать вывод, что во времена Геродота огромные пространства евразийских степей были заселены племенами кочевников — скифов, саков, сэ, которые, возможно, были ираноязычными народами.

 

На этой обширной территории от тех времён сохранилось большое количество курганов. Одни из них — с высокими земляными насыпями, достигают в вышину двух десятков метров, другие — холмы-курганы, сложенные из камней. К их числу относятся и Пазырыкские курганы.

 

В особенностях их конструкции, а также в суровых климатических условиях Горного Алтая кроется секрет удивительной сохранности вещей, положенных некогда в могилы. Каменная насыпь плохо проводила тепло и служила конденсатором влаги из воздуха. Накапливающаяся в камнях вода просачивалась в могилу. Суровые зимы также сделали своё дело: под камнями образовалась вечная мерзлота, которая способствовала редкой сохранности предметов из дерева, войлока, кожи, меха, тканей и других недолговечных материалов, которые в обычных условиях в земле истлевают и исчезают бесследно. Устройство всех курганов, а их раскопано восемь, было одинаковым. Под насыпью кургана находился мощный настил из брёвен.

 

В некоторых курганах число брёвен доходило до трёхсот. Настил перекрывал могильную яму площадью до 60 м2. Внутри помещались один или два поставленных друг в друга бревенчатых сруба (погребальные камеры). В погребальную камеру ставили гроб-колоду, выдолбленную из огромных стволов сибирской лиственницы. В саркофагах покоились останки вождя и его жены. Соплеменники позаботились о том, чтобы тела вождей оставались нетленными: захоронению предшествовала мумификация. Обычно череп усопшего трепанировали, извлекали мозг, удаляли внутренности и мышцы, затем пустоты заполняли травой, нарубленными стеблями растений, а разрезы сшивали конским волосом.

 

Большой интерес представляет мумифицированное тело мужчины-вождя из Второго Пазырыкского кургана. Оказалось, что обе его руки от плеч до кистей сплошь покрыты татуированными рисунками [1. С. 137]. Помимо этого, татуировка нанесена частично на грудь, спину и ноги от щиколотки до колена. Основной мотив татуировки — изображения животных: реальных и фантастических, выполненных в особой художественной манере, в так называемом зверином стиле, характерном для древнеалтайского искусства. Эта замечательная находка на протяжении многих лет оставалась единственной.

(64/65)

 

В 1993 г. при раскопках могильника Ак-Алаха 3, что в кургане 1 на плато Укок (Республика Алтай), археолог из Новосибирска Н.В. Полосьмак обнаружила захоронение мумифицированного тела женщины [3, 4]. Руки её были покрыты татуировкой. Сюжет, стиль и манера изображений аналогичны татуированным рисункам у мужчины из Второго Пазырыкского кургана.

 

В 1995 г. на этом же плато в могильнике Верх-Кальджин II В.И. Молодин извлёк из мерзлоты мумифицированное тело молодого человека, у которого на плече имелся татуированный рисунок в виде фигуры копытного животного [5]. Манера изображения идентична двум предыдущим. Казалось,что находки древних татуировок иссякли. Однако совершенно неожиданно были открыты новые татуированные рисунки на мумифицированных телах мужчин и женщин, найденных ещё в 1948-1949 гг. и хранящихся в Эрмитаже. Кожа у этих мумий тёмно-коричневого цвета, и никаких признаков рисунков на ней не видно даже при самом тщательном осмотре. За мумиями ведется постоянное наблюдение службы биологического контроля музея. Проводилось также рентгеновское исследование мумий, но никто ни разу не заметил на мумиях каких-либо татуировок. Выявление рисунков на телах мумий явилось счастливой случайностью.

 

Дело обстояло так: сотрудники музея, изучая мумии из могильника Оглахты в Хакасии (раскопки вёл Л.Р. Кызласов в 1969 г.), сняли с мумии одежды и увидели на теле еле заметные рисунки. Представитель судебно-медицинской экспертизы, приглашённый на консультацию, посоветовал просмотреть мумии в инфракрасных лучах.

 

Фотографирование в инфракрасных лучах позволило обнаружить невидимые глазу рисунки. После такого результата возникло желание просмотреть и пазырыкские мумии. В октябре 2004 г. были проведены съёмки трёх мумий из Второго и Пятого Пазырыкских курганов в отражённых инфракрасных лучах. Суть этих съёмок заключается в том, что участки кожи, покрытые татуировкой, поглощают инфракрасные лучи, а чистая кожа интенсивно их отражает. Таким образом, тёмная кожа мумий на снимке выглядит совсем светлой, а татуировка на ней выделяется чётко и контрастно.

 

Процесс съёмок достаточно сложен, особенно учитывая то, что мумии находятся в одеревенелом состоянии и практически невозможно повернуть ни руку, ни ногу. Невозможно увидеть изображения, например, с внутренней стороны руки или ноги. В итоге фотографирования и просмотра мумий в инфракрасных лучах удалось увидеть изображения на теле женщины из Второго Пазырыкского кургана и на телах мужчины и женщины из Пятого кургана.

 

Тело женщины из Второго кургана сохранилось, хотя покров кожи сильно нарушен, а имевшиеся татуировки частично утрачены. На левом плече изображено фантастическое существо с фигурой копытного и головой хищной птицы. Задняя половина его тела перевёрнута, и вся фигура образует круговую композицию. На плечевой части правой руки изображена фигура архара с круто изогнутым рогом и густой шерстью на груди.

 

Наиболее выразительны татуированные рисунки, расположенные на плечах, спине, руках и ногах мужчины из Пятого Пазырыкского кургана. Особенно впечатляет татуированный рисунок тигра на левом плече (рис. 1). Крупная голова зверя, повёрнутая в профиль, занимает всю поверхность плеча. Контур головы обведён толстой жирной линией. Передние когтистые лапы спускаются вдоль руки человека, почти до самого локтя. Задняя часть тела зверя, лапы и хвост перекинуты на спину мужчины до самого позвоночника. Если передняя часть животного покрыта зачернёнными узорами, то задняя часть проработана контурной линией.

 

На плечевой части правой руки изображён мчащийся конь, быстрый бег которого показан характерным для древнеалтайского искусства приёмом: передняя часть тела повернута по отношению к задней на 180°. Зачернённые криволинейные фигуры подчёркивают бедро и изогнутую шею лошади. Зачернены также ноги, грива и хвост с закрученным в кольцо концом.

 

Татуировки имеются на кистях обеих рук мужчины (рис. 2). В основаниях больших пальцев симметрично расположены фигуры «шагающих» птиц, обращённых головой в сторону ногтя. Татуированные рисунки выполнены контурной линией. Мастер передаёт тела обтекаемой формы, небольшие лапки в «штанах»; в очертаниях головы угадываются гребешок и бородка.

 

Татуированными рисунками покрыты и обе ноги мужчины. На левой ноге, на передней части голени, представлена композиция, состоящая из пяти идущих копытных животных. Движение направлено вверх от стопы к колену. На правой ноге спереди, на месте перехода стопы в голень, изображены две фигурки копытных животных, тоже идущих вверх. В целом татуированные рисунки животных на теле мужчины из Пятого Пазырыкского кургана по стилю и манере изображения близки татуировкам из погребений на Укоке и Второго Пазырыкского кургана.

 

Особенность стилистической манеры заключается в том, что зачерняется передняя часть фигуры, а задняя прорабатывается контуром. Аналогии наблюдаются и в самих сюжетах. Например, изображения птиц на больших пальцах рук, вереницы идущих животных на голени.

 

Есть татуированные рисунки и на теле женщины из Пятого

(65/66)

Рис.1. Татуировка на левом плече мужчины.
Пятый Пазырыкский курган.

(Открыть Рис. 1 в новом окне)

Рис.2. Татуировки на кистях левой и правой рук мужчины.
Пятый Пазырыкский курган.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

(66/67)

Рис.3. Татуировка на правой руке женщины.
Пятый Пазырыкский курган.

(Открыть Рис. 3 в новом окне)

 

кургана. На левой руке представлена сцена терзания: большая хищная птица клюет оленя. Мотив борьбы зверей — главная тема искусства древних алтайцев и всего скифского мира. На большом пальце левой руки женщины изображена птица с пышным хвостом, гребешком на голове и бородкой — по-видимому, мастер изобразил петуха. Особенно впечатляет сложная многофигурная композиция, развёрнутая на правой руке, точнее на пространстве от локтя до запястья. Композиция состоит как бы из двух частей (рис. 3).

 

В первой части изображён олень, на которого напал тигр. Фигура тигра дана в сложном повороте: передняя часть тела в фас, голова как бы при взгляде сверху, задняя часть тела в профиль. Во второй части композиции тоже представлена сцена борьбы: на лося напали тигр и барс. Лось изображён с «перекрученным» крупом, задними ногами он пытается отбиться от напавшего хищника. Фигуры животных даны в необычных ракурсах. Все элементы этой многофигурной композиции уравновешены и подчинены замыслу древнего «художника», что может указывать на существование эскиза или разметки, предварявших татуировку. Вообще эта сложная композиция выбивается из общего контекста не только древнеалтайского искусства, но и всего скифского.

 

Кое-какие параллели можно усмотреть в китайском искусстве [6. С. 2-3]. О существовании связей между жителями Горного Алтая и Китая свидетельствуют находки шёлковых китайских тканей, обнаруженные в Третьем, Пятом и Шестом Пазырыкских курганах. Одна ткань, найденная в Пятом кургане, представляет особый интерес. Это большое шёлковое полотнище, вышитое тамбурным швом. Основной мотив вышивки — птицы-фениксы, сидящие на ветвях дерева. В китайской мифологии фениксы — это символы счастья, они служили пожеланием благополучного супружества [7]. Известно, что подобные ткани изготовлялись в связи с выдачей замуж китайских принцесс. Почему бы не предположить, что женщина, погребённая в Пятом кургане, была привезена из Китая в качестве супруги для пазырыкского вождя, а отсюда, возможно, и необычность её татуировки?

 

Что вообще означает татуировка? Но мнению С.И. Руденко, татуировка вождя из Второго кургана является символом его социального статуса. Однако открытие новых мумий с татуировками опровергло это мнение: мумия женщины из раскопок Н.В. Полосьмак на Укоке относилась к среднему социальному слою, а мумия молодого мужчины из кургана Верх- Кальджин II принадлежала пред-

(67/68)

ставителю рядовой части общества. Некоторые учёные полагали, что в татуировке заложен основной стержень космогонических представлений. Другие видели в татуированном рисунке знак, обозначающий принадлежность человека к определённому роду.

 

Татуировки выполняли разные функции. В Древней Греции, например, татуировка существовала как наказание: нанося татуировку на лицо человеку, приговаривали его этим к рабству. В Риме татуировали гладиаторов, ставя знак-клеймо — символ зависимости [8]. Известно, что татуировка наносилась в медицинских целях в качестве средства, снимающего боли. На спине мужчины из Второго Пазырыкского кургана вдоль позвоночника наколоты точки, предназначенные, возможно, для снятия местных болей.

 

Что касается зооморфных образов, вытатуированных на телах мумий из Пазырыка, то смысловое содержание их трудно поддается расшифровке. По-видимому, звериные образы имели символическое значение. Например, изображение тигра с оскаленной пастью и выпушенными когтями (на плече мужчины из Пятого кургана) могло олицетворять силу, мощь, смелость. Возможно, татуированные рисунки петуха отражали представления многих древних народов об этой птице как о символе мужского начала и плодовитости. То обстоятельство, что изображения нанесены на большой палец, связано, быть может, с тем, что большой палец соотносится с эмоциональной сферой человека. Например, большой палец руки, поднятый вверх, означает, что «всё в порядке» [9. С. 306].

 

Таким образом, открытие новых татуированных рисунков с помощью инфракрасных лучей показало, что, вероятно, все члены пазырыкского общества, вне зависимости от их социального статуса, имели подобные рисунки на теле. Все они выполнены на очень высоком художественном уровне и являются настоящими произведениями древнеалтайского искусства.

 

Литература   ^

 

1. Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.; Л., 1953.

2. Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972.

3. Полосьмак Н.В. // Археология, этнография и антропология Евразии. 2000. №4. С. 95-102.

4. Полосьмак Н.В. Феномен алтайских мумий // Природа. 1995. №11. С. 122-136.

5. Молодин В.И. Культурно-историческая характеристика погребального комплекса кургана №3 памятника Верх-Кальджин II // Феномен алтайских мумий. Новосибирск, 2000. С. 86-119.

6. Скарпари М. Древний Китай. Китайская цивилизация от неолита до эпохи Тан. М., 2003.

7. Лубо-Лесниченко Е.И. Пазырык и Западный Меридиональный путь. // Страны и народы Востока. М., 1987. Вып. ХХV. С. 233-247.

8. Mayer А. // Archaeology. 1999. March / April. Р.54-57.

9. Жульен Н. Словарь символов. Челябинск, 1999.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки