главная страница / библиотека / обновления библиотеки

М.В. Воробьёв

М.В. Воробьёв. Древняя Корея (историко-археологический очерк)Древняя Корея (историко-археологический очерк)

// М.: Издательство восточной литературы, 1961. 194 с.

 

Оглавление

 

От автора.3-4

Введение. — 5-9

              Естественно-географическая среда. — 5-8

              Проблема палеолита. — 8-9

Глава I. Неолит. — 10-34

              Общие замечания. — 10-11

              Памятники и находки. — 11-18

              Типы памятников и изделий. — 18-22

              Хозяйство. — 22-25

              Структура общества, искусство и религия. — 25-26

              Некоторые проблемы классификации. — 26-29

              Культурные связи. — 29-33

              Хронология. — 33-34

Глава II. Период бронзы. — 35-66

              Общие замечания. — 35-36

              Памятники и находки. — 36-46

              Типы памятников и изделий. — 46-56

              Хозяйство. — 56-58

              Общественный строй. — 58-64

              Заключение. — 64-66

Глава III. Ранний железный век.67-127

      Культура Лолана.68

              Памятники и находки.68

              Типы памятников и изделий.75

              Хозяйство, общественный строй и система управления.81

      Культура Когурё.83

              Памятники и находки.83

              Типы памятников и изделий.92

              Хозяйство и производственные отношения.95

              Структура общества.97

              Внешние связи и специфика культуры.98

      Культура Пэкче.99

              Памятники и находки.99

              Типы памятников и изделий.103

              Хозяйство и производственные отношения.104

              Общественная структура.105

              Внешние связи и специфика культуры.106

      Культура Силла.107

              Памятники и находки.107

              Типы памятников и изделий.117

              Хозяйство и производственные отношения.122

              Структура общества.123

              Внешние связи и специфика культуры.124

      Заключение.124

Послесловие.128-129

Использованная литература. — 130-137

Список сокращений. — 138

Предметный указатель. — 139-142

Указатель географических названий. — 143-145

                 (скачать Библиографию и Указатели одним .pdf-файлом, 2,98 Мб)

Список иллюстраций.146

Альбом иллюстраций и карт [вклейка: рис. I-XL, 2 карты]. — 149

 


 

От автора.   ^

 

Корея — страна древней, самобытной культуры. Она внесла большой вклад в сокровищницу дальневосточной цивилизации. Многим народам и государственным образованиям довелось играть заметную роль в политической и культурной жизни Дальнего Востока, но только некоторые из них на протяжении веков сумели сохранить свою самобытность. К числу их относится и Корея. Она оказала влияние на культуру народов советского Приморья и Японии и других районов Дальнего Востока. Корея также играла роль посредника во взаимоотношениях народов этих районов с Китаем.

 

К сожалению, политическое положение Кореи в конце XIX — первой половине XX в. не благоприятствовало развитию науки в стране и плодотворному изучению её материальных и культурных богатств. Далёкое прошлое корейского народа до сих пор известно хуже, чем древняя культура большинства стран Дальнего Востока. Нет ни одной монографии на западноевропейских языках, посвящённой этому вопросу. Немногочисленные труды японских авторов не всегда объективны, корейские работы стали появляться только в последние годы.

 

В настоящей монографии автор сосредоточивает внимание на истории материальной культуры древней Кореи, используя оригинальные описания и публикации археологического материала, изданные в Корее и в Японии, а также русскую, западноевропейскую и дальневосточную специальную литературу.

 

Основной археологический материал добыт корейскими, а также японскими учёными, которые с конца XIX в. стали проявлять живейший интерес к древностям Кореи. После аннексии Кореи в 1910 г. империалистической Японией корейская историческая и археологическая наука оказалась полностью монополизирована японскими учёными. Крупнейшие японские археологи детально изучали корейские памятники, дотоле привлекавшие мало внимания. Были проведены многочисленные раскопки, главным образом курганов периода трёх государств, причем техника этих раскопок была невысока. Японские археологи уделяли мало внимания изучению памятников каменного века, поэтому добытый ими археологический материал страдает однообразием. К тому же все японские учёные — от явных реакционеров, искажавших историю Кореи, чтобы лучше обосновать свои измышления о её вековой отсталости, до более объективных и независимых — подходили к выбору области исследования памятников и трактовке материала с точки зрения нужд и потребностей японской археологии.

 

Только после освобождения страны в 1945 г. создались условия для возникновения национального направления в корейской археологии. В КНДР в широких масштабах ведутся разведки и раскопки древнейших памятников (в Кунсане, Чходо, Анаке). Вышло несколько монографий, посвящённых этим раскопкам и целым проблемам (первобытной археологии, бронзовому веку, фрескам когурёских курганов), осваивается старый археологический материал, добытый японскими учёными. При этом особое внимание уделяется разработке важнейших вопросов древнейшей истории страны: периодизации каменного века, культуре Лолан, бронзовому и железному векам и т.д.

 

Автор не предлагает окончательного решения в этой книге многих спорных и неясных вопросов корейской археологии (о существовании палеолитической культуры, об истоках и датировке целых археологических периодов и культур, о происхождении корейского народа и т.д.) и древней истории страны, затрагиваемых по ходу изложения (время возникновения первых государств и их социальный

(3/4)

строй, проблема рабовладения и пр.). Недостаточная, а главное неравномерная изученность археологических памятников страны, в особенности всё растущий разрыв в накоплении археологического материала в Северной и Южной Корее часто затрудняли выяснение характера, сферы распространения, датировки древних культур, несомненно общих для всей страны. Основная цель этой работы заключается в том, чтобы, используя всю основную археологическую литературу и некоторые другие источники, доступные автору, дать читателям краткий очерк древнейшей культуры Кореи. При этом автор учитывал неоднородность этих источников, созданных в разное время, в разных условиях, учёными разной национальной и политической принадлежности, и стремился критически осмыслить материалы. Это прежде всего касается работ японских археологов, многие концепции которых уже устарели или были продиктованы не научными соображениями. Существеннейшую часть работы составили материалы, добытые археологами КНДР после освобождения страны.

 

При описании археологических находок автор ссылается на помещённый в конце книги альбом рисунков.

 


 

Послесловие.   ^

 

Работа над книгой была закончена к 1959 г. Однако за последние два года появился ряд важных трудов, вышедших в основном в КНДР. Они содержат новые археологические материалы, с наиболее важными из них мы считаем необходимым ознакомить читателей.

 

Были произведены раскопки памятников каменного века. В 1959 г. во время раскопок первобытной стоянки Бомыкусок в уезде Мусан провинции Хамгён-пукто (Хван Ги Док, 1960) было открыто 12 землянок прямоугольных очертаний. В полу ясно заметны следы столбов. В каждом жилище есть очаг округлой формы, а в одной землянке их два. Обнаруженные жилища относятся к разным культурным периодам, несмотря на общие формы землянок и очага. В древнейших неолитических землянках собраны оббитые и ретушированные орудия из камня (боковые скребки, пластинки и пр.), глиняные кубки и бокалы с гладкой поверхностью. Очень интересна плечевая кость с выжженными углублениями, употреблявшаяся при гадании. Шлифованные прямоугольные топоры и тёсла, полулунные ножи и костяные наконечники стрел найдены в жилищах, датируемых концом неолита. В землянках эпохи металла обнаружены железные земледельческие орудия, многочисленные поделки из кости, осколки чёрной или крашеной керамики, а также зёрна проса и чумизы. Поселение в Бомыкусок — первый памятник в Северо-Восточной Корее, позволяющий проследить особенности в изменении образа жизни населения, жившего устойчивым коллективом на протяжении ряда культурных периодов.

 

Большое значение имеют раскопки поселения Одон в уезде Хверён провинции Хамгён-пукто («Хверён...», 1960). В 1950-1954 гг. было исследовано несколько десятков землянок и хозяйственных пристроек. Наличие разных культурных периодов здесь подтверждается не только вещественным материалом, но и формами самих жилищ и очагов. Землянки двух типов: округлые с полом, слегка понижающимся к центру, и прямоугольные с ровным полом. Очаги глиняные двух разновидностей: в виде небольших углублений в полу и выложенные из камня. Изучение находок позволяет выделить два культурных комплекса: для одного из них характерно преобладание изделий из обсидиана и крашеной керамики, для другого — изобилие крупных каменных орудий, покрытых шлифовкой, и гребенчатой керамики. В культурном слое найдены кости свиньи и домашней коровы, зёрна соевых мелких красных бобов, чумизы, проса. Обитатели поселения жили здесь в течение многих веков (с конца неолита до раннего железного века), занимаясь охотой, примитивным скотоводством и огородничеством.

 

Стоянка и погребение у села Конгви близ г. Канге (провинция Чагандо) относятся к эпохе энеолита и бронзы (Ким Ён Ган, 1959). В шести прямоугольных полуземлянках обнаружен многочисленный каменный инвентарь: шлифованные топоры и тесла, палицы, наконечники стрел, причем последние впервые найдены в Корее так далеко на севере. Булавы, палицы и топоры безусловно скопированы с металлических оригиналов. Керамика неорнаментированная, но весьма разнообразная по форме (кувшины, блюда, миски). Найден обломок бронзового предмета. В непосредственной близости от стоянки находилось погребение в каменном гробу-ящике, к сожалению, разграбленное. Весь облик находок позволяет отнести памятник примерно к VIII-III вв. до н.э.

 

К этому же культурному периоду принадлежат погребения разного типа, обнаруженные в окрестностях Пхеньяна («Тхесонни...», 1959). В каменном гробу под дольменом найдена китайская монета «баньлян», датирую-

(128/129)

щая памятник III-II вв. до н.э. В ямных погребениях наряду с железным оружием и орудиями найдены бронзовые зеркала, кольца и пр. В каменных гробах-ящиках у г. Хванчжу обнаружен только каменный инвентарь, великолепно отполированный («Тэдонган...», 1959).

 

Особый интерес представляют разведочные раскопки под стенами городов Кёнчжу и Тэгу (Arimitsu, 1959). Фрагменты керамики, найденные здесь, указывают на то, что на месте этих городов, возникших на заре корейского государства, существовали более древние поселения.

 

Из памятников раннего железного века особое внимание привлекают курганы. В зоне культуры Лолана раскопано немало курганов. Один из них, скрывающий склеп из каменных глыб, по-видимому, довольно точно датируется концом III в. Он находится у деревни Намонни в уезде Ынсан провинции Пхёнан-намдо. Курганы с деревянными и кирпичными камерами в уезде Хванчжу провинции Хванхэ-пукто содержат разнообразный погребальный инвентарь: части конской упряжи, украшения и посуду. Находка в одной из погребальных траншей монеты «ушу» особого типа, позволяет датировать памятник I в. н.э. («Тэдонган...», 1959).

 

У г. Пхеньян был открыт когурёский курган с каменной камерой, потолок которой имел оригинальную колодезную конструкцию, восьмиугольную в плане. Стены и потолок покрыты разнообразными по тематике фресками. Здесь и фигуры четырёх гениев, и изображение созвездий, и сцены охоты и т.д. Наряду с сюжетными сценами встречаются чисто орнаментальные мотивы: драконы и змеи, лотосы и жимолость, языки пламени и струйки дыма, стилизованные облака и кручи. Курган точно датируется по посвятительной надписи 357 годом.

 

К северо-востоку от Сеула расположена стоянка Эйбл (название условное). На ней во время рытья окопов нашли много полуземлянок прямоугольной формы с округлыми углами. В одной из них найдены остатки железных изделий, керамическое сопло, которое употреблялось при литье, а также гладкая серая керамика, которая мало отлична от японской керамики раннего железного века. Радиокарбонный анализ древесных остатков позволяет определить абсолютный возраст этого поселения — 1700 + 250 лет (Mac Cord, 1958).

 

Особый интерес представляют горные курганы и укрепления провинции Хамгён-намдо. В них обнаружены каменные камеры и погребальный инвентарь (главным образом керамика) совершенно того же типа, что и в государстве Силла. Характер находок вынуждает предполагать, что северные пределы Силла простирались до самого северо-востока полуострова. Это могло иметь место во второй половине VI — второй половине VII в. (Хан Сок Чон, 1960).

 

Эти новые материалы очень ценны для понимания многих сторон древней корейской культуры. Впервые на сравнительно больших площадях территории КНДР раскопаны первобытные поселения, содержащие разновременные находки, которые хотя и не расчленяются стратиграфически, но всё же позволяют говорить о существовании ряда культурных комплексов — от неолита до раннего железного века. Исследованы впервые памятники эпохи энеолита и бронзы: поселения, доселе плохо известные (Конгви), и целая серия разнородных погребений в каменном гробу-ящике, в погребальной траншее под дольменом, впервые довольно хорошо датируемые. Памятники раннего железного века представлены курганами Лолана, Когурё и Силла.

 

Важно отметить значительный объём раскопок, подробную публикацию отдельных наиболее важных памятников — новые черты молодой археологии КНДР.

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки