главная страница / библиотека

А.А. Тишкин

Радиоуглеродное датирование памятников Алтая периода раннего средневековья (тюркская и кыргызская культуры).

// Радиоуглерод в археологических и палеоэкологических исследованиях. (Материалы конференции, посвящённой 50-летию радиоуглеродной лаборатории ИИМК РАН, 9-12 апреля 2007 г., Санкт-Петербург). — СПб: ИИМК РАН, 2007. С. 283-290.

 

В Алтайском государственном университете ведётся планомерная работа по использованию в археологических исследованиях данных радиоуглеродного и дендрохронологического датирования. Имеются результаты, полученные по образцам из памятников аржано-майэмирского круга, скифо-сакского и «гунно-сарматского» времени, а также средневековья (Тишкин, 2006аб). Это пока небольшие серии. Исключение, пожалуй, составляет изучение хронологии объектов пазырыкской культуры (Евразия..., 2005). Выбранное научное направление продолжает реализовываться. Главная задача его заключается в корреляции радиоуглеродных и дендрохронологических показателей с разработанными культурно-хронологическими схемами, которые построены на анализе археологических материалов из раскопок погребально-поминальных комплексов кочевников Алтая, а также на письменных сведениях и изобразительных источниках. В этой статье осветим состояние радиоуглеродного датирования памятников раннего средневековья, отнесённых к тюркской и кыргызской культурам (Тишкин, Горбунов, 2005).

 

В настоящее время существует несколько концепций, в которых отражена история кочевых общностей Южной Сибири и сопредельных территорий. Этапы развития «культуры алтае-телеских тюрков» в своих публикациях неоднократно демонстрировал Д.Г. Савинов (1984, 1987, 2005 и др ). Последний немного модифицированный вариант нашёл отражение в совместной с С.Г. Кляшторным монографии «Степные империи древней Евразии». Он представлен в описании и таблице (Кляшторный, Савинов, 2005). В результате «древнетюркская» эпоха разделена на три времени (раннетюркское, тюркское и позднетюркское), в которых для Горного Алтая и Тувы выделены следующие этапы, синхронизированные с опорными историческими датами:

 

1. Берельский этап и сложение протюркского субстрата (середина V — середина VI вв. н.э.). 460 г. — переселение тюрок Ашина.

2. Кудыргинский этап (2-я половина VI — середина VII вв. н.э.). От создания в 552 г. н.э. Первого Тюркского каганата до образования Второго Тюркского каганата в 679 г. н.э.

3. Катандинский этап (2-я половина VII — середина VIII вв. н.э.). До формирования Уйгурского каганата в 745 г. н.э.

4. Туэктинский этап (2-я половина VIII — середина IX вв. н.э.). Заканчивается с гибелью Уйгурского каганата в 840 г. и связан с началом эпохи кыргызского «великодержавия», что находит отражение в алтайском и тувинском вариантах развития культуры.

5. Кара-чогинский этап (2-я половина IX — конец X вв. н.э.). В 916 г. образовывается государство Западное Ляо, а в 30-е гг. XI в. происходит «цепная миграция племён».

 

Проделанная Д.Г. Савиновым работа, несомненно, является положительным опытом осмысления значительного объёма археологического материала и письменных свидетельств. Однако накопление новых данных по позднему этапу булан-кобинской культуры «гунно-сарматского» времени и последующим периодам позволило уточнить ряд моментов в указанной схеме, добавить новые этапы и скорректировать их датировку. Изменения нашли отражение в кратко охарактеризованной ниже культурно-хронологической схеме развития тюркской культуры. Она уже рассматривалась в ряде работ (Тишкин, Горбунов, 2002, 2005; Горбунов, Тишкин, 2002, 2003; Тишкин, 2006а; и др.) и основана на систематизации инвентаря из погребальных комплексов, содержавших наиболее массовый и представительный материал, который датирован разными методами. При этом

(283/284)

учитывались имеющиеся немногочисленные радиоуглеродные датировки.

 

1. Кызыл-ташский этап (2-й половина V — 1-й половина VI вв. н.э.) демонстрирует начальный период формирования тюркской культуры, чему способствовал приход на Алтай племени Ашина в 460 г.

2. Кудыргинский этап представлен хорошо известными погребальными и «поминальными» памятниками, которые датируются 2-й половиной VI — 1-й половиной VII вв. н.э., и напрямую связан с созданием Великого Тюркского каганата (552-603 гг.), а также с его последующим распадом.

3. Катандинский этап (2-я половина VII — 1-я половина VIII вв.) отражает возрождение тюркской культуры и её господство в центрально-азиатском регионе, что соответствует времени существования Второго Восточно-тюркского каганата (682-744 гг.).

4. Туэктинский этап (2-я половина VIII — 1-я половина IX вв.) показывает специфику развития тюркской культуры на Алтае в эпоху Уйгурского каганата (745-840 гг.).

5. Курайский этап (2-я половина IX — 1-я половина X вв.) соотносится с первым периодом относительной зависимости от Кыргызской державы (840 г. — XI в.). В это время отмечается интеграция культуры тюрок с культурой господствующего этноса, что отразилось в ряде раскопанных памятников Алтая (Тишкин, Горбунов, 2005).

6. Балтарганский этап (2-я половина X — XI вв.) связан с постепенным ослаблением и распадом Кыргызского каганата на отдельные княжества, а также характеризуется угасанием тюркских традиций в материальной культуре. Данная ситуация находит реальные подтверждения в археологическом материале.

 

Попытка соотнести немногочисленные данные радиоуглеродного анализа с датировкой памятников тюрок Алтая, полученной археологическими методами, предпринята новосибирскими исследователями (Кубарев, 2005; Кубарев, Орлова, 2006). При этом для сопоставления ими использована «культурно-хронологическая схема, разработанная A.A. Гавриловой» более 40 лет тому назад. Стоит заметить, что A.A. Гаврилова (1965) в своей монографии обозначила и последовательно выполнила такие задачи:

 

1. Источниковедческий анализ материалов двух групп могил тюркского и монгольского времени комплекса Кудыргэ и определение их места среди памятников Саяно-Алтая.

2. Уточнение и дополнение существовавших «периодизаций алтайских могил».

3. Рассмотрение «...в свете археологических данных имеющихся этнических определений населения могил».

 

Из перечисленных положений хорошо видно, что исследовательница не намечала создание именно культурно-хронологической схемы, для разработки которой необходимы определённые методологические принципы и соответствующее разноплановое наполнение. Учитывая опыт своих предшественников и опираясь на материалы того времени, A.A. Гаврилова (1965) отразила в своей книге «периодизацию позднекочевнических могил Алтая» на основе памятников шести типов: «...1) одинцовского (IV-V вв.); 2) берельского (V-VI вв.); 3) кудыргинского (VI-VII вв.); 4) катандинского (VII-VIII вв.); 5) сросткинского (VIII-X вв.) и 6) часовенногорского (XIII-XIV вв.), с одной лишь лакуной — ещё не выявлены памятники XI-XII вв. ...». Имевшиеся археологические данные исследовательница свела в таблицу, которая наглядно демонстрировала археологические комплексы рассмотренных немногочисленных могил (Гаврилова, 1965). Данная работа, несмотря на явные методологические неувязки, сыграла значительную роль в процессе изучения эпохи средневековья Алтая и других территорий. Она до сих пор используется исследователями. Вместе с тем, существенно увеличившийся археологический материал потребовал его серьёзного упорядочения на основе современных научных представлений. Это выразилось, в частности, в обозначенном выше поэтапном развитии тюркской культуры.

(284/285)

 

Учитывая имеющиеся разработки, остановимся на использовании радиоуглеродного метода при датировании раннесредневековых комплексов. К сожалению, таких данных пока немного. Но процесс их накопления уже имеет свою историю. Самыми первыми стали результаты анализа образцов, взятых В.Д. Кубаревым (1978а) при раскопках поминальных оградок на памятнике Дьёр-Тебе около с. Кокоря в Кош-Агачском районе (ныне Республика Алтай) Республика. В обобщающей публикации Л.А. Орловой (1995) приведены оба полученных радиоуглеродных показателя (эти и все последующие данные, которые отражены в статье, упорядочены нами в одну систему).

 

СОАН-1136. Дьёр-Тебе, оградка №4. Уголь. 1025±25 лет т. н. (ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

996-1022 (cal AD 997-102l) cal AD, 1σ

981-1029 (cal AD 978-1035) cal AD, 2 σ

COAH-1137. Дьер-Тебе, оградка №4. Древесина. 1690±50 лет т. н. (BP).

Интервалы калиброванного календарного возраста

259-418 (cal AD 261-279, 294-296, 323-415) cal AD, l σ

240-435 (cal AD 237-441, 449-466, 484-489, 501-509, 518-529) cal AD, 2 σ

 

Первая датировка (2-я половина X — 1-я половина XI вв.), указанная В.Д. Кубаревым (1978а) в статье о результатах раскопок в виде выражения 945±27 лет, оказалась подходящей для интерпретации изученного поминального комплекса (Войтов, 1996). Она может быть соотнесена с заключительным (балтарганским) этапом тюркской культуры. Вторая, как «ошибочная» и не соответствующая исторической реальности, не использовалась исследователями. Однако зафиксированная противоречивая ситуация не позволяет сделать категорическое заключение в пользу поздней даты сооружения в рамках раннего средневековья. В оградке не обнаружен предметный комплекс, который выступил бы в качестве более или менее определенного хронологического маркера, а результат радиоуглеродного датирования образца от сгнившего ствола лиственницы (диаметром 22 см) мог отразить ранние этапы роста дерева. Отдавая предпочтение первому результату, полученному по углям из кострища (Кубарев, Орлова, 2006), при накоплении данных следует помнить и об имеющемся противоречии, которое может демонстрировать объективность создания и использования поминального комплекса. Наличие в целом ряде тюркских оградок остатков деревянных столбов предоставляет возможность для проведения дендрохронологических исследований, которые при использовании радиоуглеродного метода обеспечат более точную хронологию поминальных сооружений раннего средневековья. Данная работа уже начата новосибирскими коллегами (Кубарев, Слюсаренко, Кубарев, 2006).

 

Следующие радиоуглеродные даты, приведенные Л.А. Орловой (1995), получены по образцам, которые также были взяты из археологических объектов, исследованных В.Д. Кубаревым (1978б; 1979).

 

СОАН-1671. Юстыд-XII, курган №28. Древесина. 1345±25 лет т.н. (ВР). Интервалы калиброванного календарного возраста: 659-686 (659-686) cal AD, l σ

650-758 (645-694, 698-715, 750-763) cal AD, 2 σ;

COAH-1672. Юстыд, оградка №2. Древесина. 1070±25, лет т.н., (BP) Интервалы калиброванного календарного возраста: 903-916 (964-972, 975-1002, 1012-1016) cal AD, l σ; 898-921 (944-1019) cal AD, 2 σ.

 

Полученные калибровочные показатели радиоуглеродного датирования первой пробы (СОАН-1671) довольно хорошо соотносятся с периодом существования Второго Восточно­тюркского каганата и выделенным катандинским этапом (2-я половина VII — 1-я половина VIII вв.). Это подтверждает анализ полностью опубликованного археологического материала (Кубарев, 2005). Результат второй пробы (СОАН-1672) демонстрирует широкий хронологический диапазон, превосходящий рамки X в., что может соответствовать поздним

(285/286)

этапам тюркской культуры и дополнить имеющиеся данные, которые получены по образцу угля из комплекса Дьёр-Тебе (СОАН-1136). Обнаружение керамического сосуда в оградке №2 памятника Юстыд (Кубарев, 1979) не позволяет определённее конкретизировать время сооружения рассматриваемого поминального объекта. Из-за малого количества ёмкостей из глины, найденных при раскопках памятников тюрок, типология таких предметов материальной культуры не разработана.

 

Представленные в статье Л.А. Орловой (1995) обобщённые сведения о радиоуглеродном датировании средневековых объектов Алтая стали ориентиром для дальнейшей деятельности.

 

Для увеличения необходимых сведений автором был подготовлен и отправлен в лабораторию ИИМК образец костей из кургана №5 памятника Усть-Бийке-III, который раскапывался в 1997 г. (Тишкин, Горбунов, 2005). Обозначившийся результат указывает на правильность датировки исследованного объекта и отражает реальность выделенного раннего (кызыл-ташского) этапа тюркской культуры (Горбунов, Тишкин, 2002; Тишкин, 2006а).

 

Le-7435. Курган №5. Кости лошади. 1600±70 лет т.н.(ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

388-542 calAD, 1 σ;

260-280 (292-297, 322-604, 610-616) cal AD, 2 σ.

 

В вышедшей монографии Г.В. Кубарева (2005) были опубликованы материалы радиоуглеродного анализа проб, взятых из ряда средневековых объектов: Юстыд-XII (курган № 29), Юстыд (скальное погребение), Калбак-Таш (курган № 2), Уландрык-I (курган № 10). Полученные соответствующие датировки (СОАН-5914, 5916, 5920, 5921) конкретизируют хронологию исследованных объектов и подтверждают намеченную периодизацию тюркской культуры (Тишкин, Горбунов, 2002, 2005; Тишкин, 2006а).

 

СОАН-5914. Юстыд-XII, курган №29. Древесина. 1300±30 лет т.н., (ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

676-695 (695-719, 746-767) cal AD, l σ;

663-733 (736-774) cal AD, 2 σ.

COAH-5916. Юстыд, скальное погребение. Древесина. 1365±45 лет т.н.(ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

623-628 (638691, 703-708, 754-757) cal AD, l σ.

601-724 (740-772) cal AD, 2 σ.

COAH-5920. Калбак-Таш, курган №2. Древесина. 1120±25 лет т.н.(ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

895-904 (912-925, 937-976) cal AD, l σ.

886-988 cal AD, 2 σ.

COAH-5921. Уландрык-I, курган № 10. Кость. 1460±35 лет т.н. (ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

564-572 (577-589, 597-642) cal AD, l σ;

542-653 cal AD, 2 σ.

 

Совсем недавно в научный оборот введены и другие материалы радиоуглеродного датирования «древнетюркских памятников Алтая», полученные в лаборатории Института геологии СО РАН (Кубарев, Орлова, 2006):

 

СОАН-5915. Барбургазы-I, курган №20. Древесина. 3015±35 лет т.н.(ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

1370-1358 (1350-1342, 1317-1255, 1244-1212, 1198-1193, 1138-1133)cal BC, 1 σ;

1387-1331 (1322-1206, 1204-1188, 1181-1151, 1143-1129) cal BC, 2 σ.

СОАН-5918. Ак-Кобы, курган у изваяния. Древесина. 1930±65 лет т.н.(ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

(286/287)

37-32 (20-12) cal AD 0-134 (165, 203-206) cal BC, l σ;

87-81 cal BC, 54 cal BC -240 cal AD, 2 σ.

COAH-5917. Камтыттугем, скальное погребение. Древесина. 1015±35 лет т.н.(BP).

Интервалы калиброванного календарного возраста:

985-1032 cal AD, l σ;

902-916 (962-1045, 1049-1055, 1088-1122, 1138-1156) cal AD, 2 σ.

СОАН-5919. Кызыл-Шин, оградка. Древесина. 1535±60 лет т.н.(ВР).

439-452 (462-520, 528-565, 566-582, 586-582) cal AD, l σ;

417-641 cal AD, 2 σ.

 

Эти показатели оказались в противоречии с обнаруженным археологическим материалом, который датирован традиционными методами. По мнению Г.В. Кубарева и Л.А. Орловой (2006) причины подобной ситуации «...могут быть различными и, возможно, позднее этому будет найдено своё объяснение». В этой связи стоит добавить о важной стороне процесса отбора проб для радиоуглеродного анализа (Тишкин, 2005).

 

Подводя итог, отметим, что представленные абсолютные датировки и проанализированные археологические сведения соотносятся со следующими этапами тюркской культуры: кызыл-ташский (Усть-Бийке-III (курган №5) Le-7435), кудыргинский (Уландрык-I (курган №10) СОАН-5921), катандинский (Юстыд-XII (курганы № 28 и 29), Юстыд (скальное погр.) СОАН-1671, 5914, 5916) и балтарганский (Калбак-Таш СОАН-5920 и, возможно, Дьер-Тебе (оградка №4), Юстыд (оградка №2) СОАН-1136, 1672).

 

По кыргызским памятникам (2-я половина IX-XI вв.) для Алтая пока имеется очень мало результатов радиоуглеродного датирования. Попытки получить такие данные по образцам из курганов с трупосожжениями, которые были исследованы на памятнике Чинета-II (Тишкин, Дашковский, Горбунов, 2004, 2005), не увенчались должным успехом. Например, отобранные для пробы кальцинированные кости из кургана № 12 оказались непригодными для обеспечения положительных результатов. Они были сильно карбонатизированы и содержали очень мало коллагена. Даже использование более 500 грамм таких костей не позволило выделить достаточного количества материала, необходимого для реализации анализа. Удалось получить положительный результат радиоуглеродного датирования по образцу в виде обугленной древесины, взятой из того же средневекового объекта.

 

СОАН-5858. Чинета-II, курган №12. Обугленная древесина. 1300±45 лет т.н. (ВР)

Интервалы калиброванного календарного возраста:

664-774 (668-723, 741-771) cal AD, l σ;

655-807 (651-782, 790-824, 842-859) cal AD, 2 σ.

 

Если ориентироваться на последний калибровочный показатель (842-859 гг.), то он может реально свидетельствовать о сооружении раннесредневекового кургана на памятнике Чинета-II во 2-й половине IX в. Это согласуется со временем подчинения Алтая Кыргызскому каганату и расширения границ государства в эпоху «великодержавия». Уже в данный период северо-западные предгорья становятся рубежом взаимодействия кыргызов с представителями сросткинской культуры (Горбунов, Дашковский, Тишкин, 2005), с «...огузским и кимако-кыпчакским населением» (Могильников, 2002).

 

В лаборатории ИИМКа получена ещё одна дата по углям, обнаруженным при раскопках кургана №10 с трупосожжением на памятнике Чинета-II (Тишкин, Дашковский, Горбунов, 2004). Её калибровка также в определенной мере подтверждает время пребывания кыргызов на Алтае во 2-й половине IX начале XI вв.

 

Le-7424. Чинета-II, курган №10. Уголь. 1100±70 лет т.н. (ВР).

Интервалы калиброванного календарного возраста

l sigma 785-786 (882-1019) cal AD, l σ;

724-739 (772-1039, 1103-1115, 1142-1150) cal AD, 2 σ.

(287/288)

 

Имеющийся опыт радиоуглеродного датирования раннесредневековых памятников позволяет продолжить работу в данном направлении. Необходимо расширять базу данных, а также использовать разные органические материалы в качестве образцов. При этом важно соотносить полученные результаты с культурно-хронологической схемой, разработанной на основе систематизации и типологического анализа археологических находок. В настоящее время памятники кыргызской культуры на Алтае разделены на два этапа, которые соответствуют известной историко-культурной ситуации.

 

1.   Яконурский этап (2-я половина IX — 1-я половина X вв.) связан с эпохой «великодержавия» Кыргызского каганата (840 около 950 гг.).

2.   Ак-ташский этап (2-я половина X — XI вв.) отражает распад державы на отдельные княжества, а также соответствует началу эпохи Сун в Китае (с 960 г.).

 

Имеется перспектива радиоуглеродного датирования памятников Горного Алтая монгольского времени, так как подобная работа ещё не проводилась. Примером этого могут являться результаты, полученные при изучении захоронений Прибайкалья. Они подтверждают археологические датировки и соотносятся с историческими сведениями (Николаев, 2004).

 

В заключение необходимо отметить, что все приведенные в статье калибровочные показатели получены при использовании специальной программы, разработанной в лаборатории Вашингтонского университета (RADIOCARBON CALIBRATION PROGRAMM REV 4.3). Автор выражает благодарность Л.А. Орловой за предоставление программы и всестороннее сотрудничество, а также признателен Г.И. Зайцевой за получение представленных датировок и консультации.

 

Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект №06-01-60105 а/Т и РГНФ-МинОКН Монголии, проект №06-01-91809 a/G.

 

Summary

 

RADIOCARBON DATING OF THE EARLIER MEDIVIEAL TIME SITES FROM THE ALTAI REGION

(THE TURKIC AND KIRGHIZ CULTURES)

Tishkin A.A. The State Altai University, Barnaul, Russia

 

The main researches of the archaeologists from the State Altai University is the accumu­lation of the radiocarbon and denrochronological data and their correlation with the analysis of the archaeological cultural-chronological schemes based on the archaeological materials from the excavations, written sources and the art objects from the sites of the ancient nomads. The article is focused on the up-to-date state of the radiocarbon dating of the early Medieval time sites belong to the Turkic and Kirghiz cultures. Unfortunately the dates for these cultures are not numerous now. The available dates and the analysis of the archaeological finds have been correlated with different stages of the Turkic culture (second half of the V - XI centuries AD). Besides, the problems of the scientific study were revealed.

There were a small amount of the radiocarbon dates for the Kirghiz sites (second half of the IX-XI centuries AD). Attempts to produce the radiocarbon dates from the bone fragments from the barrows with the corps cremation were unsuccessful before now. Positive results have been obtained only from the charcoal and wooden samples. But these dates are confirmed the military presence of the Kirghiz in the Altai.

Now there are any perspective to study the samples of the Mongolian time from the Altai region. We hope to use different organic materials for dating and to add the existing database.

(288/289)

 

Литература

 

Войтов B.E. 1996. Древнетюркский пантеон и модель мироздания в культово-поминальных памятниках Монголии VI-VIII вв. М., с. 152.

Горбунов В.В., Дашковский П.К., Тишкин A.A. 2005. Взаимодействие средневековых кочевников в северо-западной части Горного Алтая (по материалам памятника Чинета-II). // Проблемы историко-культурного развития древних и традиционных обществ Сибири и сопредельных территорий: Материалы XIII Западно-Сибирской археолого-этнографической конференции. Томск. С. 145-147.

Горбунов В.В., Тишкин A.A. 2002. О территории формирования тюркского этноса. // Тюркские народы: Материалы V-го симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск, Омск. С. 43-46.

Горбунов В.В., Тишкин A.A. 2003. Археологические культуры Горного Алтая эпохи раннего и развитого средневековья. // Степи Евразии в древности и средневековье. СПб. Кн. II. С.227-229.

Евразия в скифскую эпоху: радиоуглеродная и археологическая хронология. 2005. Ред. Зайцева Г.И., Боковенко H.A., Алексеев А.Ю., Чугунов К.В., Скотт Е.М. СПб., с. 290.

Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. 2005. Степные империи древней Евразии. СПб, с.346 (Исторические исследования).

Кубарев В.Д. 1978а. Древнетюркский поминальный комплекс на Дьёр-Тебе. // Древние культуры Алтая и Западной Сибири. Новосибирск. С. 86-98.

Кубарев В.Д. 1978б. Курганы Юстыда. Археологические открытия 1977 года. М. С. 242-244.

Кубарев В.Д. 1979. Новые сведения о древнетюркских оградках Восточного Алтая. // Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск. С. 135-160.

Кубарев Г.В. 2005. Культура древних тюрок Алтая (по материалам погребальных памятников). Новосибирск, с. 400.

Кубарев Г.В., Орлова Л.А. 2006. Радиоуглеродное датирование древнетюркских памятников Алтая. Современные проблемы археологии России. Новосибирск. Т. II. С. 139-141.

Кубарев Г.В., Слюсаренко И.Ю., Кубарев В.Д. 2006. Исследование древнетюркских оградок в устье Чаганузуна (Восточный Алтай). Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск. Т. XII, ч. I. С. 392-396.

Могильников В.А. 2002. Кочевники северо-западных предгорий Алтая в IХ-ХI веках. М, с. 362.

Николаев B.C. 2004. Погребальные комплексы кочевников юга Средней Сибири в XII-XIV веках. Владивосток, Иркутск, с. 306.

Орлова Л.А. 1995. Радиоуглеродное датирование археологических памятников Сибири и Дальнего Востока. // Методы естественных наук в археологических реконструкциях. Новосибирск, Ч. II. С. 207-232.

Савинов Д.Г. 1984. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. Л, с. 175.

Савинов Д.Г. 1987. Формирование и развитие раннесредневековых археологических культур Южной Сибири. Автореф, дис. д-ра ист. наук. Новосибирск, с. 54.

Савинов Д.Г. 2005. Древнетюркские племена в зеркале археологии. // Степные империи древней Евразии. Ред. С.Г. Кляшторный, Д.Г. Савинов. СПб. С. 181-330.

Тишкин A.A. 2005. Об использовании естественно-научных методов при археологических исследованиях: некоторые сведения о радиоуглеродном методе и рекомендации по отбору проб. // Методика археологических исследований Западной Сибири. Омск. С. 202-219.

Тишкин A.A. 2006а. Алтай в эпоху поздней древности, раннего и развитого средневековья (культурно-хронологические концепции и этнокультурная история). Автореф. дис. д-ра ист. наук. Барнаул, с. 54.

(289/290)

Тишкин A.A. 2006б. Результаты междисциплинарного изучения материалов памятника гунно-сарматского времени Яломан-II. // Современные проблемы археологии России. Новосибирск, Т. И. С. 384-387

Тишкин A.A., Горбунов В.В. 2002. Культурно-хронологические схемы изучения истории средневековых кочевников Алтая. // Древности Алтая. Горно-Алтайск. №9. С. 82-91.

Тишкин A.A., Горбунов В.В. 2005. Комплекс памятников в долине р. Бийке (Горный Алтай). Барнаул, 200 с.

Тишкин A.A., Дашковский П.К., Горбунов В.В. 2004. Курганы эпохи средневековья на территории предгорно-равнинной части Алтайского края. // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск. Т. X, ч. I. С. 410-415.

Тишкин A.A., Дашковский П.К., Горбунов В.В. 2005. Новые объекты эпохи средневековья на Чинетинском археологическом комплексе в Алтайском крае. // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск. Т. XI, ч. I. С. 476-479.

 

 

 

 

 

 

главная страница / библиотека