главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Ю.Д. Талько-Гринцевич

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья.

/ Археологические памятники сюнну. Вып. 4.

// СПб: Фонд «АзиатИКА». 1999. 124 с. ISBN 5-201-01216-7

 

См. на academia.edu.

Содержание

 

От редактора. — 9-10

 

Л.В. Мордвина.
Ю.Д. Талько-Грынцевич. Краткий биографический очерк. — 11-15

[Библиография основных работ Ю.Д. Талько-Грынцевича. — 15]

 

Суджинское доисторическое кладбище в Ильмовой Пади. — 16-62

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья.
Могила на Дурёнах, могильники в Сухом Ключе и Цаган-Усунский. — 63-71

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья, II.
Могильник на увале против Дюрбенского хутора Цаган-Усунской станицы. — 72-73

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья, III.
Могилы на Ихерике, в Дюрбенах, Оргойтоне, Шарагольские (Доро и Дэрэ Хара-Тологой и под Хаянами), на Суджи (Убур-Суджи, Ара-Суджи и среднем Суджи), правом берегу реки Селенги на север от Усть-Кяхты (под Чёрным Камнем, в Сухом ключе и Субуктуевском мысу, Липовском). — 74-92

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья, IV.
Наушинские могилы (Троицкосавского округа). Могилы на Цараме, на низменном берегу р. Селенги и в пади Ургун-Хундуй. Могилник в селе Эдуй. Могилы в Бору. — 93-101

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья, V.
Могилы в Дерестуе против Щёк. — 102-109

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья,VI.
Продолжение раскопок могил 1900 года в Дерестуйском култуке. — 110-116

 

Материалы к палеоэтнологии Забайкалья,VII.
Могилы на Цараме. — 117-118

 

Население древних могил и кладбищ забайкальских. — 119-123

 


 

От редактора.   ^

 

Азиатские гунны (хунну или сюнну) сыграли исключительную роль в истории Центральной Азии. В период их господства в этом регионе (конец III в. до н.э. — II в. н.э.) была заложена основа для формирования государственных образований раннего средневековья, во многом определивших этническую ситуацию на востоке степного пояса и в новое время. Поэтому до настоящего времени не ослабевает внимание к гуннской истории, в том числе и к археологическим источникам, ярко отразившим материальную и духовную культуру гуннов.

 

Археологические памятники гуннов впервые были открыты около ста лет назад на рубеже XIX-XX веков и тогда же опубликованы. Материалы этих памятников составляют значительную часть археологического фонда Забайкалья. Они не только не утратили своего значения — к ним нередко приходится обращаться и в настоящее время. Именно поэтому публикации о первых раскопках, давно ставшие библиографической редкостью, явно нуждаются в новом издании.

 

Четвёртый выпуск серии «Археологические памятники сюнну» включает в себя переиздание первых материалов из этих памятников. В выпуске представлены как материалы сюннуских памятников (Суджинское кладбище в Ильмовой пади, могильники Эдуй, Бурдун, Оргойтон, Дырестуйский и др.), так и ряда памятников смежных эпох. Воспроизводятся планы памятников и погребений, таблицы и фотографии находок. В ряде случаев невысокое качество оригинальных иллюстраций не позволило воспроизвести их на должном уровне, но и в таком виде они, несомненно, будут полезны специалистам. В тексте публикаций сохранены некоторые особенности орфографии, пунктуации и стиля того времени.

 

Археологические памятники гуннов открыл Юлиан Доминикович Талько-Грынцевич. Впрочем, «открыл» — это не совсем точно. Молодой польский врач, окончивший Киевский университет и увлёкшийся историей, опубликовал несколько научных работ по антропологии юга России, принёсших ему научную известность. Стремясь расширить свои исследования, он принял должность уездного врача на окраине Российской империи — в Троицкосавске, где прожил 16 лет (по его собственному признанию — лучших лет). Этот нелёгкий выбор был сделан им не случайно. По словам Ю.Д. Талько-Грынцевича, Центральная Азия представляла собой сокровищницу для антрополога и этнографа. Возможно, сказалась и увлечённость популярной в то время гипотезой о сибирском происхождении славян.

 

В свободное от медицинской практики время Ю.Д. Талько-Грынцевич раскопал в Забайкалье несколько сот древних захоронений, обмерил не одну сотню скелетов, написал десятки статей, получил за свои исследования ряд престижных научных наград. Классифицируя полученный материал и стремясь найти ему место во времени и историчеcком пространстве, Ю.Д. Талько-Грынцевич интуитивно правильно предположил, что одна из групп раскопанных им погребений может быть отождествлена с гуннами: «Погребённые в срубах не суть ли те из кочевых племён хун-ху, овладевших Центральной Азией за два века до Р.Х.». Спустя столетие мы знаем, что эта догадка, в основе которой лежал не только огромный материал, полученный нелёгкими многолетними раскопками, но и широкая эрудиция учёного, оказалась правильной. Суть, именно суть! Всё остальное в гуннской археологии не то, чтобы проще, пожалуй, даже сложнее, но — уже не суть.

 

Сам Ю.Д. Талько-Грынцевич оценил позднее своё открытие гуннских памятников достаточно скромно: «они имеют связь с новейшими археологическими открытиями всемирного значения в Монголии экспедиции П.К. Козлова в горах Ноин-Ула...». Однако время всё расставило по местам — сейчас ясно, что это догадка Ю.Д. Талько-Грынцевича, пожалуй, «всемирного значения», а Ноин-Ула, удивившая любителей истории эффектными находками — это уже вторично. Важно, интересно, но — вторично.

(9/10)

 

Со дня рождения Ю.Д. Талько-Грынцевича исполняется сто пятьдесят лет. Нельзя сказать, что это имя забыто. Почти во всех публикациях, связанных с древней историей Сибири, так или иначе упоминаются его работы. По одному из современных критериев популярности учёного (индексу цитируемости) он, наверняка, занял бы первое место среди исследователей Забайкалья. Судьбе учёного посвящено и несколько статей, где наряду с достоинствами и значением его исследований по традиции отмечают и недостатки — несовершенство методики раскопок, неточность в описаниях, неправомерность ряда сопоставлений. В целом это так, список можно даже расширить. Но можно посмотреть на эти недостатки и с другой стороны. От эпохи Ю.Д. Талько-Грынцевича нас отделяет целый век и время сейчас другое — но многие ли из продолжателей его исследований могут гордиться своей эрудицией, совершенством методики раскопок или безупречностью логических построений? Да, первая периодизация археологических памятников Забайкалья, сделанная Ю.Д. Талько-Грынцевичем, явно не выдержала проверку новыми материалами. Керексуры, конечно, не относятся к каменному веку. Но и до настоящего времени никто не смог надёжно определить их хронологическую позицию. Да, погребения «в гробах» в действительности синхронны погребениям «в срубах» и тоже являются гуннскими. Но, ведь последующие попытки классификации гуннских памятников, в частности разделение их на «дырестуйский» и «суджинский» «типы» или «этапы», тоже оказались несостоятельными (а ведь их создатели располагали куда большим объёмом материала). Да, и методика раскопок была несовершенной (не особенно отличаясь, впрочем, от методик того времени). Но, взгляните, например, на отчёты раскопок Ноин-Улы — если использованная там «методика» и отличается от раскопок Ю.Д. Талько-Грынцевича, то вряд ли в лучшую сторону (а ведь на этом памятнике работали и профессиональные археологи).

 

Поэтому не стоит предъявлять Ю.Д. Талько-Грынцевичу какие-либо претензии. Он сделал в науке всё, что мог, сделал достойно и не нуждается в наших снисходительных оценках. Принято говорить, что такие учёные опережали своё время. Видимо, это справедливо. Но наше отношение к Ю.Д. Талько-Грынцевичу определяется и другим. Увлечённость наукой, огромная работоспособность, незаурядный ум, широкая эрудиция, безусловная личная порядочность — эти качества определяют место учёного в едином пространстве науки независимо от фактора времени. Именно эти качества, сполна присущие Ю.Д. Талько-Грынцевичу, позволяют думать, что он был первым не столько потому, что жил раньше — он и сейчас был бы первым, опережая и наше время.

 

Свою роль в науке Ю.Д. Талько-Грынцевич определил сам с присущим ему спокойным достоинством: «не будет преувеличением сказать, что сообразно с условиями наше существование не прошло бесследно...». Кто из его снисходительных критиков может сейчас повторить эти слова?

 

Было бы интересно, если бы он вдруг смог оценить нас...

С.С. Миняев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки