главная страница / библиотека / обновления библиотеки

B.И. Распопова

Византийские поясные пряжки в Согде.

// Древности Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. / КСИА. Вып. 114, М., 1968, с. 34-36.

 

Среди археологических находок из Средней Азии в настоящее время известен ряд, правда малочисленный, предметов византийского происхождения. Взаимоотношения Средней Азии с Византией сравнительно мало отразились в археологическом материале. [1] Этим определяется ценность небольшой группы поясных пряжек из Согда (три экземпляра и один оттиск пряжки на обломке сосуда), представляющих собой изделия византийского ремесла.

 

Наиболее характерна пряжка, найденная на поверхности городища Варахша (рис. 10). [2] Рамка с язычком у неё не сохранилась. Конец щитка округлый, с характерным выступом-«бородкой»; в верхней части щиток имеет боковые выступы. К рамке щиток прикреплялся с помощью шарнира из двух петель. На нижней стороне пряжки имелись три петельки для крепления на ремне. Щиток орнаментирован в верхней части у краев двумя углублениями миндалевидной формы, основное овальное поле выделено прочерченной линией. На нём по сторонам оси пряжки симметрично нанесены два S-видных завитка, между концами завитков — по три небольших ямки.

 

Форма эта характерна для византийских пряжек, типологическая классификация которых была предложена в 1954-1955 гг. независимо друг от друга Д. Чалланем и Й. Вернером. [3] «Бородки» появляются на византийских пряжках во второй половине VI в. и почти не встречаются на пряжках невизантийского происхождения. [4] Прикрепление пряжки к ремню петлями, которые проходили сквозь ремень и в которые продевались шнурки, фиксировавшие положение пряжек, — очень характерно для византийских пряжек. Варахшинскую пряжку можно отнести к 10-й группе византийских пряжек по классификации Д. Чалланя. [5] Наиболее близка она не только по форме, но и по композиции орнамента к пряжке из Константинополя. [6] Д. Чаллань датирует эту группу периодом между 650 и 679 гг. Пряжку из Варахши следует считать привезённой из Византии и датировать также VII в.

(34/35)

Рис. 10. Пряжки а, б — из городища Варахша; в — из городища Кызыл-Кыр; г — Пенджикент (оттиск на хуме).

(Открыть Рис. 10 в новом окне.)

 

На поверхности городища Варахша найдена ещё одна пряжка, имеющая характерный выступ («бородку») на конце щитка (рис. 10, б). [7] Пряжка бронзовая, прикреплялась к рамке на шарнире из трёх петель. Щиток пряжки орнаментирован тремя отверстиями — треугольным и двумя круглыми, расположенными симметрично; кроме того, поле щитка украшено рельефным трилистником. Судя по рисунку украшения, напоминающему орнаментацию византийских пряжек, согдийская пряжка изготовлена мастером, который видел византийские образцы, хотя и изменил немного их форму. Наиболее вероятная её дата — также VII в.

 

По-видимому, с византийскими следует связывать пряжку из второго (верхнего) слоя городища Кызыл-Кыр в Бухарской области. [8] Пряжка эта бронзовая, с железным язычком, щиток неподвижен. На щитке пряжки по обе стороны от отверстия для язычка имеются два круглых отверстия; прослеживаются ещё два отверстия, только расположены они несколько ближе к оси пряжки, дальше щиток плохо сохранился. Боковые стороны широкой овальной рамки оформлены в виде двух голов змей с открытой пастью, тела змей переходят на щиток, образуя петли вокруг отверстий. [9] Пряжка, по словам В.А. Нильсена, имеет вид двух сплетённых змей. Пряжка орнаментирована насечками и ямками. По характеру и пропорциям рисунка эта пряжка напоминает большую группу византийских пряжек VII в. [10]

 

В 1962 г. в Пенджикенте был найден фрагмент стенки хума, на котором по сырой глине был сделан оттиск пряжки. Часть оттиска щитка отбита (рис. 11). Рамка пряжки круглая; длинный язычок выходит за пределы рамки; щиток орнаментирован двумя круглыми отверстиями и одним треугольным. Пенджикентская пряжка, судя по оттиску, напоминает многообразную и широко распространенную группу византийских пряжек — «коринф» (по Й. Вернеру), которая также датируется VII в. [11] Обломок с оттиском пряжки из Пенджикента найден в слое, датированном по монетам и керамике именно этим временем. Обломок найден на XII объекте, в 3-м ярусе квадрата 34.

 

Бронзовые пряжки в большом количестве импортировались из Византии во все страны Средиземноморья. [12] В Согде, как показывают многочисленные находки, использовались пряжки иных типов. [13] Публикуемые пряжки важны в другом отношении.

(35/36)

Рис. 11. Оттиск пряжки на стенке хума из Пенджикента.

(Открыть Рис. 11 в новом окне.)

 

Греческие письменные источники говорят о контактах Византии со Средней Азией только в 60-70 годах VI в. в связи с попытками византийских правителей заключить союз с тюрками. Но археологические материалы свидетельствуют, что и в VII в. сношения продолжались, на что указывают, в частности, и наши пряжки, относящиеся к VII в. Около половины византийских монет и подражаний им, найденных на территории Средней Азии, также выпущены в VII в. [14] Наряду с предметами византийского импорта, такими, как, например, серебряное блюдо, вышедшее из константинопольской мастерской около середины VI в. и тогда же попавшее в сокровищницу бухарского правителя, [15] были распространены и подражания византийским вещам. Таковы, например, золотые брактеаты, серебряный кувшин из с. Покровского с подражанием византийским штампам на дне; к числу таких предметов относятся некоторые из приведенных бронзовых пряжек.

 

Известно, что основным предметом торговли между Византией и Согдом являлись шёлк и изделия из драгоценных металлов. В те времена на такие большие расстояния (через степи и пустыни, занятые кочевниками) везли главным образом предметы роскоши. Описанные выше пряжки попали в Среднюю Азию, вероятно, попутно, вместе с более ценными товарами.

 

Предметы роскоши могли привозить в Согд как непосредственно из Византии, так и через посредников. Скромные бронзовые пряжки византийских типов свидетельствуют скорее всего о существовании непосредственных связей Византии со Средней Азией в VII в.

 

Наконец, отметим, что типы пряжек в Византии обычно хорошо датированы и находки их в Средней Азии помогут уточнить даты ряда памятников, содержащих описанные пряжки.

 


 

[1] Б.Я. Ставиский. О международных связях Средней Азии в V — середине VIII в. (в свете данных русской археологии). «Проблемы востоковедения». 1960, № 5, стр. 111, 112.

[2] В.А. Шишкин. Варахша. М., 1963, рис. 9, 24.

[3] Д. Чаллань. Памятники византийского металлообрабатывающего искусства, I. «Acta Antiqua», t. II. fasc. 3-4. Budapest, 1954, p. 311-318; t. IV, fasc. 1-4. Budapest, 1956, p. 261-291. J. Werner. Byzantinische Gürtelschnallen des 6. und 7. Jahrhunderts aus des Sammlung Diergardt Köhner Jahrbuch für Vor- und Fühgeschichte, Bd. I. Berlin, 1955, S. 36-38.

[4] Там же I, стр. 316-318.

[5] Там же II, стр. 261-264.

[6] Там же, табл. I, рис. 3, 3а.

[7] В.А. Шишкин. Указ. соч., рис. 9, 17.

[8] В.А. Нильсен. Кызыл-Кыр (результаты раскопок 1955 г.). «История материальной культуры Узбекистана», вып. 1. Ташкент, 1959.

[9] Там же, стр. 73.

[10] Группа 16, по Д. Чалланю (II, стр. 272, 273, табл. VI). Точное место находки этой пряжки В.А. Нильсен не указывает; возможно, она попала в верхний слой городища Кызыл-Кыр случайно, но может быть, следует уточнить дату отдельных участков этого слоя, который В.А. Нильсен датирует концом I в. до н.э.

[11] J. Werner. Указ. соч., стр. 37, 38, табл. 8, 15-16.

[12] См. J. Werner. Указ. соч.

[13] В.И. Распопова. Поясной набор Согда VII-VIII вв. СА, 1965, № 4. стр. 78-91.

[14] М.Е. Массон. К вопросу о взаимоотношениях Византии и Средней Азии по данным нумизматики. Тр. САГУ, н.с. вып. XXIII, 1951; В.В. Кропоткин. Клады византийских монет на территории СССР. САИ, Е4-4, 1962, стр. 46, 47, 51.

[15] В.А. Лившиц, В.Г. Луконин. Среднеперсидские и согдийские надписи на серебряных сосудах. ВДИ, 1964, № 3, стр. 165-167.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки