главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Б.Б. Пиотровский

Ванское царство (Урарту).

// М.: 1959. 260 с.

 

Оглавление

 

Предисловие. — 5

 

Глава I. История изучения Ванского царства. — 7

Глава II. Источники изучения Ванского царства. — 27

Глава III. Древнейшие сведения об Урарту и образование государства (XIII-IX вв.). — 43

Глава IV. Походы Салманасара III против Урарту. — 52

Глава V. Урарту в конце IX и в первой половине VIII века. — 61

Глава VI. Урарту во второй половине VIII века. — 75

Глава VII. Поход Саргона против Урарту в 714 году. — 93

Глава VIII. Последний период истории Урарту. — 111

Глава IX. Земледелие и скотоводство. — 131

Глава X. Ремесло. — 161

Глава XI. Архитектура. — 197

Глава XII. Религия. — 220

Глава XIII. Скифы в Передней Азии. — 232

 

Заключение. — 257

 

Приложения. — 259

Список рисунков. — 261

Список таблиц. — 264

Таблицы. — 267

Указатели. — 269

Список сокращений. — 282

 


 

Предисловие.   ^

 

История Ванского царства (Урарту ассирийских надписей) имеет большое значение для изучения истории народов Закавказья. Б начале I тысячелетия до н. э. области южного Закавказья входили в состав Ванского царства, которое поэтому можно считать древнейшим из государств, существовавших на территорий CCCP. Центр этого государства, целиком занимавшего Армянское нагорье Передней Азии, находился в районе оз. Ван, получившего, вероятно, своё название, как и город Ван, от встречающегося в урартских клинообразных надписях термина Биайни(ли), которым обычно обозначалась центральная часть государства. Ввиду того, что и до сего дня ещё не совсем ясна подлинная фонетическая форма этого слова, в истории древнего Востока применяется ассирийский термин Урарту. В дальнейшем изложении употребляются оба термина — Ванское царство и Урарту, как совершенно равнозначные.

 

Хотя Ванское царство существовало сравнительно недолго (около 300 лет, с IX по начало VI в. до н. э.), ему на некоторое время удалось стать одним из могущественнейших государств Передней Азии и в первой половине VIII в. до н. э. взять верх над постоянным своим соперником — Ассирией.

 

Культурное влияние Урарту было особенно сильным в странах, расположенных в северной части Передней Азии и в Закавказье, и способствовало их общественному развитию. Через Урарту эти страны воспринимали культуру древнего Востока. Государство Урарту было также посредником в связях населения Северного Кавказа и скифов Причерноморья со странами Востока.

 

Несмотря на большую роль, какую играло Ванское царство в истории Передней Азии и Закавказья, его собственная история и культура долго оставались неизученными.

 

Основным источником наших знаний об Урарту являются ассирийские и урартские клинообразные тексты, главным образом царские летописи, описывающие походы и завоевания. Но переводы урартских текстов ввиду недостаточной изученности урартского языка долгое время были крайне неточными. Этим объясняется неполнота наших знаний и невозможность осветить многие чрезвычайно важные стороны жизни этого государства.

 

Урартские надписи и язык изучались совершенно обособленно от памятников материальной культуры, но всё же в этой работе были достигнуты значительные результаты. Среди трудов, посвящённых урартской клинописи, видное место занимают работы наших отечественных учёных: М.В. Никольского, Н.Я. Марра, И.И. Мещанинова, Г.А. Капанцяна и Г.А. Меликишвили.

(5/6)

 

Гораздо хуже обстоит дело с исследованием археологических памятников; на территории центральной части Урарту, в районе оз. Ван, из советских учёных работали лишь Н.Я. Марр и И.А. Орбели.

 

Настоящая книга является дополненным и переработанным вторым изданием книги «История и культура Урарту», выпущенной в 1944 г. Академией наук Армянской ССР. В ней я ставил своей целью дать сводку всего достоверного материала по истории и культуре Ванского царства и показать, что состояние его изученности далеко не так безнадёжно, как можно было тогда думать.

 

За время, прошедшее со дня выхода этой книги, изучение Ванского царства значительно продвинулось вперёд. Урартские надписи стали полноценным историческим источником. Г.А. Меликишвили опубликовал свод всех урартских клинообразных текстов, снабжённых русским переводом. Это даёт возможность историкам смежных областей широко использовать урартские материалы.

 

И.М. Дьяконов собрал и издал в русском переводе все сведения об Урарту из ассирийских и вавилонских письменных источников. Значительно улучшилось исследование социального строя Ванского царства, входившего в круг рабовладельческих государств древнего Востока, основные принципы общественной структуры которых были разработаны В.В. Струве.

 

Значительное развитие получили и археологические исследования. Громадный материал дали раскопки Арин-берда и Кармир-блура около Еревана. Раскопки этих крупных урартских центров в Закавказье позволяют изучать не только урартскую и современную ей закавказскую культуру, но и дают возможность проследить связи Закавказья со странами древнего Востока и Скифии.

 

За последние годы особенно увеличился интерес к культуре Ванского царства. На международных конгрессах, посвящённых вопросам востоковедения, постоянно ставятся доклады по урартской тематике, привлекающие большое внимание, появляются новые имена исследователей культуры урартов. В музеях продолжают систематическую обработку старых материалов, в результате которой обнаруживаются неизвестные востоковедам памятники урартского искусства. Интерес к урартским древностям проявляется и в Турции. В Ване организован Музей древностей, в котором хранятся неопубликованные материалы. Британский археологический институт в Анкаре начал разведывательные работы в Ванском районе, направленные на подготовку стационарных раскопок.

 

Несомненно, наука стоит на пороге нового подъёма изучения культуры Ванского царства и открытий на территории центральной части этого государства древнего мира.

 

Время распада древних рабовладельческих государств Передней Азии было вместе с тем и временем образования современных народов Закавказья, унаследовавших культуру Урарту.

 

В книге приведены некоторые материалы по древнейшей истории армян до создания ими своего государства. Дальнейшие работы но исследованию культуры Армении времени Ервандидов и Арташесидов позволят нам более чётко выявить черты преемственности урартской и раннеармянской культуры.

 

В книге все даты, касающиеся Ванского царства, история которого целиком укладывается в период до начала нашей эры, даны без указания «до н.э.».

 


 

Заключение.   ^

 

В заключение остаётся сказать несколько слов по поводу того значения, какое имело Ванское царство для истории Закавказья.

 

В конце IX в. урарты стали совершать первые походы в южное Закавказье. Вначале эти походы преследовали преимущественно грабительские цели и власть урартов к северу от р. Аракс не была прочной.

 

В Закавказье урарты встретились с населением, отличным от них по своей культуре, а также со множеством племён, во главе которых стояли вожди, называемые в урартских клинописных текстах «царями». Общего объединения племён Закавказья в то время ещё не было; это чрезвычайно отчётливо показывают урартские источники.

 

Общество Закавказья начала I тысячелетия до н.э. находилось на последней стадии разложения доклассовых отношений, и в нём уже зарождалась классовая дифференциация, усилившаяся и оформившаяся после того, как области южного Закавказья вошли в состав Ванского царства.

 

Урарты утверждали свою власть в Закавказье не только огнём и мечом, — они стремились установить также и экономическую зависимость захваченных областей. Мы знаем, что урарты, закрепляя своё влияние в южном Закавказье, заботились об ирригационных сооружениях, строили каналы, разводили виноградники, фруктовые сады и рощи, возводили крепости, дворцы и храмы. С теми областями, которые не вошли в состав Ванского царства, урарты, по-видимому, имели торговые сношения. Этим можно объяснить, в частности, то, что предметы древневосточного типа из драгоценного материала были найдены в могильниках Нагорного Карабаха, откуда происходит и агатовая пронизка с клинописью, содержащей имя ассирийского царя Ададнирари.

 

Я старался показать, как в конце II тысячелетия на территории Армянского нагорья происходил процесс образования Урартского государства из союзов племён Уруатри и Наири. В начале VI в. Урартское государство перестало существовать, начался процесс укрепления нового союза племён, ранее входивших в состав Ванского царства, и образование на этой основе нового государства.

 

Сначала этот союз возглавляло племя арменов, живших в юго-западной части Ванского царства, затем главенствующее положение в нём перешло к племени хаев, упоминаемому в античных источниках, но соседние народы продолжали ещё называть, это объединение по-старому — Арминой (Арменией), а не Хайк или Хайастан, как называют свою страну сами армяне.

 

Армянское государство выросло на основе союза племён, входивших в Урарту. История этих отдельных племен уходит в глубокую древность. Внимательного отно-

(257/258)

шения заслуживают рассказы Моисея Хоренского о родоначальниках армянского народа — Хайке, Арменаке и Араме, причём в их родословной мы встречаем имена Гомера и Торгома, связанные с именами народов, упоминаемых в Библии. Надо иметь в виду, что Моисей Хоренский поместил рассказы о Хайке в начале своего повествования, перед рассказами об Арменаке и Араме, поскольку в его время приоритет принадлежал хаям.

 

Всяческого внимания заслуживают упоминания Моисея Хоренского о борьбе Араму с мидийцами и ассирийцами, и то, что Араму как будто приписываются деяния урартов, а Паруйру, союзнику мидийца Варбака, — участие в разгроме Ассирии.

 

Всё это, несомненно, имеет свои основания и относится к истории племён, входивших в состав Урарту. Много сведений дают древневосточные материалы и по древнейшей истории Грузии. Формирование этого народа происходило в северо-западных областях Урартского государства, испытывавших сильное хеттское влияние.

 

К сожалению, совершенно недостаточно изучен период VI-V вв., период образования новых государств Передней Азии, сменивших государства древнего Востока.

 

Выше уже указывалось, что нельзя ни один из современных закавказских народов непосредственно выводить от урартов, считая урартов его прямыми и единственными предками. В Передней Азии чрезвычайно сложный процесс этнообразования происходил на основе общего переднеазиатского субстрата, чем и объясняется тесная связь многих этнических терминов Передней Азии.

 

Для древней истории народов СССР особое значение приобретает вопрос о культурном наследии древнейших государств. Трудно и, вероятно, даже невозможно ответить на вопрос, кто прямые потомки ассирийцев, вавилонян и древних египтян, но исключительная роль этих древних народов в создании мировой культуры ясна каждому. Также и в вопросе о значении Урарту для истории Закавказья мы должны исходить не только из установления генетических связей современных народов Кавказа с древним населением Ванского царства, но и из того значения, какое имело Урарту для развития культуры народов Кавказа.

 

Влияние культуры древнего Востока на Закавказье и Кавказ прослеживается со II тысячелетия до н.э. Это нам показывают материалы из раскопок в Прикубанье (Майкоп), Триалети и Кировакане, открывшие богатые погребения вождей племён. Нельзя согласиться с распространенным одно время мнением, что урарты, заняв в X-IX вв. область Вана, как бы отрезали население Закавказья от влияния ассиро-вавилонской культуры. Материал, приведённый в книге, показывает как раз обратную картину — чрезвычайно большое влияние урартской культуры на Закавказье и отражение этого влияния на севере, за Кавказским хребтом.

 

Культурное наследие урартов перешло не только к их наследникам, армянам, государство которых выросло непосредственно на территории Ванского царства, но и к другим народам Кавказа.

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки