главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Э.А. Новгородова. Древняя Монголия (Некоторые проблемы хронологии и этнокультурной истории). М.: 1989. Э.А. Новгородова

Древняя Монголия.

(Некоторые проблемы хронологии и этнокультурной истории)

// М.: 1989. 384 с. ISBN 5-02-016664-2

Скачать файл: .djvu, 12,5 Мб

Оглавление

 

Предисловие. — 3

 

Глава 1. Основные источники изучения древней Монголии. — 6

Глава 2. Природные условия Монголии и влияние климата на специфические черты номадического хозяйства. — 19

Глава 3. Памятники Монголии каменного века. — 28

Глава 4. Эпоха энеолита. — 75

Глава 5. Монголия в эпоху бронзы. — 120

Глава 6. Колесницы Монголии и Центральной Азии. — 140

Глава 7. Оленные камни, жертвенники и керексуры карасукского времени. — 173

Глава 8. Памятники I тысячелетия до н.э. на территории Монголии. — 236

 

Заключение. — 316

 

Приложение [Улангомский могильник.]. — 322

Примечания. — 341

Список использованной литературы. — 349

Список сокращений. — 377

Указатель географических названий. — 379

 

Summary. — 383

 

фотоиллюстрации. — вклейка между стр. 128-129 ]

 


 

Предисловие.   ^

 

О современной Монголии, её средневековой, новой и новейшей истории, экономике, культуре написана обширная литература на многих языках мира [291; 292; 480; 792; 762; 838; 713]. Но по истории древней Монголии обобщающая литература практически отсутствует, очень мало сведений об этом периоде и в энциклопедиях разных стран, многотомных трудах по истории древнего мира, древнего Востока, хотя и существует немало статей и сборников, посвящённых отдельным памятникам, раскопкам, культам и обрядам древности.

 

А между тем без знания своеобразной цивилизации и культуры кочевников Монголии изучение истории и культуры Ирана, Ирака, Китая, Пакистана, Сибири, Казахстана, Средней Азии, Маньчжурии, Дальнего Востока и других сопредельных и даже порою отдалённых (например, Восточная Европа) стран и территорий будет неполным, ибо Монголия находится в самом сердце Азии, на перекрёстке караванных, торговых и шёлковых путей. Не раз она становилась ареной военных столкновений, была источником нескольких миграционных волн.

 

Именно здесь, в степях Монголии, неоднократно зарождались великие переселения племён и народов, приводившие к серьёзному изменению политической и экономической карты Азии и Европы.

 

Для Монголии, как и для многих древних стран Азии, характерна удивительная устойчивость традиций, что делает особенно интересным изучение её древней и средневековой истории. Однако ещё лет двадцать назад история древней Монголии была известна крайне фрагментарно.

 

Задача предлагаемой читателю работы — рассказать о результатах новых исследований различных сторон жизни древнего общества, его религиозных представлениях, рассмотреть древние культуры на территории Монголии, проследив древние традиции и закономерности развития кочевых обществ в центре Азии.

 

Материалы и исследования последних лет убедительно показывают, что игнорирование древнемонгольских памятников при решении ряда общих проблем истории Центральной Азии обедняет науку. Так как привлекаемые в работе материалы в большей своей части ещё не подвергались систематическому анализу, то автор попытался прежде всего классифицировать и датировать их, включая все опубликованные ранее и новые данные, получен-

(3/4)

ные за последние два десятилетия экспедициями, работавшими на территории МНР.

 

Автор привлекает археологический, палеоантропологический, этнографический, эпиграфический и письменный материал, ибо только комплексный подход позволяет проследить основные закономерности исторического развития племён. Большое внимание уделено в монографии проблеме происхождения народов, населявших в древности Монголию; вопросы этнокультурного развития прослеживаются начиная с древнейших периодов. В исследовании этнических проблем особое место заняли палеоантропологические, анализ антропологического материала, проделанный специалистами, работавшими совместно с археологами в течение двух последних десятилетий [411].

 

Несмотря на обилие нового материала и находок, степень изученности разных эпох и периодов в Монголии различна, наличие источников неодинаково. В тех случаях, когда автор обращался к недавно открытым источникам Монголии, Средней Азии, Киргизии, Казахстана и Китая, он был вынужден проделать источниковедческую работу, сравнивая данные пиктограмм, древних надписей и древних рисунков с аналогичным материалом из сопредельных регионов.

 

Автору трудно самому судить о правильности выбранного им метода исследования, а следовательно, о справедливости тех выводов, к которым привели его эти методы. Это будет решать читатель. Сознавая, что отдельные построения и предложенные решения дискуссионных вопросов (а их в работе немало) могут вызвать возражения, автор тем не менее делает некоторые предположения и заключения, в частности по вопросу об этногенезе племён и народов рассматриваемой территории, о датировке многих памятников, их локализации, о происхождении некоторых ведущих элементов культуры Центральной Азии, а порой и Евразии. Гипотетичны в значительной мере и попытки реконструировать отдельные сюжеты древней истории по данным смежных наук, прежде всего этнографии.

 

Отдельные вопросы и разделы, содержащиеся в книге, освещались автором в печати, обсуждались в качестве докладов на конференциях.

 

Как и в любой работе по древней истории и археологии страны, иллюстрации играют большую, порою самостоятельную роль, являясь также источником. Автор старался использовать доступный ему материал из публикаций, а также привлекал данные, полученные им в экспедициях: фотографии, зарисовки, чертежи и эстампажи.

 

Автор монографии не называет древнее и древнейшее население Монголии древнемонгольским, так как считает, что вернее было бы говорить о древних племенах Центральной Азии, ибо термин «древнемонгольское население» может быть неправильно понят — ведь только часть этого населения была монгольской по этносу. Понятие же «центральноазиатские племена» охватывает

(4/5)

более широкую, чем Монголия, территорию. Хотя мы и учитывали данные, полученные исследователями Южной Сибири, Тувы, Алтая, Киргизии, Казахстана, Забайкалья, Афганистана и Пакистана, однако старались оставить в центре внимания собственна монгольский регион.

 

Большую часть археологических источников для данной работы составляют материалы автора. Автор принимал участие в археологических работах в МНР, Сибири, Хакасии, на Дальнем Востоке, в Средней Азии, Казахстане и в этнографических работах в Якутии. Начиная с 1957 г. участвовал в археологических разведках и раскопках на территории МНР, в том числе в составе чехословацко-монгольской экспедиции, работавшей в Хушо-цайдаме под руководством Л. Йисла, принял участие в обмерах и составлении плана памятника Кюль-Тегина.

 

С 1969 г. по настоящее время в МНР работает советско-монгольская историко-культурная экспедиция, которой руководили сначала А.П. Окладников, затем А.П. Деревянко и Ш. Нацагдорж. Автор работал в составе экспедиции с 1969 по 1979 г.

 

В результате археологических исследований во всех аймаках страны были выявлены и исследованы десятки местонахождений петроглифов, неолитических стоянок, оленных камней, каменных изваяний древнетюркского времени, осмотрены и описаны могильники, поминальные сооружения, древние и раннесредневековые городища, изучены и зарисованы этнографические объекты: элементы шаманской утвари, одежда, детали жилища, украшения и скотоводческий инвентарь в разных аймаках страны. Зафиксированы топонимические материалы, названия и скотоводческие термины у разных народностей Монголии, как монголоязычных, так и тюркоязычных. Часть этого материала уже опубликована, но многие источники привлекаются впервые.

Кроме вышеперечисленных источников в процессе исследования привлекаются данные лингвистики, фольклористики, этнографии и т.д.

 


 

Summary.   ^

 

E.A. Novgorodova. Ancient Mongolia. The book traces the evolution of civilizations from the epoch of Paleolith to the 2nd century В.С. Archaeological and palaeological data have suggested two groups of ethno-cutural regions: the eastern and southern inhabited from the Aeneolothic by the Mongoloid tribes, and the north-western and western in which cultures of the Europeoid tribes emerged and developed. Cultural continuity is traced down to the Xungnu epoch. From the Bronze Age (Karasuk culture) the Europeoid tribes borrowed the animal style and specific arms. Similar continuity was observed in the east and south where the Mongoloid tribes had left numerous “slab-lined tombs” and sanctuaries decorated with ritual fences and dancing human figures. The slab-tomb culture originated in the Bronze Age while in western Mongolia the so-called kereksurs and deer stones were most common.

 

Novgorodova offers a new dating of these monuments suggested by recent findings in Central Asia and, specifically, China. All deer stones are identified with the Karasuk culture; the earliest (deer stones of Type 1) bear the image of stylized deer. Steles that did not bear the image of wild animals are attributed to the late Karasuk age.

 

The findings from the Ulangom mound shed light on the socio-economic history and contacts between the Tuva and Altai tribes in the 1st millenium B.C.

 

Much emphasis is on the spiritual life of the inhabitants of ancient Mongolia, beginning from Paleolith. Cave and rock painting and stone images are used to recapture the notions of ancient peoples about the world, the Universe, and the role of ancestral Mother.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки