главная страница / библиотека / обновления библиотеки

ИЛАИ. Вып. 7. Кемерово: 1976. Г.С. Мартынова

Погребения с «кыргызскими» вазами
в курганах Михайловского могильника.

// ИЛАИ [КемГУ]. Вып. 7. Кемерово: 1976. С. 68-80.

 

С 1959 по 1964 гг. Лабораторией археологических исследований Кемеровского пединститута и Кемеровским краеведческим музеем проводились под руководством автора раскопки Михайловского курганного могильника. Могильник состоял из одиннадцати курганов, расположенных на поле, примерно в 2-3 км вверх по реке от с. Михайловки. Курганы представляли собой земляные насыпи средних размеров с сильно заглаженной поверхностью и краями. На многих из них сверху бессистемно лежали камни. Как потом оказалось, эти камни были выворочены из-под насыпи кургана плугом.

 

В результате раскопок было установлено, что все курганы могильника устроены одинаково. Это земляные насыпи диаметром в среднем 22-20 м. Высота насыпей колебалась от 0,7 м до 2 м. Внутри во всех курганах были обнаружены каменные четырёхугольные кладки, ориентированные углами по сторонам света. Внутри этого сооружения, расположенного обычно в центре кургана, находилась вырытая в материке обширная могильная яма. В среднем размеры ям колебались от 4,5х4,5 м до 6,5x6,5 м; глубина — в среднем 1-1,2 м. В некоторых курганах, как, например, в первом, втором, четвёртом, шестом и десятом, был хорошо заметен вход в погребальную камеру, в виде коридора, обозначенного вертикальными столбами, сделанного в проёме в каменной выкладке. Очевидно, вход был и в других склепах, но из-за плохой сохранности оградок и склепов в целом их проследить не удалось.

 

Внутри склепы имели следующее устройство. Во всех случаях были зафиксированы остатки сожжённого перекрытия, сооруженного из двух рядов брёвен, положенных крестообразно. Над перекрытием и вокруг могильной ямы находилась обожжённая берёзовая кора, которая, вероятно, осталась от куполообразного или конического сооружения, возводимого над перекрытием. Стенки погребальных камер в четвёртом, шестом и десятом курганах были укреплены у основания деревянным срубом или клетью. Во всех случаях, кроме кургана 5, были зафиксированы двойные стенки из вертикально поставленных столбов (частокол). В кургане 7 частокол был сооружён не из одного, а из двух рядов вертикально поставленных столбов.

 

В погребальных камерах могильника зафиксировано в основном два обряда захоронения: погребение остатков сожжённого на стороне человека, в виде кучек обуглившихся костей скелета, и трупосожжение внутри самой камеры. Причём, во всех случаях зафиксировано нами сожжение самой погребальной камеры. Кроме этого, под насыпями

(68/69)

всех курганов, на глубине погребенной почвы, вокруг могильных ям были обнаружены остатки костров и скопления мелко раздробленных костей.

 

Значительный интерес представляют обнаруженные под насыпями некоторых курганов, в слое погребённой почвы, детские грунтовые захоронения. Три погребения было обнаружено в кургане 4, два — в шестом кургане, одиннадцать детских погребений было в седьмом кургане и шесть — в одиннадцатом. Погребения этого типа различны: некоторые из них были совершены в совсем незначительном овальном углублении, в слое погребённой почвы, несколько погребений было в колоде и деревянной четырёхугольной обкладке из плах. Многие погребения были снабжены сосудами баночной формы.

 

Погребальный инвентарь, обнаруженный в склепах Михайловского могильника, в целом однокультурный. Основу его составляет глиняная посуда: баночная, котловидная, кубковидная и огромные, очевидно, тарные сосуды с сильно выпуклыми боками. Несколько особняком стоит инвентарь первого и второго курганов, где обнаружены великолепные кыргызские толстостенные вазы, орнаментированные костяные пластины от колчанов, обкладки луков и бронзовая фигурка бегущей лошади. Остановимся подробно на этих двух курганах.

 

Курган 1. Он находился в северо-западной части курганской группы. Диаметр — 18 м, высота — 1,5 м. На вершине кургана было небольшое углубление. На поверхности разбросаны камни различной величины. Это в основном песчаник серо-зелёного цвета. Камни перемешаны с чернозёмом по всей толще курганной насыпи. В профиле бровки хорошо просматривается выброс могильной ямы, который начинается в центре и прослеживается в обе стороны на расстоянии 5 м от края могильной ямы. Выброс состоял из материковой глины, перемешанной с незначительным количеством чернозёма. Выброс хорошо заметен не только в профиле, но и в плане. Он залегал сплошным слоем немного рыхлой комковатой глины, перемешанной с чернозёмом. На глубине залегания выброса, но за его пределами, на поверхности погребённой под насыпью древней почвы были расчищены следы костров (II-V). Костры были довольно большие. Остатки костра II в виде пятна обожжённой глины диаметром 2,5 м с остатками углей, золы и сожжённых костей были расчищены во внешней кольцевой траншее, в северо-восточном секторе. Точно такое же пятно обожжённой земли расчищено в северо-западном секторе около бровки ЗВ (III). Остатки костра IV находились в юго-западном секторе, ближе к бровке СЮ, а остатки костра V были у края кургана в юго-восточном секторе. Среди золы и углей кострища V найдены мелкие обожжённые кости животных. Под насыпью кургана, на уровне погребённой почвы было обнаружено небольшое количество костей животных, многие из которых были раздроблены, и незначительное количество неорнаментированной керамики. Все находки сосредоточены в основном в южной половине кургана. В юго-западном секторе, около входа в могильную яму было расчищено скопление костей животных, многие из которых были раздроблены. Эти остатки свидетельствуют о том, что с погребальным обрядом была связана тризна. Следы её и были обнаружены нами под насыпью кургана; на поверхности погребённой почвы.

 

Под насыпью кургана была расчищена каменная кладка в виде четырёхугольника, ориентированная углами по направлению сторон света. Размеры кладки с юго-запада на северо-восток — 7,5 м, а с северо-запада на юго-восток — 7 м. Толщина кладки в некоторых местах доходила до 2 м. Расчищенная кладка шла вокруг могильного пятна.

(69/70)

Рис. 27. План и профиль кургана № 1.

(Открыть Рис. 27 в новом окне)

Оградка состояла из плиточных камней, уложенных друг на друга. Ширина оградки не везде была одинакова. С юго-западной стороны оградка имела разрыв шириной 1,2 м. Очевидно, это был вход. Вход был расположен ближе к западному углу оградки, на расстоянии 0,8 м от последнего. Высота оградки в среднем 0,85 м, очевидно, она была выше, потому что нарушен верхний слой камней. Выложена она с южной стороны из семи рядов, с северной — из восьми рядов плит.

 

Середина оградки не была заполнена камнями. Внутри оградка была засыпана чернозёмом, перемешанным с мелкими, редко встречающимися камешками.

(70/71)

 

Могильная яма. Она имела форму прямоугольника, вытянутого с северо-востока на юго-запад. Размеры сторон — 3,2х4,4 м, глубина — 1 м. Сверху она была заполнена чернозёмом, перемешанным с глиной. Около стенок и на дне могильной ямы были расчищены остатки дере-

Рис. 28. План перекрытия и профиль могильной ямы по линии А-Б.
1 — материковая глина; 2 — чернозём; 3—слой с остатками погребений.

(Открыть Рис. 28 в новом окне)

вянного перекрытия. Сохранность, хотя и плохая, однако позволила определить конструкцию перекрытия. Брёвна шли в ряд, они были положены концами по линии северо-восток — юго-запад. Брёвна до конца не прослеживаются, обрываются на различном расстоянии, не доходя до центра могильной ямы. Удалось проследить остатки положенных в один ряд 11 брёвен. Длина брёвен различна — от 2 м до 5 м. Диаметр большой, но точно определить трудно в силу разрушенности.

(71/72)

Итак, в могильной яме был расчищен склеп, имевший накат из толстых брёвен, направленных концами с северо-востока на юго-запад. Склеп имел выход с юго-западной стороны, шириной 1,2 м. Накат опирался на врытые вертикально столбы, остатки которых хорошо прослежены по всем четырём сторонам. Удалось установить остатки 34 вертикально врытых столбов. Дно ямы местами было покрыто берёстой.

 

На дне могильной ямы было обнаружено огромное количество костей человека и животных (овцы, коровы), лежавших в беспорядочном состоянии. Однако можно выделить отдельные погребения.

 

Погребение «А». Большое скопление костей человека (А) расчищено у юго-западной стенки, прямо у входа. В этом скоплении беспорядочно валялись рёбра, лопатки, лежали трубчатые кости кисти ног и рук. Рядом с ними, в южном углу лежали три ребра коровы, кости ноги и черепки от сосуда баночной формы (1).

 

Погребение «Б». Около юго-восточной стенки лежали позвонки, лопатки, рёбра, трубчатые кости скелета человека. По расположению костей видно, что погребённый был положен вытянуто, головой на восток. Справа от остатков скелета лежали три орнаментированных костяных пластинки, которые служили обкладкой для лука.

 

Рис. 29. Погребения на дне могильной ямы кургана № 1: А-Ж отдельные скопления, костей от скелетов человека; I — сосуд баночной формы; II — «кыргызская> ваза; 1, 3-8-10 — костяные орнаментированные пластины от колчанов; 2, 12 — костяные обкладки лука; 11-13 — железные наконечники стрел.

(Открыть Рис. 29 в новом окне)

(72/73)

 

Погребение «В». Остатки погребения «В» были расчищены в восточном углу и вдоль северо-восточной стенки. Здесь лежали разрозненные кости скелета человека (позвонки, рёбра, обломки тазовых и трубчатых костей). Расположение позвонков и небольшое количество полусгнивших костей черепа свидетельствуют о том, что погребённый был положен, очевидно, вдоль северо-восточной стенки, головой на СЗ. На костях лежало большое количество костяных пластин от колчана и лука. Пластины 1, 4, 7, 8-10 представляли собой обломки орнаментированных пластин-обкладок колчана, украшенных кружками, спиралями и волнистыми линиями. К сожалению, их расположение не даёт представления о том, как был устроен колчан. Здесь же, среди пластин от колчана, лежали и костяные обкладки от лука (2, 12). Это были длинные, похожие на кривой нож пластины с расширением и пазом для привязывания тетивы на конце. В восточном углу лежал целый сосуд серого цвета с высоким узким горлом, так называемая «кыргызская ваза» (II). Впрочем, этот сосуд мог быть положен и с погребённым «В», который был направлен головой как раз в сторону этого сосуда.

 

Погребение «Г». Рядом с остатками погребения «В», около северо-восточной стенки могильной ямы были расчищены совсем плохо сохранившиеся кости скелета ребёнка и незначительное количество обломков нарушенных костей скелета взрослого человека. Здесь лежало всего несколько рёбер и обломки костей ног и рук, которые только в самых общих чертах позволяют предположить, что погребённый был положен вытянуто, головой на СВ. Рядом с костями лежала костяная пластинка от лука (I).

 

Погребение «Д». Небольшое количество в беспорядке лежавших костей было расчищено в северном углу могильной ямы. Там находились мелкие обломки костей скелета ребёнка, бедренная кость и несколько рёбер от скелета взрослого человека. Здесь же лежали: кость ноги и три ребра быка, кости ноги и обломки рёбер барана.

 

Погребение «Е». В западном углу могильной ямы лежали разрозненные кости скелета человека. Там находились: часть позвоночника, рёбра, обломки тазовых и трубчатых костей рук и ног. Расположение костей, несмотря на плохую сохранность, доказывает, что погребённый был положен вытянуто, головой на запад, в угол могильной ямы. В том месте, где должен быть череп погребённого, лежала передняя лопатка быка, а в ногах, справа находились кисти [кости?] ноги, рёбра и лопатка барана.

 

Погребение «Ж». Между костями погребений «Е» и «Д», около северо-западной стенки, находились остатки ещё одного скелета человека. Более или менее сохранились позвоночник, часть таза. Остальных костей скелета не было. Расположение сохранившихся костей говорит о том, что погребённый был положен вытянуто на дне могильной ямы, головой на северо-запад. Очевидно, в ногах погребённого были положены куски мяса, от которых, остались два ребра, лопатка и кость передней ноги бука. Следов сожжения в этой могильной яме не обнаружено. Очевидно, этот склеп был ограблен: об этом свидетельствует беспорядочность расположения костей животных и человека.

 

Курган 2. Курган 2 был расположен к юго-западу от кургана 1. Диаметр — 18 м, высота — 2 м. На поверхности кое-где лежали мелкие камни плитника, кусочки неорнаментированной керамики и кости.

 

В профиле кургана хорошо видны слои. Верхний слой — чернозёмный. Глубина его — от 0,25 до 0,4 м. Ниже шел чернозём, перемешанный с глиной, содержащий в своей толще выбросы. Внизу он переходил в погребённую почву. В насыпи обнаружен слой выброса, который шёл

(73/74)

Рис. 30. Предметы из кургана № 1: 1 — орнаментированная «кыргызская» ваза; 2 — сосуд; 3-4 — кусочки орнаментированной керамики; 5 — железные наконечники стрел.

(Открыть Рис. 30 в новом окне)

(74/75)

вокруг могильной ямы и занимал почти всю площадь кургана. Он представляет собой слой глины, перемешанный с чернозёмом.

 

На поверхности погребальной [погребённой?] почвы, в северо-восточной и юго-восточной частях кургана были расчищены остатки двух огромных костров диаметром 3-4 м. Рядом с ними лежали мелкие черепки неорнаментированной керамики. Скопление керамики было обнаружено во внешней кольцевой траншее юго-восточного сектора. И совсем небольшое скопление мелких обломков обуглившихся костей было в северозападном секторе. Остатки костров и скопления керамики, обнаруженные в толще насыпи, очевидно, связаны с обрядом погребения. Следы от огромных костров, наличие в них обожжённых костей и скопления мелко разбитой посуды несомненно свидетельствуют об обряде поминок и жертвоприношениях в честь погребённых.

 

В толще насыпи кургана расчищена каменная оградка. Она шла четырёхугольником вокруг могильного пятна. Три стороны шли единой не прерывающейся линией, и лишь юго-западная стена прерывалась почти в середине. Каменная оградка сложена из глыб известняка различных размеров, уложенного по типу кирпичной кладки: одна плитка находит на другую и между ними заложены мелкие камня и глина. Верхняя часть оградки очень сильно разрушена. Камни лежали далеко кругом оградки. Ширина стенки кладки примерно около 2 м. Высота оградки колеблется от 1,2 м до 1,8 м.

 

Внутри оградка была заполнена чёрной, с остатками углей землёй и редко встречающимися осколками камней. Могильная яма, ориентированная углами так же, как и оградка, по сторонам света, была расчищена внутри оградки и выглядела в плане в виде четырёхугольника, стороны которого равны 6 м х 7 м.

 

Верхний слой могильной ямы, а также всё пространство почти до дна заполнял чернозём. Около юго-западной и северо-восточной сторон могильной ямы под слоем чернозёма залегало большое количество красной жжёной глины, перемешанной местами с простой материковой глиной. Между этим слоем и чернозёмом залегал слой углей, чёрной земли, перегоревшей хвои и коры.

 

Около дна могильной ямы расчищены остатки совершенно обуглившихся сверху брёвен, которые, однако, позволяют установить устройство склепа. Вдоль стенок вертикально стояли столбы. Всего их было обнаружено 32. В ряде мест столбы стояли сплошь, но в большинстве случаев между ними было небольшое пространство. Вполне возможно, что вертикальных было гораздо больше. Сверху склеп был покрыт накатом из брёвен, положенных в один ряд. Брёвна лежали концами на северо-запад — юго-восток. От перекрытия обнаружено 18 брёвен. Остатки брёвен осели на дно ямы, в то время как концы их выходят в среднем на 0,3-0,5 м за края могильной ямы. Внутри камера была обуглившейся, поэтому установить точно диаметр и высоту вертикальных столбов и брёвен перекрытия затруднительно. Сохранившиеся брёвна имеют в среднем диаметр от 0,1 до 0,2 м. У юго-западной стенки около входа обнаружен разрыв частокола и перекрытия. Очевидно, здесь был вход в погребальную камеру. Удалось лишь проследить небольшое понижение к дну могилы под углом 45°. Ширина входа — 0,8 м. На дне склепа, под слоем деревянного перекрытия обнаружено большое количество обожжённых костей погребённых здесь людей и костей животных.

 

Погребение «А». Около входа в склеп лежали обожжённые кости скелета человека, по которым удалось определить, что погребённый был положен вытянуто, головой на юго-запад. Справа лежали три

(75/76)

Рис. 31. План и профиль кургана 2. I, II — следы от костров; III, V — скопление мелких фрагментов неорнаментированной керамики; IV — скопление обожжённых костей; 1 — каменная выкладка, 2 — скопление керамики; 3 — кострище, 4 — глина; 5 — кость; 6 — чернозём; 7 — дёрн.

(Открыть Рис. 31 в новом окне)

(76/77)

коровьих ребра, а в ногах находился обломок литой круглой в сечении диадемы.

 

Погребения «Б» и «Л». Справа от погребения «А», около юго-восточной стенки были расчищены остатки ещё двух скелетов, обозначенные нами буквами «Б» и «Л». Обожжённые кости скелета «Л» лежали без анатомического порядка. С ними не было никаких предметов погребального культа. Расположение костей скелета таково, что не позволяет сказать, каким образом был положен здесь покойный.

 

Более определённо можно говорить о погребении «Б». Погребённый был положен вытянуто на дне могильной ямы, головой на восток. Ря-

Рис. 32. План перекрытия и профиль могильной ямы кургана 2.

(Открыть Рис. 32 в новом окне)

(77/78)

дом с костями скелета справа лежали три орнаментированные костяные пластинки от колчана (8-10).

 

Погребения «В» и «Г». Остатки погребения «В» были расположены справа от погребения «Б». Кости обгорели. Их расположение свидетельствует о том, что погребённый был положен вытянуто на дне могильной ямы, головой на юго-восток. Очевидно, был погребён воин с колчаном, так как справа от костей лежали две широкие орнаментированные костяные пластины (11 и 13), покрытые узором из кружочков. К сожалению, расположение пластин не даёт представления о том, как был устроен колчан. Рядом с этими пластинами лежали обломки трех тонких пластин (12), очевидно, от лука и две костяные пластины — обкладка от лука с вырезами на концах (6 и 7). Очевидно, с покойным был положен лук и колчан. Но и здесь, к сожалению, расположение пластин ничего не говорит о том, как располагались эти предметы. Возможно, что лук и колчан, от которого остались пластины 6, 7 и 12, относились к погребённому «Г», остатки скелета которого лежали здесь же, рядом с костями погребённого «В». Кости скелета сохранились очень плохо, хотя почти и не обожжены; осталось несколько обломков черепа, рёбер, костей таза. Общее их расположение позволяет определить, что погребённый был положен вытянуто, головой на юго-восток, к стенке. В восточном углу, рядом с костями скелета, была поставлена серая толстостенная орнаментированная «кыргызская» ваза (II), внутри которой лежала бронзовая плоская фигурка бегущей лошади (15) и маленький кусочек неопределённого деревянного предмета с вбитыми в него двумя медными гвоздиками с выпуклыми шляпками (14). Рядом с вазой, но уже с северо-восточной стенки лежали: лопатка, кость передней ноги и три ребра коровы, рядом с которыми находились две тонких костяных пластинки-обкладки (4, 5).

 

Погребение «Д». Остатки шести погребённых — «Д»-«К» были расчищены около стенки в северо-западной половине могильной ямы, слева от входа. Создаётся впечатление, что посредине могильной ямы, от входа было свободное пространство, разделявшее дно камеры на две части: северо-западную и юго-восточную части могильной ямы.

 

Остатки скелета погребённого «Д» лежали в северном углу. Там находились частично обожжённые кости позвоночника, рёбра и обломки костей рук и ног. Сохранность очень плохая. Однако видно, что погребённый был положен вытянуто вдоль северо-западной стенки, головой на северо-восток. Неподалёку от костей скелета, слева стоял небольшой неорнаментированный сосудик баночной формы (IV), а рядом с ним лежали: лопатка, кость ноги и три ребра барана и точно такие же кости от быка. Вполне очевидно, что в этом месте были положены жертвенные куски мяса. Рядом с костями находились обломки бронзовой диадемы (1, 3).

 

Погребения «Е», «Ж» и «З». В ногах скелета погребённого «Д» лежали остатки ещё трёх человеческих скелетов. Кости их сохранились плохо: они немного обожжены и расположение их нарушено. Остатки скелета «З» лежали вдоль северо-западной стенки; рядом, слева от костей погребённого «З», находились остатки скелета погребённого «Е». Сохранились в основном кости ног, обломки тазовых костей, рёбер и позвонков. Слева лежали кости погребённого «Ж». Сохранились обломки костей рук, позвонки и след от сильно обгоревших костей ног. Общее расположение костей во всех трёх случаях даёт ясное представление о том, что погребённые «Е», «Ж» и «З» были положены в ряд, вытянуто, головой на северо-восток. Предметов погребального культа с этими погребениями не было.

(78/79)

Рис. 33. Погребения на дне могильной ямы кургана 2. «А»-«К» — отдельные погребения; I-II — «кыргызские» орнаментированные вазы; III-IV — неорнаментированные сосуды баночной формы; 1, 3 — обломок бронзовой диадемы; 4-7 — костяные обкладки луков с вырезами; 8-12 — костяные орнаментированные пластины; 15 — бронзовая плоская фигурка бегущей лошади; 16 — остатки деревянного предмета с бронзовыми гвоздиками.

(Открыть Рис. 33 в новом окне)

 

Погребение «И». Между скоплением костей, которые мы определили как погребения «А» и «Ж», лежали остатки скелета ещё одного погребённого — «И». Кости скелета сильно обожжены и их анатомическая целостность нарушена. Лежали разрозненные позвонки, рёбра, кости рук и ног. Только общее расположение костей позволяет говорить, что погребённый был положен вытянуто, головой на северо-восток.

 

Погребение «К». Остатки скелета погребённого «К» были расчищены в западном углу могильной ямы. Расположение костей скелета нарушено: они смещены со своих первоначальных мест и незначительно обгорели. Судя по всему, здесь были погребены два человека: взрослый и ребёнок. Погребённый (взрослый) был положен вытянуто, головой на северо-восток. В ногах погребённого был поставлен маленький неорнаментированный сосуд баночной формы, а справа от скелета, в углу лежала толстостенная орнаментированная «кыргызская» ваза (I). Так же, как и первая, она по плечикам была покрыта дорожкой мелкого ёлочного и ромбического штампа.

 

Из всего сказанного можно сделать вывод, что склеп во втором

(79/80)

Рис. 34. «Кыргызская» орнаментированная ваза из кургана 2.

Рис. 35. «Кыргызская» орнаментированная ваза № 1 из кургана 2.

(Открыть Рис. 34-35 в новом окне)

кургане, как и в первом, является более поздним по отношению к другим курганам Михайловского могильника. Датировку дают сосуды-вазы (I-II) орнаментированные, очень похожие на «кыргызские» вазы VII-VIII вв. не только по структуре глины, из которой они сделаны, но и по методу изготовления — они выполнены на гончарном круге.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки