главная страница / библиотека / обновления библиотеки / оглавление тома

Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. М.: 1992.[ коллективная монография ]

Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время.

/ Серия: Археология СССР. [т. 10] М.: Наука, 1992. 494 с. ISBN 5-02-009916-3

 

Часть первая.

Кочевые племена Средней Азии и Казахстана
в скифо-сарматское время.

 

Глава третья. Ташкентский оазис, средняя Сырдарья
и Среднеазиатское междуречье.

 

Кочевое население Среднеазиатского междуречья
в последние века до нашей эры и первые века нашей эры

(А.М. Мандельштам)

 

[ Введение. ]

Памятники Согдианы.

Памятники Северной Бактрии. Южная и западная группы.

Керамика.

Оружие.

Пряжки и предметы туалета.

Орудия труда.

Украшения.

Памятники Северной Бактрии. Центральная группа.

Керамика.

Оружие.

Пряжки.

Предметы туалета.

Орудия труда.

Украшения.

Монеты.

Датировка.

[ Таблицы 40, 41, 42, 43. ]

 

[ Введение. ]   ^

 

Дошедшие до нас сообщения письменных источников и известные сейчас археологические материалы свидетельствуют о том, что на территории Среднеазиатского междуречья кочевое население было пришлым. Следует различать относительно ранние, эпизодические, проникновения сюда кочевников и передвижения значительных масс их, которые начались с последней трети II в. до н.э. Это было одним из результатов сложных процессов, протекавших в степном поясе Евразии и вызвавших в разных его. частях крупномасштабные племенные перемещения.

 

Одно из таких передвижений, вызванное экспансией державы сюнну (хунну) в восточной части степного пояса, привело к вытеснению из Центральной Азии многочисленной группы племён, известной в источниках под общим наименованием юечжей. В результате длительной миграции, сопровождавшейся столкновениями с местными кочевниками, в том числе саками в Семиречье, а затем с двигавшимися также из Центральной Азии усунями, они достигли в последней трети II в. до н.э. Амударьи. Одним из прямых следствий их появления здесь было падение Греко-Бактрийского царства — событие, ставшее крупной вехой в истории Средней Азии.

 

Западные авторы античного времени говорят о четырёх племенах, участвовавших в наступлении на Греко-Бактрию, но не сообщают никаких подробностей. Очевидно, состав кочевников был неоднороден, что важно для интерпретации археологических памятников. В последующий период ведущую роль играло одно из этих племён, создавшее обширную империю, получившую наименование Кушанской. В период её существования в северных областях Средней Азии происходили новые племенные перемещения, о которых нам известно только по археологическим данным; они частично затронули и рассматриваемую территорию.

 

Изучение кочевнических могильников в Среднеазиатском междуречье началось лишь в 50-х годах нашего столетия в древней Согдиане и северной Бактрии. В Согдиане они известны на окраинах Самаркандского и Бухарского оазисов. Большинство могильников содержит незначительное число курганов, что, возможно, обусловлено уничтожением насыпей при распашке земель. В северной Бактрии могильники сосредоточены в районах, близких к Амударье. Часть из них составляют крупные некрополи, которые, однако, подверглись ограблению в древности. Здесь также наблюдается чёткая тенденция к расположению могильников кочевников вне зоны возделывавшихся в древности земель.

 

Степень изученности памятников этих двух областей различна: в Согдиане проводились преимущественно небольшие раскопки во многих могильниках, в Бактрии преобладали многолетние работы в крупных могильниках.

 

Памятники Согдианы.   ^

 

Окраины Самаркандского и Бухарского оазисов следует рассматривать как разные районы и в археологическом плане (карта 4). Самаркандский район изучен менее: тут проведены раскопки в четырёх могильниках — Ага-

(107/108)

Карта 4.
Основные памятники скотоводов левобережного Хорезма, северо-западной Туркмении, бассейна Зеравшана и Бишкентской долины.

1 — Тузгыр; 2 — Мантыркала; 3 — Яссыгыр; 4 — Сакарчага; 5 — Куюсай 2; 6 — Шахсенем; 7 — Тумек-кичиджик; 8 — Тарым-кая; 9 — Чарышлы; 10 — Чечгельды; 11 — Баланшем; 12 — Талайханат; 13 — Каплангыр; 14 — Игды-кала; 15 — Дордуль, Ичянлы; 16 — Чолюнгыр; 17 — Коймат; 18 — Чагыл; 19 — Туэртыр; 20 — Джанак; 21 — Келькор; 22 — Кую-Мазар, Лявандак; 23 — Кизилтепе; 24 — Калкансай; 25 — Хазара; 26 — Шахри-Вайрон; 27 — Акжар; 28 — Аталык; 29 — Миранкуль; 30 — Сазаган; 31 — Янги-Курганча; 32 — Аксай; 33 — Тулхарский; 34 — Аруктауский; 35 — Коккумский; 36 — Бабашовский;
а — могильники с преобладанием курганных погребений; б — поселения; в — склепы; г — культовый комплекс; д — курганы.

(Открыть Карту 4 в новом окне)

 

лыксайском, Акджартепинском, Миранкульском и Сазаганском (более 40 курганов) [Обельченко О.В., 1962а; 1966; 1967; 1969; 1972; 1973]. Как наиболее ранние выделены три кургана (Агалыксай, курганы 9 и 10; Акджартепе, курган 4). В них под земляными насыпями обнаружены ограбленные погребения в вытянутых по линии юг — север грунтовых ямах (в одном случае — с заплечиками в нижней части). Ориентировка скелета — южная — установлена лишь в одной могиле (табл. 40, 33). Инвентарь представлен верхней частью железного меча с дуговидным перекрестьем и округлым (?) навершием, фрагментами двух мечей с прямым перекрестьем и серповидным навершием (у одного — рукоятка с имитацией прорези; табл. 41, 5), обломками стилетообразного кинжала, мелкими железными трёхпёрыми наконечниками стрел и большим бронзовым зеркалом с черешком и выпуклым бортиком. На основании аналогий оружию прохоровской культуры эти погребения отнесены к IV в. до н.э. [Обельченко О. В., 1978. С. 116, 117]. Однако нельзя исключить и более позднюю дату. Остальные исследованные курганы этого района относятся к последующим периодам. Второй половиной II-I в. до н.э. датируется курган 5 Агалыксайского могильника [Обельченко О.В., 1967. С. 187], где в подбойной могиле обнаружено ограбленное погребение с комплексом железного оружия. Скелет лежал вытянуто, черепом на юг. При нём найдены железные меч с прямым перекрестьем и дисковидным навершием (у левой голени; табл. 41, 13), восемь трёхпёрых наконечников стрел (у правой голени), два уплощённых кольца (одно — с кнопкой) с остатками ремней, крючок (табл. 42, 50), обломок острия, обломок восьмёркообразной пряжки с длинным язычком, покрытым бронзой, узкий, слегка изогнутый нож, а также полусферическая костяная пуговица. Около черепа стоял глиняный кувшин с шаровидным туловом, покрытый серым ангобом.

 

Большинство других курганов может быть ориентировочно отнесено ко II-IV вв. [Обельченко О.В., 1962а; 1966; 1969; 1972]. Основанием для датировки служат многочисленные аналогии устройству могил и инвентарю в памятниках этого периода в северовосточных областях Средней Азии. Для этой группы курганов характерны могилы двух, очевидно сосуществовавших, типов: катакомбы, расположенные перпендикулярно к дромосам, и грунтовые ямы. Количественно преобладают первые, они всегда вытянуты с запада на восток, вход в них иногда закладывали сырцовыми кирпичами. Дромосы бывают пологими и ступенчатыми (табл. 40, 25).

 

Все погребения, как правило, одиночные. Покойники лежат вытянуто, в катакомбах — головой на восток, в ямах — на север (с разными отклонениями). Под ними часто обнаруживают остатки подстилки из войлока, дерева или камыша. Сопровождаю-

(108/109)

щий инвентарь невелик и сохранился лишь частично из-за ограбления большинства могил. Это преимущественно керамика, некоторые предметы вооружения (все — из железа), а также иные изделия. Керамика, как правило, изготовлена на круге, но ассортимент форм очень ограничен: кувшины с низким яйцевидным туловом, безручные кувшины с аналогичным или раздутым туловом и плосковыпуклые фляги (табл. 40, 34-36). Поверхность сосудов покрыта жёлтым или серым ангобом, а в верхней части — дополнительно тёмным, образующим подтёки. Лепная посуда представлена горшками с яйцевидным туловом, плоско-выпуклыми флягами и курильницами вазообразной и горшкообразной формы. В качестве курильниц употреблялись также обломки сосудов (в частности, лепного котла).

 

Оружие весьма немногочисленно: длинные двулезвийные мечи без металлического перекрестья, кинжалы того же типа (табл. 41, 1, 12, 16) и различные по величине трёхпёрые наконечники стрел. Принадлежностью одежды являются железные кольцевидные пряжки. К предметам бытового назначения относятся железные ножи и обломки зернотёрок. Украшения представлены очень немногочисленными бусами и тремя изделиями из листового золота: наременной обоймой, бляшкой в виде фигурки стоящей птицы и бляшкой в виде двух параллельных полосок, соединённых парой зигзагообразных перемычек .

 

Для датировки указанных курганов имеет значение находка серебряной монеты с изображением лучника на оборотной стороне. Она обнаружена в кургане 1 Сазаганского могильника на грудной клетке погребённого [Обельченко О.В., 1966. С. 68]. Характер изображений позволяет отнести её к сравнительно поздней серии монет этого типа, во всяком случае ко времени после I-II вв. [ср.: Зеймаль Е.В., 1972]. К такому же заключению приводит сопоставление керамики с известной по раскопкам на Афрасиабе: в ней нет форм, характерных для этапов Афрасиаб II и III, аналогии могут быть лишь среди более поздних. Важна также специфика ангобного покрытия, распространение которой прослеживается на поселениях с этапа Афрасиаб IV [Шишкина Г.В., 1969]. Однако установить точные хронологические рамки здесь невозможно.

 

Бухарский район изучен полнее, здесь велись раскопки семи могильников — Калкансайского, Куюмазарского, Кызылтепинского, Лявандакского, Хазаринского, Шахривайронского и Янгикурганского (более 150 курганов). Соответственно существуют более надёжная периодизация и классификация материалов [Обельченко О.В., 1956; 1957; 1961; 1962б; 1963; 1968; 1974; 1978].

 

Чётко выделяются курганы, относящиеся к последней трети II в. до н.э. — I в. н.э. Для них характерно сочетание могил трёх типов: подбойных (подбой в одной из длинных стенок, чаще всего в западной при наличии вдоль противоположной стенки ступеньки; табл. 40, 31); катакомб, лежащих на продолжении оси дромоса (табл. 40, 30); грунтовых ям. Количественно преобладают первые. Все могилы вытянуты в направлении север — юг (с разными отклонениями). Вход в подбой закладывался подобием циновок из тростника и частично кусками гипса (грунт, в котором вырыты эти могилы). Вход в катакомбу обычно закрывался несколькими слоями сырцовых кирпичей квадратной формы или их обломков.

 

В подбоях имелись только одиночные погребения, в том числе и детей. Исключением является единственное парное захоронение: погребённые лежали валетом, головами в противоположные стороны. В катакомбах, по-видимому, совершались многократные захоронения, число которых достигало семи. Последовательность их не устанавливается ввиду ограбления.

 

Оружие включает в себя большую серию (20 экз.) длинных двулезвийных мечей, принадлежащих к двум исходным типам: а) с коротким прямым перекрестьем и дисковидным навершием, б) с коротким прямым обоймообразным перекрестьем без навершия (табл. 41, 14, 15). Первый тип представлен лишь одним экземпляром, второй преобладает. Для всех мечей характерны узкий, чечевицеобразный в сечении клинок и прямое обоймообразное перекрестье: обычно оно железное, но у двух бронзовое. Значительно меньше кинжалов (4 экз.), причём они, в отличие от мечей, все разнотипны: с прямым перекрестьем и схематизированным антенным навершием, с изломанным перекрестьем и сердцевидным навершием, с полулунным перекрестьем (имеющим загнутые внутрь концы) и кольцевидным навершием, без перекрестья (?) и с дисковидным навершием (табл. 41, 2-4). Найден обломок костяной концевой накладки от лука (табл. 42, 57). Многочисленны наконечники стрел. Все они однотипны — черешковые трёхпёрые с оттянутыми жальцами, но различны по размерам, однако все варианты встречаются вместе (табл. 42, 38-44).

 

Принадлежности одежды представлены главным образом составными элементами поясов (и, возможно, подвесов для оружия). Это железные кольцевидные и фигурные, близкие к восьмёркообразным, пряжки с подвижным язычком (табл. 42, 53, 55, 58), железные кольца (иногда с кнопками), железные, бронзовые и костяные прямоугольные пластинчатые пряжки с прорезью и крючком (табл. 42, 54, 59), бронзовые обоймы, своеобразная бронзовая ажурная пряжка с крюком (табл. 42, 51). Очень интересны две бронзовые пластинчатые ажурные пряжки с изображением сцены терзания верблюда тигром [Обельченко О.В., 1968].

 

К предметам бытового назначения (табл. 42, 45-49, 61) относятся железные ножи с прямой и изогнутой спинкой (последние преобладают), железные шилья, каменные точила с отверстием для подвешивания, железные иголки и костяные игольники. В эту же категорию изделий входят круглые бронзовые зеркала с боковым штырём, утолщённым бортиком и выпуклостью посредине. Одно из них снабжено цилиндрической костяной ручкой.

 

Украшения сравнительно немногочисленны. Это бронзовые браслеты с несомкнутыми концами, железные и бронзовые перстни, кольца и серьги, а также бусы, обнаруженные лишь в нескольких погребениях. Среди бус преобладают стеклянные шаровидной формы с внутренней позолотой и рубчатые, часто встречаются сердоликовые. В ожерельях имеются также подвески амфоровидной формы с вали-

(109/110)

ком в верхней части, в виде «кукиша» и бутылочковидные. Обнаружена и костяная подвеска-лунница (табл. 42, 60). Единичны золотые серьги желудеобразной формы и золотая плакетка с изображением женской головы (табл. 43, 16). Особого упоминания заслуживает фрагмент костяной пластины с изображением воина (табл. 43, 21).

 

Датировка этих курганов установлена на основе параллелей оружию в сарматских памятниках и керамике из поселений Согдианы античного времени. Подкреплена она также находками двух монет: чекана Гелиокла (курган 14 Кызылтепинского могильника) и подражания чекану Евтидема I (курган 12 того же могильника). Однако хронологические рамки (последняя треть II в. до н.э.) остаются в известной мере условными в силу тех неясностей, которые существуют до сих пор в абсолютной датировке материалов поселений.

 

В последующий период — II-IV вв. — продолжали сооружать могилы двух основных типов, характерных для более раннего времени, — подбойные и катакомбы, являвшиеся продолжением дромоса. Вход у тех и других закладывался несколькими слоями сырцовых кирпичей или их обломков. Скелеты также лежат на спине вытянуто, но ориентированы черепом на север. В катакомбах такие захоронения «впускные». Наряду с ними здесь имеются смещённые кости скелетов и остатки связанного с ними сопровождающего инвентаря, относящиеся к предшествующему периоду. Достаточных данных для уточнения момента изменения ориентировки погребённых нет.

 

К рассматриваемому периоду относится ещё один, третий, тип могил: прямоугольная или овальная катакомба, расположенная перпендикулярно к длинной оси дромоса, как у южного, так и у северного его конца. Вход в эти катакомбы также закладывался сырцовыми кирпичами. В таких катакомбах прямоугольного варианта известны захоронения в дощатых гробах с креплением железными скобами. Скелеты во всех случаях лежат на спине вытянуто, черепом на восток.

 

Сопровождающий инвентарь в могилах всех трёх типов ограничен и однообразен. Он состоит в основном из керамики и украшений; оружия здесь нет. Керамика преимущественно изготовлена на круге, ассортимент её форм ограничен (табл. 40, 26, 27, 32). Это небольшие кувшины с шаровидным туловом; некоторые сходны с кружками; безручные кувшины с раздутым в верхней или нижней части туловом (табл. 40, 29); миски с изломанным профилем; вьючные фляги с выпукло-вогнутым профилем. Поверхность большинства сосудов закрытых форм покрыта тёмно-серым или чёрным ангобом или окрашена (в верхней части) краской того же цвета с потёками. Для мисок характерно покрытие внутренней поверхности красным ангобом, а наружной (в верхней части) — чёрным. Лепная керамика представлена курильницами в форме перевёрнутого конуса с конической ножкой, в которой иногда имеется отверстие. Встречаются ножи и точильные камни (табл. 42, 62). Среди украшений — бронзовые браслеты с несомкнутыми концами, подвески, серьги и колокольчики (табл. 42, 52, 56). Интересна женская статуэтка из алебастра (табл. 43, 22), найденная в Хазаринском могильнике [Обельченко О.В., 1974. С. 207].

 

Основания для датировки этой группы курганов те же, что и для установления времени поздних курганов в Самаркандском районе (см. выше). Хронологические рамки её также условны.

 

Памятники Северной Бактрии. Южная и западная группы.   ^

 

Данные относительно кочевнических памятников северной Бактрии сравнительно более полны, что позволяет детализировать их характеристику. Имеется возможность, во всяком случае в предварительном порядке, наметить их территориальное размещение, очевидно, отражающее расселение новых групп населения. Кроме того, здесь получены некоторые материалы, позволяющие судить относительно характера взаимоотношений пришельцев кочевников и коренного земледельческого населения. Всё это имеет значение для объективного понимания экономической, политической и культурной ситуации в последние века до нашей эры и первые века нашей эры.

 

Подавляющее большинство курганных могильников расположено в южной части северной Бактрии, в районах, тяготеющих к среднему течению Амударьи. Здесь сосредоточены наиболее крупные из них, насчитывающие по нескольку сот курганов. Чаще всего они находятся в полупустынных местностях, не использовавшихся под земледелие. Небольшие могильники известны также около окраин локальных оазисов, опять-таки вне возделываемой в древности территории.

 

Имеющиеся данные — в частности, некоторые различия курганов, исследованных в разных местах, — позволяют условно разделить памятники северной Бактрии на три географические группы: 1 — западная — в районах, ограниченных с востока р. Сурхандарья; 2 — центральная — на территории между Сурхандарьёй и р. Вахш; 3 — восточная — в районах восточнее р. Вахш. Границы и соответственно размеры требуют уточнений, однако само такое деление целесообразно, поскольку отражает реальные факты и облегчает характеристику археологических комплексов, периоды бытования которых не везде были одинаковы.

 

Для западной группы памятников характерна специфическая конструкция наземной части погребального сооружения — каменная ограда относительно правильной формы (табл. 40, 16). Чаще всего она круглая, но нередко овальная или несколько неправильных очертаний. Основание её всегда составляет слой наиболее крупных уплощённых камней (или обломков плитняка). На него укладывали, по-видимому, не более трёх-четырёх слоёв камней меньшей величины. Внутри ограды расположена каменная выкладка, перекрывающая могилу. Такие ограды господствуют в самом крупном и пока единственном исследованном могильнике данной группы — Бабашовском [Мандельштам А.М., 1975а], но они зафиксированы и в других местах, в частности у Кухитанга. В упомянутом могильнике их насчитывается 345 (раскопано 150), причём имеются могилы трёх типов: прямоугольная грунтовая яма; прямоугольная яма со ступеньками вдоль обеих длинных стенок; прямоугольная яма с подбоем (табл. 40, 2, 16). Подбой представлен тремя вариан-

(110/111)

тами: 1 — прямоугольный в западной стенке ямы; 2 — овальный, охватывающий частично торцы, в западной стенке; 3 — прямоугольный в восточной стенке ямы. У могил последнего типа часто вдоль стенки, противоположной подбою, имеется узкая и низкая ступенька. Вход в подбой при первом и третьем вариантах заложен иногда несколькими рядами сырцовых кирпичей.

 

Могилы всех типов, как правило, вытянуты с юга на север, иногда с определённым отклонением к западу или востоку; лишь в нескольких случаях (подбои первого варианта) они вытянуты с запада на восток. Погребения почти везде одиночные, имеется лишь два парных: одно — мужчины и женщины и одно — женщины и ребёнка. Скелеты лежат на спине вытянуто, черепом на север (в упомянутых подбоях широтного направления — на восток). Сопровождающий инвентарь сравнительно немногочислен и однообразен. Он состоит из керамики, оружия, предметов туалета, предметов, связанных с одеждой, орудий труда, а также украшений. Почти всегда имеются остатки мясной пищи: рёбра или ножка и лопатка овцы. Обычно они лежат около глиняных сосудов, но в трёх случаях найдены в мисках.

 

Керамика.   ^

Вся керамика изготовлена на гончарном круге. Это в основном сосуды открытой формы, относящиеся к группе столовой посуды. Характерны следующие:

 

1. Бокалы с туловом различной формы: цилиндроконическим, выпуклоконическим, колоколовидным и рюмкообразным. Все имеют профилированные ножки с дисковидным основанием. Поверхность покрыта красно-коричневым или, значительно реже, коричневым ангобом; на многих есть полосы вертикального лощения (табл. 40, 4, 28). Количественно преобладают бокалы с туловом последних двух вариантов, представленные почти равным числом экземпляров; имеющие тулово первых двух вариантов единичны.

2. Кубки, похожие на небольшие бокалы без ножки, с разной формой тулова: цилиндроконической, усечённоконической, цилиндрической и округлой. Поверхность большинства покрыта красно-коричневым ангобом, но у кубков с туловом первого варианта ангоб белый (табл. 40, 12).

3. Миски двух групп: а) без поддона — полусферические низкие и высокие, а также усечённоконические; все они имеют прямые края, поверхность всегда покрыта красно-коричневым ангобом; б) на поддоне — полусферические низкие с прямыми, вогнутыми и отогнутыми краями, а также близкие к биконическим (но с плавным профилем); поверхность покрыта красно-коричневым, коричневым или белым ангобом (табл. 40, 3, 6).

 

Найдено одно большое толстостенное блюдо с отогнутым краем.

 

Среди сосудов закрытых форм выделяются: 1) небольшие горшки с приземистым шаровидным туловом, которое завершается широким устьем с отогнутыми краями (табл. 40, 11); большинство покрыто белым ангобом; 2) горшки с высокой горловиной (представлены только обломками); 3) кружки с низкой широкой горловиной и петлевидной ручкой на верхней части тулова; их мало, но они различны по форме — с яйцевидным, биконическим и полусферическим туловом; поверхность всех покрыта красно-коричневым ангобом (табл. 40, 13, 21).

 

Оружие.   ^

Оружие очень немногочисленно. Найден лишь один меч — длинный двулезвийный, без перекрестья и навершия, притом в согнутом состоянии (табл. 41, 18). Три кинжала принадлежат к двум типам: с прямым перекрестьем и навершием в виде двух сильно расходящихся дуг, отчасти сходным с рожковидным; без перекрестья и навершия (табл. 41, 17, 19). Наконечники стрел представлены двумя железными — трёхпёрым и трёхгранным с опущенными жальцами (табл. 42, 11).

 

Пряжки и предметы туалета.   ^

Встречены железные, латунные и бронзовые пряжки. Железные: кольцевидные с подвижным язычком и крючком (табл. 42, 32, 33) и овальновытянутые с некоторым сужением в средней части и подвижным язычком. Латунные: кольцевидные с крючком и без него, петлевидные и фигурная прорезная с двумя зигзагообразными фигурами внутри рамки (табл. 42, 19-21). Бронзовые: кольцевидные с крючком и пластинчатые с изображением фигуры лежащего верблюда. Последние представлены парой, одна из них имеет реставрированный железной полоской конец (табл. 43, 14, 15). С украшением одежды связаны, по-видимому, и две роговые пластины, найденные около плечевых костей погребённого (табл. 43, 10).

 

К предметам туалета относятся зеркала и булавки. Зеркала двух типов — с выпуклым бортиком вдоль края и без него. У части из них черешки для насада были отломаны в древности, и ручки крепились при помощи просверленных около края отверстий (табл. 43, 19). Наряду с целыми зеркалами в могильнике найдены также их обломки. Булавки известны бронзовые, латунные и железные. Бронзовые имеют плоские фигурные завершения в виде протомы фантастического крылатого животного, напоминающего сэнмурва (табл. 42, 23), и в виде уплощённой лопаточки. У латунных — завершения в виде небольшой лопаточки и полушаровидное (табл. 42, 27). Завершения железных, по-видимому, шаровидные и в виде четырёхгранного утолщения.

 

Орудия труда.   ^

Из орудий труда встречаются ножи, шилья и точила. Ножи железные однолезвийные черешковые, с прямой и изогнутой спинкой (табл. 42, 26). Шилья четырёхгранные в средней части, с утолщённым верхним концом. Рукоятка (очевидно, деревянная) была закреплена кольцом. Каменные точила — вытянутые сланцевые бруски трапециевидной формы с прямыми торцами, снабжённые отверстием для подвешивания.

 

Украшения.   ^

Украшения в основном относятся к группе личных. Браслеты бывают бронзовыми и латунными, все с несомкнутыми концами, часто оформленными в виде сильно стилизованных (объёмных и плоских) головок животных или змей. Изготовлены они из округлого или плоско-выпуклого в сечении прута (табл. 42, 15). Один браслет изготовлен из широкой тонкой латунной полоски и украшен на концах сложными геометрическими фигурами, включающими в себя зелёные и белые вставки из стекловидной массы (табл. 42, 14). Среди перстней есть бронзовый, латунный и железные. Первый имеет овальное гнездо для несохранившейся вставки; вто-

(111/112)

рой — плоский овальный щиток, на котором вырезано изображение стоящей фигуры женского божества с длинным посохом или копьём в левой руке (табл. 42, 3). Железные перстни, по-видимому, также имели плоские щитки. Кольца — латунные и железные, без декоративных элементов. Серьги — бронзовые, латунные и серебряные — относятся в основном к простейшему кольцевидному типу, иногда с насаженными бусами или дисковидной подвеской. Имеются также листовидные подвески (от несохранившихся серег), изготовленные из тонкой золотой фольги (табл. 42, 25). Выделяются серебряная незамкнутая серьга с овальным щитком и пара медных, у которых колечко сочетается со сравнительно большим диском выпукло-вогнутого профиля. Бусы — каменные и стеклянные, разнообразные по форме — употреблялись как в ожерельях, так и в браслетообразных низках, надевавшихся на руки. Подвески использовались главным образом в составе ожерелий или для украшения кос. Они были бронзовыми и латунными кольцевидными или в виде бубенчиков. Есть также стеклянные перстневидные, каменные дисковидные и раковины каури.

 

Украшения, связанные с одеждой, малочисленны. Это золотая фибула с двумя щитками, украшенными зернью и цветными вставками (табл. 43, 7); обломки зооморфного украшения головного убора и золотые бляшки от него же (?), близкие по форме к парам геральдически расположенных стилизованных лепестков; наконец, латунные фигурные бляшки со штырями на тыльной стороне — очевидно, украшение пояса.

 

Памятники Северной Бактрии. Центральная группа.   ^

 

В центральную группу памятников северной Бактрии входит большинство известных сейчас курганных могильников. Почти все исследованные расположены в Бишкентской долине, между низовьями Сурхандарьи и Вахша. Наиболее крупные из них — Тулхарский, Аруктауский и Коккумский — находятся на сравнительно небольшом расстоянии друг от друга, в средней части этой долины. Могильники меньших размеров имеются как в южной, так и в северной ее части. Небольшие группы курганов известны также на окраинах Кобадианского оазиса (низовья р. Кафирниган) и на правобережье р. Вахш. Общая черта всех — чёткое преобладание каменных и каменно-земляных насыпей небольших размеров.

 

Наиболее полно изучен Тулхарский могильник (348 курганов, раскопано 219), состоящий из 18 обособленных групп различной величины [Мандельштам А. М., 1966а]. Все насыпи здесь каменно-земляные диаметром около 3 м и высотой до 0,3 м.

 

При единообразии насыпей встречаются могилы трёх типов: 1. Прямоугольная яма с подбоем прямоугольной или, реже, трапециевидной формы, обычно расположенным в её восточной стенке или, изредка, в западной (табл. 40, 1); 2. Прямоугольная яма сравнительно больших размеров, на дне которой вдоль всех четырёх стенок имеется каменная выкладка, обрамляющая узкое внутреннее пространство (табл. 40, 8); 3. Прямоугольная грунтовая яма.

 

Могилы всех типов вытянуты в направлении с юга на север, часть — с отклонениями на запад или (реже) восток. Вход в подбой всегда заложен несколькими рядами камней. Погребения в могилах всех типов одиночные. Исключением является лишь один случай захоронения женщины с ребёнком. Скелеты, как правило, лежат вытянуто на спине, черепом на север, лишь в единичных случаях кости ног раскинуты, образуя ромб. Очень редко встречается положение на левом боку и ничком. Имеется также одно захоронение (ребёнка) в хуме.

 

Сопровождающий инвентарь сравнительно многочислен и однообразен. Для некоторых категорий предметов прослеживается стандартность мест нахождения. Инвентарь состоит из керамики, оружия, предметов, связанных с одеждой и обувью, изделий бытового назначения и украшений. Как правило, имеются остатки мясной пищи — ножка и лопатка (иногда ножка и ребра) овцы, лежащие около глиняных сосудов или, в нескольких случаях, внутри них. Лишь в одном случае около костей находился железный нож.

 

Керамика.   ^

Вся керамика (за исключением одного сосуда) изготовлена на гончарном круге. Это только столовая посуда, в которой почти в равных количествах представлены закрытые и открытые формы. Поверхность всех сосудов покрыта красно-коричневым, коричневым или белым ангобом. Среди закрытых форм есть малые и большие: кувшины с шаровидным, яйцевидным и грушевидным туловом (табл. 40, 19, 22, 23); двуручные кувшины с грушевидным туловом (табл. 40, 20); горшки с шаровидным и яйцевидным туловом (табл. 40, 14); горшки на трёх ножках с приземистым шаровидным туловом и венчиком с уступом, в горловине под венчиком расположены друг против друга две пары отверстий (табл. 40, 17). Сюда же относятся фляги с двояковыпуклым профилем и низкой узкой горловиной (табл. 40, 24) и сосуды с боковым носиком, шаровидным и грушевидным туловом и узкой горловиной, причём носик расположен на верхней части тулова с наклоном около 45° (табл. 40, 18).

 

Открытые формы представлены бокалами, вазами и мисками. Бокалы — с цилиндроконическим, выпуклоконическим, колоколовидным, усечённоконическим и рюмкообразным туловом. Все они имеют ножку — коническую цельную (при тулове первого и второго типов) или профилированную полую с дисковидным основанием (при всех типах, кроме первого). Часть бокалов снабжена вертикальным полосчатым лощением (табл. 40, 7, 9, 10, 15). Для ваз (или мисок на ножке) характерно полусферическое тулово. Миски распадаются на две группы: А) без поддона — полусферические низкие с небольшим донцем и прямыми приостренными краями; близкие к усечённоконическим с прямыми, отогнутыми и вогнутыми краями; Б) на поддоне — полусферические с отогнутыми и вогнутыми краями (табл. 40, 5).

 

Единственный лепной сосуд представляет собой миниатюрный кувшинчик с яйцевидным туловом и широкой, очень низкой горловиной, ручка у него отбита в древности.

 

Глиняные сосуды составляют значительную часть сопровождающего инвентаря. Часто в могилах имеется по два сосуда. Типично сочетание кувшина и бокала. Наряду с глиняной посудой, очевидно, была

(112/113)

и деревянная, от которой в некоторых случаях сохранились округлые скопления трухи.

 

Оружие.   ^

Предметы вооружения, найденные в Тулхарском могильнике, изготовлены из железа. Среди них два длинных двухлезвийных меча с короткими перекрестьями без металлического навершия (табл. 41, 6). Рукоятки были снабжены деревянной обкладкой, закреплённой железной заклёпкой. В одном случае сохранились следы шаровидного деревянного навершия, покрытого чёрным лаком (?). В процессе расчистки выявлены остатки деревянных ножен, окрашенных в красный цвет и с росписью, выполненной чёрной краской. Мотивы её растительные и зооморфные. Кинжалы (27 экз.) имели прямое перекрестье, но различные по форме навершия: серповидные, сердцевидные (табл. 41, 7, 8, 10) и волютообразные (табл. 41, 9, 20). Некоторые из наверший могут быть охарактеризованы как рожковидные (табл. 41, 11). Почти на всех кинжалах сохранились остатки деревянных ножен, окрашенных в красный цвет и с росписью чёрной краской. Узоры были геометрическими и зооморфными.

 

Наконечники стрел — все черешковые. Они или трёхгранные с опущенными жальцами, или трёхпёрые, из которых небольшие имеют опущенные жальца, а крупные — закруглённые нижние концы перьев (табл. 42, 10, 12).

 

Пряжки.   ^

Предметы, связанные с одеждой и обувью, представлены практически только пряжками, различными по форме и изготовленными из разных материалов. Железные пряжки — кольцевидные с подвижным язычком; трапециевидная с подвижным язычком; петлевидные без язычка; «лировидные» с крючком; пластинчатые прямоугольные (табл. 41, 22). Наиболее крупные из кольцевидных, возможно, служили для подвешивания оружия. Латунные пряжки — кольцевидные без дополнительного устройства, с крючком (табл. 42, 18) или железным подвижным язычком; петлевидные или «лировидные» и фигурные, в числе которых одна украшена противостоящими протомами фантастических животных с крыльями (табл. 43, 11-13). Бронзовые пряжки — кольцевидные с крючком и в виде трёх сопряженных колец (табл. 42, 30). Роговые пряжки — пара трапециевидных пластинчатых, украшенных заклепками из серебра, причём одна из них имеет поперечную прорезь у широкого конца и отверстия для закрепления серебряного крючка (табл. 43, 5).

 

Предметы туалета.   ^

К ним относятся бронзовые зеркала с выпуклым бортиком и центральным выступом (табл. 43, 20), а также не имеющие этих деталей. Они встречены в могилах целыми и в обломках (в одних и тех же местах). Найдены свинцовые палочки — сравнительно длинные, слегка изогнутые, круглые в сечении, один конец слегка заострён, другой в одном случае расплющен и снабжён отверстием. Назначение их неясно, но можно предполагать связь с косметикой (аналогично сурьматашам). Железные булавки с маленькой шаровидной головкой встречены около черепов, что позволяет предполагать их связь с причёской или головными уборами.

 

Орудия труда. Из орудий труда назовём железные ножи. Они однолезвийные черешковые, с прямой или выпуклой спинкой (табл. 42, 34). Шилья также железные, сравнительно массивные, четырёхгранные в сечении, плавно сужающиеся к острию (табл. 42, 24, 28). Найдена одна железная игла. Плоские каменные трапециевидные бруски с прямыми торцами использовались как точила. Около верхнего конца у них имеется отверстие для подвешивания, выполненное двусторонним сверлением на конус (табл. 42, 35). Наконец, упомянем ложечковидные предметы из латуни и железа, представляющие собой короткую цилиндрическую втулку, заканчивающуюся округлой или вытянутой «чашечкой» (табл. 42, 13).

 

Украшения.   ^

Обнаруженные в курганах украшения относятся преимущественно к категории личных. Это прежде всего латунные и железные браслеты. Латунные разделяются на три типа: а) с несомкнутыми концами, оформленными в виде сильно стилизованных головок животных или змей (табл. 42, 17) или в виде группы геометрических фигур; б) с находящими друг на друга концами, имеющими совпадающий облик; в) замкнутые, с «замочком» в виде витка. Железные браслеты (все плохой сохранности), по-видимому, сходны с бронзовыми первого типа (табл. 42, 16). Перстни — латунные и железные, почти все с овальными плоскими щитками. У большинства латунных на щитках имеются вырезанные изображения божеств и животных (табл. 42, 4). Железные перстни с овальными крупными щитками часто имеют бронзовые вставки (табл. 42, 1, 2). Кольца — латунные, бронзовые и железные — относятся к простейшему типу, однако они представлены несколькими вариантами, различающимися в деталях. В числе латунных имеются: а) несомкнутые; б) замкнутые равномерной ширины (табл. 42, 5); в) замкнутые с расширением в средней части (табл. 42, 6). Бронзовые кольца относятся к варианту «а», железные — к варианту «в». Серьги — латунные, золотые и серебряные — делятся на несколько типов. Латунные — простые кольцевидиые. замкнутые, несомкнутые и с находящими друг на друга концами, а также кольцевидные «с замками» и в виде витков (табл. 42, 7-9). Иногда серьги обоих типов имеют амфоровидные подвески, основу которых составляет золотой стержень, завершающийся наверху кольцом с двумя лапками, охватывающими насаженную на стержень вставку. «Лапки» у некоторых из них представляют собой стилизованные фигурки дельфинов (табл. 43, 6, 8). Среди золотых серёг встречены кольцевидные, кольцевидные с «замком» в виде короткой трубочки, вблизи которого бывает круглое гнездо для вставки, и фигурные. Последние представляют собой плоские схематичные фигурки птиц с распростёртыми крыльями, украшенные разноцветными вставками и четырьмя подвесками на цепочках (табл. 43, 4). Серебряные серьги все кольцевидные. Бусы — каменные и стеклянные — весьма многочисленны и разнообразны по форме. Употреблялись они в ожерельях, иногда в сочетании с раковинами каури, в браслетообразных низках и для украшения кос (табл. 43, 1-3, 18). Подвески изготовлялись из различных материалов и имели разное назначение. Так, бронзовые в виде сердцевидной пластинки и массивного бубенчика или колокольчика служили украшениями кос (табл. 42, 31), а в виде простого и решётчатого кольца входили в состав ожерелий.

(113/114)

 

Среди редких украшений из золота можно назвать фибулу, пряжку и головной убор типа диадемы. Центральную часть последнего составляли две симметрично расположенные, сравнительно крупные бляхи лировидной формы с цветными вставками. По обе стороны от них располагались два ряда небольших «сигмообразных» бляшек (табл. 43, 17). Фибула состоит из двух щитков, украшенных зернью и цветными вставками и напаянных на П-образную основу из проволоки (табл. 43, 9). Фигурная пряжка имеет две симметричные части, каждая из которых оформлена в виде рельефного изображения кабарги с длинным, слегка изогнутым рогом (табл. 42, 36)

 

Монеты.   ^

Особую группу находок составляют монеты. Это четыре серебряных обола: три — подражания чекану Евкратида; один — чекан Герая. В трёх случаях они находились во рту погребённых.

 

Аруктауский и Коккумский могильники исследованы меньше. Кроме того, они подверглись интенсивному ограблению, что обусловило ограниченность находок. В них также преобладают подбойные могилы (подбои разных форм в западной стенке) и сравнительно редко встречаются грунтовые ямы (менее чем в 10% курганов). Обряд погребения здесь тот же, что в Тулхарском могильнике. Весьма сходен, хотя и беднее, сопровождающий инвентарь.

 

Об остальных могильниках центральной группы имеются лишь предварительные данные, позволяющие, однако, говорить об их большом сходстве с охарактеризованными выше [Седов А.В., 1979]. В одном из них отмечен своеобразный тип могил — каменный ящик с перекрытием в виде ложного купола [Медведская И.Н., 1977].

 

Восточный район северной Бактрии исследован ещё слабо. Хотя курганы зафиксированы здесь в ряде пунктов, но только в могильнике Ксиров раскопано около 30 курганов с каменными кольцами. Преобладают грунтовые ямы, редко встречаются подбойные могилы [Денисов Е.П., 1979; 1981]. Все они ориентированы по линии запад — восток. Погребённые лежат вытянуто, головой чаще всего на запад. Керамика и другие предметы из могил близки к инвентарю могильников Бишкентской долины. Особенностью могильника Ксиров является обилие подражаний оболам Евкратида разных серий (шесть).

 

Датировка.   ^

 

Датировка могильников северной Бактрии сопряжена с рядом трудностей, главная из которых — отсутствие надёжной хронологической классификации керамики и других материалов из поселений. Хронологические «колонки» для отдельных памятников характеризуются лакунами и определёнными расхождениями, что свидетельствует о локальных особенностях развития глиняной посуды. Находки из поселений заметно отличаются от находок из могильников фрагментарностью, а это мешает проследить эволюцию некоторых форм сосудов. В области абсолютной хронологии сохраняется неясность в отношении «ключевой» даты — времени начала правления наиболее известного из кушанских царей — Канишки. Мнения исследователей расходятся. Существует тенденция к акцентированию поздних датировок и скептическому отношению к информативности находок ранних монет в слоях.

 

Крайняя малочисленность в материалах поселений иных изделий, кроме керамики, заставляет обращаться к аналогиям из других областей, притом географически удалённых. Привлечение оружия и других предметов из сарматских погребений закономерно ввиду многих черт сходства, но прямая синхронизация приводит к противоречивым результатам. В особенности это касается заключений исторического характера, не согласующихся с известиями письменных источников. Использование для суждений по аналогии некоторых категорий вещей (например, украшений), распространённых в эллинистическом мире, требует осторожности, так как необходимо учитывать воспроизведения их на месте с упрощением деталей.

 

Наиболее полный комплекс находок происходит из Тулхарского могильника. Нижний предел его даты определяется по цилиндроконическим кубкам, близким к найденным на городище Ай-ханум в Афганистане [Bernard P., 1973. Р. 142], а также в соответствующих слоях Дальверзинтепе и других памятников [Пугаченкова Г.А., 1978. С. 114]. К керамике греко-бактрийского периода близки также некоторые миски, горшки и вазы. Верхний предел даты может быть установлен по отсутствию бокалов с рюмкообразным туловом и кружек: они имеются лишь во «впускных» погребениях (т.е. моложе) и господствуют в материалах из близлежащих поселений Бишкентской долины (не сочетаясь с бокалами других типов). По материалам Дальверзинтепе такие бокалы появляются в I в. н.э. [Пугаченкова Г.А., 1978. С. 151]. Таким образом, бесспорно местная керамика позволяет определить вероятный период существования Тулхарского могильника в пределах последней трети II в. до н.э. — I в. н.э. С этим полностью согласуются упомянутые монеты, а также предметы других категорий, находящие себе аналогии в памятниках степного пояса Евразии, в частности в Центральной Азии.

 

В тех же пределах датируются остальные могильники центральной группы, хотя вполне вероятно существование в них отдельных курганов более позднего времени.

 

Бабашовский могильник по находкам рюмкообразных бокалов, кружек, меча и кинжалов без наверший и перекрестий, очевидно, должен быть датирован в более широких пределах: последней третью II в. до н.э. — II, может быть, III в. н.э. Могильник Ксиров относится к тому же времени, что и памятники центральной группы.

 

Сравнительно многочисленные курганные могильники в Среднеазиатском междуречье подтверждают известия античных авторов о ведущей роли кочевников в событиях, происходивших в последние века до нашей эры и первые века нашей эры. Они свидетельствуют также о расселении кочевников в пределах земледельческих областей (вероятно, в соответствии с племенным делением), что обусловило их постоянные контакты с коренным населением оазисов. Следствием этих контактов можно считать обилие изделий местных ремесленников в погребениях кочевников. Это практически вся найденная в них глиняная посуда, большинство украшений и определённая часть предметов, связанных с одеждой и имевших бытовое назначение. Бактрийские ремесленники из-

(114/115)

готовляли некоторые изделия, характерные для культуры кочевников, из местных материалов (латуни). Имеются свидетельства о распространении этих изделий и за пределами Средней Азии, в восточной части степного пояса. Всё это отражает специфику ситуации, которая сложилась в результате перехода политического господства к кочевникам. Отражением её является и относительная малочисленность в погребальном инвентаре изделий, принадлежащих к культуре собственно кочевого населения. Это прежде всего оружие, значительная часть изделий, связанных с одеждой, и некоторые украшения. Большое сходство этих вещей с материалами из сарматских памятников закономерно ввиду того, что в этот период, как и в скифскую эпоху, в степном поясе существовала определённая близость культур различных племенных группировок. Вместе с тем в могильниках юга Средней Азии обнаружен ряд изделий, специфических для восточных областей степного пояса. К ним относятся ложечковидные предметы (застёжки?), поясные кольца, различные пряжки и др. На востоке (Алтай, Тува) известны прототипы характерных для памятников Бишкентской долины кинжалов с сердцевидным навершием.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки