главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Л.Р. Кызласов

Чаатасы Хакасии

// Вопросы археологии Хакасии.. Абакан: 1980. С. 108-114.

 

Своеобразные, встречающиеся только в Хакасско-Минусинской котловине, средневековые погребальные сооружения, которые называются в археологической литературе чаатасами, известны с XVIII в. Их осматривали и описывали такие учёные путешественники, как Д.Г. Мессершмидт, Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин и П.С. Паллас. Первые курганы культуры чаатас раскопаны В.В. Радловым в 1863 г. Этот тип памятников выделен в 80-е годы XIX в. А.В. Адриановым и Д.А. Клеменцом. Именно эти учёные ввели в науку народное хакасское название чаатас для особой разновидности курганов [1].

 

Чаатас означает «камень войны». Так хакасы называют группы каменных курганов, густо обставленных высокими плитами или каменными столбами-менгирами, часть которых является переиспользованными древнейшими энеолитическими изваяниями (рис. 1). По народному объяснению, это камни, оторванные от скал и в беспорядке врезавшиеся в землю на местах поединков эпических древних богатырей-алыпов. Алыпы прибегали в борьбе друг с другом к такому необычному оружию потому, что, обладая сверхчеловеческой силой, они нередко руками, одетыми в волшебные рукавицы из бычьих шкур, крушили горы, легко отрывая от них целые скалы и плиты.

 

В 1886 г. А.В. Адрианов опубликовал сообщение об Уйбатском (I Бейском) чаатасе (рис. 1). В 1888 г. он же напечатал описание и план Сырского чаатаса. Первые научно зафиксированные курганы культуры чаатас были раскопаны

(108/109)

 

Рис. 1. Общий вид Уйбатского (I Бейского) чаатаса по рисунку 1887 г.

 

А.О. Гейкелем в 1889 г. на Ташебинском чаатасе и А.В. Адриановым в 1894 г. в логу Джесос близ дер. Листвяговой на правом берегу Тубы [2].

 

Исследования Д.А. Клеменца и А.В. Адрианова в 1889-1898 гг., разведочное обследование И.Р. Аспелина (экспедиция Финского археологического общества) в 1887-1889 гг. [3] сделали известными чаатасы: Уйбатский (I Бейский), Ташебинский, Джесосский, Кызылкульский и Краснокаменский.

 

В 20-е годы небольшие раскопки на чаатасах в Гришкином логу и Уйбатском (I Бейском) произвёл С.А. Теплоухов. В 30-е годы курганы культуры чаатас раскапывались М.М. Герасимовым, С.В. Киселёвым и Л.А. Евтюховой на Уйбатском (I Бейском) чаатасе и в могильнике под Георгиевской горой на р. Тубе, а В.П. Левашовой в могильнике Капчалы I близ Баритового рудника.

 

Выдающиеся результаты принесли раскопки С.В. Киселёва и Л.А. Евтюховой в 1939-1940 гг. на Копёнском чаатасе. Находки из этого крупного некрополя древнехакасских бегов приобрели мировую известность. В 1950-1976 гг. экспедиция Московского университета произвела раскопки па Сырском, Изыхском, Утинском (Койбальском), Абаканском и Чульском чаатасах. Нами открыты и описаны 33 ранее неизвестных чаатаса, осмотрено 11 известных, и на основании это-

(109/110)

го изучения составлена карта (рис. 2) их месторасположения [4]. На эту же карту нанесены открытые нами в последние годы средневековые города и особо крупные крепостные сооружения, которые начали строиться в период существования в Хакасии культуры чаатас (VI — начало IX в; рис. 2). Нам не удалось ещё осмотреть чаатасы: 1, 29, 37, 40, 42-45, 52 (см. рис. 2).

 

В 60-е годы раскопки чаатасов в Гришкином логу, близ дер. Абакано-Перевоз, в пункте Барсучиха IV, у дер. Новой Чёрной и возле горы Тепсей производила Красноярская экспедиция, работавшая под руководством М.П. Грязнова в зоне затопления Енисейского водохранилища.

 

Памятники культуры чаатас расположены по обоим берегам Енисея, Абакана, в междуречье Чёрного и Белого Июсов и по всем мелким левым притокам Абакана и Енисея (рис. 2). О левобережной части Хакасии можно смело сказать: «Нет речки без своего чаатаса». На берегах озёр стоят только два чаатаса: на Чёрном озере (№ 49) в Ширинском районе и на солёном озере Кызыл-куль в Салбыкской степи (№ 32). По Чулыму, за исключением р. Кии (№ 58), и в Красноярском районе они не известны.

 

Погребальные сооружения типа чаатас обычно расположены цепочками, вытянутыми с юга (юго-востока) на север (северо-запад). Реже — с юго-запада на северо-восток. Все чаатасы сооружены на старых кладбищах таштыкской эпохи. Выявленная нами закономерность породила формулу: «Нет чаатаса без таштыкского склепа». Нередко на чаатасах возвышаются и более ранние большие курганы переходного татарско-таштыкского этапа (II-I вв.до н.э.). Так называемые «курганы типа чаатас» представляют собой наземные мавзолеи квадратной или шестигранной формы. Стенки их построены из плашмя уложенных плиток. Некоторые сооружения, по старой традиции предшествующих им таштыкских склепов, имеют с юго-западной стороны как бы входы, обозначенные плитами.

 

Эти «жилища» мёртвых подражают по форме жилищам живых — наземным квадратным избам и гранёным деревянным юртам. Внутри и входы и сами сооружения сплошь заложены плитняком. Снаружи они ограждены 8, 10 или 12 менгирами, но установленными в ямки через определенные большие промежутки. Эти каменные столбы, врытые в землю,

Карта месторасположения чаатасов и могильников VI-IX вв., средневековых городов и важнейших укреплений. С. 111.

(110/111)

Рис. 2. Карта месторасположения чаатасов и могильников VI-IX вв., средневековых городов и важнейших укреплений.

(Открыть Рис. 2 в новом окне)

(111/112)

повторяют квадратное или гранёное очертание основного сооружения. На плитах нередко выбиты тамги, рисунки или эпитафии, написанные на енисейской рунической письменности. Последние всегда начертаны на юго-восточных стелах. Нередко под менгиры использованы древние энеолитические изваяния или стелы с рисунками таштыкского времени, взятые из старых поминальных рядов.

 

«Курганы» типа чаатас, сооружавшиеся над могилами знати, окружены обычно курганами рядового населения. Последние также представляют собой квадратные каменные платформы, но лишённые ограждений из вертикальных плит. Реже это отдельные курганные группы из небольших округлых каменных курганчиков диаметром от 1,5 до 6 м (например, Капчалы I, Георгиевская гора, «Над поляной» и др.).

 

Исследованы чаатасы далеко не полно. Ни один из них не раскопан целиком современными методами, со всеми прилегающими к нему сооружениями. Препятствием тому служит сплошная разграбленность могил и сильное разрушение надмогильных сооружений, совершённое профессиональными грабителями, так называемыми «бугровщиками» в первой половине XVIII века.

 

Теперь, когда выявлена огромная масса чаатасов (рис. 2), стало ясно, что это один из наименее изученных видов памятников в археологии Хакасско-Минусинской котловины. К тому же некоторые чаатасы не обнаружены до сих пор, а иные из известных уже погибли для научного исследования. Например, Троицкий чаатас, к которому не успела прикоснуться лопата археолога, уничтожен при недавнем строительстве шоссе Абакан — Красноярск.

 

Между тем, чаатасы — один из важнейших первоисточников для исследования истории классообразования и сложения самобытной государственности в средневековой Хакасии. Они являются также ценнейшим источником сведений о разнообразных сторонах духовной и материальной культуры средневековых хакасов: обычаях, верованиях, ремесле, искусстве, быте и расселении отдельных племён или этнических групп.

 

«Чаатасы Хакасии» — прекрасная тема для будущего серьёзного исследования этого интереснейшего вида средневековых памятников. Систематические раскопки несомненно приведут ко многим неожиданным и увлекательным открытиям. Они доставят основные материалы для понимания сложнейшего начального периода эпохи древнехакасского государства (VI — начало IX в.), приведшего к становлению феодальных отношений и расцвету блестящей самобытной культуры

(112/113)

одного из самых северных центров средневековой цивилизации.

 

С археологическими раскопками чаатасов больше медлить нельзя, иначе можно опоздать. Поэтому мы публикуем здесь не только карту, но и список всех известных чаатасов, описание которых можно найти в отчётах экспедиций в архиве Института археологии АН СССР и в соответствующих публикациях. Необходимо в ближайшее же время приступить к методической, многолетней раскопке чаатасов — этих замечательных памятников, оставленных средневековыми хакасами.

 

Список чаатасов Хакасии [5]

(ср. карту — рис. 2)

 

1. Монокский (В.П. Левашова, 1939)

2. Пичехольский (Л.Р. Кызласов, 1976)

3. Сарыгларский (Л.Р. Кызласов, 1976)

4. Алтынкольский (Л.Р. Кызласов, 1973)

5. Тёйский (Л.Р. Кызласов, 1958)

6. Нижнетёйский (Л.Р. Кызласов, 1971)

7. Пистагский (Л.Р. Кызласов, 1976)

8. Есинский (Л.Р. Кызласов, 1958)

9. Казановский (Л.Р. Кызласов, 1958)

10. Читыхысский (Л.Р. Кызласов, 1958)

11. Верхаскизский (Л.Р. Кызласов, 1958)

12. Светахский (Л.Р. Кызласов, 1959)

13. Утинский (Койбальский) (Л.Р. Кызласов, 1959; И.Г. Аспелин был в 1887 г.)

14. Хызылаальский (Л.Р. Кызласов, 1959)

15. I Чаптыковский (Л.Р. Кызласов, 1959)

16. II Чаптыковский (Л.Р. Кызласов, 1959)

17. Сырский (А.В. Адрианов, 1881)

18. Камыштинский (Л.Р. Кызласов, 1950)

19. Устькамыштинский (Л.Р. Кызласов, 1959)

20. Абаканский (Л.Р. Кызласов, 1974)

21. Котожековский (Л.Р. Кызласов, 1959)

22. Изыхский (С.В. Киселёв, Л.А. Евтюхова, 1940)

23. Суглугюрьский (Л.Р. Кызласов. 1975)

24. Нининский (Л.Р. Кызласов, 1970)

25. Тасинейский (Л.Р. Кызласов, 1968)

26. II Бейский (Л.Р. Кызласов, 1970)

(113/114)

27. Уйбатский (I Бейский) (А.В. Адрианов, 1881)

28. Устьбюрьский (Л.Р. Кызласов, 1958)

29. Чамакский (И.Р. Аспелин, 1887)

30. II Уйбатский (Л.Р. Кызласов, 1971)

31. Ташебинский (Д.А. Клеменц, 1883)

32. Кызылкульский (Д.А. Клеменц, 1883)

33. Койский (Л.Р. Кызласов, 1975)

34. Быстрянский (В.П. Левашова, 1930)

35. Суханихский (Л.Р. Кызласов, 1975)

36. Верхбиджинский (С.В. Киселёв, Л.Р. Кызласов, 1947)

37. Джесосский (А.В. Адрианов, 1894)

38. Тепсейский (М.П. Грязнов, 1966)

39. Краснокаменский (И.Р. Аспелин, 1887)

40. Абаканоперевозинский (Л.П. Зяблин, 1967)

41. Троицкий (Л.Р. Кызласов, 1959)

42. Копёнский (Г.Ф. Миллер, 1739; С.В. Киселёв, 1931)

43. Барсучиха IV (М.П. Грязнов, 1967)

44. Гришкин лог (С.А. Теплоухов, 1923)

45. Новая Чёрная (Э.Б. Вадецкая, 1967)

46. Подзаплотский (Л.Р. Кызласов, 1959)

47. Чульский (Л.Р. Кызласов, 1975)

48. Подкаменный (Л.Р. Кызласов, 1978)

49. Черноозёрный (Л.Р. Кызласов, 1978)

50. Подкунинский (Л.Р. Кызласов, 1979)

51. Уйбат II (С.В. Киселёв, Л.А. Евтюхова, 1936)

52. Сайгачинский (А.Н. Липский, 1950-е г.)

 

Могильники

 

53. Тагарский остров (А.В. Адрианов, 1894)

54. Капчалы I (В.П. Левашова, 1934)

55. Георгиевская гора (С.В. Киселёв, Л.А. Евтюхова, 1932)

58. «Над поляной» (М.П. Грязнов, 1964)

59. На увале между Мельничным и Барсучьим логом (С.А. Теплоухов, 1923)

60. Михайловский (А.И. Мартынов, 1959)

 

Города

 

I. Столичный город (Орду-балык) (Л.Р. Кызласов, 1959)

II. Храмовый город (Типр-балык) (Л.Р. Кызласов, 1971)

 

Укрепления и крепости

 

III. Бюргорак-Тебе (П.А. Полежаев, 1960-е гг.)

IV. Омайтура (П.С. Паллас, 1772)

V. Шушенская крепость (Сус-балык) (П.С. Паллас, 1772)

 

 


[1] Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое в 1881 году. — Записки РГО по общей географии, т. II, СПб., 1888; его же. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое летом 1883 г. — Записки Западно-Сибирского отдела РГО, кн, 8, Омск, 1886; Клеменц Д.А. Древности Минусинского музея. Памятники металлических эпох. Томск 1886.

[2] Адрианов А.В. Выборки из дневников курганных раскопок в Минусинском крае. Минусинск, 1902-1924; Heikel А.О. Grabuntersuchungen und Funde bei Tascheba. Zeitschrift der Finnischen Alterhumsgesellschaft, XXVI, Helsinki, 1912.

[3] Appelgren-Kivalo, Н. Alt-altaische Kunstdenkmäler. Helsingfors, 1931.

[4] Предварительную карту см.: Кызласов Л.Р. Хакасская археологическая экспедиция 1959 года. — Уч. зап. Хакасского НИИЯЛИ, вып. 9, Абакан, 1963, рис. 1.

[5] В скобках приводится фамилия учёного и год открытия данного средневекового кладбища. № 51 на карте вместе с № 27.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки