главная страница / библиотека / к оглавлению книги / обновления библиотеки

В.Д. Кубарев. Древнетюркские изваяния Алтая. Новосибирск: 1984.В.Д. Кубарев

Древнетюркские изваяния Алтая.

// Новосибирск: 1984. 232 с.

 

Глава 1.
Распространение изваяний, их общая характеристика.

 

Алтай — обширная горная страна, известная своими сверкающими вершинами, тысячами голубых озёр, порожистыми бурными реками, зеленью темнохвойной тайги и полынью высокогорных степей. Наиболее высокие хребты Алтая — Катунский, Северо-Чуйский и Южно-Чуйский, которые, достигая высоты 4000 м, разделяют бассейны крупнейших рек Южной Сибири — Оби и Иртыша. Истоками этих рек служат основные реки Алтая — Бия, Катунь, Бухтарма и Чуя. Для края также характерны хребты и массивы высотой 1500-2000 м, со слаборасчлененными гребнями, разделёнными межгорными котловинами, получившими название степей: Чуйская, Курайская, Ябоганская и т.д.

 

На Алтае распространены горно-степные, горно-лесные и высокогорные ландшафты. Первые встречаются в основном на периферии горной области: в предгорьях и низкогорьях, окаймляя в виде довольно широкой полосы Западный, Северный и Южный Алтай. В Центральном Алтае степные ландшафты имеются либо в межгорных котловинах, либо на южных склонах хребтов. Горно-лесные ландшафты занимают больше половины площади края и представляют собой участки низкогорий и среднегорий, покрытых хвойными и мелколиственными лесами. И, наконец, высокогорные ландшафты характерны для наиболее возвышенных частей Горного Алтая. Формирование их определено значительной гипсометрической приподнятостью, чем объясняются суровые климатические условия, наличие современного оледенения (Горный Алтай. Томск, 1971, с. 199-204). Орографические особенности территории позволяют разделить Алтай на отдельные области — Центральную, Южную, Восточную, Северо-Западную и Северо-Восточную.

(13/14)

Рис. 2. Сводная карта древнетюркских изваянии Алтая.
(Открыть Рис. 2 в новом окне)

 

Картографирование сведений о каменных изваяниях Алтая ограничено территорией Горно-Алтайской автономной области, так как автор по многим причинам не имел возможности ознакомиться с археологическими памятниками Юго-Западного Алтая (Восточный Казахстан).

 

Для наглядного представления о распределении каменных изваяний на территории Алтая составлена сводная карта (рис. 2), которая отражает также количественное распределение исследованных изваянии по районам: Майминский район — 1 изваяние, Шебалинский — 9, Усть-Канский — 8, Онгудайский — 60, Усть-Коксинский — 8, Кош-Агачский — 146, Улаганский — 20 и на остальной территории Алтая — 4 изваяния.

 

Наибольшее скопление приходится на Кош-Агачский и Онгудайский районы. Это, конечно же, обусловлено тем, что оба района — исконные места обитания степняков-скотоводов, материальными памятниками истории которых и являются рассматриваемые нами изваяния. Изу-

(14/15)

чение картографических данных о каменных изваяниях Алтая со всей очевидностью показало, что места сооружения этих памятников выбирались в основном в межгорных котловинах («степях») и по долинам рек. Как правило, это небольшие по площади степные долинки с панорамой на величественные, священные в древности горы. Значительная часть изваяний сосредоточена на Алтае вдоль оживлённых в древности дорог и троп из Монголии, Тувы и Казахстана. Эти пути в условиях горного рельефа остаются единственно удобными и традиционными и в наши дни. В горно-лесных районах Северного Алтая не обнаружено ни одного изваяния. По-видимому, их нет и в высокогорных зонах Алтая, как не встречаются они на огромном по площади плоскогорье Укок, отличающемся суровым климатом и труднодоступностью.

 

Для выяснения локальных (возможно, этногеографических) особенностей в распространении каменных изваянии их можно сгруппировать по территориальному признаку — в каждую группу объединить памятники, обнаруженные в пределах конкретной зоны. Условно все алтайские изваяния можно разделить на семь таких групп.

 

I. Урсульская группа (43 изваяния) находится в долине р. Урсул и по речным долинам её притоков Талдушки, Теньги, Каерлыка, Куроты, Нижней Талды, Каракола, Улиты и Малого Ильгуменя. Характерная особенность основной части урсульских изваянии — единый стиль и манера исполнения. На широких сторонах массивных необработанных стел изображены только лица людей, иногда подчеркнуто обведённые овальной чертой, намечающей очертания головы.

 

II. Катунская группа (33 изваяния) располагается в верхнем и среднем течении долины р. Катунь, а также в долинах её притоков Малый Еломан, Юхтинер, Теребеты и Тургунда.

 

III. Улаганская группа (20 изваяниий находится на Телецком озере, в системе рек Башкаус, Чулышман и по речным долинам их притоков Балыктыюль, Малая Балыкса и Большой Улаган.

 

IV. Курайская группа (18 изваянии) находится в основном в Курайской степи, в долинах р. Чуй и её притоков Таджилу, Тото, Тыдтугем и у оз. Джанысколь.

 

V. Чаганузунская группа (20 изваяниий находится в основном в долине р. Чаганузун и по долинам её притоков Казыл-Шина, Ак-Кая, Ак-Кола, а также на левом берегу р. Чуй и в долине её притока р. Туярык близ с. Чаганузун.

(15/16)

 

VI. Аргутская группа (61 изваяние) — в долинах рек Аргут, Коксу и Джазатера, а также в долинах их притоков Карагема, Самахи, Аюты и др. В группе представляется возможным выделить три крупных, и самостоятельных комплекса.

 

Первый комплекс находится на левом берегу р. Аргут, в устье р. Карагем. Насчитывает более 60 древнетюркских оградок и три больших каменных кургана. Все они расположены в небольшой горной впадине, окружённой невысокими увалами и называемой у алтайцев Кырландын-Кини. Около половины оградок могут быть отнесены к малым древнетюркским оградкам, устроенным попарно. Часто у одной оградки стоит изваяние, а рядом — меньшая по размерам антропоморфная стела. В таком же сочетании встречаются у оградок и парные разновысокие стелы. В Кырландын-Кини пять изваяний (табл. XXIV, 146-150), которые объединяются небольшими, почти одинаковыми размерами и примитивной техникой обработки.

 

Продолжением этого комплекса, очевидно, можно считать группу каменных изваяний на противоположном (правом) берегу р. Аргут у старой лодочной переправы (по-алтайски Кеме-Кечу). Местность Кеме-Кечу представляет собой низкую и ровную надпойменную террасу площадью не более 3 км2. На ней установлено 13 каменных изваянии, сооружена 21 древнетюркская оградка, поставлено 4 стелы, устроено 5 курганов и более десятка ритуальных выкладок в виде колец, небольших курганчиков и т.п. (табл. XXV). Из этой группы резко выделяются более тщательной обработкой, подробной детализацией головных уборов, одежды и вооружения три каменные фигуры (табл. XXV, 151, 153; табл. XXVI, 158).

 

Основную часть второго комплекса составляют изваяния из Макажана. Небольшая степь Макажан площадью 4-5 км2 находится на правом берегу р. Коксу, в приустьевой её части. Археологические объекты в Макажане расположены в основном в двух противоположных концах степи: курганы в северо-восточной, а древнетюркские оградки в юго-западной. Оградок 68. У 15 из них найдены целые каменные изваяния (табл. XXIX, 179-184; табл. XXXI, 186-192) или крупные их обломки.

 

Третий комплекс, включающий несколько десятков древнетюркских оградок, курганы и ритуальные каменные выкладки, расположен на высокогорном плато Кыпчыл, отделяющем долину р. Джазатер от поймы устья р. Аюты. Исключительно интересны две сооруженные
(16/17)
рядом оградки, с восточной стороны которых установлены реалистично исполненные каменные изваяния (табл. XXXIII, 198, 199). Они окружены валом и рвом. К западу и юго-западу от оградок с изваяниями находится могильник, насчитывающий два-три десятка каменных насыпей.

 

VII. Чуйская группа (47 изваяний) в долине Чуи, её истоков и притоков: Чаганбурразы, Кокоринки, Бугузу-на, Текелю, Барбургазы и Юстыда. Несколько изваяний находится в Сайлюгемской и Узунтальской степях (междуречье Барбургазы и Бугузуна).

 

В обширной Чуйской степи, занимающей значительную часть Кош-Агачского района, изваяния зафиксированы у подножия гор, окружающих степь со всех сторон. Они сгруппированы в основном по долинам рек. Основная же масса каменных изваяний находится в северо-восточной части Чуйской степи, на границе с Тувой и Монголией. Несмотря на то, что многие из них (Мухор-Тархата (табл. XXXV, 205), Терс-Акан (табл. XXXV, 211), Ак-Товурак (табл. XXXVI, 214), Ардун-Тебе (табл. XXXVII, 221), Дьёр-Тебе (табл. XXXVIII, 222) и т.д.) были установлены одиночно, все они входили в какой-то культовый комплекс, включающий, как правило, погребальные памятники разных эпох, самые различные культовые выкладки, в том числе многочисленные древнетюркские оградки со стелами и балбалами и очень часто петроглифы. Но наиболее интересны те комплексы, в Чуйской степи, где изваяния встречены целыми группами. Например, такой самостоятельной группой можно считать пять каменных изваяниий (табл. XXXV, 206-210) из долины р. Чаганбургазы, входящих в комплекс из нескольких курганов древнетюркского времени, и около десятка оградок.

 

Другой характерный комплекс находится в среднем течении р. Бугузун, в урочище Малталу. В нём сосредоточены курганные могильники ранних кочевников и поминальные сооружения. Причем могилы устроены в западной части, а древнетюркские оградки, изваяния, выкладки, стелы и одиночные курганы ритуального характера в основном в восточной части долины. В центре урочища выделяются типичные номинальные сооружения древнетюркской знати.

 

В необычных условиях были найдены три каменных изваяния (табл. XLVI, 240-242) в глухом логу Чадыр (междуречье Барбургазы и Юстыда). Они стояли неподалеку друг от друга в небольших прямоугольных оградках.
(17/18)
Три другие оградки, несомненно, имеющие прямое отношение к изваяниям, были сооружены в некотором отдалении от них.

 

Другие каменные изваяния, открытые или известные в северо-западных районах Алтая, в значительной части своей смещены со своих первоначальных мест установки и являются разрозненными остатками некогда многочисленных групп изваянии, входивших в древнетюркскне культовые комплексы. Так, Ануйская и Чарышская группы (табл. I; табл. II, 11-18), расположенные в долинах рек Песчаная, Белый Ануй, Чарыш и Ябоган, насчитывают всего девять изваяний. Несомненно, что в этих районах раньше было несравненно больше изваянии, но они не сохранились до наших дней ввиду интенсивного освоения степных долин под землепашество.

 

Большое число каменных изваяний, открытых на территории Алтая, свидетельствуют об их широко налаженном производстве. Мастерские заменяли каменные карьеры, созданные самой природой. Десятками и даже сотнями в разломах лежат каменные блоки и плиты правильной прямоугольной формы. Они в основном и использовались для изготовления изваянии.

 

Более половины алтайских изваяний выполнены именно на таких, специально подобранных, каменных блоках, уже внешне напоминающих очертания человеческой фигуры. Такие антропоморфные блоки и плиты для большего сходства подтесывались, их грани округлялись оббивкой и последующей шлифовкой. Очень часто и удачно использовались скатанные плиты и валуны удлинённых форм. Определение пород камня, из которого изготовлены изваяния, показало, что главным материалом служили мягкие породы: песчаник, гнейс, алевролит и различные сланцы. Гораздо реже применялись интрузивные горные породы: граниты, диориты и габбро, что, конечно же, связано со сложностью их обработки. Материал некоторых изваянии удалось «привязать» к конкретным свитам пород и с большей точностью к определённым скальным выходам. Как и предполагалось, местонахождения древнетюркских культовых комплексов с изваяниями, стелами и оградками чаще всего располагались в непосредственной близости от выходов этих пород. Например, в районах верхнего течения р. Чаганузун у с. Бельтыр в обнажениях верхней катунской свиты и кок-узекской свиты верхнего кембрия преобладают удобные выходы песчаников, алевролитов и хлорит-серицитовых кремнистых сланцев.
(18/19)
Породы эти мягкие, пестроцветные, что и привлекало древних каменотёсов, создававших Чаганузунскую группу изваяний. Удалось установить, что здесь материал для изготовления изваяний брался всего в 1-2 км от мест их установки.

 

Аналогично, по-видимому, складывалась картина в районах степей Самаха и Макажан, а также плато Кыпчыл, где имеются доступные скальные обнажения песчаников, алевролитов и хлорит-серицитовых сланцев, относящихся к катунской свите верхнего кембрия. Особенно ярко выражены они на стрелке рек Аргут и Коксу, где в основном и находятся изваяния Аргутской группы. Только в районах Юстыда, Барбургазы и Сайлюгемской степи древним мастерам приходилось вывозить каменные заготовки или уже готовые изваяния в места их установки на расстояние до 10 км и более. Здесь преобладают тёмно-серые, серые, иногда зеленоватые породы. Преимущественно это алевролиты, песчаники и глинистые сланцы, несомненно, взятые из доступных обнажений ташантинской свиты среднего девона.

 

Точная «привязка» сделана и для образцов некоторых изваянии из долины р. Бугузун. Материал, взятый для их изготовления, характеризует бугузунский комплекс высокометаморфизованных пород докембрия. Среди изваяниий Кош-Агачского района также выделяется небольшая группа (шесть фигур), для которой был использован одинаковый материал. Это в основном разновидности мусковитового гнейса, иногда искрящегося на изломе блёстками слюды. Порода эта относится к кубадринскому комплексу, и выходы её находятся в осевой части Курайского хребта. И если на реках Кокоринке, Бугузун заготовки для изваяниий были взяты всего в 3-5 км от мест их установки, то для изваяний Чуйской степи (Мухор-Тархата, Терс-Акан и др.) они вывозились на расстояние до 15-20 км.

 

Остальные образцы алтайских изваяниий точной стратиграфической привязки не дают, ибо встречаются во многих свитах и сериях самого разного возраста от верхнего протерозоя до карбона включительно.

 

Технические приёмы ваяния и применяемые инструменты в целом, вероятно, были одинаковыми у мастеров Алтая, Тувы, Монголии и Семиречья, так как каменные изваяния — памятники единого круга средневековых кочевников. Культовый характер памятников канонизировал не только иконографические черты древнетюркских
(19/20)
изваяний, но и определил консервативность основных технических приёмов. Это достаточно хорошо видно, если сравнить каменные изваяния из различных, иногда отдалённых друг от друга регионов Центральной и Средней Азии.

 

Самым распространённым техническим приёмом у древнеалтайских мастеров был барельеф. Значительная часть изваяниий Алтая выполнена в технике высокого и низкого рельефа. Наряду с ними на Алтае очень много изваянии и лицевых стел, на гладких поверхностях которых точечной техникой нанесены только изображения лица или головы человека. Все детали на таких изваяниях выполнены серией редких и неглубоких точек, иногда сливающихся в полосу или неглубокий желобок. Крайне редко на алтайских изваяниях встречается техника контурного резного рисунка и совсем мало изваянии, где сочетаются контурная техника и элементы барельефа.

 

Работа мастера над изваянием проходила несколько основных стадий. Грубая первоначальная обработка каменного блока включала контурное выявление основных объёмов — головы, плеч, рук, талии фигуры. Затем делался остриём ножа эскизный набросок или рисунок кистью лица, украшений, деталей костюма, сосуда и оружия. Специальными ударными инструментами типа долота углублялся «фон» вокруг намеченных деталей. Окончательная отделка включала шлифовку отдельных фигур, а в некоторых случаях, возможно, и раскраску деталей в различные цвета.

 

По иконографии алтайские изваяния могут быть разделены на четыре основных типа.

 

1. Изваяния с сосудом в правой руке, с поясом и оружием. Группа насчитывает 56 фигур, выполненных в основном в технике барельефа из мягких пород камня. Их также объединяет тщательность обработки и единая изобразительная манера: мужчина анфас, держит правой рукой сосуд перед грудью, левая опирается на рукоять сабли или кинжала.

 

2. Изваяния с сосудом в правой руке, без оружия — 42 фигуры. Исполнены в технике барельефа, отдельные детали — контурным резным рисунком, преимущественно на мягких породах камня. Объединяющим признаком служит отсутствие изображений оружия, а также пояса у некоторых изваяниий Сохранён основной изобразительный канон: мужчина анфас, держит правой рукой сосуд перед грудью, левая — на поясе или под правой рукой.

(20/21)

 

3. Изваяния с сосудом в обеих руках. Известно всего четыре фигуры. Две из них выполнены в технике барельефа на массивных каменных блоках. Их также объединяет изображение чрезмерно большого сосуда, поддерживаемого руками перед животом. Два других небольших изваяния, выполненные контурной и точечной техникой на сланцевых плитах. У обоих изображены миниатюрные сосуды в руках на уровне груди и показаны детали одежды.

 

4. Изваяния с изображением только лица или силуэта головы человека. Самая многочисленная группа — 135 фигур. * [сноска: * При типологическом анализе не учитывались фрагментарные и обломанные изваяния.] Значительное число этих изваяний выполнено на плитах и валунах из твёрдых пород. Техника в основном точечная, иногда отдельные детали лица выполнены рельефом и контурной техникой. Выделяются стилистическими особенностями: особо тщательно выполнено лицо и увеличена или равна туловищу голова.

 

Основная масса алтайских изваяниий, отнесённая нами к типу 4, выполнена на стелах и даже на оленных камнях, стоявших ранее в погребальных комплексах эпохи бронзы и раннего железного века. Особенно интересны лицевые изваяния Урсульской группы (табл. III-V, VIII-IX). Все они выполнены на массивных стелах, которые ранее стояли у афанасьевских курганов и у больших курганов ранних кочевников. Не случайно на них точечной техникой нанесены только лица, так как полная обработка таких стел из гранита или гранодиорита требовала значительных физических затрат.

 

Вторичное использование стел под изваяния, очевидно, объясняется не только отсутствием близлежащих каменных разломов с мягкими породами, но и какими-то идеологическими воззрениями древних тюрков. Может быть, одиноко стоящие стелы на могильниках более всего подходили для «вселения в них душ умерших». Возможно, эти представления и были заложены в основе обычая повсеместного использования более древних памятников под изваяния. Так, в логу Чадыр, на р. Карагем и в степи Макажан стелы скифского времени даже не перенесены из небольших прямоугольных оградок. На широких сторонах этих стел выбиты человеческие лица. На примере урсульских и других лицевых изваяний хорошо видно, что данный изобразительный канон прежде всего был обусловлен техническими трудностями, связанными с обработкой
(21/22)
твёрдых пород камня, а не с забытой традицией изготовления объемных реалистичных фигур типов 1 и 2. Этот фактор необходимо учитывать при хронологических построениях, так как некоторые исследователи считают лицевые изваяния самыми поздними из всех древнетюркских изваянии и выделяют их в особый стеловидный тип. В прямой зависимости от материала зачастую была и техника ваяния. Поэтому и технические приёмы мастеров не могут быть положены в основу классификации изваяний или использованы в качестве объективных признаков для датировки этих памятников. Одним из основных источников для датирования каменных изваяний остаются изображения различных предметов на них. Для этого используется известный и испытанный метод сопоставления изображённых предметов с конкретными находками из древнетюркских погребений и с другими памятниками изобразительного искусства. Такой сопоставительный анализ проведён в следующей главе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / к оглавлению книги / обновления библиотеки