главная страница / библиотека

С.Г. Кляшторный

Древние города Монголии

// Древние города. Материалы к Всесоюзной конференции «Культура Средней Азии и Казахстана в эпоху раннего средневековья» (Пенджикент, октябрь 1977 г.). Л., 1977. С. 64-65.


1. В историографической традиции прочно утвердилось мнение об отсутствии сколько-нибудь прочных форм осёдлости у древних народов Центральной Азии — хунну и тюрок. Стереотипными являются характеристики иноземных источников того времени — «постоянного местопребывания нет», «живут в палатках и войлочных юртах», «у них нет городов, обнесённых внутренними и наружными стенами, нет постоянного местожительства, и они не занимаются обработкой полей». Однако наряду с этими обобщёнными характеристиками в отношении хунну существуют и упомянутые вскользь свидетельства иного рода: о городках, где они держат запасы зерна, о посевах, вымерзших и в неблагоприятные годы, о постройке храмовых сооружений. Наконец, неоднократно упоминается термин «оуто» (древнетюрк. «орду»), означавший постоянные укреплённые города-ставки в глубинах земель хунну, способные выдерживать и отражать нападение многочисленного войска (Де Гроот).

2. Археологические исследования подтвердили существование у хунну постоянных укреплённых городов. Один из них — Иволгинское городище в Забайкалье площадью около 75 га — исследован достаточно детально. На территории Монголии зарегистрировано девять городищ хуннуского времени (Х. Пэрлэ), обнесённых стенами из сырцового кирпича. В центре каждого городища обнаружены остатки глинобитных стен обширного здания (стены толщиной до 90 см покрыты штукатуркой). Там же находят круглые гранитные опоры деревянных колонн, кровельную черепицу. Вероятно, это и есть некоторые из
(64/65)
упомянутых в письменных источниках «оуто», городов-ставок; в тех же источниках сообщаются названия ряда городов хунну — «Город дракона», «Стоянка дракона», «Драконов храм». При взятии полководцем Вай Цином «Города дракона» (129 г. до н.э.) было захвачено в плен 700 человек. Упоминается о нескольких тысячах пленных, захваченных после падения других городов хунну.

3. В тюркское и уйгурское время (VI-IX вв.) традиции городского строительства не были утрачены. Монгольские археологи относят к этой эпохе 14 городищ на территории страны. Первичному обследованию подверглось лишь городище Карабалгасун (древнеуйгурский Ордубалык, VIII — середина IX в.) — столица Уйгурского каганата. В полевой сезон 1975 г. автор осмотрел также остатки другого древнеуйгурского города, Байбалыка (городище Бай-Булгайн-Балгас, Булганский аймак, северный берег Селенги). Оба городища имеют цитадели, обнесённые высокими стенами (современная сохранность — до 12 м) из сырцового и обожжённого кирпича, и застроены в значительной части тесно расположенными усадьбами прямоугольной планировки; каждая усадьба окружена толстой стеной и содержит большой внутренний двор. Обнаружены также обширные торгово-ремесленные пригороды. Многочисленны находки гранитных и мраморных оснований и капителей колонн, крупных прямоугольных гранитных блоков из фундаментов зданий; во дворах некоторых усадеб найдены стелы с остатками рунических надписей и тамгами. Известны по руническим надписям и другие города, обозначенные терминами «балык» и «курган».

4. По свидетельству рунических текстов, по крайней мере два древнеуйгурских города — Ордубалык и Байбалык — были построены при содействии согдийских мастеров. Уйгурские каганы, принявшие манихейство, застраивали города манихейскими храмами. Но и до уйгуров, в Тюркском каганате, политическая, экономическая и культурная роль согдийцев была очень значительна. Согдийцы селились на территории каганата крупными компактными группами, занимались ремеслом и земледелием; многие из них входили в ближайшее окружение тюркских каганов. В этой связи важной задачей археологических исследований в Монголии является выявление среднеазиатских градостроительных традиций в раннесредневековой градостроительной практике тюрок и уйгуров, а также связь этой практики с традициями хуннуского времени.

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека