главная страница / библиотека / обновления библиотеки

В.А. Кисель

«Парадный табурет» из Литого кургана.

// Между Азией и Европой. Кавказ в IV-I тыс. до н.э. СПб: 1996. С. 134-136.

 

Среди уникальных изделий ближневосточной торевтики, обнаруженных при раскопках Литого кургана (Мельгуновский клад), значительный интерес представляет комплект серебряных деталей мебели. Было найдено четыре полых усечённых конуса с утолщением вверху, четыре трубки с выпуклыми поясками, один низкий цилиндр с прорезями и фрагменты от двух подобных, а также 23 железных гвоздя с шляпками в виде розеток. Многие предметы местами украшены золотой фольгой.

 

Усечённые конусы ранее были определены исследователями как ножки ложа, стола или табурета. Низкие цилиндры с прорезями, скорее всего, служили соединением проножек (Придик, 1911; Манцевич, 1958). Трубки с выпуклыми поясками возможно крепились сверху цилиндров и могли являться деталями ножек. Их вогнутый край, видимо, должен был вплотную подходить к полукруглым царгам.

 

В результате реконструкции предмет мебели можно представить в виде деревянной скамеечки с четырьмя ножками, четырьмя пронож-

(134/135)

ками, двумя царгами и крышкой, покрытой каким-то материалом (кожей?), укреплённым гвоздями. Общая высота предмета составляла приблизительно 25-30 см. Бо́льшую высоту не позволяет предполагать внутренний диаметр трубок (2,0-2,2 см).

 

Наконечники ножек украшены пояском из рельефных лепестков. Этот орнаментальный мотив был очень популярен в Урарту (Пиотровский, 1962). Он встречается на бронзовых частях табурета и деревянной ножке из Кармир-Блура, бронзовых деталях стола и табурета из Алтын-Тепе, на канделябре, скульптурных деталях трона, фрагменте колонки и костяном основании ножки из Топрах-Кале, относящихся к IX-VII вв. до н.э. Кроме того, данный стилистический элемент использовали и в других художественных традициях: Северная Сирия (каменная скульптура IX в. до н.э. из Телль Халафа), Ассирия (бронзовый табурет из Нимруда, рельефы IX-VIII вв. из Нимруда и Хорсбада).

 

Среди перечисленных изделий лишь на некоторых рельефные украшения могут служить действительными аналогиями поясу из лепестков на ножках из Литого кургана. Это те предметы, у которых на гладких частях отсутствуют продолжения лепестков (ножки из Алтын-Тепе, Топрах-Кале и Кармир-Блура). Не исключено, что данная черта является хронологическим признаком, поскольку с IX в. до н. э. и по конец VIII в. до н.э. продолжения лепестков, как правило, отмечаются.

 

Как указывалось, наконечники ножек из Литого кургана расширяются в нижней части. Подобная деталь на древней ближневосточной мебели встречается не часто. Обычно она фиксируется на памятниках VII в. до н.э. (ножка из Кармир-Блура, изображения тронов на урартских пекторалях и медальонах).

 

К сожалению, из-за недостаточно разработанной хронологии ряда урартских изделий трудно проследить путь развития урартской парадной мебели. Но и сейчас можно высказать предположение, что во второй половине — конце VII в. до н.э. в культуре Урарту наметился переход от мебели с гладкими ножками, украшенными рельефными лепестками и валиками, к предметам с ножками в виде бычьих ног и львиных лап.

 

Таким образом, предмет мебели из Литого кургана можно отнести к VII в. до н.э., скорее, к концу второй трети века.

 

Предложенная выше реконструкция не позволяет считать этот предмет мебели ни ложем, ни столом, ни троном, ни табуретом. По-видимому, это была скамеечка для ног, обычно стоявшая около трона. Вполне естественно, что именно такая небольшого размера вещь могла заинтересовать кочевников и подтолкнуть к использова-

(135/136)

шло её в качестве табурета-трона вождя. Появление в скифской среде серебряной с позолотой скамеечки, очевидно, демонстрирует распространение там идеи о божественности царя и сакральности трона (Бессонова, 1990).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки