главная страница / библиотека

С.Ю. Каргапольцев, И.А. Бажан

К вопросу об эволюции трёхрогих пельтовидных лунниц в Европе (III-VI вв.)

// Петербургский археологический вестник. Вып. 7. 1993. С. 113-120.

 

Трёхрогие пельтовидные лунницы — интереснейшая категория украшений римского времени и эпохи раннего средневековья. Получившие широкое распространение от Пиренеев до Приуралья и от Скандинавии до Причерноморья, эти подвески являются не только хронологическими индикаторами, но и надёжными основаниями для синхронизации локальных шкал относительной хронологии целого ряда культур эпохи великого переселения народов.

 

На это уже обращали внимание многие исследователи у нас и за рубежом (Кропоткин 1978: 157; Амброз 1989: 100, 118, 120; Кухарская, Терпиловский 1981: 69-79; Щукин, Щербакова 1986: 198, 199; 1991: 38-55; Svoboda 1953: 33-93; Tempelmann-Maczynska 1986: 375-388; Werner 1988: 1-31), однако, отсутствует пока сводная работа, представившая бы общую схему эволюции трёхрогих лунниц-пельт в общеевропейском контексте. Тезисно мы уже представили такую схему (Каргопольцев 1990: 44, 45), тем не менее, чтобы оценить новые находки последних лет и по возможности сузить датировки с учётом стилистических особенностей самих лунниц, необходимо вновь вернуться к этой теме.

 

Прежде всего отметим, что лунницы-пельты функционально не однородны. Это могут быть как фибулы и пластинчатые накладки, так и собственно подвески: украшения и, может быть, амулеты у людей и сбруйные бляхи конской упряжи (рис. 2, 4, 6). Материал также различен: золото, серебро, бронза. Чтобы отойти от суммарных датировок, которыми в отношении лунниц пользуются до сих пор, необходимо выделить основные этапы их бытования и рассмотреть каждый в отдельности. Вначале несколько слов о прототипах.

 

Как украшения лунницы-пельты генетически восходят к провинциально-римским образцам трёхрогих пельтовидных фибул и накладок I-II вв. (рис.1; 2: 1; 4: 1), как гладких, так и украшенных эмалевыми вставками (Ulbert 1959: 103; Taf. 51: 29;Walke 1965: 147; Taf. 95: 24). К исходным образцам относится и серия кавказских находок, как, например, аграф и лунницы из некрополя картлийских питиахшей Армазисхеви (Мцхета) на территории древнего царства Иберия (Апакидзе и др. 1958: табл. 1:9; 10:1), происхождение которых связывают обычно с иранским (парфянским) кругом древностей (Musche 1988: Taf. XCVIII: 14; Яценко 1993: 60-69). Однако и эти находки, возможно, результат влияния римлян, присутствовавших на Кавказе с I в. н.э., или раннегерманского элемента из числа солдат Гордиана и Валериана и участников готских морских походов (Arrhenius 1985: 120-123; Бажан, Щукин 1990: 83-96). Так или иначе, находки инкрустационного стиля из Мцхеты с римскими монетами 150-180 гг. можно отнести к прототипам рассматриваемых украшений (рис.2: 2, 3). К раннеримскому времени относится и появление пельт в орнаментальных композициях на мозаиках (Фиц 1986: 261; рис. 89).

 

По стилистическим особенностям лунницы-пельты разделяются на три основные группы: с различными инкрустациями и зернью, гладкие и штампованные. Хронологически выделяются также три основных этапа их бытования (рис.1).

 

Первый, лунницы инкрустационного стиля с зернью и филигранью, относятся к горизонту «княжеских» погребений Лейна-Хаслебен, содержащему выразительный набор монет и римских импортов (ступень С2, втор. пол. III в.). Как известно, носители этого горизонта — германцы, сокрушившие ратийский лимес (Щукин, Щербакова, 1986: 210, 211). В Польше это находки из Закшува (погр. 2), Спицымежа (погр. 37), Жельново, Крушвицы, Коморова, Пилипок (Grempler 1888: 5-15; Taf. 3, 7; Tempelmann-Maczynska 1986: 375-388; Taf. 74; Okulicz 1970: 471; Ryc. 4, 5). Передаточным звеном в попадании этих изделий из римских провинций на Дунае к германцам могли послужить сарматы венгерских равнин. Это ими оставлены экземпляры ступени С1в/С2 (III в.) в могильниках Тисафельдвар, Тисафюред (рис.2: 7, 9), Чонград Хатарут (Parducz 1944: 55; Taf. XXX: 1; Щукин, Щербакова 1986: 198).

 

Проникновение лунниц на юг Восточной Европы В.В. Кропоткин связывает с переселением сюда германских племен в период «готских войн» III в. (Кропоткин 1978: 147-163). По-видимому, именно с этими событиями связаны находки из могильников Данчены Черняховской культуры, погр. 64, 279 (Рафалович 1986: табл. XX: 10; XLIII: 6), клада у с. Грушевицы (Буковина), совместно с ауреусом Аврелиана (270-275 гг.) и золотым ведёрком закшувского стиля (Маркевич, Рикман 1973: 260, 261), могильников юго-западного Крыма:

(113/114)

Рис. 1 Схема эволюции трёхрогих лунниц-пельт в Европе.

1 — Провинциально-римские исходные образцы (накладки и фибулы со вставками из камней и эмалей); 2а — Инкрустированные с зернью и филигранью, Закшувский стиль; 2в — Инкрустированные с имитацией зерни; 3 — Гладкие; 4 — С насечками в стиле Сёсдал; 5 — Штампованные с тиснением, имитирующим зернь и филигрань.

(114/115)

Рис. 2. Эволюция трёхрогих лунниц-пельт с инкрустациями и зернью.

1 — Штраубинг (Германия); 2, 3 — Армазисхеви (Мцхета, Грузия); 4-6 — Закшув, погр.2 (Польша); 7 — Тисафельдвар (Венгрия); 8 — Жельново (Польша); 9 — Тисафюред (Венгрия); 10, 11 — Данчены, погр. 64 (Молдова); 12 — Данчены, погр. 279 (Молдова); 13 — Насобурки (Чехия); 14 — Пантикапей (Керчь); 15 — Нови-Шалдорф (Чехия); 16, 17 — Верхняя Рутха (Осетия); 18 — Гава (Венгрия); 19 — Лоа (Австрия); 20 — Мюльхаузен, погр. 14 (Германия).

(115/116)

Рис. 3 Распространение трёхрогих лунниц-пельт с инкрустациями и зернью.

1 — Находки на памятниках ступеней В2/С1 — С2 (150-320 гг.); 2— Находки на памятниках ступеней D - Е (350-525 гг.).

 

Черноречье, погр. 37 и Совхоз Севастопольский, погр.30 (Кропоткин 1978: 157).

 

Второй этап относится к ступеням СЗ — D (IV в.) и характеризуется в основном простыми, гладкими лунницами без вставок и филиграни (рис. 1, 4, 5). Массовое распространение такие изделия в сочетании с оружием, ведёрковидными подвесками, овальными и калачиковидными пряжками с хоботовидным язычком, гребнями и пр. имели в Черняховской культуре: Черняхов, Косаново, Тыргшор, Могошаны, Демьянов, Солонцы и др. (Кропоткин 1978: 157; Котигорошко 1987: 176-191; рис.7; Баран 1971: рис. 5: 15; Кухарская, Терпиловский 1981: 78).

 

Наряду с гладкими в IV в. встречаются еще «закшувские» образцы, появляются уже и штампованные (Щукин, Щербакова 1991: 38-55).

 

Для Черняховской а также ряда других культур отмечено сочетание лунниц-пельт с круглыми и прямоугольными подвесками, носившимися в составе одного ожерелья: Будешты, Делакеу, Тыргшор, Косаново, Брангструп и др. (Gebers, Hinz, Dreuhaus 1977: 23; Werner 1988: Abb. 15, 16, 18).

 

В кладе Валя Стрымба (Текерепатак, Румыния) гладкие золотые лунницы (рис.4: 18, 19) обнаружены совместно с римскими монетами, позднейшая из которых чеканена при императоре Грациане (367-383 гг.), пряжками с длинным язычком и гладкими двупластинчатыми фибулами (Szekely 1944:95-101; Taf. 1; Tempelmann-Maczynska 1986: 383; Abb. 7). Следует упомянуть также находки из мог. Дунауйварош (Интерциза), Чаквар (Флориана) — погр. 68, совместно с янтарной грибовидной подвеской и гребнями III типа по З. Томас (все — Венгрия), Насобурки (Чехия, сопоставим с ранней фазой горизонта Унтерзибенбрунн), Роище (киевская культура), относящиеся суммарно ко втор. пол. IV в. (Шаламон, Баркоци 1982: 38; рис. 7; Tempelmann-Maczynska 1986: 380; Abb. 5; Werner 1988; Abb. 16; 17; 23: A; Кухарская, Терпиловский 1981: 78; рис.6; Терпиловский 1990: 56; рис. 3: 7).

 

Практически синхронно с черняховскими лунницы появляются в Поволжье и Прикамье, в древностях азелинской, бахмутинской, турбаслинской и поломской культур: могильники Селикса-Трофимовский, Бирский, Уржумский, Армиевский, Варнинский и др. (рис. 4: 21-23; 6: 17), доживая там до V в. (Полесских 1979: 29; рис. 17; Финно-угры и балты... 1987: 293, 297, 308; табл.XLV: 3; XLIX: 10; LX: 16; Богачёв 1992: 151; рис. 26). Едва ли это простое совпадение, вспомним хотя бы сообщение Йордана о военных акциях готов под предводительством Германариха в лесной зоне где-то между 335 и 375 гг. (Иордан 1960: 89), тем более, что связь волго-окских и прикамских памятников с черняховской культурой подтверждается целой серией др. вещей и традиций (Kazanski 1992: 87-98).

 

К галло-римским древностям относятся погр. 2 мог. Монсо-ле-Ноф и погр. 127 мог. Шуае в Бельгии, откуда происходят гладкие трехрогие лунницы-пельты в сочетании с серебряной посудой, оружием, пряжками, портупейными застежками и пр. (рис. 4: 2, 3); дата — сер. втор. пол. IV в. (Bohme 1974: Taf. 116: 7, 8, 10, 11; 121: 1, 2, 4, 6, 7, 10, 12).

 

Со втор. пол. IV в. трёхрогие лунницы и их дериваты становятся популярны и на севере Европы, и хотя период их основного бытования здесь относится уже к третьему этапу, именно это время (350 г.) принято сейчас считать нижней датой Сёсдал стиля (Lund Han-sen 1992: 184; Wyszomirska-Werbart 1992: 65-69). В качестве переходной формы от филигранных к тиснёным Сёсдал стиля можно отметить экземпляр из мог. Квармлес на о-ве Зеландия (Дания), совместно с двумя серебряными фибулами со сплошным приемником и звездовидной ножкой (рис. 6: 2. Tempelmann-Maczynska 1986: 378, 379; Abb. 4). Из Дании и Гольштинии происходят и гладкие лунницы: Торсберг (с рунической надписью), Вимозе, Брангструп (рис. 4: 4-8), в последнем — целая серия совместно с монетами от Деция до Констанция II (249 -351 гг.); ступени С2/СЗ (Brandsted 1963: 205, 216; Gebers, Hinz, Drenhaus 1977: 22; Abb. 11: 1; Werner 1988; Abb. 18: 1-3). Причём брангструпский клад кроме простых, аналогичных черняховским, содержал и штампованные лунницы с изображением людей, животных и растений в римском стиле (рис. 6: 15); аналогия в Сквире, около Киева (рис. 6: 16. Werner 1988; Abb. 18: 7; 19: 6-7).

 

Т.о., на севере Европы во втор. пол. IV в. отмечается сосуществование гладких и штампованных лунниц, в том числе стиля Сёсдал. Нет только полихромных, их ренессанс в Европе приходится уже на третий этап, относящийся к ступеням D2 — Е (конец IV-V вв.), что связано, по-видимому, с гуннской эпохой и новым всплеском моды на изделия с инкрустациями.

 

Однако анализировать причины этого явления, равно как и останавливаться на различиях стилей полихромии, их технологических особенностях и хронологии (пасты, эмали, вставки, кабошоны, клуазонне и пр.) в данной статье мы не будем. Это отдельная тема исследования, и ей посвящено уже достаточное количество работ (Амброз 1971: 102; Засецкая 1978; 1986; Бажан, Щукин 1990: 83-96). Отметим только, что в целом мода на инкрустированные вещи в эпоху великого переселения становится общеварварской, евразийской и является результатом сложного взаимодействия сармато-аланского, парфяно-сасанидского, провинциально-римского, а возможно, и гуннского компонентов (Вопа 1971: 272; 1991; Arrhenius 1985: 120-123; Musche 1988; Tejral 1973: 21, 57, 59, 61; Безуглов, Копылов 1989: 171-183; Амброз 1992: 71; Яценко 1993: 60-69). Здесь можно назвать целый ряд роскошных золотых лунниц, украшенных гранатовыми вставками: Орт (Италия), Лоа (Австрия), Нови-Шалдорф, Намешти (Чехия), Варна (Болгария), Силадь-Шамльо, Гава — погр.27, совместно с фибулами и пряжками горизонта Домбовар сер. V в. (Венгрия), пара из разрушенного могильника Верхняя Рутха (Осетия) — совместно с прогнутыми подвязными и бугелькнопф- фибулами, В-образными рифлёными, с цикадой, орлиноголовыми пряжками, тиснёными фаларами и пр. (Уварова 1900: 235-253; табл. CI-CVI).

 

Инвентарь последнего комплекса сопоставим с драгоценностями из могилы короля франков Хильдерика (456-481 гг.) в Турнэ, с горизонтом боспорских склепов в Керчи и др. памятниками ступени Е, на кото-

(116/117)

Рис. 4. Эволюция гладких трехрогих лунниц-пельт.

1 —Бургхоф (Германия); 2 — Монсо-ле-Ноф, погр. 2 (Бельгия); 3 — Шуае, погр.127 (Бельгия); 4 — Торсберг (Гольштейн, Германия); 5 — Вимозе (Дания); 6-8 — Брангструп (о-в Фюн, Дания); 9, 10, 13 — Тыргшор, погр. 155, 243, 82 (Румыния); 11 — Солонцы, жертвенник (Прикарпатье, Зап. Украина); 12 — Могошаны, погр. 39 (Румыния); 14 — Косаново, погр. 5 (Винницкая обл., Украина); 15— Роище, клад (Черниговская обл. Украина); 16 — Чаквар, погр. 68 (Венгрия); 17 — Бранешты 1 (Молдова); 18, 19 — Валя Стрымба (Румыния); 20— Гава (Венгрия); 21 — Бирск, погр.123 (Прикамье, Башкирия); 22 — Армиево, погр.135 (Среднее Повольжье, Пензенская обл., Россия); 23 — Варнино (Прикамье, Удмуртия).

(117/118)

 

 

Рис. 5. Находки гладких пластинчатых трехрогих лунниц-пельт на памятниках ступеней С2/СЗ - D (180-420 гг.).

Рис. 7. Находки штампованных трехрогих лунниц-пельт с имитацией зерни и насечками Сесдал стиля ступеней C3/D - Е (350-525 гг.).

 

рую и приходятся перечисленные находки (Svoboda 1953: 56; Obr. 10: 1, 2; Werner 1959: 424; Taf. 4; Germanen... 1987: 97, 364; Taf. 1: 16b; 58: VIII-18; Засецкая 1979: 5-15). Самые поздние среди них — из женского погр. № 14 мог. Мюльхаузен (Зап. Германия, 480-525 гг.), стиль клуазонне (Tempelmann-Maczynska 1986: 384, 385; Abb. 11).

 

Если в Подунавье господствовала мода на полихромию, то для северных провинций империи (Северная Галлия, Порейнье), Германия Либера, Балтики и Скандинавии были характерны штампованные изделия Сесдал стиля (рис. 6) с псевдозернью и вдавлениями пунсоном в сочетании с гранёно-выемчатой резьбой и тиснением геометрических, растительных и животных орнаментов (Arrhenius 1987: 441-446; Wyszomirska-Werbart 1992: 59-70; Bitner-Wroblewska 1992: 257, 258; Pl. I. II. X). Стык двух стилей дает уникальный комплекс воинского погребения в Якушовицах (Польша), где серебряная уздечная подвеска-пельта (рис.6: 4), удила, фибулы, пряжки Сесдал стиля находились в сочетании с инкрустированными пряжками, накладками, двурогой лунницей и др. вещами стиля клуазонне (Aberg 1936: 264-277; Prahistoria 1981: 283; Ryc. 130, 131). Сам комплекс в Якушовицах синхронизируется с горизонтом Унтерзибенбрунн-Качин, кон. IV — начало V вв. (Werner 1965; Tejral 1973; Амброз 1992: 32, 33).

 

Помимо центральноевропейских находок в Якушовицах и Вескени (Венгрия) отметим североевропейские: Сесдал, Фултофта, Финнешторп (Швеция), Вайэн (Норвегия), Эйсбел, Зейльфлод, Хештенторп (Дания), Бозау (Вост. Гольштейн), Вэннебо (Готланд), — ступени C3/D - Е (Aberg 1936: 273; Fig. 8-10; Svoboda 1953: 33-93, Obr. 10: 5; Werner 1962: 97; Abb. 17: 2; Gebers, Hinz, Dreuhaus 1977: 14-26; Abb. 5-12; Larsen 1984: 169, Fig. 1). Объединяет их мотив устремленных навстречу друг другу двух рогов, стилизованных в виде голов птиц, лошадей, змей и как бы разделяющего их третьего рога, часто в виде человеческой личины (рис. 6). И. Вернер называет это «звериным стилем — 1», генетически восходящим в римское время (Werner 1962: 97; Abb. 40: 1, 2).

 

К Сесдал стилю относятся и находки лунниц-пельт из памятников типа Линдора-Полибино (т.н. «длинные курганы») на Северо-Западе Восточной Европы (рис. 6: 13, 14, 19, 20). Все они также сделаны из серебра и датируются промежутком времени где-то между 375 и 450 гг., ступень D (Каргопольцев 1990: 45). Попасть сюда они могли либо с запада, из Центральной и Северной Европы по «янтарному пути», либо с юга, как и в Прикамье, в связи с экспансией готов Германариха в лесную зону Восточной Европы.

Подвеске из кургана в Горско (Восточное Причудье, Пск. обл. Спицын 1915: 238) по форме близка серия лунниц из Гранада-Альбайцин, попавшая в Испанию с вандалами-астингами в 409-429 гг., причём подобные образцы, по мнению М. Темпельман-Манчинской, могут датироваться и более ранним временем, начиная с сер. IV в. (Tempelmann-Maczyn'ska 1986: 376, 377, 381-386; Abb. 1).

 

Подвеске-луннице из курганного могильника Рысна-Сааре II в Юго-Восточной Эстонии (Аун 1981: 400; Табл.VII: 4) идентична пара из могильника Любахин I, расположенного на стыке Ленингр., Новг. и Волог. обл. [1] Эти вещи, наряду с другими ХИ, надежно датируют нижнюю хронологическую границу памятников типа Линдора-Полибино концом IV — перв. пол. V вв., т.е. в пределах ступени D2 (Бажан, Каргопольцев 1986: 199-201).

 

Из Черняховских отметим костяную лунницу с подвесочками на рогах из 48 погр. мог. Бырлад-Валя Сяка (Румынская Молдова) и близкую ей бронзовую находку из постчерняховского горизонта мог. Данчены в Молдове (Рафалович 1986: 26, 176; табл. LIХ: 11; Werner 1988; Abb. 15: 4). Стилистически они близки вещам круга Сесдал-Унтерзибенбрунн (рис. 6: 21, 22). Здесь же назовём бронзовые с позолотой трёхрогие пельтовидные уздечные накладки из Новогригорьевки (Запорожская обл.) и Щербатой Котловины (Херсонская обл.), относящиеся уже к периоду Е, т.е. к 420/450-525 гг. (рис. 6: 18, 23. Засецкая 1975: 58, 77; Степи... 1981: 106; рис. 3: 21, 36).

 

К VI-VII вв. относятся последние локальные всплески моды на такие изделия. В качестве примера отметим трехрогие лунницы из клада византийского ювелира в Земьянском Врбовке (Словакия, рис.6:25; Svoboda 1953:39, Obr.4); дериватные «сердцевидные» подвески из мог. Черкут в Венгрии (Werner 1962; Abb.32:6,8); трёхрогую лунницу из Уфы (Башкирия), отнесенную А.К. Амброзом наряду с новогригорьевской к украшениям степной группы II, сохранившей отдельные «гуннские» традиции до VII в. (рис. 6: 24. Амброз 1989: 63-82; рис. 34:6).

 

Нередки случаи и нахождения лунниц ступеней D-E в более поздних комплексах лесостепной зоны. Среди прочих, эти вещи являются, видимо, военной добычей славян и кочевников. Так, в Козиевском кладе VI-VII вв. («древности антов», Среднее Поднепровье) были обнаружены в составе ожерелья тр»хрогие лунницы Сесдал стиля, аналогичные Финнешторпскому экз. (рис. 6: 8. Щеглова 1990: 198; рис. 7: 8), а полихромная лунница с зернью, так же трёхрогая, происходит и вовсе из погребения VIII-IX вв. (Дмитриевский мог.) салтово-маяцкой культуры (Степи... 1981: 150; рис.37:137).

(120/119)

Рис. 6. Эволюция трехрогих лунниц-пельт со штампом, имитирующим зернь, и тиснением в стиле Сесдал.

1 — Сесдал (Швеция); 2 — Квармлес (о-в Зеландия, Дания); 3 — Фултофта (Швеция); 4 — Якушовице (Польша); 5 — Вейен (Норвегия); 6 — Бозау (Вост. Гольштейн, Германия); 7 — Вэннебо (о-в Готланд, Швеция); 8 — Финнешторп (Швеция); 9 — Эйсбел (Дания); 10 — Зейльфлод (Дания); 11 — Хештенторп (о-в Зеландия, Дания); 12 — Вескет, (Венгрия); 13 — Горско (Псковская обл., Россия); 14 — Рысна-Сааре II, кург.2 (Эстония); 15 — Сквира (Киевская обл. Украина); 16 — Брангструп (о-в Фюн, Дания); 17 — Бирск, погр. 57 (Прикамье, Башкирия); 18 — Щербатая котловина (Херсонская обл., Украина); 19, 20 — Любахин 1, кург.1 (Новгородская обл., Россия); 21 — Бырлад-Валя Сяка погр. 48 (Румынская Молдова); 22 — Данчены (Молдова); 23 — Новогригорьевка, кург. VII (Запорожская обл., Украина); 24 — Уфа, ул. Тукаева (Башкирия); 25 — Земьянский Врбовк (Словакия).

(119/120)

 

Так в общих чертах нам представляется схема эволюции трёхрогих лунниц-пельт. Суммируя вышесказанное, можно отметить, что из провинциально-римских фибул и накладок I-II вв. (В2), во II- III вв. (С1-С2) формируются пельтовидные лунницы Закшув стиля, украшенные различными вставками и зернью. В IV в. (C3-D) бытуют в основном гладкие и штампованные подвески, а уже с V в. (D-E) вновь отмечается использование полихромных изделий, в т.ч. стиля клуазонне. При этом продолжается бытование лунниц Сесдал стиля. Гладкие практически выходят из употребления. На рубеже V/VI вв. завершается использование рассматриваемых типов трёхрогих лунниц-пельт, кроме штамванных с имитацией зерни. Отдельные образцы последних встречаются в комплексах вплоть до VII в.

 

Как категории украшений, двурогие и трехрогие лунницы, конечно, продолжали свое развитие и дальше, но это уже другая эпоха, другие стили.

 


 

[1] Материалы не изданы, сообщение А.Н. Башенькина.

 


 

Амброз А.К. 1971. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы Ч. 1 // СА-1971 (2).

Амброз А.К. 1989. Хронология древностей Северного Кавказа V-VII вв. М.

Амброз А.К. 1992. Боспор. Хронология раннесредневековых древностей // БС-1.

Апакидзе A.M., Гобеджишвили Г.Ф., Каланадзе А.Н., Ломтатидзе Г. А. 1958. Археологические памятники Армазисхеви по раскопкам 1937-1946 гг. // Мцхета: Итоги археологических исследований. Тбилиси. Т. 1.

Бажан И.А., Каргопольцев С.Ю. 1985. Северо-Западные длинные курганы в контексте северо- и центрально-европейских древностей эпохи великого переселения народов // X Всесоюзная конференция по изучению скандинавских стран и Финляндии. М. Ч.1.

Бажан И.А., Щукин М.Б. 1990. К вопросу о возникновении полихромного стиля клуазонне эпохи великого переселения народов. // АСГЭ-30. 83-96.

Баран В.Д. 1971. Поселения черняхівьского типу поблизу с. Дем'янів у Верхньому Подністров'ї // Археологія (Киев) — 1971 (1).

Безуглов С.И., Копылов В.П. 1989. Катакомбные погребения III-IV вв. на Нижнем Дону // СА-1989 (3). 171-183.

Богачев А.В. 1992. Процедурно-методические аспекты археологического датирования (на материалах поясных наборов IV-VIII вв. Среднего Поволжья). Самара.

Засецкая И.П. 1975. Золотые украшения гуннской эпохи. Л.

Засецкая И.П. 1978. О хронологии и культурной принадлежности памятников южнорусских степей и Казахстана гуннской эпохи // СА-1978 (1). 53-71.

Засецкая И.П. 1979. Боспорские склепы гуннской эпохи как хронологический эталон для датировки памятников восточноевропейских степей // КСИА-158. 5-17.

Засецкая И.П. 1986. Некоторые итоги изучения хронологии памятников переселения в южнорусских степях // АСГЭ-27. 79-91.

Иордан 1960. О происхождении и деяниях гетов. Комментарии Е.Ч. Скржинской. М. 435.

Каргопольцев С.Ю. 1990. Пельтовидные лунницы в Восточной Европе (к проблеме хронологии Северо-Запада) // Новгород и новгородская земля. = История и археология. Новгород. Вып. 3. 44-45.

Котигорошко В.Г. 1987. Жертвенник III-IV вв. н.э. у с. Солонцы // СА-1967 (2). 176-191.

Кропоткин В.В. 1978. Черняховская культура и Северное Причерноморье // Проблемы советской археологии. М.: 147-163.

Кухарская Е.М., Терпиловский Р.В. 1981. Некоторые типы лунниц III-IV вв. в Среднем Поднепровье // Древности Среднего Поднепровья. Киев.

Маркович В.И., Рикман Э.А. 1973. Клад III-IV вв. н.э. из Буковины // СА-1973 (4). 260-261.

Полесских М.Р. 1979. Армиевский могильник // Археологические памятники мордвы первого тыс. н.э. Саранск. Труды, вып.63. 25-51.

Рафалович И.А. 1986. Данчены. Могильник черняховской культуры III-IV вв. н.э. Кишинёв 176.

Спицын A.A. 1915. Археологический альбом // ЗОРСА-XI. СПб.

Степи Евразии в эпоху средневековья. 1981 Сер. Археология СССР. М. 301.

Терпиловский Р.В. 1990. Поселение I тысячелетия н.э. у с.Роище на Черниговщине // Раннеславянский мир. = Материалы и исследования. М. 45-67.

Уварова П.С. 1900. Могильники Северного Кавказа // МАК-VIII. М.

Финно-угры и балты в эпоху средневековья. 1987. Сер. Археология СССР. М. 510.

Фиц Й. 1986. Римская Паннония // Археология Венгрии. М. 237-277.

Шаламон А., Баркоци Л. 1982. Археологические данные к периодизации позднеримской Паннонии (376-476 гг.) // Древности эпохи великого переселения народов V-VIII веков. М. 31-49.

Щеглова O.A. 1990. О двух группах кладов «древностей антов» в Среднем Поднепровье // МИА Днепровского Левобережья. Курск. Вып.1. 162-204.

Щербакова Т.Д., Щукин М.Б. 1991. О двух стилях в ювелирном искусстве черняховской культуры (по материалам Днестровско-Прутского междуречья) // Древности Юго-Запада СССР. Кишинёв. 38-55.

Щукин М.Б., Щербакова Т.Д. 1986. К хронологии могильника Данчены // Данчены. Могильник черняховской культуры III-IV вв. н.э. Кишинёв 177-219.

Яценко С.А. 1993. Аланская проблема и центральноазиатские элементы в культуре кочевников Сарматии рубежа I-M вв. н.э. // ПАВ-3. СПб. 60-69.

Åberg N. 1936. Till belysande av det Gotiska Kulturinslaget i mellaneuropa och Skandinavien // Fornvännen. Àrgáng 31.

Arrhenius В. 1985. Merovingian Garnet jewellery. Göteborg.

Bitner-Wrуblewska A. 1992. The Southeastern Baltic Zone and Scandinavia in the Early Migration Period // Barbaricum. Warszava. Tom 2. 245-263.

Bòna 1.1971. Ein Vierteljahrhundert Volkerwanderungszeit-forschung in Ungarn (1945-1969) // AAH-XXIII.

Bòna I. 1991. Das Hunnen-Reich. Corvina. 294.

Böhme H.W. 1974. Germanische Grabfunde des 4. bis 5. Jahrhunderts. Zwischen unteren Elbe und Loire. Münchener Beitrage zur Vor-und Frühgeschichte-19. München.

Brondsted J. 1963. Nordische Vorzeit. Bd.3: Eisenzeit in Dänemark. Kopenhágen.

Gebers W., Hinz Н., Drenhaus U. 1977. Ein Körpergrab der Völkerwanderungszeit aus Bosau, Kr.-Ostholstein // Offa, Bd. 34. 5-39.

(120/121)

Germanen, Hunnen und Awaren (Schätze der Völkerwanderungszeit). 1987. Nьrnberg. 632.

Grempler H. 1888. Der II-und III. Fund von Sackrau. Breslau.

Kazanski М. 1992. Les aretoi genies et "l'empire" d'Hermanaric // Germania-70, 1 Halbband. 75-122.

Larsen E. 1984. Vae rktøjsspor / Pásporet af vaerktøjsspor, -belyst ved punselornamenterede genstande fra Sejlflod // Kuml. 1982-1983. Årbog for jysk arkaeologsk Selskab. Åarhus.

Lund Hansen U. 1992. Die Hortpròblematik im Licht der neuen Diskussion zur Chronologie und zur Deutung der Goldschätze in der Völkerwanderungszeit // Der historische Horizont der Götterbild-Amulette aus der Übergangsepoche von der Spätantike zum Frühmittelalter. Göttingen.

Musche B. 1988. Vorderasiatischer Schmuck zur Zeit der Arsakiden und der Sasaniden // HandBuch der Orientalistik. Bd. 1, Uef.5. Leiden, N-York, København, Köln.

Okulisz J. 1970. Studia nad Przemianami kulturowymi i osadniczymi w okresie Rzymskim na Pomorzu Wrchodnim, Mazowszu i Podlasiu // Archeologia Polski, Tom XV, Zeszyt 2. 419-197.

Parducz М. 1944. Denkmäler der Sarmaterzeit Ungarns. Bd. 11. Budapest.

Prahistoria ziem Polskich. 1981. Tom V: Pózny okres laten-ski i okres rzymski. Wrocław etc.

Svoboda В. 1953. Pokіad Byzantského Kovotepce v Zemian-ském Vrbovku // Památku Archeologická. Ročnik XVI V, sesit 1. 33-93.

Szekely L. 1944. Das Fund von Takeropatak // Folia Archaeologica. Bd. 5. 95-101.

Tejral J. 1973. Máhren in 5- Jahrhunderts. Studie Archeologického ústavu Československe Akademie Véd v Brne 1/3. Praha.

Tempelmann-Maczyrпska М. 1986. Der Goldenfund aus dem 5-Jahrhundert N- Chr- aus Granada-Albaicin und seine beziehungenzu Mittel-und Osteuropa // Madrider Mitteilungen, 27. Mainz. 375-388.

Ulbert G. 1959. Die Romischen Donau-Kastelle Aislingen und Burghofe // Limesforschungen Studien sur organisation der Romischen Reichsgrenze an Rhein und Donau. Bd.1. Berlin.

Walke N. 1965. Das Römische Donaukastell Straubing-Sorviodurum // Limesforschungen Studien zur Organisation der Römischen Reichsgrenze an Rhein und Donau. Bd.3. Berlin.

Werner J. 1956.Beiträgezur Archäologie des Attila-Reiches. München.

Werner J. 1959. Studien zu Grabfunden des V.Jahrhunderts aus der Slowakei und Karpatenukraine // SIA. VII-2.

Werner J. 1962. Die Langobarden in Pannonien. Beitrage zur Kenntnis der langobardischen Bodenfunde von 568. A-B. München.

Werner J. 1988. Danceny und Brangstrup. Untersuchungen zur Černjiachow-Kultur zwischen Sereth und Dnestr, und zu den "Reichtumzentren" auf Fünen // Bönner Jahrbücher. Bd. 188. 1-31.

Wyszomirska-Werbart B. 1992. Scandinavia and the Eastern Baltic during the Migration Period. The Cultural Interactions // Contacts across the Baltic Sea during the Late Iron Age (5th-12-th centuries). Lund. 59-72.

 


 

Список сокращений

 

АИНКБ

Археология и история народов Кабардино-Балкарии. Нальчик.

АСГЭ

Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Л.

APT

Археологические работы в Таджикистане. Душанбе.

АЭБ

Археология и этнография Башкирии. Уфа.

АЭГМГ

Археологические экспедиции Государственного музея Грузии им. С.Н.Джанашиа. Тбилиси.

БКИЧП

Бюллетень Комиссии по изучению четвертичного периода. М.

БС

Боспорский сборник. «Архэ», М.

ВАА

Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

ВДИ

Вестник древней истории. М.

ВССА

Вопросы скифо-сарматской археологии. М.

ЗОРСА

Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества.

ИАН Кирг.ССР, СОН

Известия Академии Наук Киргизской ССР, Серия общественных наук. Фрунзе.

ИООН АН СССР

Известия Отделения Общественных Наук Академии Наук СССР. М.

ИСО НИИ

Известия Сёверо-Осетинского научно-исследовательского института. Орджоникидзе.

КСИА

Краткие сообщения Института археологии Академии наук СССР. М.

КСИИМК

Краткие сообщения Института истории материальной культуры. М.

МАГК

Материалы по археологии Грузии и Кавказа. Тбилиси.

МАД

Материалы по археологии Дагестана. Махачкала.

МАДИСО

Материалы по археологии Дагестана и Северной Осетии. Орджоникидзе.

МАК

Материалы по археологии Кавказа. СПб.

МИА

Материалы и исследования по археологии СССР. М. -Л.

НАД

Народы Азии и Африки. М.

ПАВ

Петербургский Археологический Вестник. СПб.

ПАИ

Полевые археологические исследования в Грузии. Тбилиси.

ПиН

Палеолит и неолит СССР. М. -Л.

СА

Советская археология. М.

САИ

Свод археологических источников. М. Л.

СГЭ

Сообщения Государственного Эрмитажа. Л.

СО АН СССР

Сибирское отделение Академии наук СССР.

СЭ

Советская этнография. М.

TAC (Tp.AC)

Труды Археологического съезда. М.

тд

Тезисы докладовéhistorique.

CRP

Current research in Pleistocene.

ESA

Eurasia Septentrionalis Antiqua.

ILN

Illustrated London News.

JHS

Journal of Hellenic Studies.

UNES

Journal of Near Eastern Studies.

J R AS

Journal of Royal Asiatic Society.

L'A

L'Anthropologie. Paris.

MCA

 

Materiale si cercetari archeologice.

RE

Real-Encyclopаdie der classischen Altertumswissenschaft.

SIA

Slovenska Archeologia. Bratislava.

SPA

Survey of Persian Art.

ZfE

Zeitschrift für Ethnologie.

 


 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека