главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Е.И. Деревянко. Троицкий могильник. Новосибирск: 1977.Е.И. Деревянко

Троицкий могильник.

// Новосибирск: 1977. 224 с.

 

Оглавление

 

Введение.3

 

Глава I. Описание Троицкого могильника. — 5

Глава II. Погребальный инвентарь Троицкого могильника. — 110

Керамика. — 110

Ножи. — 115

Кресала. — 117

Точильные бруски и гвозди. — 117

Железные скобы. — 117

Пряслица. — 117

Фрагменты одежды, обуви. — 117

Пряжки, нашивки, пуговицы. — 118

Бронзовые браслеты. — 120

Кольца и перстни. — 121

Серьги. — 121

Поясные бляхи и ременные наконечники. — 123

Бляхи — наконечники ремней. — 124

Бубенчики. — 126

Бусы. — 126

Вооружение. — 128

Лук и стрелы. — 128

Наконечники копий. — 134

Мечи и сабли. — 135

Оборонительные доспехи. — 136

Конское снаряжение. — 137

Датировка Троицкого могильника. — 141

Глава III. Погребальные обычаи и верования мохэсцев. — 144

 

Заключение.161

Таблицы [I-LIX]. — 163

 


 

Введение.   ^

 

История приамурских племён в I тыс. н.э. — важнейший этап развития племён южной части Дальнего Востока, это время, когда они выходят на историческую арену и играют важную роль в политической жизни народов Восточной и Северной Азии. Именно в этот период мохэские племена, составлявшие ядро населения южной части Дальнего Востока, осваивают ремёсла, пашенное земледелие, интенсифицируют скотоводство, активно занимаются обменом и торговлей. Высокий уровень продуктивного хозяйства быстро приводит к классовой дифференциации внутри общества мохэсцев, в результате чего создаются предпосылки для образования государственности. Мохэские воины были хорошо известны за пределами территории Дальнего Востока. Они вели частые войны с Когурё и Китаем, выступая на стороне то одного, то другого.

 

Мохэские памятники — наиболее многочисленные на территории Дальнего Востока, но до недавнего времени они почти не изучались специалистами. Длительный период основными источниками по истории мохэских племен были работы крупнейших русских синологов Н.Я. Бичурина, В.В. Горского, П. Кафарова, В.П. Васильева и других, где приводились сведения из древних письменных источников о племенах, расселявшихся на севере от Китая. Поскольку в летописях в основном отражалась политическая история племён и прежде всего история Срединной империи, события, складывавшиеся не в пользу китайского императора, излагались в преднамеренно искажённом виде, вопреки действительным фактам. Только раскопки археологических памятников позволили в полной мере восстановить историческое прошлое народов Дальнего Востока.

 

Впервые мохэские памятники были выделены А.П. Окладниковым на территории Приморья. [1] Он отнёс к ним поселения, характеризующиеся определёнными признаками, из которых, пожалуй, главными, индикаторными, были керамика — слабопрофилированные сосуды, украшенные по венчику налепными валиками, и небольшие по площади жилища полуподземного типа. В дальнейшем число известных мохэских поселений и городищ росло, но долгое время они широко не изучались исследователями, и история племен I тыс. н.э. реконструировалась частично. К работам, где в обобщённом виде сделана попытка показать ход исторических событий, предшествовавших образованию государственных объединений и истории первых государств на Дальнем Востоке, следует отнести монографии А.П. Окладникова и Э.В. Шавкунова. [2]

 

В результате археологических исследований на Дальнем Востоке в 60-е и 70-е годы Северо-Азиатской (Дальневосточной) археологической экспедицией под руководством А.П. Окладникова были выявлены мохэские памятники и в Приамурье — на территории от слияния Шилки и Аргуни до устья Амура, а также в бассейне р. Зеи — от её устья до

(3/4)

верховьев. Важно отметить, что к мохэскому времени отнесены не только поселения и городища, но и обнаруженные писаницы. [3]

 

С 1967 г. стационарные раскопки мохэских памятников на Среднем Амуре начинаются изучением обширного Михайловского городища. [4] Раскопки позволили установить планировку, характер оборонительных сооружений, конструкцию жилищ. Раскопки дали обширный материал для характеристики материальной и духовной культуры мохэских племён. Позже изучение мохэских памятников было продолжено и в бассейне р. Зеи, [5] а итоги всех работ в бассейне Среднего Амура обобщены в монографии. [6]

 

Погребальные комплексы мохэсцев представляют собой интереснейшие источники по истории этих воинственных племён. Впервые раскопки мохэского могильника были произведены в 1959 г. А.П. Окладниковым. [7] Значение полученного при этом материала трудно переоценить, так как это были первые сведения о погребальных обрядах народов Дальнего Востока и первый палеоантропологический материал. В 1964 г. А.П. Окладников и А.П. Деревянко провели раскопки ещё одного погребального комплекса у с. Новопетровка Амурской области, а затем с 1969 по 1974 г. под руководством автора настоящей монографии велись работы на большом некрополе, открытом в 1967 г. у с. Троицкого во время разведки по р. Белой группой археологов под руководством А.П. Деревянко. [8] На Троицком могильнике были проведены раскопки на площади свыше 1600 м2, вскрыто более 200 погребений и получен уникальный материал, позволяющий судить об уровне развития материальной и духовной культуры мохэских племён в VI-VIII вв., о связях их с другими народами Северной, Центральной и Восточной Азии. Особое значение материалы могильника имеют для этногенеза народов Северной Азии: при раскопках обнаружены десятки хорошо сохранившихся черепов, которые помогают установить антропологический тип мохэсцев.

 

При подготовке монографии к печати ставилась цель не только обобщить н ввести в научный оборот материал, который почти не известен специалистам, [9] но главное — разработать типологию инвентаря, выяснить уровень развития ремесленного производства у мохэсцев, их верования и обряды.

 

Автор выражает искреннюю признательность сотрудникам сектора археологии и этнографии Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР С.В. Глинскому, Л.И. Афанасьевой, Л.С. Яновичу, Ю.А. Худякову, В.П. Мыльникову, Ю.В. Полумискову, Л.Ф. Кауровой и другим за большую помощь при подготовке рукописи к печати и благодарит студентов Благовещенского пединститута и школьников сёл Среднебелая и Черемхово за активное участие в полевых работах. Автор благодарит А.П. Окладникова за предоставленную возможность провести широкие раскопки Троицкого могильника.

 


 

[1] Окладников А.П. У истоков культуры народов Дальнего Востока. М., 1954, с. 256.

[2] Окладников А.П. Далёкое прошлое Приморья. Владивосток, 1959; Шавкунов Э.В. Государство Бохай. М., 1968.

[3] Окладников А.П. Петроглифы Нижнего Амура. Л., 1971.

[4] Деревянко Е.И. Городище на р. Завитой. — В кн.: Материалы по археологии Сибири и Дальнего Востока, ч. I. Новосибирск, 1972. с. 208-317.

[5] Окладников А.П., Деревянко А.П., Асеев И.В. О раскопках в районе затопления Зейской ГЭС в 1969 г.— В кн.: Материалы по археологии Сибири и Дальнего Востока, ч. II. Новосибирск. 1972.

[6] Деревянко Е.И. Мохэские памятники Среднего Амура. Новосибирск, 1975.

[7] Окладников А.П., Деревянко А.П. Раскопки могильника в с. Найфельд в Еврейской автономной области. — В кн.: Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966.

[8] В состав группы входили А.И. Мазин, Б.С. Сапунов и В.В. Сухих.

[9] Деревянко Е.И. Мохэский могильник у с. Троицкого. — В кн.: Археологические открытия 1970 г. М., 1971, с. 215-216; Она же. Мохэский могильник у с. Троицкого Амурской области. — «Изв. Сиб. отд. АН СССР». 1972, № 2. Сер. обществ, наук, вып. 1, с. 47-104; Она же. Раскопки Троицкого могильника. — В кн.: Материалы по археологии Сибири н Дальнего Востока, ч. II.

 


 

Заключение.   ^

 

Введение в научный оборот нового фактического материала по истории племён Приамурья в I тыс. н.э. позволяет сделать несколько общих и частных выводов.

 

В начале нашей эры на обширной территории по Верхнему, Среднему и Нижнему Амуру, в бассейне р. Зеи, в Приморье расселяются племена мохэ, находившиеся на высокой ступени общественного развития. Мохэсцы занимались земледелием, скотоводством, рыболовством, охотой и звероловством, но особенно больших успехов достигли в земледелии и скотоводстве. При обработке земли они использовали плуг и тягловую силу лошади. Плужное земледелие способствовало значительному расширению посевных площадей и более тщательной обработке земли под посевы. Согласно летописным источникам, мохэсцы выращивали просо, сою, пшеницу, сеторию и рис.

 

Раскопки могильников I тыс. н.э. свидетельствуют о большом значении в хозяйстве племён Приамурья скотоводства, прежде всего коневодства и свиноводства. Кости свиней и лошади встречались при раскопках почти всех мохэских памятников: поселений, городищ, могильников. Племена мохэ широко используют в хозяйстве металл. В могильниках в большом количестве встречаются изделия из железа и бронзы, которые относятся и к предметам хозяйственного назначения, вооружения, и к украшениям и позволяют говорить о высокой технике обработки металлов мохэскими ремесленниками.

 

Комплексное хозяйство способствовало дифференциации мохэского общества. Этот процесс, начавшийся у приамурских племён еще в I тыс. до н.э., у мохэсцев развивается особенно быстрыми темпами, чему в немалой степени способствовала их активность в политической жизни Восточной и Северной Азии. Это объясняется сплочённостью мохэсцев и их воинственностью.

 

Многие предметы, обнаруженные при раскопках мохэских памятников, связаны с вооружением. У мохэсцев было довольно совершенное оружие: мечи, кинжалы, копья, стрелы, панцири. Основным средством передвижения являлись лошади, которых убивали и хоронили вместе с владельцем. Мохэсцы — «воины амурских прерий» — играли важную роль в истории племён и народов Восточной и Центральной Азии. Несомненны их тесные связи с тюрками, шивэйцами и другими племенами. Среди обнаруженных в мохэских могильниках изделий некоторые в VI-VIII вв. н.э. были чрезвычайно широко распространены на территории от Тихого океана на востоке до Дуная на западе, от Байкала на севере и до пустыни Гоби на юге. Появление украшений, отдельных видов вооружения, широко распространённого в это время в Евразии, объясняется контактами мохэсцев, прежде всего с тюрками.

 

Участие мохэсцев в ряде крупных политических событий, происходивших в Восточной Азии, тоже способствовало разложению у них патриархально-родовых отношений и складыванию классовых. Это приводит

(161/162)

вначале к выделению вождей, имевших в своём подчинении по несколько тысяч человек, а в дальнейшем — и к формированию первого на территории Дальнего Востока классового государства.

 

Но основная роль мохэсцев в истории племён н народов Дальнего Востока не только в том, что они положили начало государственности, главное в том, что мохэские племена были той основой, тем ядром, на базе которого в дальнейшем происходит становление целой группы этнически родственных народов.

 

Чрезвычайно важна роль мохэсцев и этногенезе тунгусо-маньчжурских народов. На материалах из могильников прослеживается тесная этногенетическая связь между чжурчженями и мохэсцами. У тех и других имеются одни и те же украшения одежды и пояса. Почти все типы наконечников стрел и копий, выделенные у мохэсцев, встречаются и у чжурчженей. Аналогичны у них орнаменты на различного рода украшениях и подвесках. Мохэсцы и чжурчжени вели одинаковое по типу хозяйство, много общего у них н в духовной культуре.

 

Судя по письменным источникам, они говорили на одном и том же языке. Те же источники сообщают о том, что мохэсцы были предками тунгусо-маньчжуров. Н.В. Кюнер, А.П. Окладников и другие исследователи неоднократно проводили параллели между мохэсцами и тунгусо-маньчжурами. Материалы могильников дали дополнительные для этого доказательства. Во-первых, идентичность антропологического типа (сообщение В.П. Алексеева, который провёл первичное обследование черепов из Троицкого могильника); во-вторых, существование многих одинаковых обрядов, включая и погребальные, у мохэсцев и некоторых тунгусо-маньчжурских народов, в том числе и у нанайцев: обычай ломать вещи на могиле умершего, лошадиные бабки — вместилище души умершего — у мохэ выполняли ту же роль, что и кукла как у ульчей и аями-фанялка у нанайцев, ношение кос мужчинами и другие обычаи.

 

Таким образом, в настоящее время имеются все основания этногенетически связывать мохэские племена с современными тунгусо-маньчжурскими народами, в первую очередь с нанайцами, ульчами и др. Именно племена I тыс. н.э. Приамурья и Приморья являлись основой формирования всех тунгусо-маньчжурских народностей Дальнего Востока.

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки