главная страница / библиотека

В.С. Бочкарёв

К вопросу о структуре археологического исследования.

// ТД СПИПАИ 1972 года. Ташкент: «Фан», 1973. С. 56-60.

 

1. Современное состояние археологии характеризуется обострённым интересом к самым основам нашей науки. После многолетнего периода господства эмпиризма на первый план выдвинулись проблемы, которые ещё недавно казались решёнными или, напротив, отодвинутыми в будущее. Одной из таких проблем является структура археологического исследования (или модель археологической процедуры по Д. Кларку). Ею занимались американские (Б. Шварц, Ф. Плог, Д. Фриц, И. Раус и др.), английские (Д. Кларк и др.), шведские (М. Мальмер, К. Моберг и др.) и советские (Я.А. Шер) археологи. Разработанные модели наряду с несомненными достоинствами (цикличность процесса, механизм обратной связи и пр.) имеют два прямо противоположных недостатка. Они либо слишком общи, и поэтому приложимы почти к любой науке (Д. Кларк, К. Моберг), либо имеют узко эмпирический характер (Б. Шварц). В моделях того и другого рода непосредственно отразились воззрения их авторов на предмет, объект и методы археологии.

 

2. В последнее время получила новое обоснование старая идея чёткого отграничения собственно археологии (археологи-

(56/57)

ческое источниковедение и проч.) от доистории (палеоистория, социологическая археология и проч.). Обычно эти подразделения рассматриваются как два последовательных уровня исследования, первый из которых является описательным, а второй — интерпретационным. Одновременно усилились крайние тенденции: 1) возведение археологии в ранг самостоятельной науки: 2) растворение археологии в доистории.

Обе точки зрения неприемлемы.

 

3. В распоряжении археологов есть только два объективно данных факта: свойства артефактов и условия их нахождения (М. Мальмар). На этом фундаменте вырастает всё здание археологии, которое складывается из таких понятий, как признак — тип — культура, абстрагированных от этих реальностей. Устойчивое сочетание признаков образует тип (А. Споулдинг, Я.А. Шер), материальным выражением которого является артефакт. Устойчивое сочетание типов даёт культуру (Д. Кларк), которая находит своё материальное выражение через комплекс артефактов. Их тех же оснований выводятся археологические пространство и время как разновидности связей признаков.

 

4. У археологии есть свой объект исследования, представленный материалом со специфическими закономерностями. Благодаря этому археология выработала самостоятельный метод — типологический. Этот метод остается центральным, несмотря на широкое внедрение естественнонаучных приёмов исследования. Данные других наук могут быть введены в археологию только посредством типологии (М. Мальмер).

 

5. Кроме собственно понятийного аппарата, объекта и метода, археология имеет специфические цели (о предмете археологии см., например, у Д. Кларка), которые не могут быть сведены только к реконструкции утраченного прошлого.

 

6. Изложенное в 3-5 тезисах подводит к заключению об известной автономии археологии (собственно археологии). Видимо, большинство археологов сознательно или интуитивно проводят такое разграничение. Во всяком случае почти общепринята последовательность этапов: сначала археология, а затем историко-социологические реконструкции. Стремление перейти

(57/58)

непосредственно от археологического материала к его историческому толкованию, столь распространённое в советской археологии 30-40 гг., сейчас отвергнуто и принята двучленная процедура. Однако здесь необходимо внести коррективы.

 

7. Без историко-социологических представлений археология немыслима. Приступая даже к сверхчистому археологическому исследованию, мы вынуждены уже в самой начальной точке руководствоваться внеархеологическими предположениями и постулатами. Пусть они будут самого общего характера, типа того, что данные артефакты изготовлены рукой древнего человека. Но их присутствие обязательно. В ходе дальнейшего археологического исследования делается ещё два решающих шага (при отборе признаков для выделения типов и типов для выделения культур), в которых очень отчётливо выступает гуманитарная природа археологии. Но смешение историко-социологических и археологических представлений недопустимо.

 

8. В палеоистории (доистории, социологической археологии и проч.) привлекаются данные не только археологии, но и других общественных и естественных наук. Историко-социологические реконструкции возможны только в терминах и понятиях истории, социологии и этнографии. Археология не в состоянии выработать «единиц» реконструкции в силу самой своей природы. Для палеоистории неприемлемы те подразделения материала, те понятия, которые действуют в археологии. У палеоистории свой материал, свои цели, свои методы. Она неуклонно движется по пути выработки собственного понятийного аппарата. По отношению к археологии палеоистория должна взять на себя объяснительные функции. При помощи палеоистории археология как бы «замыкает» себя.

 

9. В итоге мы приходим к выводу о диалектическом единстве обеих отраслей знаний (собственно археологии и палеоистории). Они достаточно отчётливо разделены, но их независимое друг от друга существование невозможно. Связи между ними не бессистемны и хаотичны, а упорядочены и целенаправленны. Отсюда вытекают два основных принципа построения процедуры: замкнутость процесса исследования и двучастность процесса исследования. Если к этому добавить, что на

(58/59)

каждом этапе исследования археологическое знание можно «замкнуть» историко-социологическими реконструкциями, то в зрительном представлении процедура выглядит как спираль, замкнутая в эллипсе.

 

10. Конкретно для собственно археологической части процедуры могут быть выделены пять последовательных уровней: 1) постановка задачи исследования, 2) внешняя и внутренняя критика источников, 3) выделение типов (классификация), 4) изучение связей между типами, 5) выделение фракций и культур. Каждый последующий уровень предполагает предыдущий как необходимый элемент. Поэтому процедура имеет жесткую структуру, не допускающую пропусков уровней или их смешения. Основу процедуры составляют три фундаментальных археологических понятия — признак — тип — культура, которые абстрагированы от объективных реальностей: свойств артефактов — артефакта — комплекса артефактов. Иерархия натурального ряда отражена в иерархии понятий. Поэтому само движение в процедуре понимается как восхождение от простого понятия к сложному, от сложного к более сложному и т.д. Процедура построена так, что каждый предыдущий уровень (кроме первого) является описательным, а каждый последующий — интерпретационным. Таким образом, между уровнями действуют не только прямые, но и обратные связи. Есть не только движение вверх, но и постоянное возвращение вниз с целью внести коррективы в исходные данные. Следовательно основные археологические понятия можно рассматривать только в системе, в тесной взаимосвязи друг с другом. На каждом уровне, кроме первого, возможны историко-социологические реконструкции, которые как бы замыкают очередной круг археологического исследования.

Такова в общих чертах модель археологической процедуры. Цель её — дать последовательность этапов исследования в их взаимосвязи.

 

11. Завершенная археологическая процедура превращает археологический материал в объект палеоистории, процедура которой тоже насчитывает несколько уровней (по Д. Фрицу и

(59/60)

Ф. Плоту — семь). Если в археологии наряду с дедукцией очень большую роль играет индукция, то в палеоистории преобладает дедукция. Здесь особое значение приобретает гипотезно-дедуктивный метод исследования, что справедливо подчёркивают американские археологи (Л. Бинфорд и др.).

 

 

главная страница / библиотека