главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1974 года

Археологические открытия 1974 года. М.: 1975.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1974 года.

// М.: 1975. 580 с.

 

I. РСФСР.

 

Сибирь и Дальний Восток.

 

Абрамова З.А. Исследование палеолита на Енисее. — 184

Аксёнов М.П., Ветров В.М., Шмыгун П.Е. Исследование в долине р. Витима. — 185

Аксёнов М.П., Зубков В.С., Лынша В.А., Шуньков М.В. Новые местонахождения каменного века на Верхней Лене. — 186

Алексеев А.Н. Разведка средней и нижней Олёкмы. — 187

Андреева Ж.В., Гарковик А.В., Дьякова О.В. Новый могильник янковской культуры в Приморье. — 187

Аpxипoв Н.Д. Исследования в Якутии. — 189

Астахов С.Н. Работы Саяно-Тувинской экспедиции. — 190

Бобров В.В. Археологические исследования на северо-востоке Кузбасса. — 191

Васильев Д.Д. Исследования в Саянском каньоне. — 192

Васильев Ю.М., Васильева Т.А. Раскопки могильника Луданникова сопка. — 193

Васильевский Р.С., Шубин В.О. Исследование памятников охотской культуры на острове Сахалин. — 194

Викторова В.Д., Юровская В.Т. Работы Тюменского отряда. — 195

Гарковик А.В. Работы на поселении Валентин-перешеек. — 196

Грязнов М.П., Маннай-оол М.X. Окончание раскопок кургана Аржан. — 196

Давыдова А.В., Миняев С.С. Раскопки хуннских поселений в Забайкалье. — 198

Деревянко Е.И. Исследование Троицкого могильника. — 199

Диков Н.Н. Исследование палеолита на Камчатке. — 200

Диков Н.Н., Дикова Т.М. Исследования на Колыме. — 200

Длужневская Г.В. Исследования на плато Улуг-Бюк. — 201

Дроздов Н.И., Пашинов А.М., Федюшин В.Я. Исследования в Северном Приангарье. — 203

Дроздов Н. И., Привалихин В.И. Разведки на Средней Ангаре. — 203

Дьяков В.И., Дьякова О.В. Разведка в Северном Приморье и на нижнем Амуре. — 204

Дэвлет М.А., Панова Н.В., Спилиоти М.Н. Обследование наскальных изображений Улуг-Хема. — 205

Елькина М.В., Фёдорова Н.В., Чемякин Ю.П. Работы Сургутского отряда. — 206

Зах В.А., Елагин В.С., Романцова В.Д., Сидоров Е.А., Соболев В.И., Троицкая Т.Н. Работы на берегах Обского моря. — 207

Захарова И.В., Конников Б. А., Могильников В.А. Работы в Среднем Прииртышье. — 209

Зиняков Н.М. Работы в бассейне р. Тым. — 209

Кернер В.Ф., Морозов В.М., Шорин А.Ф. Разведки в Сургутском районе. — 210

Кирюшин Ю.Ф. Исследование поселения Тух-Эмтор IV. — 211

Конников Б.А. Разведка по р. Обь. — 212

Косарев М.Ф. Археологические работы в таёжном Прииртышье. — 212

Кулемзин А.М. Разведка в Кемеровской области. — 213

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л. Архитектурные сооружения и курганы средневековых хакасов. — 214

Леньков В.Д. Раскопки Лазовского городища. — 217

Максименков Г.А., Флотский А.И. Работы Минусинской экспедиции. —  218

Мандельштам А.М. Раскопки на могильнике Аймырлыг. —  219

Матющенко В.И. Исследование в Томской области. —  220

Медведев Г.И. Стоянка Стрижовая Гора. —  221

Медникова Э.М., Могильников В.А., Уманский А.П., Шемякина А.С., Сергин В.Я. Работы Алейской экспедиции. — 222

Молодин В.И., Нечепуренко Н.Я. Исследование памятников эпохи бронзы Новосибирской области. — 223

Мочанов Ю.А. Приленская экспедиция. — 224

Овчинникова Б.Б., Панова О.Ю., Рыбаков Б.И. Раскопки на могильнике Аймырлыг 2. — 224

Окладников А.П., Васильевский Р.С., Молодин В.И. Раскопки Илимского острога. — 225

Петрин В.Т., Стефанова Н.К., Фёдорова Н.В. Исследование курганов в Среднем Прииртышье. — 226

Плетнёва Л.М. Работа Томского отряда Среднеобской экспедиции. — 227

Посредников В.А. Работы в Сургутском Приобье. —  227

Пшеницына М.Н., Завьялов В.А., Пяткин Б.Н. Раскопки на территории Красноярского водохранилища. —  228

Пяткин Б.Н. Разведки Красноярской экспедиции. — 230

Самбу И.У. Исследование могильника Чинге. — 231

Севастьянова Э.А. Работы Абаканского музея. — 232

Старков В. Ф., Куйбышев А.В. О работах Иртышского отряда. — 233

Сунчугашев Я.И., Сергеева Н.Ф. Раскопки в Хакассии и в Красноярском крае. — 234

Сыркина И.А. Исследования в Тобольском районе. — 235

Трифонов Ю.И. Работы в Туве и Хакассии. — 236

Троицкая Т.Н., Романцова В.Д., Соболев В.И. Раскопки в Новосибирской области. —  238

Хлобыстин Л.П., Грачёва Г.Н., Студзинская С.В. Работы Заполярной экспедиции. — 239

Циркин А.В. Раскопки поселения у оз. Утинка и разведки в Среднем Причулымье. — 240

Чиндина Л.А., Кирюшин Ю.Ф. Раскопки поселения Малгет. — 241

Шавкунов Э.В., Хорев В.А. Исследования на Шайгинском городище. — 242

 

 

З.А. Абрамова

Исследование палеолита на Енисее.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 184-185.

 

Палеолитический отряд Красноярской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АИ СССР возобновил работы в зоне Красноярского водохранилища с целью спасения размываемых ежегодно памятников, залегающих на высоких (III-IV) террасах левого берега Енисея от г. Абакана на юге до с. Даурское на севере. В районе с. Новосёлово-Старое собран значительный материал на ранее известных стоянках Новосёлово VI, VII, X, XII. На правом борту оврага, левый берег которого занят стоянкой Новосёлово XII, обнаружена новая стоянка Новосёлово XIII. Размытая поверхность, площадью около 150 м вдоль берега и не менее 70 м шириной усеяна культурными остатками: расщеплённой речной галькой, каменными орудиями, костями животных (преимущественно мамонта и северного оленя). На неразрушенном участке террасы заложен раскоп (49 кв.м), где вскрыт культурный слой, насыщенный каменным инвентарём и мелкими обломками костей животных. Остатков мамонта в раскопе не обнаружено, поэтому не ясно, связаны ли кости мамонта на размытой поверхности с культурным слоем. Все памятники Новосёловской группы относятся к кокоревской культуре, обладая характерным набором орудий, особенно целых серий остроконечников и резцов.

 

Иной облик каменного инвентаря на стоянке Тарачиха, расположенной в 3-4 км выше новосёловских стоянок. Здесь на поверхности размытого уступа правого борта лога (ныне залива) лежали кости мамонта, видимо, незначительно перемещённые с места своего первоначального залегания. Зачистка обнажения показала наличие непотревоженного культурного слоя, содержащего кости мамонта вместе с угольками и расщеплённым камнем. Кости принадлежали не менее чем шести особям мамонта, преимущественно молодым. Каменный инвентарь чрезвычайно своеобразен благодаря наличию мелких призматических нуклеусов и орудий, изготовленных из пластинок, и отсутствию характерных для палеолита Енисея скрёбел и чопперов. Уникален впервые обнаруженный в палеолите Енисея двусторонпеобработанный наконечник копья из коричневой кремнистой породы.

 

Открыт ряд местонахождений в районах, где ранее палеолит не был

(184/185)

отмечен. Таковы находки к югу от Батенёвского кряжа: у пос. Крутогорский, в логу над бывшим с. Малые Копёны, близ совхоза «Советская Хакассия», выше и ниже по течению р. Моховой. Ряд пунктов обнаружен Б.Н. Пяткиным близ пос. Ижуль и Приморска.

 

Вне зоны водохранилища произведен осмотр ряда пещер по левым притокам р. Абакан и в Боградском р-не. Исключительный интерес представляют пещеры у с. Толчея, особенно грот Глядены, где на глубине 1,5 м от поверхности в шурфе 1х1 м обнаружен палеолитический культурный слой.

 

М.П. Аксёнов, В.М. Ветров, П.Е. Шмыгун

Исследование в долине р. Витима.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 185.

 

Витимский отряд Ленской партии археологической экспедиции Иркутского государственного университета вел исследования в верхней части долины р. Витима. Обследованы: долина р. Холой (правый приток Витима), долина Витима от впадения р. Ходой до устья р. Юмурчен (правый приток Витима) и долина р. Юмурчен от устья до деревни с тем же названием. Открыто более 25 разновременных местонахождений.

 

Наиболее интересна серия стоянок в приустьевом участке р. Юмурчен. Остатки материальной культуры обнаружены здесь в 15 пунктах, на террасах различного уровня (от 12 до 55 м). Находки залегают в генетически различных отложениях — делювии, пролювии, аллювии.

 

Верхний культурный слой везде залегает в делювии на глубине 10-20 см и характеризуется однородным каменным инвентарем и керамикой. Большинство каменных изделий изготовлено из халцедона и сердолика. Это разнообразные призматические нуклеусы, скребки, вкладыши, наконечники стрел, проколки, призматические пластинки и микропластинки. Кроме того, здесь встречены крупные унифациальные скрёбла и топоры из диабаза. Этот комплекс сопровождается гладкостенной и штриховой керамикой.

 

Второй культурный слой на террасах 12-15 м уровня залегает в верхах пойменного аллювия. На более высоких террасах он связан с низами делювия. Для этого слоя характерны орудия из кремня и диабаза — призматические нуклеусы, скребки, топоры, скрёбла и микропластинки. Халцедон и сердолик как поделочный материал практически отсутствуют. Керамика гладкостенная, орнаментирована зубчатым штампом.

 

В пунктах Юмурчен I (терраса в 25 м), Юмурчен XII и VI (терраса в 35 м) ниже двух первых слоёв обнаружены локальные пятна находок каменных изделий без керамики — трансверсальные резцы, призматические нуклеусы и их заготовки, рубящее орудие, отщепы.

 

Предварительно первый культурный слой определён как поздненеолитический, второй — ранненеолитический, находки, лежащие ниже, типологически и стратиграфически должны быть отнесены к донеолитическому периоду.

(185/186)

 

М.П. Аксёнов, В.С. Зубков, В.А. Лынша, М.В. Шуньков

Новые местонахождения каменного века на Верхней Лене.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 186.

 

Качугский отряд Ленской партии археологической экспедиции Иркутского государственного университета продолжал исследования в верхней части долины р. Лены.

 

В районе дер. Кистенёво (14 км ниже по с. Качуг Иркутской обл.) открыт комплекс местонахождений донеолитического возраста. На участке 2-2,5 км к северу и западу от памятника Кистенёво I обнаружено четыре новых позднепалеолитических и мезолитических местонахождений — Кистенёво II, V. Они дислоцируются на террасах различного уровня, разнятся по условиям залегания и все содержат только каменный инвентарь. Хронологический разрыв между отдельными комплексами относительно небольшой.

 

Кистенёво II — двуслойный памятник, расположенный на первой надпойменной террасе (7 м). Первый слой заключён в белесоватой лёссовидной супеси па глубине 45 см от современной поверхности. Слой нарушен многократными перепашками. Найдены трансверсальные, дополненные угловым сколом резцы, характерные для поздних этапов местного мезолита. Такому хронологическому определению не противоречит и стратиграфическое положение слоя. Находки второго слоя сосредоточены в пределах тёмного, окрашенного остатками древесного угля пятна и заключены в аллювиальных отложениях на глубине 1,5 см под слоем погребённой почвы, разорванной морозобойными трещинами. В пределах пятна собрано около 120 изделий из камня — полулунные скрёбла, призматический нуклеус, призматические пластинки, микропластинки. По стратиграфическим данным, отложения, вмещающие культурные остатки второго слоя, можно отнести к финалу сартанского оледенения. Возраст культурных остатков близок третьему слою Макарово II, характеризующему финал местного палеолита.

 

На местонахождении Кистенёво III каменные изделия собраны на распаханной поверхности десятиметровой террасы. Основную массу орудий составляют характерные для местного мезолита трансверсальные резцы, «гобийский» нуклеус, ножи улу, призматические одно- и двухплощадочные нуклеусы.

 

Местонахождения Кистенёво IV-V — однослойные. Дислоцируются соответственно на двенадцатиметровой и шестпадцатиметровой террасах. Культурные слои залегают на глубине 30-40 см от современной поверхности на плотной красно-бурой супеси с белесоватой карбонатизированной лессовидной супесью. Каменные орудия представлены формами, свойственными мезолиту верхней Лены. Это трансверсальные резцы, ножи улу, клиновидные и одно-площадочные монофронтальные призматические нуклеусы, бифациально ретушированные ножи, концевые скребки из призматических пластинок, призматические пластинки, микропластинки и отщепы. Характер залегания культурных остатков и облик каменных изделий близок ранее известным местонахождениям этого района, таким как второй слой Макарово II и Шишкино II.

(186/187)

 

А.Н. Алексеев

Разведка средней и нижней Олёкмы.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 187.

 

Олёкминский отряд экспедиции Якутского государственного университета проводил разведки на территории долины Средней и Нижней Олёкмы. В среднем течении реки открыто шесть неолитических стоянок. Обнаруженные памятники приурочены к первой надпойменной террасе и, как правило, находятся на приустьевых мысах.

 

Особый интерес вызывает стоянка Чыпчаал I, давшая смешанный материал. Её инвентарь представлен фрагментами сетчатой, шнуровой и вафельной керамики, шлифованным ступенчатым теслом и теслом с ушками, наконечниками стрел, призматическими и коническими нуклеусами, ножами различных форм, односторонне и двусторонне обработанными вкладышами, скрёблами, скребками, резцами, проколками, пластинами.

 

Остальные пять стоянок, судя по находкам фрагментов шнуровой керамики, относятся к средней стадии неолита.

 

В нижнем течении Олёкмы обследован её левый приток — р. Чара, в 205 км от устья которой открыта стоянка эпохи камня.

 

Ж.Б. Андреева, А.В. Гарковик, О.В. Дьякова

Новый могильник янковской культуры в Приморье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 187-188.

 

В 20-25 км восточнее устья р. Раздольной, на территории усадьбы колхоза им. Чапаева Надеждинского р-на открыт новый могильник, находящийся на западной окраине древнего поселения. Установлено, что все захоронения находились в котловане заброшенного жилища-полуземлянки и в большинстве своем носят вторичный характер. Полный и частичный анатомический порядок сохранили лишь костяки, расположенные в северо-восточной части жилища (их более 10) и залегающие на глубине 0,4-0,6 м от современной поверхности. Целый костяк только один. Находился он в вытянутом положении на спине и был ориентирован на юго-восток. В затылочной части черепа зафиксирована пробоина, возможно от стрелы.

 

Основным сопровождающим костяк материалом была керамика с прочерченным на круге линейным орнаментом.

 

Одно захоронение, также ориентированное на юго-восток, оказалось двойным и представлено частично сохранившимися костяками взрослого и ребёнка. Оба лежали на боку в вытянутом положении (взрослый — на левом, детский — на правом).

 

Только два костяка имеют северо-западную ориентацию. Большинство же черепов находилось отдельно от скелетов.

 

Юго-западная часть жилища содержала массу разрозненных человеческих костей.

 

Под погребениями, в северо-западной части раскопа, зафиксировано

(187/188)

Орнаментированные изделия из кости первой половины I тысячелетия до н.э.

(Открыть Рис. в новом окне)

кострище (мощность углистого слоя до 6 см, прокал грунта до 10 см). Вскрытая площадь углистого слоя — 2х1,2 м; общая площадь кострища — 3,5x2 м. Часть костей скелетов залегала в углистом слое и непосредственно над ним. Складывается впечатление, что эти кости горели.

 

Рядом с костями найдены разрозненные фрагменты типичных для янковской культуры сосудов, изделия из кости (иглы с ушком, проколки, острия, бусы из птичьих трубчатых костей, обоймицы, предметы с резным геометрическим орнаментом), шлифованные наконечники стрел иволистной формы, ножи, тёсла, крупные цилиндрические бусы из зеленокаменных пород.

 

Судя по находкам и характеру из залегания, памятник однослойный и относится к первой половине I тысячелетия до н.э.

(188/189)

 

Н.Д. Архипов

Исследования в Якутии.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 189.

 

Экспедиция Якутского государственного университета раскопала стоянку-мастерскую Усть-Чиркуо (227 кв.м) в зоне затопления Вилюйской ГЭС. Неолитический и первый мезолитический горизонты памятника приурочены к тёмно-бурой супеси мощностью от 25 до 45 см. Обнаруженная керамика по орнаменту распадается на пять типов: сетчатая, шнуровая гребенчатая, вафельная и рубчатая лопаточка. В первом мезолитическом горизонте найдены нуклеусы гобийского типа, ножи полулунных форм, скребок с выступом, скребки на крупных пластинах и наконечник стрелы. Второй мезолитический горизонт отделён от основного культурного слоя стерильной прослойкой мощностью от 60 до 75 см. В нём обнаружены скребло подчетырёхугольной формы, скребок и тесло из кристаллической породы.

 

На Олёкме исследована стоянка Летен Новый В (81 кв.м). Культурный слой разделяется на четыре горизонта. Первый горизонт, залегающий в светло-сером гумусе, содержит железный шлак, медную пластину и толстостенную керамику. Из второго горизонта происходят материалы эпохи неолита и позднего мезолита. Чистый мезолитический комплекс обнаружен в третьем-четвёртом горизонтах.

 

В устье р. Матта (р. Синяя) обнаружено новое местонахождение петроглифов — росписей красной охрой. Основной сюжет их — антропоморфные антропозооморфные изображения.

 

Археолого-этнографический отряд Якутского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры исследовал окрестности пос. Сунтар (Средний Вилюй). Рекогносцировке подвергнута западная терраса оз. Бэрэ, в 7 км к северу от Сунтара, где в 1973 г. Г.Е. Фёдоров случайно обнаружил захоронение эпохи финальной бронзы. Шурф (2x1 м), заложенный рядом с местом погребения, выявил культурный слой (10-15 см), приуроченный к тёмному и тёмно-красному гумусу. Найдены отщепы, скребок и наконечник стрелы с вогнутым основанием. Керамика имеет венчик с прямым краем и рассеченными валиками.

 

В 250 м к северу от первого пункта, в отвале котлована для силосной ямы (12х6 м) обнаружены остатки плавильни: часть глиняного горна со следами стержня и сильно обожжённый очаг. Черепки керамики красновато-серого цвета украшены параллельными рядами гладких валиков и датируются эпохой бронзы.

 

В Алексеевском р-не раскопано первое в Якутии захоронение XVIII в., в котором человек погребён вместе с лошадьми. Скелеты человека и коней ориентированы головой на запад.

(189/190)

 

С.Н. Астахов

Работы Саяно-Тувинской экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 190-191.

 

Саяно-Тувинская экспедиция Ленинградского Отделения Института археологии АН СССР завершила десятый сезон работ. Она состояла из пяти отрядов и двух групп.

 

Два отряда работали в долине р. Хемчик, изучая в основном тюркские памятники. Третий отряд продолжал раскопки могильника Аймырлыг, а четвёртый — могильника Чинге. Наконец, пятый отряд раскапывал палеолитическую стоянку Кантегир, неолитическую стоянку Хадынных 1 и стоянку Хадынных 2, видимо эпохи бронзы. Одна из групп экспедиции провела обследование и фиксацию разновременных (от эпохи бронзы до средневековья) наскальных рисунков правобережья Енисея от района против устья р. Хемчик до Беделига. Другая же группа занималась поисками и фиксацией памятников тюркской рунической письменности правобережья р. Енисей, от р. Беделиг и до р. Шугур, и в других обследованных районах.

 

Настоящая статья — информация о работах отряда по изучению памятников каменного века. Отряд произвел раскопки стоянки Кантегир в Ермаковском р-не Красноярского края, в устье р. Кантегир, левого притока р. Енисей. Палеолитические изделия найдены в обнажении второй террасы, верх которой сложен здесь серыми супесями. Раскопом площадью 26 кв.м вскрыто четыре слоя. Первый из них залегает на глубине 1-1,2 м и представляет окраинную, малонасыщенную часть стоянки. Судя по строению террасы, возраст слоя около 10-12 тысяч лет. Второй слой залегает на глубине 1,5-1,8 м. Насыщенность его изделиями и фауной несколько больше; имеются каменные орудия, изготовленные из отщепов. Третий слой, вскрытый на площади 21 кв.м, залегает на глубине 2,5-2,8 м. Расчищены очажные пятна, найдены скопления отщепов, орудия и обломки костей животных. Четвёртый слой открыт на глубине 3,1-3,2 м. Он выражен лучше верхних, местами окрашен. Сохранился простой очаг в виде углубления, заполненного золой, углем и отбросами. Орудия — скрёбла на отщепах, скребки. Возраст четвёртого слоя — не древнее 14-15 тысяч лет.

 

На стоянке Хадынных 1 (на правом берегу Енисея у р. Хадынных) вскрыто 60 кв.м. Верхний слой датируется, вероятно, эпохой бронзы. Основной (второй) слой мощностью от 10 до 35 см относится к развитому неолиту. Он характеризуется керамикой трёх типов: первый тип орнаментирован по всей поверхности обломком трубчатой кости; второй орнаментирован не сплошь, а поясами и, вероятно, палочкой, обмотанной шнурком; третий украшен гребенчатым штампом. Находки концентрируются вокруг очагов, обложенных камнем. Находок немного; это преимущественно наконечники стрел. Третий, нижний слой мощностью 20 см очень беден, но по индустрии сходен с основным.

 

В разведочном раскопе на стоянке Хадынных 2 вскрыто восемь культурных слоёв. Керамика, встреченная в них, представлена плоскодонными сосудами без орнамента. Кроме кремнёвых орудий и стрелок найден роговой наконечник стрелы.

(190/191)

Предварительно стоянка отнесена эпохе бронзы. Она близка к верхнему слою стоянки Хадынных 1.

 

В целом за десять сезонов работы отрядом по изучению каменного века на территории Тувы открыто более 150 стоянок и местонахождений, позволяющих представить в общих чертах ступени развития культуры края от палеолита до бронзы.

 

В.В. Бобров

Археологические исследования на северо-востоке Кузбасса.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 191-192.

 

Экспедиция лаборатории археологических исследований Кемеровского государственного университета работала в Тисульском р-не Кемеровской обл.

 

На северо-западном берегу оз. Большой Берчикуль, в 18 км к югу от пос. Тисуль, в 350 м к северо-востоку от дер. Большой Берчикуль вскрыт курган, сооружённый на памятнике неолитического времени. Здесь заложен раскоп площадью 418 кв.м. Курган представлял собой земляной холм высотой 0,8 м. Под курганом, в центре располагалась могильная яма (4,4х4,4 м), перекрытая сверху лиственными брёвнами в два ряда и берёстой. Перекрытие, как и само погребение, было подвержено сильному воздействию огня. В могиле захоронено около 50 человек. Сопровождающий инвентарь представлен бронзовыми чеканами, втоками, ножами, зеркалами, проколками и другими вещами. У стенок склепа найдено около 40 сосудов. Сосуды баночной формы, часть из них — со сливом. Инвентарь и обряд погребения позволяют датировать время сооружения склепа III в. до н.э.

 

Склеп, как и курган в целом, сооружены на месте более раннего кургана. Вышеописанная могильная яма полностью разрушила предшествующую, углубив и расширив её. Это чётко определяется стратиграфически и тем, что между выбросами найдены необожжённые кости скелетов, девять костяных наконечников стрел, бронзовый однодырчатый нож, сферическая бляшка, вток, обломки сосудов баночный формы. Удалось определить, что разрушенный курган имел вид небольшого холма, окружённого прямоугольной каменной оградой, и относился к сарагашенскому этапу. Обнаруженные под дёрном на втором выбросе необожжённые кости скелетов позволяют предположить наличие в центре насыпи кургана впускного погребения, которое было разграблено. На глубине 0,7 м в предполагаемом восточном углу впускной могилы расчищен скелет оленя, положенного на правый бок, головой на восток, с подогнутыми под туловище ногами.

 

Отсутствие данных затрудняет определение времени сооружения и культурной принадлежности этого погребения.

 

В неолитическом культурном слое найдены кремнёвые нуклеусы, наконечники стрел, шлифованное тесло, обломки концевого ножа, заготовки скребков, тёсел, отщепы. Керамика представлена мелкими фрагментами сосудов, украшенных ёлочным и гребенчатым орнаментом, рядами треугольных и овальных углублений.

(191/192)

 

Раскопан каменный курган (4) в западной части тагарского могильника, расположенного на южной окраине дер. Утинка, на гриве, окаймляющей с запада оз. Утинку. Под курганом (диаметр 34 м, высота 1,5 м) выявлены четыре могильных пятна: три небольших, одинаковых размеров располагались по линии юг — запад — север. В центре кургана находилась четвёртая могила (площадь пятна около 80 кв.м). Надмогильное сооружение относилось к центральному склепу, который был окружён прямоугольной оградой из дёрна, укреплённой камнями. Выброс из могилы покоился на ограде. На выброс опиралось перекрытие из лиственничных брёвен и берёсты.

 

Д.Д. Васильев

Исследования в Саянском каньоне.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 192.

 

Поиски новых эпиграфических памятников и их обследование с выборочной съёмкой и копированием проводились Саяно-Тувинской экспедицией Ленинградского отделения Института археологии АН СССР в основном по правому берегу Енисея, в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Маршрутами охвачены русла рек на правобережье Енисея (от начала Саянского каньона до р. Шугур, ниже впадения р. Хемчик).

 

Среди наиболее интересных находок следует отметить довольно частые руноподобные знаки на скалах вдоль тропы на перевале через хребет Таркок-шань против устья р. Хемчик и по руслу р. Шугур. Граффити являют характерные енисейские варианты древнетюркской письменности, нацарапанные в соседстве с тамгами. Енисейские аллографы рунического алфавита не соединены в слова, а чаще всего единичны, не связаны функционально (по орудию письма, дуктусу) и композиционно, представляя собой, по-видимому, ориентиры и посетительские метки-инициалы.

 

В 10 км вверх по руслу р. Чинге найден оленный камень без изображений, но с несколькими опоясками. Другой камень, подобный первому, обнаружен в небольшой долине у северного подножия г. Алага. На нем выбиты две тамги, аналогичные зафиксированным на стелах из окрестностей Чаа-Холя.

 

На восточном склоне хребта Беделиг-тайга, в долине Мозола-Хомужалыг, на участке правого берега Енисея под названием Шанактаг-хая и вдоль русла р. Шугур обследованы петрографические комплексы, содержащие изображения горных козлов и других животных, реже солярные, антропоморфные и тамговые знаки. Новые разновидности тамг отмечены на участке правого берега Енисея против переправы Каравей, а также на стеле в 3 км к западу от высот Адыр-тей.

(192/193)

 

Ю.М. Васильев, Т.А. Васильева

Раскопки могильника Луданникова сопка.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 193-194.

 

Раскопки на могильнике Луданникова сопка проводились во всех трёх группах: центральной, восточной и западной.

 

В центральной группе несколько вскрытых курганов оказались довольно бедными. Подобно курганам южной группы, расположенной рядом с сопкой, погребения здесь производились на горизонте, без гробов. В кургане 20а был найден железный нож и гончарный вазовидный сосуд с прочерченным косым крестом на тулове. В кургане 21 находилось, по-видимому, два погребения. Одно из них представлено черепом, обложенным камнями и двумя лепными сосудами баночной формы. Второе содержало гончарный тыквообразный кувшин, два бронзовых бубенчика, колоколец и обломок прямоугольной бронзовой поясной бляшки. В насыпях всех курганов встречаются крупные и мелкие камни, особенно в кенотафах.

 

В восточной группе раскопано четыре кургана. Погребения здесь, как и в западной группе, совершались по обряду трупоположения в гробах. Могильные ямы ориентированы по линии восток — запад и юго-восток — северо-запад. Некоторые могилы разрушены ещё в древности: сосуды разбиты, могильный инвентарь встречается в насыпи курганов, крышки и стенки гробов изломаны и смещены, кости чаще всего отсутствуют. В кургане 25 обнаружено трёхъярусное погребение: одно под другим находились два вторичных погребения, а под ними, параллельно друг другу, два захоронения в деревянных гробах.

 

Интересный материал дала западная группа могильника. В кургане 15 оказалось пять погребений. Погребение 4 ориентировано по линии восток — запад. Судя по положению костей, погребённый лежал на спине с подогнутыми в коленях ногами, кисти рук, согнутые в локтях, покоились в области таза. На левой руке было надето два бронзовых браслета, на правой — один. В области пояса лежал железный нож. Замечательно ожерелье из 46 бусин из синего стекла, халцедона и других пород камня с литой золотой подвеской в виде стилизованного изображения летящего орла. На костях черепа — две серебряные носовые кольцевидные серьги, связанные ниточкой, и две ушные. Одна из них — кольцо из серебряной проволоки с круглой подвеской из бело-молочного нефрита. К подвеске через специально просверленное отверстие была, по-видимому, привязана шаровидная халцедоновая бусина. В погребении найдено также два сероглиняных гончарных сосуда.

 

Ещё одно золотое украшение — антропоморфная фигурка — обнаружено в погребении 3 того же кургана. Здесь череп погребённого лежал основанием на дне гроба, лицевой частью на восток; остальные кости скелета были перемешаны. В составе инвентаря были также два бронзовых бубенчика, три халцедоновые бусины, железные колчанные бляшки и оконечники. В погребении 1 в ногах погребённого, ориентированного головой на юг, находился сосуд. В погребении 2 череп костяка, помещённого в традиционной для могильника позе, лежал в ногах в се-

(193/194)

верном углу гроба на левом боку, лицевой частью на восток.

 

В кургане 10 вскрыто погребение горбуна, сопровождаемое колчаном со стрелами. Отметим, что в отдельных погребениях в области черепа, ног или пояса найдены просяные зёрна.

 

Наблюдения, произведенные в процессе раскопок, позволяют сделать предварительный вывод о незначительном временном промежутке между курганами западной, центральной и восточной групп.

 

Р.С. Васильевский, В.О. Шубин

Исследование памятников охотской культуры на острове Сахалин.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 194.

 

Специальный отряд Северо-Азиатской археологической экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал исследования на Сахалине.

 

Основным объектом работ являлось поселение Озёрск 1, расположенное на юге острова. Здесь выделяется три стратиграфических горизонта. Вскрыты два жилища, общей площадью 404 кв.м. Жилища верхнего горизонта обитались айнами. Они содержали металлический инвентарь, кости морских млекопитающих, кучи раковин моллюсков. Керамика представлена небольшим количеством фрагментов плоскодонных сосудов, украшенных резным, реже — штамповым орнаментом. Находки каменных орудий единичны. Жилища в плане прямоугольны, на полу прослеживаются остатки глиняной обмазки.

 

Ниже расположен ярус жилища охотского времени (X в. н.э.). Оно шестиугольное в плане, с правильными рядами столбов и с очагами в центре. Получено большое количество керамических сосудов охотского облика: это плоскодонные, украшенные резным и штамповым орнаментом, или остродонные, полуяйцевидной формы, с гребенчатыми отпечатками или шнуровыми оттисками. Каменный инвентарь представлен полированными топорами северного типа, черешковыми наконечниками стрел и копий, ножами и грузилами каплевидной формы с биконическими отверстиями. Интересна коллекция амулетов и украшений (фигурка лебедя, каменные подвески, кольца, глиняные бусы). Костяной инвентарь представлен великолепным экземпляром поворотного гарпуна, имеющим некоторое сходство с эскимосскими образцами, а также наконечниками стрел, проколками.

 

Ниже залегает культурный слой, который датируется 20-80 гг. н.э. (по С-14).

 

Аналогичные жилища шестиугольной формы исследовались на стоянках Стародубское II и Найбучи I в Долинском р-не. Материал этих памятников характерен для охотской культуры.

 

В результате разведки на полуострове Терпения в районе перешейка Лодочного обнаружены два новых памятника. Один из них относится к охотской культуре, а второй, по-видимому, к неолиту. В каменном инвентаре и керамике последнего находят отражение древние связи жителей острова с населением Нижнего Амура.

(194/195)

 

В.Д. Викторова, В.Т. Юровская

Работы Тюменского отряда.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 195.

 

Тюменский отряд Уральской экспедиции Уральского университета продолжал раскопки на южном берегу оз. Андреевского, около г. Тюмени. Исследование проводилось на участках IX и XII, подлежащих застройке.

 

На гребне невысокой гривы участка IX раскопано неолитическое жилище подквадратной в плане формы (9х10), ориентированное с юго-запада на северо-восток. Выход в виде коридора и небольшого тамбура расположен в центре южной стенки. На дне (1,2-1,4 м от современной поверхности) котлован по периметру окаймлен канавкой шириной 20 см и глубиной 10-20 см. На расстоянии 1,5-2 м от стен центральная часть жилища углублена на 20 см. В ней расчищено около 30 ям различного назначения. Две очажные ямы подпрямоугольной формы расположены за пределами центрального углубления близ северной стенки. На полу жилища найдены обломки сосудов полуяйцевидной формы, украшенных геометрическими узорами, нанесёнными отступающей палочкой или гребенчатым штампом. Каменные орудия изготовлены преимущественно из чёрного плитчатого сланца. Близ северной стенки жилища, между очагами обнаружены следы изготовления этих орудий в виде большого скопления чешуек и отщепов.

 

Описанное сооружение с севера и запада было частично перекрыто двумя жилищами боборыкинского комплекса. Остатки построек сохранились в виде котлованов овальной формы, ориентированных с северо-востока на юго-запад. Размеры котлованов 6х6 и 5,6х5,4 м. На дне сооружений (0,9 м от современной поверхности) зафиксированы столбовые ямки, канавки и ямы неправильных очертаний.

 

В 200 м к востоку от этого раскопа, на участке XII начато исследование ещё одного поселка боборыкинского типа. Обнаружены котлованы жилищ округлой формы, размерами 5,5х6,5 м и глубиной 0,9-1 м от современной поверхности. Полностью вскрыты жилище, две хозяйственные ямы и частично исследованы ещё два жилища. Посуда из боборыкинских жилищ представлена плоскодонными горшками и банками, украшенными поясками неглубоких ямок, прочерченными зигзагами и фестонами. Найдено несколько глиняных кирпичиков подпрямоугольной формы «утюжок». Орудия изготовлены на пластинах из серого кремня, белого кварцита и зелёного сланца.

 

Раскопками на южном берегу Андреевского оз. установлено, что стратиграфически боборыкинские комплексы лежат ниже энеолитических липчинских и скорее всего относятся к концу неолита. Жилища и посуда не имеют аналогий в материале Лесного Зауралья более раннего времени. По-видимому, боборыкинские комплексы принадлежат населению, пришедшему на Андреевское оз. из южных степных районов.

(195/196)

 

А.В. Гарковик

Работы на поселении Валентин-перешеек.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 196.

 

Валентиновский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал раскопки одного из интереснейших памятников Приморья — Валентин-перешеек, расположенного в Лазовском р-не в бухте Валентин, на перешейке мыса Титова. Выявлена стратиграфия различных частей поселения. За исключением юго-западной окраины слои чередовались следующим образом: дёрн, песок жёлтого цвета, тёмный гумусированный песок, серовато-коричневатый суглинок и материк — ярко-жёлтый суглинок со щебёнкой. В слое тёмно-серого песка встречены шлаки, обломки льячек, керамическая формочка, трёхлопастный железный наконечник стрелы, характерные для средневекового Приморья стеклянные бусины, несколько обломков гончарной керамики. Основная масса находок получена при разборке двух нижних слоёв. Здесь найдено большое количество мотыг, ретушированных наконечников стрел и дротиков, ножи и скребки, шлифованные наконечники стрел удлинённой формы, желобчатые топоры, округлые в сечении, различного рода тёрки, тёрочники, куранты, молоты, лощители древков стрел. С каменным инвентарём встречена довольно грубая лепная керамика с большим количеством примесей в тесте. Сосуды в основном слабо профилированы, верхний край их часто слабо отогнут наружу. Украшены они гребенчатыми оттисками в различных композициях, орнаментом в виде вертикального зигзага, орнаментальным поясом из дугообразно прочерченных линий, различными насечками, а также налепными валиками, расположенными в верхней части. Придонная часть сосудов образует часто небольшую приступочку; на некоторых донышках видны отпечатки ткани.

 

Таким образом, основным итогом работ на поселении явилось стратиграфическое выявление позднего слоя, относящегося, вероятно, к средневековью и содержащего следы металлургии, связанной с получением железа. Получены новые материалы и для изучения основного комплекса поселения, относящегося ко II тысячелетию до н.э.

 

М.П. Грязнов, М.X. Маннай-оол

Окончание раскопок кургана Аржан.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 196-198.

 

Вскрытием камер 39-70, расположенных на периферии сооружения, завершено исследование кургана Аржан. Полностью вскрыто уникальное деревянное сооружение, представлявшее собой составленную из множества разных форм и размеров срубов круглую платформу диаметром около 80 м и высотой 2,5-3 м, покрытую сплошным потолком. По периферии к ней была прислонена наклонная стена из плотно постав-

(196/197)

Курган Аржан после окончания раскопок.

(Открыть Рис. в новом окне)

ленных в один-два ряда брёвен. Сверху всё это было завалено двух-, трёхметровым слоем камня.

 

В 1974 г. исследовались периферийные ряды срубов, где захоронений не оказалось. Только рядом с камерой 37, где в предшествующем году открыто захоронение более 13 коней, в проходе между двумя срубами обнаружены скелеты двух коней, уложенных в ряд головами на запад, и при них — двое бронзовых удил и две подвески из клыков кабана. В другой стороне сооружения, около камеры 266, но за соседним с ней срубом третьего концентрического ряда найден золотой нахвостник коня того же типа, что и в камере 266, несомненно из неё кем-то сюда занесённый.

 

В окружающей Аржан местности экспедиция провела поиски новых оленных камней. В 4 км к югу от Аржана, у подножия горы Чинга-таг, обнаружен камень с обычным изображением «ожерелья» и пояса с четырьмя крупными фигурами оленей, расположенными на двух широких сторонах камня (передняя половина оленя на одной стороне, задняя — на другой), В 20 км к юго-востоку от него, в местности Обрзак-аксы найдены вывороченные из земли четыре камня. Они находились на небольшой каменно-земляной, едва возвышенной площадке, вероятно, на группе древнетюркских могил. Три из них — оленные, в двух случаях с длинными (по несколько строк) древнетюркскими надписями. Четвёртый камень без изображений, но с такой же длинной надписью. Особенно замечателен камень высотой в 3,5 м, который,

(197/198)

кроме «ожерелья», пояса и других антропоморфных деталей, покрыт изображениями мелких фигур козлов, горного барана и оленей. Как и другие оленные камни долины р. Уюк, найденные экспедицией камни следует относить ко времени кургана Аржан, частью же (камень Чинга-таг) — к несколько более позднему времени.

 

А.В. Давыдова, С.С. Миняев

Раскопки хуннских поселений в Забайкалье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 198-199.

 

Изображение головы лосихи на пластине из глинистого сланца. Иволгинское городище.

(Открыть Рис. в новом окне)

Экспедиция Ленинградского государственного университета и Министерства культуры Бурятской АССР продолжила работы по bзучению хуннских поселений Забайкалья III-I вв. до н.э. — Иволгинского городища и поселения у с. Дурёны (Иволгинский и Кяхтинский р-ны Бурятской АССР).

 

На Иволгинском городище исследовано 740 кв.м площади в юго-западной части городища. Выявлены два жилища и 86 ям, значительная часть которых является остатками хозяйственных сооружений. В ходе работ подтверждены предположения о существовании особого плана строительства поселения (расположение жилых сооружений рядами, параллельными южной линии оборонительных сооружений). Открыты также остатки хозяйственных построек (2х2,30 м), углублённых в материк до 1,40 м. Особый интерес представляет их расположение рядом с «домом правителя», что даёт возможность предположить существование богатого комплекса, состоящего из «дома правителя», двух маленьких жилищ его слуг и больших хозяйственных построек и погребов.

(198/199)

 

Коллекция вещей Иволгинского городища была значительно дополнена керамикой, предметами из железа, бронзы, кости и рога, а также различными украшениями. Исключительный интерес представляет изображение головы лосихи, процарапанное на пластине из глинистого сланца.

 

На хуннском поселении у с. Дурёны, расположенном на р. Чикое, продолжены разведочные работы, начатые в 1972 г. Изучалась средняя часть поселения, условно названная Средними Дурёнами, где отмечалось значительное разрушение культурного слоя. Тщательное исследование привело к обнаружению значительных по площади участков ненарушенного культурного слоя толщиной до 0,9 м в северной части Средних Дурён. Здесь расчищено жилище площадью около 24 кв.м с остатками печи, дымохода (у северной и западной стен), квадратными столбовыми ямками. На полу обнаружены обломки двух глиняных сосудов и часть туфового кольца, диаметром в 14 см. Находки типичны для культуры хунну II-I вв. до н.э.

 

Е.И. Деревянко

Исследование Троицкого могильника.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 199-200.

 

Амурский отряд экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал раскопки Троицкого могильника на р. Белой в Амурской обл. Вскрыта площадь 450 кв.м на западной оконечности могильника. Могильные сооружения представлены грунтовыми ямами с вертикальными стенками, иногда прокаленными на глубину до 5-7 см. В некоторых ямах обнаружены деревянные гробы, чаще — деревянная обкладка-рама, а также берестяные подстилки. Часто покойника покрывали берёстой.

 

Среди раскопанных погребений только пять первичные, остальные (более 50) — вторичные (точное количество их определить не удалось). Первичные погребения совершены по обряду трупоположения. Умершего клали на спину, одна рука согнута, вторая вытянута вдоль тела, колени подогнуты. Во вторичных погребениях встречались, как правило, человеческие черепа в фрагментарном состоянии и трубчатые кости, а также черепа, челюсти или отдельные зубы лошади.

 

Погребальный инвентарь очень разнообразен. Найдено большое количество керамики. Это сосуды небольших размеров, вазообразные или баночные, с характерным для мохэской культуры валиком-карнизиком по венчику. Инвентарь представлен предметами вооружения (железные мечи, втульчатые наконечники копий, наконечники стрел, панцирные пластины и костяные накладки для лука), бытовыми вещами (железные ножи, кресала, каменные грузила), конским снаряжением (удила, стремена, уздечные пряжки и бляшки), украшениями (бусы, подвески, бляшки, нашивки, браслеты, комбинированные серьги, кольца). В погребальном инвентаре встречены бляшки, пряжки и наконечники ремней от наборного пояса мохэского воина, изготовленные из брон-

(199/200)

зы и серебра. В целом инвентарь характерен для мохэских племён VI-VIII вв. н.э. и имеет аналогии в памятниках чжурчженьского времени и у современных тунгусских народов Дальнего Востока, что свидетельствует о генетической связи мохэ, чжурчженей и современных народов Дальнего Востока (нанайцев, ульчей).

 

Н.Н. Диков

Исследование палеолита на Камчатке.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 200.

 

После того как в 1973 г. на стоянке Ушки I (в 18 км от п. Козыревск) было раскопано по два жилища в пятом и шестом слоях, Северовосточноазиатская археологическая экспедиция Дальневосточного научного центра АН СССР сосредоточилась в основном на исследовании самого нижнего, седьмого слоя. Обнаружено большое (более 100 кв.м) двухкамерное наземное жилище с обильными культурными остатками: метательными черешковыми наконечниками, листовидными ножами, резцами, нуклеусами, бусами, подвесками и другими каменными изделиями. Исследовано также по жилищу в шестом и пятом культурных слоях, отделённых от седьмого стерильными прослойками суглинка. Здесь был совсем иной каменный инвентарь; все наконечники удлинённо-листовидные.

 

Были заложены разведывательные траншеи и произведены зачистки берега на стоянке Ушки V на большом, но относительно низком мысе (2,5 м от уровня озера). Тут выявлены четвёртый ренненеолитический (мезолитический) культурный слой без керамики, с ножевидными пластинками и наконечниками стрел ромбического поперечного сечения, а глубже, в основании террасы — пятый и седьмой палеолитические слои с обильными остатками материальной культуры. В седьмом слое, на глубине 2,4 м обнаружено ещё одно жилище. Нижние культурные слои стоянки приурочены к пойменным отложениям претерпевшей неотектоническое погружение флювиогляциальной террасы, высота которой на озере от 2 до 4 м, а рядом, на р. Камчатке, около 8 м. Они чётко расчленены прослойками пеплов вулкана Шивелуч, что позволяет точно контролировать несмешанность культурных отложений.

 

Н.Н. Диков, Т.М. Дикова

Исследования на Колыме.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 200-201.

 

В зоне затопления Колымской ГЭС на территории Магаданской обл. отряд Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал раскопки двух стоянок эпохи камня — у ручья Малый Сибердик и при впадении в Колыму речки Конго.

 

Первая стоянка, расположенная на правом приустьевом мысе ручья Малый Сибердик, впадающего спра-

(200/201)

ва в р. Детрин в 200 м от впадения последней в Колыму, раскопана полностью. В её верхних неолитических слоях (примерно IV-III тысячелетия до н.э.) обнаружены ножи, скрёбла, ножевидные микропластинки. В нижнем слое, на глубине около 1 м вскрыты жилые площадки с обильными остатками производственной и бытовой деятельности. Выявлена камнеобрабатывающая мастерская с каменными наковальнями и группирующимися вокруг них отбойниками, осколками, отщепами, микроотщепами, заготовками и запасами сырья. Обрабатывались здесь андезито-базальтовые крупнокристаллические породы, преимущественно кварциты. Встречены необычные для древних культур Северо-Востока большие, грубо оббитые андезито-базальтовые макролиты наподобие кирок или кайл, чопперы — массивные орудия в виде андезито-базальтовых и реже кварцитовых галек или булыжников, затёсанных только с одной стороны несколькими сколами. Из кремня делали главным образом микропластины, мелкие скребки и метательные наконечники. Судя по стратиграфическому положению, наличию ярко выраженных субаэральных псевдоморфоз мерзлотного происхождения и по характеру кремнёвого микролитического комплекса нижний слой Сибердиковской стоянки относится к послеледниковому времени.

 

Обильный материал дала стоянка у ручья Конго, расположенная на четырнадцатиметровой террасе, справа от устья. И здесь в верхнем слое, который соответствует третьему слою Сибердиковской стоянки, преобладала обработка грубых пород андезито-базальтов и особенно кварцитов. Прослежены остатки мастерских по дроблению кварцита. Встречено несколько чопперов и их заготовок из андезито-базальта, метательные наконечники и множество ножевидных пластинок из кремнистых пород. Выявлен нижний слой стоянки, залегающий почти на 1 м глубже верхнего.

 

Г.В. Длужневская

Исследования на плато Улуг-Бюк.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 201-202.

 

Первый отряд Саяно-Тувинской экспедиции исследовал разновременные объекты на левобережном плато р. Хемчик — Улуг-Бюк (20 км выше устья р. Хемчик), в зоне водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС. Раскопанные памятники относятся к скифскому и древнетюркскому времени, кыргызскому периоду (XI-XII вв. н.э.).

 

Комплекс скифского времени включал два кургана и несколько кольцевых выкладок, находящихся в непосредственной от них близости.

 

Курган 3 возведён раньше перекрывающего его с северной стороны кургана 4, причём при сооружении второго памятника использованы камень с раннего кургана и часть его северной стенки. Овальной в плане формы, вытянутое в меридиональном направлении, первоначальное сооружение имеет трёх-, четырёхслойную стенку. При разборке внутренней площади этого объекта выявлены пять отдельных выкладок округлых и овальных в плане форм, стенки которых из хорошо подо-

(201/202)

гнанных обломков горных пород по высоте такие же, как основная (0,5-0,7 м). Наиболее крупная из них — центральная (3,30х3 м). На уровне древней поверхности укладывались плиты и уплощённые камни, затем заполнявшиеся галькой. О характере этих сооружений судить трудно из-за отсутствия какого-либо вещественного материала и захоронений.

 

Курган 4 округлой в плане формы. Первоначальное сооружение ограничено крепидой из плохо подогнанных крупных камней. Внутренняя площадь заполнена лежащими плашмя плитами и уплощёнными обломками горных пород; с северозападной и юго-восточной сторон от могильной ямы камень укладывался на выкид из могильной ямы. Грунтовая могила была некогда перекрыта на уровне древней поверхности массивными плитами (до 2 м длиной). На глубине около 1 м в яме находился каменный ящик, ориентированный длинной осью с северо-запада на юго-восток. Погребение было ограблено, сохранились только два роговых наконечника стрел.

 

На этом же плато раскопан позднекыргызский (XI-XII вв. н.э.) курган, содержавший под округлым в плане валунным наземным сооружением погребение по обряду трупосожжения. Вместе с человеком в погребальном костре были сожжены конская сбруя с железными наконечниками и накладными серебряными позолоченными бляшками с растительным орнаментом; серебряная серьга в виде знака вопроса, к которой подвешивалась круглая обойма со вставкой из стекла; железная накладка, один конец которой оформлен в виде крюка с головкой уточки.

 

На второй террасе плато Улуг-Бюк (могильник Улуг-Бюк II) исследованы курган и оградка древнетюркского времени. К квадратной оградке (2х2 м) из поставленных на ребро массивных плит, ориентированных сторонами по странам света, пристроены две круглые, диаметром до 1 м. В центре южной — каменная стела с тамгой и изображением козла на обращённой к северу стороне. Курган древнетюркского времени, подовальной в плане формы содержал захоронение человека с конём. Человек погребён в подбое, ориентирован головой на восток, а конь в противоположную сторону. Грабительский ход не нарушил северо-восточного угла ямы, где находились чернолаковая чашечка с двумя китайскими иероглифами, нанесёнными красной краской, китайское зеркало, роговая двусоставная подвеска с прочерченным чешуйчатым орнаментом, на обеих головках которой имитировано переплетение ремней, костяная рукоятка с чешуйчатым орнаментом, один край которой оформлен концентрическими кружками, другой — волнистой линией. Линии орнамента на рукоятке, возможно, были заполнены чёрной краской. Сопровождающий инвентарь позволяет говорить о достаточно высоком положении погребённого в древнетюркском обществе.

 

В целом плато Улуг-Бюк производит впечатление культового, о чем свидетельствует большое количество памятников ритуального характера (оградки, выкладки и даже курганы).

(202/203)

 

Н.И. Дроздов, А.М. Пашинов, В.Я. Федюшин

Исследования в Северном Приангарье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 203.

 

Северо-Ангарская экспедиция Красноярского краевого музея вела раскопки поселения в устье р. Чадобец, притока р. Ангары. Многослойное поселение Чадобец расположено в 1 км ниже одноимённой деревни на второй подпойменной террасе. Вдоль бровки террасы тянется высокий узкий массив древних дюн, закреплённых растительностью. На поселении вскрыта площадь 200 кв.м. Первый культурный горизонт зафиксирован на глубине 30-35 см от дневной поверхности в слое тёмной гумусированной почвы. Здесь обнаружены остатки плавильных сооружений с большим количеством шлаков. Найдены металлические изделия (листовидные, с загнутым черенком, односторонне заточенные ножи, рыболовные крючки, украшения), изделия из камня (ретушированные наконечники стрел, призматические пластинки, нуклеусы, скребки на отщепах, отщепы, галечные грузила для сети), фрагменты керамической посуды, а также кости лося, медведя, птиц и рыб.

 

В толще лёгкой коричневой супеси (15-30 см) выявлен материал поздненеолитического облика (шлифованные тёсла, призматические пластинки, нуклеусы, наконечники стрел листовидной и треугольной форм с прямой и вогнутой базой, скребки, отщепы). В слое в большом количестве содержится керамика, декорированная в стиле «сетки-плетёнки». Во втором горизонте обнаружены также хорошо сохранившиеся очажные кладки овальной формы.

 

Материал третьего культурного горизонта фиксируется в слое коричневой плотной супеси. Находки слоя представляют интересный докерамический комплекс, состоящий в основном из призматических пластинок. Незначительный процент находок составляют призматические нуклеусы и скребки из траппа, кремня, халцедона. Фауна представлена единичными находками рога северного оленя и плохо сохранившимися фрагментами трубчатых костей животных.

 

В северной части раскопа прослеживаются следы жилища (чума?) овальной формы, ориентированного по линии север — юг.

 

Н.И. Дроздов, В.И. Привалихин

Разведки на Средней Ангаре.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 203-204.

 

Кежемский отряд Северо-Ангарской экспедиции Красноярского музея провел разведку по р. Ангаре в Кежемском р-не Красноярского края и Усть-Илимском р-не Иркутской обл. Обследовано и открыто 11 памятников эпохи неолита, бронзы и железного века. Наиболее интересны памятники в районе р. Каты (правый приток Ангары). На высокой (20-35 м) террасе правого берега р. Ангары, за дер. Ката, на пашне собран каменный материал неолитического облика: шлифованные тёсла, двусторонне обработанные наконечники стрел, но-

(203/204)

жи, нуклеусы, призматические пластинки, кварцитовое рубящее орудие с перехватом.

 

В обнажении левобережной террасы (10-12 м) р. Каты, в 1 км от устья найдено шлифованное нефритовое тесло и фрагменты керамики неолитического облика.

 

Местонахождение Сосновый Мыс расположено на ангарском о-ве Сосновый, юго-восточнее устья р. Каты. На свободной от леса части острова заложена серия шурфов и траншея, где выявлено три культурных горизонта. Горизонт 1 дислоцируется под почвенно-гумусным слоем. Археологический материал представлен изделиями из камня и керамикой. Горизонты II и III зафиксированы в супеси с коричневым оттенком и разделяются между собой тёмно-серой илистой прослойкой. Материал этих горизонтов: топор с ушками с подшлифовкой лезвия, тесло, наконечники стрел с двусторонней обработкой, фрагменты керамики, декорированной в стиле «сетки-плетёнки». В 600 м от нижней оконечности мыса в обнажении пяти-, шестиметровой террасы обнаружено погребение. Кладка его ориентирована с юго-юго-востока на север-северо-запад и представляет собой почти правильный овал, выложенный из речных галек и небольших плит траппа. Костяк лежит на левом боку в скорченном положении. Инвентарь погребения содержит односторонний гарпун из кости, «выпрямитель» из песчаника, сломанную иглу с ушком, заготовку костяного орудия. Погребение может быть датировано эпохой раннего металла.

 

В.И. Дьяков, О.В. Дьякова

Разведка в Северном Приморье и на нижнем Амуре.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 204-205.

 

Северо-Приморским отрядом экспедиции Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР проведена разведка в Дальнегорском, Тернейском р-нах Северного Приморья и Хабаровском сельском р-не Нижнего Амура. Открыто более 30 одновременных памятников от эпохи неолита до позднего железа.

 

В Дальнегорском р-не неолитические памятники (Николаевская Падь, Малышевская Падь, Безымянный Ключ) представлены двумя поселениями и одной мастерской, расположенными на первых надпойменных террасах. В коллекции имеются пластины, ножи, резец, отщепы. На высоком мысу в устье р. Лидовки в культурном слое обнаружены одноплощадочные нуклеусы, шиферные шлифованные наконечники копий с листовидным пером, шлифованные ножи с асимметричным лезвием и крашеная в малиновый цвет керамика с горизонтально-линейным, прочерченным на круге орнаментом и налепными валиками под венчиками сосудов. Предварительно поселение можно датировать концом эпохи бронзы — началом железа.

 

Впервые сделана попытка обследовать северную часть Тернейского р-на (рек Самарга, Единка, Светлая, Кема). На памятниках Иссими, Агзу, Унты, Самарга, Перетычиха, Бурное Озеро собраны отщепы, ретушированные наконечники стрел

(204/205)

подтреугольной формы, боковые скребки, мотыги, грубая слабопрофилированная керамика с примесью в тесте дресвы и сквозным дырочным орнаментом, опоясывающим венчики сосудов.

 

Обследование южной части Тернейского р-на выявило группу разновременных памятников на оз. Благодатном и мысе Страшном. Сбор материала на неолитических поселениях дал листовидные и треугольные со скошенным основанием наконечники стрел, изготовленные на пластинчатых отщепах и пластинах, ножи, ножи-скребки, одноплощадочные нуклеусы, серию плечиковых мотыг, кольцо из белого нефрита. Поселения эпохи железа представлены каменными грузилами, мотыгами, половинкой литейной формы, керамикой с вафельным орнаментом и налепными валиками по шейкам сосудов.

 

На Нижнем Амуре обнаружены памятники эпохи неолита и железа. Последние (Елабуга, Сарапульское, Челны, Маяк) расположены на высоких мысах и имеют чётко выраженные жилищные западины.

 

М.А. Дэвлет, Н.В. Панова, М.Н. Спилиоти

Обследование наскальных изображений Улуг-Хема.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 205-206.

Наскальные изображения начала II тысячелетия до н.э.
Саянская Труба, левый берег р. Чинге

(Открыть Рис. в новом окне)

 

Тоджинская экспедиция Института археологии АН СССР совместно с группой по изучению петроглифов Саяно-Тувинской экспедиции АН производила обследование и фиксацию наскальных рисунков правобережья р. Улуг-Хема (Енисея) в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Открыта серия рогатых личин, аналогичных известным изображениям в урочище Могур-Сарыг-Хол. Зафиксированы рисунки колесниц различной конструкции. Значительный интерес представляют изображения людей в огромных шляпах, напоминающих гигантские грибы. Рисунки людей в сходных головных уборах недавно открыты на Чукотке, причём исследователь пегтымельских петроглифов Н.Н. Диков трактует эти изображения как человекоподобные мухоморы — грибы галлю-

(205/206)

Наскальные изображения рубежа нашей эры. Малый Боянкол.

(Открыть Рис. в новом окне)

циногены. Имеются рисунки оленей с подогнутыми ногами и клювовидными мордами, подобные животным, изображённым на «оленных камнях». Многочисленны сцены охоты. Самый распространённый сюжет — горные козлы, выполненные в различной стилистической манере. Наскальные рисунки датируются периодом от эпохи бронзы до средневековья. В местности Малый Боянкол экспедиция произвела полную фиксацию петроглифов, подвергающихся постоянному разрушению в связи с добычей камня для строительства. Рисунки разновременны. Большая часть их датируется рубежом нашей эры.

 

М.В. Елькина, Н.В. Фёдорова, Ю.П. Чемякин

Работы Сургутского отряда.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 206-207.

 

Сургутский отряд Уральской экспедиции Уральского университета продолжал исследования на Барсовой Горе в Сургутском р-не Тюменской обл. Раскопки велись на участках Барсова Гора I, II, III.

 

На поселении Барсова Гора III раскопаны городище III/6 (531 кв.м), жилище 107 (468 кв.м) и одно жилище на Барсовом городке III/1 (193 кв.м). Жилища относятся к рубежу эпохи бронзы и железа. Это наземные сооружения прямоугольной формы площадью 150-180 кв.м с двумя очагами по центру. Сосуды плоскодонные, хорошо профилированные, с высокой выгнутой шейкой, покрыты до дна крестовым, струйчатым и гребенчатым орнаментом. В коллекции — несколько каменных шлифованных предметов, глиняные тигли, сплески бронзы.

 

На Барсовом городке III/6 выявлены два жилища площадью по 88 кв.м. Котлованы прямоугольной формы углублены на 25-30 см от древней поверхности. В центре прослежены развалы очагов. Сосуды круглодонные, с хорошо профилированной шейкой, украшены штампами «уточка», гребенчатым и гладким. Обнаружены остатки бронзолитейного производства,: глиняные тигли, сплески бронзы, изделия из бронзы (втульчатый трёхлопастный наконечник стрелы, изображения животных и птиц, выполненные в стиле плоского одностороннего литья.

 

Дальнейшему изучению подверглись береговые городища Барсов городок I/6, I/8, I/10-15. На Барсовом городке I/6 выявлено четыре слоя: ранний, относящийся к могильнику эпохи неолита — ранней бронзы;

(206/207)

слои городища раннего железа; слои XIII-XIV вв., представленный отдельными находками бронзовых изделий, и святилище середины — конца XVIII в. На святилище собрана коллекция железных наконечников стрел и ножей и большое количество костей жертвенных животных, среди которых преобладают лошадь, северный олень и лось.

 

Городища Барсов городок I/8 и I/12 — двухслойные памятники, нижние слои которых относятся к эпохе раннего железа, а верхние — к первым векам нашей эры. Поздняя керамика близка найденной на городище Барсов городок III/6. Подобный же материал обнаружен на городище I/15, где вскрыто частично разрушенное жилище с канавками вдоль стен.

 

Городища I/10, 11, 13, 14 дали материал эпохи раннего железа. Стратиграфия на двух последних городищах позволила наметить два хронологических этапа. Ранний характеризуется слегка углублёнными в землю жилищами, а также керамикой с низкой, слабовыраженной шейкой и раздутым туловом. Орнамент — гребенчатый штамп и змейки. На смену им приходят памятники с наземными жилищами, окружёнными внешними ямами и валообразной насыпью вдоль стен. Сосуды с них имеют более высокую шейку, орнаментированы поясками горизонтально и наклонно расположенных вдавлений, выполненных гладким, гребенчатым и треугольным штампами.

 

Продолжались раскопки на группе береговых городищ Барсов городок II (II/12, 13, 14, 15), расположенных к западу от объектов прошлого года. На каждом из них вскрывалось по одному жилищу. Все раскопанные сооружения имеют слегка углублённый котлован прямоугольной формы (6х5 м) с выходом в виде коридорчика. В центре располагался очаг-кострище. Находки представлены обломками круглодонных сосудов, орнаментированных фигурным и гребенчатым штампом.

 

В.А. Зах, В.С. Елагин, В.Д. Романцова, Е.А. Сидоров, В.И. Соболев, Т.Н. Троицкая

Работы на берегах Обского моря.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 207-208.

 

Экспедиция Новосибирского отделения общества охраны памятников и Новосибирского педагогического института провела охранные работы на берегах Обского моря.

 

На берегу Бердского залива осмотрено размываемое поселение эпохи поздней бронзы — Петушиха; собрана керамика еловского и ирменского типов. У с. Тальменка обнаружены два городища и четыре поселения. У с. Бурмистрово Искитимского р-на осмотрен полуразмытый могильник эпохи поздней бронзы, обнаружено разрушенное водой погребение с двумя сосудами ирменского типа.

 

У с. Завьялово Искитимского р-на на левом берегу Караканского залива зачищены разрушающиеся склоны городища Завьялово 5 (VII-VI вв. до н.э.). Собрана керамика, в орнаментации которой преобладают оттиски косого креста и горизонтальной ёлочки, выполненной гребенкой. Интересны миниатюрные фигурки из обожжённой глины: в виде

(207/208)

Зооморфные керамические фигурки с городища Абрашино I.

(Открыть Рис. в новом окне)

полумесяца и зооморфная. На том же берегу открыты два городища, одно из которых датируется началом I тысячелетия н.э.

 

Раскопки велись на городище Абрашино I, расположенном на правом берегу Оби у с. Абрашино Ордынского р-на. Городище окружено мощной, чётко выраженной оборонительной системой из рвов и валов явно позднего времени. Однако в раскопанной части (64 кв.м) обнаружена керамика только эпохи поздней бронзы (ирменского типа). Особый интерес представляют шесть зооморфных фигурок, изготовленных из керамического теста и хорошо обожжённых. У с. Милованово Ордынского р-на на правом берегу Оби исследовалось поселение эпохи поздней бронзы Милованово 3. Раскопаны остатки двух полуразрушенных крупных землянок и зольник. Обнаружена керамика ирменского, а также еловского типов. Среди находок обращают на себя внимание каменная зернотёрка, костяные трепала, проколки, гальки-отбойники. Встречено большое количество костей домашних животных.

 

На левом берегу Оби работы велись у райцентра Ордынское. На памятнике Ордынское I вскрыто 130 кв.м. В двух курганах V-IV вв. до н.э. и межкурганном пространстве найдено восемь могил. В трёх погребениях эпохи неолита или ранней бронзы обнаружены подвески из зубов животных, костяные и кремнёвые наконечники стрел. Вне погребений, но рядом с ними стояли сосуды эпохи ранней бронзы (кротовского типа). Три могилы относились к большереченской культуре (V-IV вв. до н.э.), одна — к кулайской. В ней лежали бронзовый кельт, железный нож, галька-отбойник, бронзовые пластинки, стеклянные бусы и круглодонный открытый сосуд, орнаментированный «уточками». Одна могила полностью разграблена. На поселении эпохи поздней бронзы Ордынское 12 раскоп заложен на двухкамерной землянке. Полностью раскопана одна камера и частично вторая. Обнаружены очаги и хозяйственные ямы. Подавляющее большинство сосудов относится к еловскому типу, ирменская керамика единична.

(208/209)

 

И.В. Захаров, Б.А. Конников, В.А. Могильников

Работы в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 209.

 

Иртышский отряд Института археологии АН СССР совместно с Омским педагогическим институтом продолжал раскопки курганов эпохи раннего железа на правом берегу Иртыша у дер. Богданово Горьковского р-на Омской обл. Вскрыт курган 6, диаметром 24 м и высотой 2,1 м, содержавший 11 погребений. Его насыпь по периметру была обнесена кольцевым ровиком, возле которого в юго-восточном секторе стояли три небольших валуна. Центральное захоронение помещалось в большой подпрямоугольной в плане яме, ориентированной с северо-северо-востока на юго-юго-запад и углублённой в материк на 1,7 м. Стенки её были облицованы деревом и обожжены. Погребение разграблено. Интересно обнаруженное здесь стилизованное изображение головы волка, оттиснутое на золотом листке. Находки подобных изображений этого зверя в курганах Западно-Сибирской лесостепи эпохи раннего железа позволяют предполагать существование культа волка у племён саргатской культуры.

 

Обнаруженные под курганом впускные захоронения располагались по периметру насыпи и сверху были перекрыты берёстой. Погребённые лежали на спине, вытянуто, головой преимущественно на северо-запад. Погребальный инвентарь состоял из глиняных сосудов, пряслиц, бус, простых восьмёрковидных проволочных серег, бронзового зеркала, костяных черешковых и втульчатых подражающих по форме бронзовым наконечников стрел. Глиняные сосуды круглодонны, с резным орнаментом, по своему облику типичны для саргатской культуры. Характер материала позволяет датировать курган II-I вв. до н.э.

 

Н.М. Зиняков

Работы в бассейне р. Тым.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 209-210.

 

Тымский отряд Средне-Обской экспедиции проводил разведки на Среднем Тыме. Обследованы берега р. Тым от пос. Молодежного до пос. Напас, берега р. Польте и озёр Поль-ту I и Ченджель-ту. Открыто 24 разновременных памятника (от ранней бронзы до позднего средневековья).

 

Непосредственно на берегах р. Тым археологических памятников не встречено, за исключением средневекового грунтового могильника. Все памятники (10) располагаются на небольших притоках или старицах р. Тым. На одном из них, расположенном на правом берегу протоки р. Тым вблизи пос. Молодёжного, собраны фрагменты керамики с ямочно-гребенчатой орнаментацией и прямыми венчиками, кусочки бронзы, обломки тиглей, пряслица, а также кельт западно-сибирского типа с шестигранным сечением втулки и перегородкой внутри. Три памятника из этой группы относятся к эпохе ранней бронзы. Общим для них является «отступающая» тех-

(209/210)

ника орнаментации сосудов. Среди них — памятник на Чебачьей речке, правом притоке р. Тым, расположенный на высокой (10 м) надпойменной террасе. Культурный слой его характеризуется плоскодонной керамикой со сплошной орнаментацией стенок. В орнаментальной композиции преобладают волнистые и прямые ряды отступающей палочки или лопаточки. В нескольких случаях имеются отпечатки гребёнки. Каменный инвентарь представлен несколькими отщепами и двумя скребками овально-треугольной формы. Остальные памятники относятся к эпохе железа, в том числе два городища, обнесённые рвами.

 

В бассейне р. Пельте, левого притока р. Тым, открыто четыре памятника. Три из них, расположенные на высоких надпойменных террасах, относятся к эпохе бронзы. В керамическом материале этих памятников чётко прослеживаются черты, свойственные керамике еловской культуры. При обследовании оз. Ченджель-ту обнаружено семь разновременных памятников, расположенных на небольшом его истоке, р. Таракановке, впадающей в р. Косее. Отметим поселение эпохи бронзы с богато насыщенным культурным слоем. Керамика поселения плоскодонная, баночной формы. Орнамент, выполненный отпечатками прямо или косо поставленной палочки, либо лопаточки, наносился по всей поверхности сосуда. Встречаются и ряды отступающей палочки. Каменный инвентарь невыразителен. Прочие памятники относятся к эпохе железа. Среди них — два небольших городища, расположенных рядом друг с другом. Одно укреплено рвом, другое — валом и рвом полуовальной формы.

 

В.Ф. Кернер, В.М. Морозов, А.Ф. Шорин

Разведки в Сургутском районе.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 210-211.

 

Разведочная группа Сургутского отряда Уральской экспедиции Уральского университета продолжала обследование памятников в районе Барсовой горы близ Сургута и у пос. Ермаково на р. Тромъеган (Сургутский р-н Тюменской обл.).

 

На Барсовой горе, в её южной и юго-восточной частях, проводилась сплошная крупномасштабная съёмка, в ходе которой обследованы два новых лесных городища. Одно из них, овальной в плане формы, имеет размеры 120х100 м. На внутренней площадке зафиксировано около 40 жилищ, размерами до 35х20 м. В западной и юго-западной частях Барсовой горы обнаружено большое число селищ. Одно из них, расположенное близ городища Барсов городок II/15, представляет собой скопление остатков довольно крупных землянок, размерами от 10х10 м до 20х16 м и глубиной 1-1,5 м. У западной границы Барсовой горы, близ Товарного парка выявлено селище эпохи неолита — ранней бронзы. Здесь найдено каменное шлифованное тесло из зеленоватого сланца.

 

Ещё четыре новых памятника (в их числе одно городище) обнаружены между пос. Белый Яр и Сургутом.

 

На правобережье р. Тромъеган в районе пос. Ермакове зафиксировано 15 городищ (из них девять

(210/211)

окружены селищами), 22 селища, два могильника и шесть отдельно стоявших жилищ. Ряд городищ имел укрепления в виде угловых бастионов. На одном городище, открытом в 1973 г., расположено действующее святилище с многочисленными жертвоприношениями в виде рогов и черепов оленей, посуды, деревянных идолов, наконечников стрел, монет. Самые ранние монеты относятся к середине XVIII в. Второе городище, расположенное на мысу, имеет подпрямоугольную форму (25х22 м). Ширина рва — 5-6 м при глубине до 3,5 м.

 

На двух городищах — Ермаково II и IV вскрыто по одному наземному жилищу подпрямоугольной в плане формы, площадью до 59 кв.м, с двумя очагами. На разрушенном городище Ермаково V раскопано наземное жилище, форму и размер которого восстановить невозможно. Находки представлены керамикой, остатками бронзолитейного производства. Предварительная дата памятников — эпоха развитого железа.

 

Селища, обнаруженные в районе пос. Ермакове, включают от трёх-четырёх до 20-30 жилищ, имеющих на поверхности вид впадин, часто окружённых валообразными насыпями.

 

Ю.Ф. Кирюшин

Исследование поселения Тух-Эмтор IV.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 211-212.

 

Васюганская экспедиция Томского государственного университета продолжила исследования поселения Тух-Эмтор IV эпохи бронзы у пос. Озёрное в верховьях р. Васюган. На площади 192 кв.м вскрыты четыре жилища эпохи ранней бронзы (4, 5, 6, 8) и жилище переходного этапа от эпохи поздней бронзы к раннему железу (7).

 

Жилища эпохи бронзы подпрямоугольной в плане формы, площадью от 17-18 до 25-30 кв.м. В них хорошо прослеживались хозяйственные ямы и следы угловых, боковых и центральных столбов. Очаги сооружены вне жилищ. Вероятно, поселение носило сезонный характер. При выборке заполнения жилищ, хозяйственных ям и очагов обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенных отпечатками гребёнки и ямками; каменные наконечники стрел; ножевидные пластинки, скребки, отщепы; обломки тиглей и глиняных грузил, керамические палочки и отбойники. В жилище 4 найдены бронзовая бляшка полусферической формы с петелькой на обратной стороне и сосуд с изображениями птицы по венчику (голова и туловище ее сделаны объёмно из глины, крылья и хвост нанесены резными линиями). В числе находок из жилища 5 — обломки глиняной формы для литья кельтов турбинского типа и небольшой обоюдоострый кинжал андроновского типа. В жилище 8 вместе с плоскодонными сосудами встречались и фрагменты остродонных. Вероятно, жилище относится к более ранним этапам существования поселения Тух-Эмтор IV. Это хорошо прослеживалось и стратиграфически: заполнение жилища отделялось от остальной части культурного слоя стерильной прослойкой в 3-5 км.

 

Жилище 7 переходного этапа от эпохи поздней бронзы к раннему

(211/212)

железу частично перекрывало жилище 8, нигде не нарушая его. Его размеры 4,2х3,5 м. В заполнения обнаружены фрагменты сосудов, шлак, угли, обломки тиглей. Выше найдено литьё кулайского типа.

 

В культурном слое поселения обнаружено большое количество фрагментов сосудов, обломки литейных форм и тиглей, глиняные грузила, каменные наконечники стрел, скребки, ножевидные пластины, шлифованное тесло небольших размеров, отбойники, керамические палочки и бронзовый черешковый нож одностороннего литья. В верхнем горизонте культурного слоя встречена керамика переходного периода.

 

Б.А. Конников

Разведка по р. Обь.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 212.

 

Отряд Омского педагогического института проводил разведку по Оми в пределах Омской обл. и на озерах Оконешниковского р-на.

 

В ходе работ выявлено 16 новых памятников. Среди них 13 поселений, две курганные группы и городище.

 

В Кормиловском р-не по левому берегу Оми зафиксировано пять поселений, ориентировочно относящихся к началу I тысячелетия н.э. Значительная часть площади поселений распахана. В Калачинском р-не, в музее Яснополянской школы хранится полированный каменный топор эпохи бронзы, найденный школьниками в обрыве левого берега Оми у дер. Крутые Луки. В Нижнеомском р-не обследованы три поселения и городище.

 

Возле дер. Полтавка обнаружено городище, расположенное на мысу, образованном коренным берегом Оми и оврагом. С напольной стороны — ров. В обрыве оврага прослежен культурный слой толщиной 30-40 см. Подъёмный материал представлен фрагментами керамики и обломком орнаментированного пряслица. Орнамент в основном ямочный, штамп, гребёнка.

 

В Оконешниковском р-не, на оз. Атаечье собраны единичные кремнёвые отщепы и каменный наконечник стрелы. Культурный слой не прослеживается. У дер. Крестики обнаружены две курганные группы. Первая из них состоит из 10 курганов диаметром 8-9 м, вторая — из трёх курганов.

 

М.Ф. Косарев

Археологические работы в таёжном Прииртышье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 212-213.

 

Западно-Сибирская экспедиция под руководством автора вела работы на Иртыше, приблизительно в 250-300 км севернее Омска. Раскапывалось несколько памятников разных археологических эпох. Особенно интересные материалы получены при раскопках поселения эпохи бронзы на Чудской Горе (Знаменский р-н Омской обл.). Памятник расположен на возвышающейся среди пойменных лугов и болот сопке — остатке древнего материкового берега Иртыша. К южному склону сопки

(212/213)

подходит большое старичное озеро Ныр. Площадь поселения около 7500 кв.м.

 

У южного края останца, обращенного к озеру, были заложены четыре разведочные траншеи, общая протяжённость которых составила 70 м (при ширине в 1 м). К траншее 4 был прирезан раскоп площадью 108 кв.м. Культурный слой, мощность которого колебалась от 0,6 до 1,1 м, дал необыкновенное обилие находок. Частично вскрыты три жилищные ямы, глубиной 0,35-0,40 м от материка с остатками столбовых конструкций. Внутри этих углублений находились кострища и глинобитные очаги. Очаги из глины встречены и за пределами жилищ. Кроме многочисленного керамического боя, найдено более 40 целых сосудов. В большинстве случаев они были сосредоточены у очагов; некоторые горшки были перевёрнуты вверх дном или лежали на боку. Сосуды имеют хорошо выраженную шейку, сильно раздутое тулово и плоское (иногда круглое) дно. В орнаменте преобладают геометрические элементы и мотивы — треугольники, ромбы, усложнённые зигзаги, заштрихованные ленты, разветвлённые меандры. Значительное место в орнаментальной композиции занимали пояса в виде горизонтальной «ёлочки». Узоры наносились гребенчатым и гладким штампом. Орнаментированная поверхность сосудов обычно делилась несколькими горизонтальными рядами круглых ямочных вдавлений.

 

Собран большой остеологический материал, который ещё не определен. Найдено более 20 обломков литейных форм, бронзовый нож, глиняные украшения и многочисленные изделия из кости: наконечник стрелы, концевые рожки от луков, проколки и др. Интересна бронзовая фигурка человека, несомненно характеризующая один из самых ранних этапов развития сибирского антропоморфного литья.

 

По форме керамики и по характеру орнаментации памятник следует относить к андроноидному кругу культур таёжной зоны Западной Сибири.

 

А.М. Кулемзин

Разведка в Кемеровской области.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 213-214.

 

Разведочный отряд Кузбасской экспедиции провёл разведку в северо-восточной части Кемеровской обл. Обследованы районы среднего течения р. Кии (от с. Чумай до с. Подаик) и верхнего течения р. Серты (от с. Б. Барандат до с. Третьяково).

 

В 1,5 км к северо-востоку от с. Чумай, у подножия останца «Барабинский бухтай» собраны обсидиановые призматические нуклеусы, скребла, резец, вкладыши, отщепы. В 1 км восточнее с. Чумай, в обрыве террасы обнаружен культурный слой, залегающий на глубине 0,2-0,3 м. Собраны нуклеусы и отщепы из обсидиана, осколки керамики, обожжённые камни, кости животных. На восточной окраине того же села, на краю террасы, образованной в древности левым берегом р. Кии, найдены обсидиановые отщепы, нуклеусы, вкладыши. В обрыве виден культурный слой. Могильник тагарского времени на восьми курганов обнаружен на склоне гор, в 1,5-2 км се-

(213/214)

веро-восточнее Новоивановки, справа от дороги в с. Шестаково. На позднетагарском поселении слева от дороги из Новоивановки в с. Шестаково, в низинной заболоченной местности, на невысокой террасе, на пахоте собрано большое количество керамики, костей животных, обломков зернотёрок. Аналогично позднетагарское поселение в 5-6 км юго-восточнее с. Шестаково, слева от дороги в Новоивановку. Могильник позднетагарского времени расположен в 4 км юго-восточнее с. Шестакова. На поселении эпохи железа в 3-3,5 км от с. Шестаково, слева от дороги в Новоивановку, на поверхности невысокой распахиваемой террасы собрана керамика. Поселение позднетагарского времени выявлено за современным кладбищем с. Шестаково. На распахиваемом поле здесь встречается подъёмный материал, занимая полосу вдоль края террасы шириной 150-200 м и длиной более 1 км. У с. Шестаково, в 200 м севернее кладбища, на выдуве верхней террасы найдены скребло палеолитического типа из порфирита и несколько крупных отщепов. В северо-восточной части с. Шестаково на огородах и пустырях в большом количестве встречаются осколки керамики железного века и костей животных. Поселение железного века открыто и на северной стороне села, на краю смываемой в настоящее время террасы. Два позднетагарских кургана отмечены в 1,2 км восточнее с. Усть-Серта, слева от дороги в Курс-Смоленку.

 

В бассейне р. Серты зафиксированы: курган позднетагарского времени в 300 м юго-западнее с. Байла; два позднетагарских кургана в 1 км юго-восточнее с. Байла; курган тагарско-таштыкского времени в 1,2 км к югу от с. Кайчак; поселение карасукской эпохи в 6-7 км северо-западнее с. Вознесенка, на берегу оз. Песчаное. Это поселение расположено на ровной песчаной террасе, высотой около 2 м. В обрыве берега виден культурный слой, залегающий на глубине 0,2 м. При зачистке собрано большое количество керамики, костей животных, расколотых и обожжённых камней. На неолитическом местонахождении на юго-восточном берегу Песчаного оз., на террасе высотой 8-10 м собраны каменные отщепы, наконечник, каменное скребло.

 

Л.Р. Кызласов, И.Л. Кызласов

Архитектурные сооружения и курганы средневековых хакасов.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 214-216.

 

Экспедиция Московского государственного университета продолжала исследование средневековых памятников Хакасии. В дельте р. Уйбат, близ улуса Тутатчиковых начаты раскопки развалин городка, относящегося к XI — началу XIII в. На старом караванном пути, ведущем с Енисея на Алтай, вокруг двух монументальных зданий стояли деревянные дома, мастерские и другие постройки. Полностью раскопано уникальное по архитектурным приёмам и планировке административное здание, вероятно, канцелярия местного правителя. Оно прямоугольное (20х16 м), без окон, со входом с восточной стороны. Стены поставле-

(214/215)

План здания 1.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

ны прямо на дёрн и имеют несколько деформационных швов. Они сохранились в высоту на 2 м при толщине 1,2-1,4 м. Сырцовый кирпич (35-36х20х8 см) уложен в перевязку на глиняном растворе. Здание представляло собой большой десятиколонный зал площадью 228,5 кв.м. 10 деревянных колонн диаметром около 40 см ограничивали в центре западной части зала квадратное пространство со сторонами по 7,5 м. Колонны сохранились в высоту до 2 м. Каждая из них опиралась на каменную базу — песчаниковую плиту, установленную заподлицо с глинобитным полом. Колонны, возможно, служили опорой вышки, выступавшей над крышей здания. Освещался зал через световой люк. Потолок был оштукатурен алебастром. Деревянные шесты, стоявшие возле колонн, некогда несли драпировки. Отопительных сооружений нет. Обнаружены пятна прокала от стоявших на полу жаровен. У южной стены в полу расчищена жертвенная яма (глубина 0,9 м) с костями крупной рыбы, птицы и мелкого рогатого скота. Здание функционировало долго, о чём свидетельствуют следы ремонта. На полу собраны кости домашних животных, обломки красноглиняных круговых сосудов, крышек и блюдец. Их формы ещё не были известны науке. Среди них

(215/216)

обломки узкогорлых ваз, схожих по форме с «кыргызскими» VI-IX вв., но это красноглиняные вазы без орнамента. Собраны железные и медные гвозди.

 

Снаружи здания, за южной стенкой, вскрыты остатки деревянного столбового строения, очевидно кузницы. В нем расчищены скопления золы, угля, шлаков, кусочков руды, железных заготовок и прокалённая земля.

 

Развалины второго здания дворцового типа расположены в 120 м к северу и превосходят первое здание в четыре раза (74х53 м). Сырцовые стены дворца выстроены на массивном стилобате, сложенном из сырцового кирпича размером 42-40х20х12 см. Трапециевидная в сечении платформа возвышалась более чем на 2 м. Возле неё найдены обломки глиняных кувшинов с вертикальными ручками, привезёнными на Енисей из Средней Азии.

 

Таким образом, открыты редкие образцы самобытной монументальной архитектуры эпохи древнехакасского государства. Об этом говорят как строительные приёмы, так и своеобразные черты планировки и, наконец, остатки материальной культуры. Обнаруживается связь с дворцом-храмом VIII-IX вв., раскопанном экспедицией на станции Ербинская в 1972-1973 гг.

 

На горе Самохвал в окрестностях г. Абакана раскопано восемь курганов аскизской культуры. Трупосожжения на горизонте и железные предметы с серебряной инкрустацией позволили датировать их XI-XIII вв. В одном из курганов найдены однолезвийный согнутый палаш и по две пары стремян и удил. В женских погребениях обнаружены бронзовые бляхи от поясов, сердоликовые бусины и железные булавки. Позднехакасское погребение, вскрытое на том же могильнике, совершено по христианскому обряду, но с умершим положили сложный роговой лук, колчан со стрелами и узду.

 

Ещё один курган XI-XII вв. раскопан в Абаканском чаа-тасе, расположенном на левом берегу р. Абакан, в 7 км выше Доможакова улуса. Здесь же вскрыты два рядовых кургана культуры чаа-тас. В одном оказалось погребение ребёнка, а во втором с двумя баночными сосудами стояла «кыргызская» ваза с клеймом в виде «омеги». На чаа-тасе обнаружено 35 курганов со стелами, около 40 округлых каменных насыпей, свыше 10 таштыкских склепов, грунтовые могилы с остатки поминальных рядов той же эпохи. Найдены три переиспользованных древних изваяния, плиты с рисунками козлов и тамг.

 

На плите одного из тагарских курганов близ пос. Ильича обнаружена новая древнехакасская надпись, содержащая 22 знака, и начинающаяся словом «битиг» — «надпись». На соседних плитах — тагарские рисунки маралов. Разведка в отрогах горы Сахсар выявила средневековую крепость с каменными стенами, называемую хакасами Тас хаза (Каменный двор), могильник эпохи бронзы с кольцевыми оградами. Значительное число других могил периода бронзы и раннего железа обнаружено на левом берегу р. Абакан близ улуса Сафьянова. У дер. Подсиней, на обрывающейся в Енисей Синей скале (Кок хая) обследована оборонительная система из нескольких рядов рвов и земляных валов, на дюнах осмотрены развеянные погребения различных эпох, а на одном из тагарских курганов обнаружены три переиспользованных изваяния.

(216/217)

 

В.Д. Леньков

Раскопки Лазовского городища.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 217-218.

 

Лазовский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР проводил раскопки Лазовского городища, расположенного в 5 км от пос. Лазо в Приморском крае.

 

Граница городища в виде высокого насыпного вала тянется по краю скалистого мыса. Особенно мощные укрепления возведены на юго-восточной его стороне. Используя рельеф местности, строители возвели здесь два ряда крепостных валов, дополнительно укреплённых башнями. В крепостных стенах сделаны ворота, защищенные мощными земляными траверсами. Внутри городища имеется множество сильно заплывших террасовидных площадок с остатками жилищ. В западной части городища, занимая выгодное стратиграфическое положение, сооружено дополнительное, внутреннее укрепление-редут, четырёхугольный в плане, обнесённый земляным валом.

 

Исследованы остатки семи жилищ, в конструктивном отношении идентичных жилищам Шайгинского городища. Интересны жилища 2 и 5.

 

Жилище 2 сооружено на террасовидной площадке, вблизи центральных ворот городища. Оно имело П-образный кан с тремя дымоходными каналами и хозяйственный двор с амбаром-летником. Вблизи северовосточной стены жилища выявлен летний очаг с одним дымоходным каналом, выложенным речной галькой. В центре входной части жилища находились вкопанные в землю каменная наковальня и ступа. В заполнении жилища найдены различные по назначению предметы, изготовленные из железа, стали, чугуна, и керамика. Из железных изделий отметим ювелирные клещи, молоточек, резец по дереву, ключ, цепочки и разнообразные по форме наконечники стрел (главным образом долотовидной формы, а также в форме двурогого срезня и двушипных лопаточек). Бронзовые изделия представлены гирькой бутылевидной формы, обломками зеркал, монет и украшений. Из чугунных отливок найдены втулки ступицы колеса, обломки котлов и сошников. Таким образом, характер находок, наличие в жилище инструмента ремесленника ювелира, а также найденные в нём отходы производства (шлак, лом цветных металлов) позволяют предположить, что жилище 2 принадлежало ремесленнику-ювелиру.

 

При выборке заполнения очага восточной секции П-образного кана жилища 4 найден склад лома железных и чугунных изделий. Среди различных по назначению вещей здесь были пришедшие в негодность колуновидный топор, лопата, сошник, серп и крица весом более 5 кг. В одном из очагов жилища 3 обнаружено 45 наконечников стрел различных форм и два нашивных полусферических украшения и растительным орнаментом, отлитых из чугуна.

 

На террасовидной площадке в западной части городища выявлены остатки трёх жилищ. Выяснилось, что два жилища (6 и 7) были со временем заброшены, затем поверх пола этих жилищ была насыпана земляная платформа толщиною до 1 м и на ней построено жилище с отопительной системой в виде двух

(217/218)

прямых канов с тремя очагами каждый. Такая конструкция жилищ XII-XIII вв. встречается у чжурчжэней редко. Из находок в жилище 5 упомянем кузнечные клещи и железный серп.

 

Таким образом, конструктивные особенности жилищ, характер находок, принцип возведения оборонительных сооружений позволяют идентифицировать городище с Шайгинским.

 

Г.А. Максименков, А.М. Флотский

Работы Минусинской экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 218-219.

 

Минусинская экспедиция обследовала территории проектируемых оросительных систем в Аскизском и Бейском р-нах Хакасской автономной обл.

 

В зоне Комсомольско-Есинской оросительной системы к юго-западу от районного центра Аскиз, между р. Абакан и горами разведкой зафиксировано более 1000 памятников. В основном это могильники тагарского времени. Обнаружены также три могильника эпохи ранней бронзы, киргизские и хакасские кладбища, а на высоком бугре в совхозе Есинский — таштыкский могильник и поминальник.

 

Произведены небольшие раскопки тагарских курганов. Они оказались сильно разрушенными. Найдены несколько тагарских горшков, плита с окуневскими рисунками (танцующий человек, быки, лось, колесница). Многие камни на тагарских курганах покрыты рисунками тагарского и более позднего времени. Особенно многочисленны рисунки на курганах у с. Бельтыры. Встречаются изображения людей, оленей, козлов, собак, лошадей, военные и культовые сцены, тамги.

 

В зоне Означенской оросительной системы (к западу от с. Означенное) многие могильники полностью разрушены. Об их существовании в прошлом свидетельствуют только валуны, из которых здесь сооружали ограды, лежащие по краям пашен и лесополос. Остались не распаханными только крупные позднетагарские курганы (более 100). Произведены раскопки трёх таких курганов, которые, как выяснилось, относятся к каменноложскому времени. Это небольшие оградки, сложенные из валунов с едва заметными насыпями. Захоронения производились на древней поверхности почвы. Вокруг погребённого возводили сооружение из дёрна, перекрытое тонкими брёвнами, поверх которых так же укладывали дёрн. Могилы дали серию горшков, коленчатый нож, коромыслообразный предмет неизвестного назначения, височные кольца, бляху в виде розетки и треугольную подвеску.

 

Проводились раскопки «Большого кольца» у с. Камышта. Вскрыты северо-западный и юго-восточный секторы, где оказалось три могилы. Это грунтовые ямы, первоначально перекрытые накатом, поверх которого находилась кладка из камня. В юго-восточном секторе вскрыта детская могила, в которой скелет лежал скорченно на правом боку в сопровождении двух афанасьевских горшков. В северо-западном секторе обнаружена одна большая могила. В ней найдены отдельные кости скелета и обломки афанасьевского

(218/219)

сосуда. Третья могила, занимавшая центр кургана, разрушена. В юго-западном углу обнаружен скелет человека, положенного на спину с согнутыми ногами и поднятыми вверх коленями. При нём найдены обломки двух окуневских сосудов, бронзовый нож с черенком, игольник и украшения из клыков грызуна. По всей видимости, это впускное погребение в более раннюю афанасьевскую могилу.

 

А.М. Мандельштам

Раскопки на могильнике Аймырлыг.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 219-220.

 

Работы второго отряда Саяно-Тувинской экспедиции были сосредоточены преимущественно на северной оконечности могильника Аймырлыг. Здесь исследованы три группы погребальных сооружений с бревенчатыми срубами в глубоких ямах, расположенные у края береговой террасы р. Чаа-холь. Получены новые комплексы предметов сопровождающего инвентаря, некоторые из которых ввиду своеобразия сочетаний представляют интерес для уточнения хронологии памятников скифского времени Тувы. Среди разнообразных находок следует отметить серию бронзовых булавок и фрагменты берестяных сосудов. Своими художественными достоинствами выделяется бронзовый чекан, украшенный изображениями животных в геральдической позе. В одном из сооружений обнаружен обломок массивной плиты, на лицевой стороне которой выбиты изображения горных козлов. Эта находка, вероятно, даст дополнительные критерии для суждений относительно развития художественных стилей, а также для датировки определённых групп наскальных изображений.

 

Наряду с ранее известными типами погребальных сооружений в северной части могильника выявлены также новые. Они характеризуются чёткими наземными конструкциями, близкими к выкладкам и оградам, но в большинстве случаев под ними не обнаружено могильных ям. Вопрос о назначении и датировке их, очевидно, может быть решён только в дальнейшем — после проведения новых раскопок в последующие сезоны.

 

На ранее исследовавшихся группах в средней части могильника продолжались раскопки отдельных сооружений, начатые в предшествующие годы. Здесь также получены некоторые интересные серии предметов, в том числе несколько наборов стрел. Ввиду определённых технических трудностей не удалось завершить исследование самого крупного по размерам погребального сооружения могильника, расположенного в группе VII. Продолжались также работы на группе «каменных склепов», позволившие уточнить ряд деталей конструкции этих своеобразных сооружений. В то же время новые раскопки показали, что они значительно сложнее и разнообразнее, чем представлялось ранее. В качестве общей черты выступает наличие перекрытия из больших плит в виде ложного свода, что же касается погребальных камер, то они различны. Классификация их ещё требует уточнения. Сопровождающий инвентарь обычно фрагментарен, но по своему составу однотипен с характерным

(219/220)

для срубов и каменных ящиков. В числе находок — глиняные сосуды уже ранее известных форм, костяные пряжки, наконечники стрел, пуговицы и т.д. Дополнительное обследование южной части могильника показало, что территория распространения погребальных сооружений скифского времени более обширна, чем предполагалось первоначально. В связи с этим при дальнейших работах можно ожидать появления новых материалов, количественно и качественно дополняющих то, что уже получено для характеристики культуры указанного времени на данном памятнике.

 

Благодаря систематическому характеру раскопок могильник Аймырлыг в настоящее время, после завершения десятого сезона работ Саяно-Тувинской экспедиции может считаться наиболее полно исследованным крупным памятником скифского времени в Туве, приобретающим характер «ключевого» для изучения этого важного периода в истории Центральной Азии.

 

В.И. Матющенко

Исследование в Томской области.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 220.

 

Экспедиция кафедры истории СССР досоветского периода Томского университета проводила раскопки неолитической стоянки Басандайка II в устье р. Басандайка, впадающей в р. Томь южнее г. Томска. Стоянка находится на северном конце второй надпойменной террасы, у подножия третьей террасы, на которой расположено Басандайское городище. Стоянка открыта Д.П. Славниным в 1965 г.

 

Произведена зачистка берега на протяжении 31 м и заложен раскоп общей площадью 40 кв.м. В ходе работ выяснена стратиграфия стоянки: 1) гумус тёмно-серого цвета; 2) песок грязно-жёлтого цвета (на разных участках его мощность различна); 3) бурая супесь; 4) плотный суглинок жёлто-бурого цвета, лежащий на каменном основании берега. Во время вскрытия первого и второго горизонтов собрана многочисленная коллекция каменных изделий (скребки, скрёбла, наконечники стрел, топоровидные изделия, ножевидные пластины и отщепы), а также найдены железные ножи, наконечники стрел, фрагменты керамики и другие предметы эпохи железа. Это свидетельствует о нарушенном состоянии культурного слоя на этих горизонтах. При выборке бурой супеси встречены только находки неолитического облика (ножевидные пластины, отщепы, чешуи ки камня, скребки, скрёбла).

 

Вторым объектом работ экспедиции был Еловский могильник II. Могильник находится в Кожевниковском р-не Томской обл., западнее дер. Еловка. Раскопками прошлых лет установлено, что здесь имеются андроновские, еловские и ирменские могилы. К востоку от раскопа 1969 г. был прирезан участок, площадью в 406 кв.м, и проложена траншея общей длиной 131 м, а в северном направлении — траншея в 44 м длиной. Вскрыто 29 могил. Большая часть могил (22) оставлена, видимо, еловским населением, а остальные — андроновским. Еловские могилы все находились на материковом суглинке, а андроновские впущены в материк, иногда на глубину 0,4-0,6 м. Инвентарь сравнительно немногочислен.

(220/221)

 

Г.И. Медведев

Стоянка Стрижовая Гора.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 221.

 

Канский палеолитический отряд комплексной археологической экспедиции Иркутского университета проводил работы на стоянке Стрижовая Гора.

 

Памятник находится на правом берегу р. Кан, в 6 км выше г. Канска и дислоцирован на террасе с отметками 16-22 м, имеющей в системе террас долины Кана порядковый номер III. Стоянка открыта Г.А. Максименковым в 1959 г. и первоначально именовалась «Кирпичики».

 

На площади в 100 кв.м установлено наличие пяти пачек культурных напластований, заключенных в различных геологических образованиях финального плейстоцена-голоцена. Общая мощность отложений, включающих культурные остатки, достигает 6 м. Раскопками зафиксировано 12 культурных горизонтов. I-II культурные горизонты, заключенные в двух уровнях современного почвенного покрова, в смешанном состоянии содержат предметы эпохи неолита и бронзы.

 

Самый молодой в свете докерамических культурных напластований — горизонт III (II пачка) — двумя плохо расчленяемыми уровнями приурочен к раннеголоценовой почве. Комплекс инвентаря характеризует финальный мезолит. Наиболее чётко выражена группа тёсел «с перехватом» из кристаллических пород.

 

Нижележащие горизонты пачки III-IV-IVa соответствуют, видимо, раннемезолитическому времени. Культурные остатки, представленные различными типами нуклеусов призматического расщепления, пластинами и отщепами, заключены в погребённой почве либо самого финала плейстоцена, либо одного из уровней раннеголоценовых почв.

 

Пачка из семи горизонтов (IV)-Va-V-VIa-VIв заключена в солюфлюкционных отложениях финального плейстоцена. Каждый горизонт приурочен к тонкой, прерывистой гумусной прослойке, являющейся продуктом размыва почвы степного типа сартанского времени.

 

Культурный комплекс этих горизонтов представляют многочисленные скребки, острия из пластин средних и крупных размеров, плоскофронтальные типы призматических нуклеусов. Отсутствуют скрёбла, изделия из галек. Все предметы послойно группировались на вскрываемой площади вокруг кострищ или отдельными скоплениями.

 

Самый древний — VII горизонт — заключён в суглинистых карбонатных отложениях горизонта вымывания древней почвы, деформированных мерзлотными процессами сартанского оледенения. Собранный здесь материал представлен микронуклеусами, костяным наконечником дротика с извилистым широким желобком, отщепами и микропластинками. Материал горизонта VII более всего сходен с Кокоревским комплексом Верхнего Енисея.

 

С установлением точного геохронологического положения каждого горизонта Стрижовая Гора может приобрести важное значение для увязки южноенисейских и южноангарских палеолитических и мезолитических памятников.

(221/222)

 

Э.М. Медникова, В.А. Могильников, А.П. Уманский, А.С. Шемякина, В.Я. Сергин

Работы Алейской экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 222-223.

 

Алейская экспедиция продолжала раскопки памятников в зоне сооружения Гилёвского гидроузла на р. Алей Алтайского края.

 

В пункте Корболиха VIII в шести курганах вскрыты погребения с трупоположениями в подпрямоугольных ямах, ориентированных с запада на восток, глубиной до 1 м от уровня материка. На уровне древнего горизонта курганы были обрамлены подпрямоугольными каменными оградами. Вместе с умершим в могилу клали коня. Достоверно позу погребённых установить не удалось вследствие ограбления курганов. Инвентарь представлен предметами вооружения (железные наконечники стрел, копьё), деталями конской сбруи (удила, бляхи, фрагменты стремян) и другими вещами, позволяющими датировать курганы VIII-IX вв. н.э. В кургане 5 встречено впускное погребение с трупосожжением IX-X вв. н.э., сопровождавшееся лепным глиняным сосудом, удилами, стременем и бронзовыми бляхами. Погребения с ингумациями принадлежали местным тюркским племенам. Могила с кремацией по ритуалу погребения и облику металлического инвентаря обнаруживает большую близость с погребениями древних хакасов Минусинской котловины, хотя глиняный сосуд своеобразен и не имеет аналогий в керамике енисейских кыргызов. Последнее обстоятельство не лишает вероятности связи этого захоронения с кыргызским завоеванием Алтая.

 

В пункте Корболиха IX раскопано три кургана VIII-IX вв. с ингумациями в подпрямоугольных ямах. Погребальный ритуал типичен для местного древнетюркского населения.

 

В пункте Гилёво IX изучались курганы эпохи раннего железа и тюркского времени. Все они сильно разграблены. Погребения эпохи раннего железа совершены в узких подпрямоугольных глубоких могилах, головой на запад, без коня, в сопровождении глиняных сосудов. Для могил тюркского времени типичны погребения с конём, ориентированные на восток. Аналогичный последнему погребальный ритуал прослежен в двух курганах X-XI вв., раскопанных в пункте Павловка I. Материал этого памятника позволяет сделать вывод, что на Алтае после кыргызского завоевания продолжала жить часть местного древнетюркского населения, хотя количество его было значительно меньше, чем в VIII-IX вв.

 

Два кургана скифского времени в пункте Гилёво X оказались разграбленными. Оба содержали погребения человека с конём под насыпями, окруженными на уровне древнего горизонта каменными оградами. Инвентарь — рукоятка меча с бабочковидным перекрестием, костяные втульчатые наконечники стрел, фрагмент лепного кувшиновидного сосуда, кусочки золотой фольги.

 

Начаты работы в зоне сооружения Кулундинской и Бурлинской оросительных систем. На курганном могильнике Камень II вскрыты погребения III-II вв. до н.э. Для погребального ритуала характерно положение костяков головой на во-

(222/223)

сток, в прямоугольных ямах, перекрытых сверху несколькими рядами наката из горбылей или брёвен. Инвентарь состоял из глиняных сосудов, наконечников стрел, каменных краскотёрок, небольшого количества бус, проволочных серёг и некоторых других вещей. Есть безынвентарные захоронения. В целом материал характеризует особую культуру населения лесостепного и степного Верхнего Приобья и прилежащей части степи и лесостепи междуречья Иртыша и Оби, весьма близкую по облику культуре ранних кочевников Горного Алтая, но в то же время отличную от неё. Обнаруженные здесь каменные краскотёрки аналогичны вещам тасмолинской культуры Центрального Казахстана, что указывает на связи с западными районами.

 

На могильниках Камень I и Грязново вскрыты погребения тюркского времени (VII-VIII вв.) со скудным инвентарём. Захоронения совершены в подпрямоугольных ямах, под курганами, головой на северо-восток. Значительный интерес представляет находка каменной бабы, лежавшей у юго-восточной полы кургана, на берегу р. Щельчиха, у дер. Павловки Локтевского р-на. Скульптура имеет вид подпрямоугольного в сечении столба, в верхней части которого моделировано лицо. Первоначально она стояла у основания кургана. Вскрытие кургана выявило два погребения, одно из которых полностью разграблено, а второе сопровождалось глиняным лепным сосудом, ножом и позвонками барана. Это первая находка каменной бабы в степной части Алтайского края. По стилю она несколько отличается от каменных баб из районов Горного Алтая.

 

В.И. Молодин, Н.Я. Нечепуренко

Исследование памятников эпохи бронзы Новосибирской области.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 223-224.

 

Новосибирский отряд Северо-Азиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР исследовал памятники неолита и бронзы в Новосибирской обл.

 

В Барабинской лесостепи продолжены исследования памятника Венгерово 3. Находки 1974 г. показали, что он относится к эпохе раннего металла. На площади около 200 кв.м обнаружены остатки трёх полуземлянок. Жилище 4 состоит из двух подпрямоугольных в плане камер. В жилище и вокруг него прослежены ямы для опорных столбов. В одной из хозяйственных ям найдены обломки костяных наконечников стрел и кончик бронзового ножа. На полу второй камеры жилища обнаружен бронзовый наконечник стрелы, изготовленный путём свёртывания в конусовидную трубку прокованной бронзовой пластины. Кремнёвый и керамический комплекс аналогичен прошлогоднему. Керамика орнаментирована гребенчатым штампом, насечками, отступающей палочкой. Все эти элементы образуют довольно сложные композиции, где обязательным являются ряды ямок, идущих по всей площади сосуда.

 

В верхнем слое поселения, отделенном от вышеописанного стериль-

(223/224)

ной прослойкой, обнаружены обломки керамики кротовского типа.

 

В Коченевском р-не близ дер. Крохалёвка исследовались памятники самусьского и предсамусьского времени. На стоянке Крохалёвка I обнаружен керамический комплекс самусьской культуры.

 

Из памятников эпохи камня наиболее интересны неолитический могильник у с. Крутиха, на острове в Обском водохранилище и стоянки Козловка I, II в Венгеровском р-не.

 

Ю.А. Мочанов

Приленская экспедиция.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 214.

 

Приленская экспедиция Института языка, литературы и истории Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР работала в бассейнах рек Лены, Яны и Индигирки и на Охотском побережье.

 

В бассейне Лены разведки и частичные раскопки проведены на реках Алдане, Витиме, Вилюе, Синей, Нюе, Мархе. На Алдане ценные материалы получены при раскопках палеолитических стоянок Ихинэ, Тумулуур и Усть-Тимптон. Богата палеолитическими находками многослойная стоянка Авдеиха на р. Витиме.

 

В бассейне р. Яны обследовано скопление плейстоценовой фауны в обнажении р. Адыча, которое изобилует искусственно раздробленными костями животных.

 

Интересный палеолитический материал дали раскопки стоянки Кухтуй III, расположенной в устье р. Кухтуй и отстоящей от берега Охотского моря всего на 1 км.

 

Разведкой по р. Улья, впадающей в Охотское море, открыто несколько стоянок. Одна из них, Амка, дала превосходные образцы сумнагинской культуры. В результате работ на Охотском море получены дополнительные доказательства распространения континентальных культур до самого побережья и чётко обозначена восточная граница этих культур.

 

Б.Б. Овчинникова, О.Ю. Панова, Б.И. Рыбаков

Раскопки на могильнике Аймырлыг 2.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 224-225.

 

Группа Уральского университета продолжала исследования на правобережье р. Чаа-холь, на могильнике Аймырлыг 2. Вскрыт ряд сооружений кыргызского и монгольского времени.

 

Сооружения монгольского периода (XIII-XIV вв.) представляли собой невысокие округлые насыпи из крупных камней, окруженные кольцом из валунов и содержавшие трупоположения. Погребённые лежали вытянуто на спине и были ориентированы на восток. Сопровождающий инвентарь — железные стремена, удила, наконечники стрел и др.

 

Сооружения кыргызского времени (IX-XII вв.) по устройству наземной части разделяются на ряд видов: цепочка колец, выложенных

(224/225)

из обломков скалы или булыжников, хорошо подогнанных друг к другу; кольцо из камней, в середине которого на горизонте расположена «оградка» правильной четырёхугольной формы; кольцо из камней с пристройкой к нему подобного кольца меньших размеров; простое кольцо, выложенное камнями.

 

Под курганами на горизонте встречены остатки погребальных кострищ; пережжённые косточки людей, необожжённые или слегка обожжённые кости животных и вещи. Последние представлены главным образом предметами конского снаряжения (бронзовые фигурные бляшки и бляхи-тройчатки для ремней уздечки с растительным орнаментом, железные фигурные бляшки, округлые пряжки с насечками, двусоставные удила с различными по форме псалиями, массивные стремена XI-XII вв. с петлями на шейке и стремена раннего периода с петлей на шейке и восьмёркообразным навершием). Найдены также наборы наконечников стрел, железные кинжалы, части накладок на лук, ножи, обломки зеркал из белого металла (одно из них с фрагментами тюркской надписи), напильник, тёсла.

 

А.П. Окладников, Р.С. Васильевский, В.И. Молодин

Раскопки Илимского острога.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 225-226.

 

Илимский отряд Ангаро-Илимской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжил исследования Илимского острога. Вскрыто свыше 500 кв.м площади.

 

Особый интерес представляли раскопки угловой юго-восточной башни-острога. Помимо остатков самой башни, здесь удалось проследить сооружения оборонительной системы — южную бревенчатую стену высотой около 3 м и ров в виде бревенчатого отсека-сруба.

 

На территории острога обнаружены три водосточные трубы, изготовленные из 9-12 брёвен, уложенных под землёй на бревенчатых каркасах. Щели между брёвнами забутовывались камнем и щепой. Конструкция одной из труб детально прослежена специальным раскопом. Все трубы пересекали острог с севера на юг, подавая воду из родников. В сохранившейся части оборонительной системы отмечена интересная деталь; одна из труб подведена непосредственно в ров и служила, очевидно, для его наполнения в случае необходимости.

 

Интересные материалы дали раскопки полуподвального сооружения, начатые в 1973 г. Здесь найдено значительное количество керамики, железные изделия и монеты первой половины XVIII в.

 

В западной части острога обнаружено кладбище, где вскрыто 110 могил. Исходя из датирующего материала (монеты, могильные плиты), самое древнее из погребений относится к 1719 г., однако не исключено, что детальный анализ стратиграфии могильника и вещественного материала позволит выделить и ещё более древние могилы. Погребенные покоились в колодах и гробах на спине, в вытянутом положении, со скрещёнными на груди руками, головой на запад. В могилах обнаружены нательные кресты (свыше 70) разнообразных форм из бронзы, серебра,

(225/226)

золота, кулоны, серьги, монеты. Обращают внимание небольшая рисованная иконка-медальон и нательный крест, инкрустированный зеленой и синей эмалями.

 

На территории кладбища раскопано бревенчатое сооружение (часовенка?) и часть изгороди, которой было окружено кладбище.

 

В.Т. Петрин, Н.К. Степанова, Н.В. Фёдорова

Исследование курганов в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 226-227.

 

Омский отряд Уральской экспедиции исследовал курганы, расположенные в зонах строительства оросительных систем у с. Татарка Черлакского р-на и с. Красноярка Омского р-на Омской обл.

 

Курганная группа у с. Татарка состоит из семи курганов с земляными насыпями различной величины и сохранности. Наиболее ранним является, очевидно, курган 7, окружённый подпрямоугольным в плане ровиком, прерывающимся с северо-востока и юго-запада узкими переходами. В центре под насыпью располагалась подпрямоугольная яма (2х1,7х0,4 м); на уровне погребённой почвы сохранились фрагменты перекрытия из дерева. Погребение ограблено.

 

К эпохе раннего железа относятся два больших и два средних кургана. Высота первых достигает 2,5 м, насыпи окружены рвами (современная глубина их около 2 м, ширина 6 м), с перемычками с западной и восточной сторон. На уровне погребённой почвы под насыпью укладывался настил из дерева, перекрытого тонким слоем камыша. В кургане 2 толщина настила достигала 0,9 м, брёвна ближе к центру располагались параллельно сторонам погребальной камеры, сооружавшейся, очевидно, в виде сруба. Погребения ограблены. Найдены лишь два костяных наконечника стрел.

 

Насыпи средних курганов (3, 4) окружены канавками, углублёнными в материк на 0,3-0,4 м. В центре под насыпью находились неглубокие могильные ямы с деталями деревянной конструкции. Курганы ограблены. Обнаружены остатки деревянной колоды-корытца и четыре костяных пластинки от панциря.

 

Исследованы также два распаханных кургана (5, 6), датируюпщхся X-XI вв. Вскрыты подпрямоугольные в плане ямы (3x2 м), глубиной в 1 м, заполненные перемешанной прокалённой супесью. В разрушенных погребениях найдены железные наконечники стрел, бронзовые украшения, фрагменты круглодонных сосудов.

 

Курган у с. Красноярка диаметром около 25 м и высотой около 1 м частично снесён бульдозером до подстилающего грунта. Вскрыта нетронутая часть кургана и выявлены остатки подкурганных конструкций в разрушенной части. Три могильные ямы располагались цепочкой с севера на юг. Погребения 1 и 2 (боковые) представляли собой простые ямы прямоугольной формы (2,5-2х1,5-1 м), углубленные в материк на 0,3-0,5 м. Погребённые ориентированы головой на северо-запад. Центральное, очевидно, парное захоронение полностью разрушено грабительской ямой. Погребения окружала канавка шириной

(226/227)

0,5-1 м и глубиной 0,20-0,25 м, вырытая в материке. Здесь найдены костяные пряжки, бронзовая ажурная бляха с головой тура в овальной рамке, сосуды с высокой шейкой почти без орнамента, наконечники стрел. Курган датируется рубежом нашей эры.

 

Л.М. Плетнёва

Работа Томского отряда Среднеобской экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 227.

 

Продолжены работы в зоне строительства водопровода в пос. Тимирязево Томской обл. Составлен общий план памятников, расположенных на надпойменной террасе р. Томи в районе пос. Тимирязево на протяжении 3 км. План включает четыре поселения, два городища и могильник. Все памятники относятся к эпохе железа — концу I тысячелетия до н.э. — II тысячелетия н.э. Совместно с В.И. Матющенко были начаты раскопки Тимирязевского поселения I. При раскопках обнаружены бронзовые и железные предметы, кулайское литьё, керамика. Поселение относится к середине — началу второй половины I тысячелетия н.э. Раскопки на Тимирязевском поселении III дали материал, относящийся к I тысячелетию н.э. Тимирязевское поселение IV состоит из 42 наземных углублений. Было раскопано одно жилище. Оно имело прямоугольную в плане форму с выходом с северной стороны. В центральной части жилища располагался очаг. Жилище погибло от пожара. Найдена керамика, кости животных, железный шлак. Поселение относится к середине II тысячелетия н.э.

 

Отрядом проведено также обследование памятников в зоне будущего строительства нефтекомбината. Собран подъёмный материал.

 

В.А. Посредников

Работы в Сургутском Приобье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 227-228.

 

Ваховский отряд Среднеобской экспедиции лаборатории истории, археологии и этнографии Томского университета продолжил раскопки поселения эпохи бронзы и находящегося на месте поселения средневекового городища на р. Вах у дер. Большой Ларьяк Нижневартовского р-на Тюменской обл.

 

Находки, относящиеся ко времени существования Большеларьякского поселения III (эпоха бронзы), представлены в основном обломками баночных плоскодонных сосудов различного объема. Орнамент сосудов — исключительно гребенчато-ямочный. Найдены также скребки из яшмовидной кремнистой породы, отщепы и обломки камня, бронзовые пластины. Обнаружены три очага, заполненные углями, среди которых найдены обломки сосудов с гребенчато-ямочным орнаментом.

 

Верхний горизонт памятника содержал вещи, соотносящиеся со временем существования средневекового городища. Это преимущественно горшковидная и круглодонная керами-

(227/228)

ка, украшенная налепными валиками и ногтевыми вдавлениями. Интересны светильники, представлявшие собой небольшие круглодонные чашечки на поддонах, с солярно-антропоморфными изображениями. В культурном слое городища найдены также: железный нож и обломки тиглей.

 

Отряд провёл небольшую разведку по р. Обь в районе г. Нижневартовска. Открыты три местонахождения, относящиеся к раннему средневековью. Наиболее интересным представляется поселение Покур, расположенное на левобережной обской террасе в с. Покур Нижневартовского р-на Тюменской обл. В обнажении культурного слоя найдены обломки сосудов с гребенчатым орнаментом и отщепы.

 

М.Н. Пшеницына, В.А. Завьялов, Б.Н. Пяткин

Раскопки на территории Красноярского водохранилища.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 228-230.

 

Курганный отряд Красноярской экспедиции в 500 м к северо-востоку от пос. Разлив на дне Красноярского водохранилища раскопал четыре крупных объекта в могильниках окуневской (Разлив X) и тагарской (Разлив I, III, VIII) культур и одну небольшую раннетагарскую ограду в пункте Разлив VII.

 

Завершены раскопки кургана 3 в могильнике Разлив I, начатые в 1972 г. Вскрыты и разобраны две основные камеры. Северная могила представляла собой четырехвенцовый сруб (3,4х3,2 м) с деревянным полом и потолком. С запада — вход из каменных плит в погребальную камеру. Могила ограблена. В ней

 

Плита с изображениями быков. Разлив X, могила 8.

(Открыть Рис. в новом окне)

(228/229)

«Амулет» из рога лося. Разлив X, могила 9.

(Открыть Рис. в новом окне)

совершены захоронения не менее 40 человек (взрослых и детей). При погребённых найдены 15 глиняных сосудов, три втока, обломки чеканов, фигурок горного козла, зеркал из бронзы, две имитации раковины каури, агатовая бусина и серия бус из цветной стекловидной массы. По своему устройству и инвентарю могила датируется сарагашенским этапом тагарской культуры (IV-III вв. до н.э.).

 

Южная могила также представляла собой трёхвенцовый сруб (4,5х4,5 м) с деревянным полом и потолком и входом в погребальную камеру с юга. На её деревянном полу найдены бронзовые бляха в виде оленя с подогнутыми ногами, небольшой чекан, коромыслообразный предмет со звериными головками на (концах и нож. Эти вещи типичны для памятников сарагашенского этапа тагарской культуры. В самой же камере находились останки не менее чем 200 погребённых (взрослых и детей). При них обнаружены: 50 глиняных сосудов (баночные, несколько кубковидных, котловидный), украшенных в ряде случаев гладким налепным валиком или с сосцевидными налепами на тулове, а также фрагменты берестяных и глиняных сосудов. Здесь же — серия изделий из бронзы, 13 бронзовых зеркал, в том числе восемь с петелькой на оборотной стороне, три — с ручкой в виде кнопки, два с боковой ручкой, 14 ножей, пять кинжалов, два миниатюрных чекана, нож и шило в берестяном футляре и железные вещи (два ножа с кольчатым навершием, два кольца, две восьмёркообразные пряжки с боковым выступом), стеклянные пронизки и бусы. Найденный в камере инвентарь и количество погребённых в ней позволяют отнести южную могилу к ранней группе памятников тесинского этапа (II в. до н.э.). Это впускной тесинский склеп в сарагашенский курган.

 

Самым крупным объектом работ явился одиночный курган в пункте Разлив III, диаметром в 26 м и высотой более 2 м, с шестнадцатью массивными столбообразными плитами в основании камерной ограды, размерами каждая 20х25 м. Стены склепа образованы тыном и срубом в четыре венца, пол выстлан горбылями. Полезная площадь склепа около 24 кв.м, высота, на которую он сохранился, 1,4 м. Склеп ограблен. Сохранились останки не менее 20 человек (взрослых и детей). Здесь найдено 10 глиняных сосудов и изделий из железа (нож, кольцо, три круглые пряжки с подвижным язычком, крюк) и бронзы (фрагмент ажурной пластины с изображением пары бы-

(229/230)

ков, миниатюрные зеркало и нож, две иглы; коромыслообразный предмет с головками хищной птицы на концах, покрытый тонким листовым золотом; ложечковидная застёжка и обломок ажурной бляшки с изображением ветвей дерева. По инвентарю этот склеп относится к тесинскому этапу (II-I вв. до н.э.).

 

В пункте Разлив VIII исследован ещё один деревянный склеп сарагашенского этапа тагарской культуры. В нём интересны две литые бронзовые бляхи в виде оленя с подогнутыми ногами. В пункте Разлив X доследован размытый курган окуневской культуры, где вскрыто восемь могил, Они представляют собой каменные ящики из тщательно подобранных плит. Все могилы, кроме одной, ограблены. В непотревоженной могиле 9 на плите изображена антропоморфная личина, а под ней — хищный зверь, глотающий солярный знак. На другой стороне плиты — изображение трёх пар быков. На дне ящика находился скелет взрослого человека, лежавшего на спине, с поднятыми кверху коленями. В ногах — два детских черепа, в головах — глиняный сосуд и своеобразный амулет из рога лося, покрытый охрой. В нескольких могилах найдены черепа, в затылочной кости которых отверстие — посмертная трепанация. В кургане обнаружено ещё восемь плит с изображениями. На одной из них в технике прочерчивания даны четыре идущих друг за другом быка.

 

Б.Н. Пяткин

Разведки Красноярской экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 230-231.

 

В связи с интенсивным разрушением широкой береговой полосы водохранилища Красноярской ГЭС проведено обследование берегов от современного с. Даурское до р. Таштык. Обнаружены многочисленные памятники от эпохи палеолита до позднего средневековья. Упомянем находки шлифованных топоров-тёсел, относящихся, по всей видимости, к неолитическому времени, и немногочисленных фрагментов керамики той же эпохи в размываемом слое между деревнями Куртак и Ижуль. Ещё один каменный шлифованный топор-тесло найден в районе Первомайского у бывшего Подгорного оз. Из материалов бронзы наибольший интерес представляют обнаруженные и частично раскопанные печи-медеплавильни андроновского времени в пункте Новосёлово VII. Вероятно, в этом месте высокая береговая терраса неоднократно заселялась, так как здесь обнаружены памятники палеолитического времени, неолита, андроновского времени, несколько черепков карасукской культуры и находки керамики, костяных изделий и изделий из камня всех этапов тагарской культуры. Печи-медеплавильни представляют собой неглубокие ямы, выложенные внутри песчаниковыми плитами и, видимо, перекрытые сверху ещё одной плитой. В печах найдены отходы металлургического производства (шлаки, корольки, всплески [сплески]) и обломки горшков, содержавшие отходы, получаемые при плавке металла в сосудах. В этом же пункте раскопаны две хозяйственные ямы тагарского времени, давшие раздробленные кости домашних животных, ко-

(230/231)

стяные наконечники стрел и гарпун, многочисленные обломки сосудов, относящиеся к различным этапам тагарской культуры.

 

Обследование берегов в районе Куртак — Ижуль показало, что на протяжении нескольких километров происходит интенсивное разрушение могильников и поселений тагарского времени. Севернее дер. Копанки обнаружены остатки четырёх таких поселений и собран многочисленный подъёмный материал (бронзовые ножи, керамика, кость). Севернее этих местонахождений, у Продольного Лога обнаружен частично размытый могильник. Здесь собраны обломки тагарских сосудов.

 

И.У. Самбу

Исследование могильника Чинге.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 231-232.

 

Четвёртым отрядом Саяно-Тувинской экспедиции возобновлено исследование могильника Чинге II. Раскопано два типа памятников — курганы скифского (VII-III вв. до н.э.) и кыргызского (X-XII вв.) времени.

 

Курганы скифского периода представляют собой наземные каменные сооружения, округлые в плане. Одни из них содержат одиночные погребения в ящиках (до 15 под одной насыпью), причем в центре — погребения взрослых, а по краям детские. Так как ящики короткие, можно предположить, что погребённые находились в них в скорченном положении. Ориентация ящиков разная. Среди инвентаря, не тронутого грабителями, роговой гребешок со стилизованным изображением горного барана и двух кошачьих хищников, вцепившихся в тело животного. На данной территории этот обряд относится к раннему скифскому времени (VII-VI вв. до н.э.).

 

Другой тип погребений — захоронение в глубокой яме, в срубе из трёх или четырёх венцов, с полом и перекрытием. В срубе находились три костяка, ориентированные на северо-запад с небольшим отклонением к северу. Они лежали скорченно на левом боку; под головами — каменные подушки. В юго-восточной части находится скелет женщины в сопровождении золотых нашивных украшений с изображением пантеры, золотой гривны, бронзовых ножей, шильев, набора игл, зеркала, бус. В середине — костяк пожилого мужчины с воинским снаряжением (бронзовые кинжалы и ножи в одних ножнах, в том числе с изображением животных на навершиях рукоятки); боевые чеканы с волнистым орнаментом, трёхпёрные наконечники стрел, большие зеркала и поясной набор. С правой стороны от него — скелет мужчины среднего возраста в сопровождении бронзового ножа.

 

Сохранность костей и дерева плохая. Это погребение VI-IV вв. до н.э.

 

Встречаются коллективные и одиночные захоронения, совершенные на незначительной глубине (1,5 м) в деревянном срубе с полом и двухъярусным бревенчатым перекрытием. Последние датируются V-III вв. до н.э.

 

В некоторых случаях под насыпью, на камнях, перекрывающих древние погребения, находились впускные захоронения гунно-сарматского и древнетувинского периодов.

(231/232)

 

Курганы кыргызского времени — каменные сооружения круглой подквадратной в плане формы, содержавшие под насыпью, на древней поверхности трупосожжения. Инвентарь почти отсутствует. Только в одном случае найден поясной набор.

 

Очевидно, здесь вскрыты рядовые погребения. Во всех четырёх раскопанных курганах посередине, рядом с сожжением лежали большие валуны, что, возможно, связано с культом огня.

 

Э.А. Севастьянова

Работы Абаканского музея.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 232-233.

 

В Аскизском р-не, между с. Аскиз и станцией Аскиз проведены раскопки 15 курганов, подлежавших сносу в связи с реконструкцией Старо-Аскизской оросительной системы. В основном это курганы высотой до 1,4 м с прямоугольными оградками из каменных плит, поставленных вертикально на ребро и укреплённых с внешней стороны контрофорсами. Высота оградок 0,2-0,7 м. В центре, под округлыми выкладками из камней находилось от одного до четырёх погребений. Всего выявлено 21 захоронение (грунтовые и в каменных ящиках). Ориентация погребений различна. Среди них выделяются два погребения воинов, ориентированные на юго-запад. Каждого погребённого, лежавшего вытянуто на спине, сопровождали следующие вещи: глиняный сосуд с желобковым орнаментом, бронзовые нож, кинжал, чекан или топорок, бронзовое круглое зеркало с петлёй на оборотной стороне, бронзовые и позолоченные полусферические бляшки, украшенные орнаментом по краю, бусы из сердолика. На одном из ножей сохранились остатки кожаных ножен, сшитых суровыми нитками. Вещи, найденные в остальных погребениях, также характерны для начала тагарской эпохи (золотые полусферические бляшки; спиралевидная золотая серьга, заканчивающаяся полым внутри конусом; бронзовые ножи, шилья, бляшки, зеркала, конусовидные бусы, пронизки; бусы из сердолика, яшмы, пасты, в том числе две бусинки из пасты, имитирующие раковину каури).

 

В Ширинском р-не Хакасской автономной обл. проведены раскопки кургана, расположенного в 3 км юго-восточнее пос. Целинный. Курган высотой 2,8 м и диаметром 32 м имел прямоугольную оградку, по углам и по сторонам которой стояли вертикальные каменные плиты высотой 1,5-2,9 м. Ограда ориентирована по странам света. Стены её высотой до 1,1 м сооружены из плит песчаника и укреплены с внешней стороны контрофорсами, а с внутренней — цистами. В центре оградки под насыпью обнаружен накат из брёвен диаметром 40-60 см, уложенных в три ряда (ряд поперёк, ряд вдоль и снова поперек). С запада к накату примыкала пристройка из плах и брёвен. В пристройке на полу обнаружен скелет человека без черепа в сопровождении тагарского сосуда. Пристройка и накат были покрыты берёстой в 12 слоёв. Под накатом располагалась большая камера (3х4 м), ориентированная с запада на восток. Песчаные стены камеры у дна были укреплены вер-

(232/233)

тикально поставленными брёвнами диаметром 30-40 см и одновенцовым срубом у самого пола, сделанного из плах шириной 40-60 см. Погребение ограблено. На полу погребальной камеры в беспорядке найдены кости нескольких погребённых. При разборе сруба и плах пола обнаружены обломки глиняных сосудов на поддоне с лепными фигурными ручками, медалевидное бронзовое зеркало и украшения из плющеного золота, в том числе рельефные изображения голов оленя, барана и овцы.

 

В.Ф. Старков, А.В. Куйбышев

О работах Иртышского отряда.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 233-234.

 

Иртышский отряд Западно-Сибирской экспедиции Института археологии АН СССР продолжал исследования в Среднем Прииртышье и Среднем Притоболье. Произведены раскопки памятников периода неолита и раннего металла.

 

В Среднем Прииртышье раскопаны остатки двух поселений в урочище Шалтов (Знаменский р-н Омской обл.), представляющем собой высокий останец надпойменной террасы р. Оша. На двух противоположных мысах останца располагались две стоянки: периода позднего неолита (Шалтов I) и раннего металла (Шалтов II). Стоянка Шалтов I в значительной степени разрушена рекой. Оставшаяся часть невелика (40 кв.м). Здесь обнаружены относительно немногочисленные фрагменты посуды, украшенные отпечатками гребенчатого штампа. Каменных орудий совсем немного. Среди них нужно отметить концевой скребок, нож на ножевидной пластинке, одну неретушированную микропластинку. Стоянка Шалтов II изучена на площади 128 кв.м. Памятник однослойный, характеризуется специфического вида керамикой, орнаментированной методом ложного шнура. Сосуды круглодонные, венчики приострены и слегка отогнуты наружу.

 

На стоянке вскрыты остатки наземного жилища прямоугольной формы, внутри которого обнаружены очаг и развалы нескольких сосудов.

 

Интересный материал получен при раскопках стоянки Бичили I, расположенной на правом берегу р. Туй (Тевризский р-н Омской обл.). Здесь расчищена землянка, на дне которой вместе с орудиями на ножевидных пластинках находилась керамика восточноуральского облика. Последняя представляет собой обломки прямостенных сосудов с характерным наплывом на внутренней стороне венчика и орнаментом в виде сочетания волнистых и гребенчатых узоров. Такая волнисто-гребенчатая керемика характерна для периода развитого неолита лесного Зауралья (конец IV тысячелетия до н.э.). Памятник с такого вида керамикой встречен в центральной части Западной Сибири впервые. Землянка перекрыта слоем с гребенчатой керамикой, где узоры в виде рядов шагающей гребенки (преобладают вертикальные ряды) сочетаются с редкими ямками на тулове сосудов. Ближайшие аналогии этой керамике мы находим в этих же районах Среднего Прииртышья на Екатерининской стоянке. Недалеко от стоянки Бичили I открыта ещё одна стоян-

(233/234)

ка — Бичили II, относящаяся к периоду железа.

 

В Притоболье работы отряда были сосредоточены на стоянке Малый Барашек I, открытой в 1971 г. Памятник находится на острове, окружённом со всех сторон заболоченным участком оз. Шапкуль. Здесь раскопана полуземлянка с керамикой так называемого шапкульского типа периода энеолита. Этот тип керамики выделен нами впервые на стоянке Шапкуль I, где она встречена в составе однослойного памятника. Сосуды этого типа отличаются тонкостенностью, имеют округлое дно и приостренный, слегка отогнутый наружу венчик. Орнамент керамики специфичен. Основной его особенностью является способ нанесения узоров методом отступающей гребёнки. В композиционном отношении орнамент представляет собой чередующиеся заштрихованные и неорнаментированные треугольные зоны; характерен узор в виде вертикальной змейки и др. В целом керамика имеет несомненное сходство с энеолитической керамикой липчинского и суртандинского типа, а также с керамикой ряда среднеуральских памятников — Кокшарово I, Юрьинская IV и др. В жилище встречены также редкие изделия из камня, среди которых отметим два наконечника с боковыми выемками (кельтеминарского типа), что может быть расценено как факт относительно позднего проникновения в Зауралье наконечников этого типа. Жилище перекрыто слоем с гребенчато-ямочной керамикой.

 

Я.И. Сунчугашев, Н.Ф. Сергеева

Раскопки в Хакассии и в Красноярском крае.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 234-235.

 

Экспедиция Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории исследовала древний медный рудник на р. Сир, левом притоке р. Аскиз. Рудник относительно хорошей сохранности: чётко прослеживаются горные выработки типа шахт, огромные отвалы, состоящие из битого кварца с примазками малахита, азурита и других элементов. В отвалах найдено более 60 каменных орудий рудокопов, в числе которых молоты (диорит, диабаз) с желобчатыми поясами для привязывания к рукоятке, рудодробилки с сильно отработанными ударными площадками. Этот объект предварительно датируется временем карасукской и тагарской культур.

 

В долине р. Сир обследован также древний оросительный канал, протяженностью более 5 км. В районе канала найдены фрагменты глиняной посуды VII-III вв. до н.э. и VIII-X вв. н.э.

 

В этом же районе раскопаны остатки жилища VIII-IX вв. Рядом с жилищной ямой сохранился тонкослойный отвал железного металлургического шлака. В жилище и отвале обнаружены железные кинжал и пластина-заготовка, фрагменты средневековой керамики, обломки «кыргызской вазы». Вместе с железными шлаками найдены образцы магнитного железняка.

 

Продолжены поиски и раскопки металлургических памятников средневековья на правом берегу Енисея,

(234/235)

в районе селений Шунеры и Саянское. Исследованы три железоплавильных горна X-XII в. Впервые зафиксирована здесь плавка железа открытым способом в средние века.

 

Экспедиция обследовала также рвы и ямы Саянского острога, построенного в 1709 г. для охраны южных границ Хакасии.

 

И.А. Сыркина

Исследования в Тобольском районе.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 235.

 

Экспедиция Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника продолжила исследования памятников по р. Лайме, впадающей в р. Носку (левый приток Иртыша).

 

Маршрутом от устья реки, где расположено с. Лайтамак, на протяжении 35-40 км выявлены городища Еляк-алып, Базабырь, Пайляк-Тордцых, поселение Эк-Ирэм и курганный могильник. По размерам, местоположению, системе укреплений и характеру находок городища однотипны.

 

Городище Еляк-алып (40х30 м) расположено на краю первой надпойменной террасы левого берега р. Носки у слияния её с р. Лайме. Сохранились остатки кольцевого рва и внутреннего вала. С целью выявления стратиграфии был разбит раскоп (36 кв.м). Мощность культурного слоя 0,9 м. Вещевой материал представлен двумя комплексами. Более ранний, собранный в основном на глубине 0,7-0,9 м, характерен для лесного Прииртышья в I тысячелетии н.э. Керамика тонкостенная, изготовлена из хорошо отмученного, без заметных примесей теста. Элементы орнамента: оттиски зубчатого штампа, нарезки, ямки, прочерчивания, горизонтальные елочки и т.д. Сюда же относятся шлифованные плитки, грузила, изделия из глины, немногочисленные кости животных. Поздний комплекс из верхнего горизонта культурного слоя представлен толстостенной посудой с примесью шамота и со следами затирки грубым предметом, украшенной ямочным или зубчатым орнаментом; шлаками, глиняной льячкой, костяными и железными ножами, бусами, изделиями из кости (проколки, скребки, наконечники стрел); своеобразными изделиями из глины в виде рога; грузилами. Это комплекс татарского времени.

 

В 0,5 км от городища расположен могильник, состоящий из четырёх курганов.

 

Городище Базабырь (55х40 м) овальное в плане, обнесено валом и рвом. На его поверхности различаются пять овальных и круглых углублений, расположенных вдоль вала. Аналогично ему городище Пайляк-Тордцых (55х45 м), ограниченное валом без рва.

(235/236)

 

Ю.И. Трифонов

Работы в Туве и Хакассии.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 236-238.

 

Пятый отряд Саяно-Тувинской экспедиции исследовал курганные могильники, расположенные в нижнем течении р. Хемчик, в пределах зоны будущего водохранилища Саянской ГЭС. Основные работы были сосредоточены на могильнике Дыттык-Чарык-Аксы, находящемся в 20 км выше слияния р. Хемчик с Енисеем. Памятники древнетюркской эпохи представлены на могильнике курганами и поминальными оградками. Последние группируются в цепочки, вытянутые в меридиональном направлении. Раскопаны три оградки, образованные поставленными на ребро плитами (по три-четыре на сторону). Внутреннее заполнение сооружений, состоящее из горизонтально лежащих плит, плотное, однослойное. Две оградки, расположенные в непосредственной близости одна от другой, конструктивно тождественны: подквадратные в плане (2,2х2,2 и 2,5х2,5 м), ориентировка сторон на север — северо-восток, восток — юго-восток, юг — юго-запад, запад — северо-запад. Третья несколько отличается от них как по форме (подпрямоугольная 2,2х2,6 м), так и по ориентировке (сторонами по странам света). В центре всех этих оград — кольцевидные выкладки из крупного камня, заполненные внутри мелким плитняком. В площади двух выкладок выявлены неглубокие (0,3 м) ямки, содержащие по одному небольшому плоскому камню, и зольные пятна. В центре третьей выкладки зафиксирован вертикально торчащий обломок основания стелы.

 

Древнетюркские курганы могильника — округлые в плане каменные наброски, невысокие (0,5 м) и небольшие по площади (до 8 м в диаметре). Исследовано три сооружения: курганы 1, 2 первоначально представляли собой кольцевидные ограды, диаметром 3,5 м и высотой не более 1 м; курган 3 — сплошную постройку из крупного скального камня, подовальную в плане. Одна из оград сопровождалась сплошной округлой и двумя небольшими кольцевидными выкладками, расположенными поблизости от основного сооружения, другая — полукольцевидной пристройкой, примыкающей к ограде с восточной стороны. И выкладки и пристройка не содержали каких-либо погребально-поминальных остатков. Несмотря на конструктивное своеобразие каждого объекта, погребальный обряд их сходен. Все курганы заключали погребения с конем, совершенные в ямах с подбоем. Ямы неглубокие (1,10-1,15 м), с небольшим (0,05-0,15 м) приступком для коня. Длина конской части могил — 1,8-2,1 м, ширина 0,6-0,9 м. Подбои по длине, как правило, несколько меньше и уже ямы, предназначенной для коня, и отделены от неё стенкой из массивных плит. Высота подбоев — 0,5-0,6 м. В двух случаях (курганы 3, 2) в них находились погребённые (взрослый и ребёнок), перекрытые лиственичными плахами и плитами, третий курган являлся кенотафом. Положение погребённых — вытянутое, на спине, головой на восток. Аналогичная ориентировка погребённого подразумевалась, несомненно, и в кенотафе, судя по положению колчана (устьем на восток), лежавшего на выстланном плитами дне. В подбое кур-

(236/237)

гана 2 зафиксирован неполный каменный ящик, в котором находился костяк ребёнка, уложенного на деревянную плаху. Сопровождающие захоронение коней отмечены двух-, трёхслойными плитовыми перекрытиями и в двух случаях (курганы 1, 2) плотными обкладками вокруг животных. Положение лошадей — на животе, с подогнутыми ногами; ориентировка — головой на запад. В каждом кургане обнаружен вполне достаточный для определения их предварительной датировки (VII-VIII вв.) инвентарь, представленный как предметами конского убора, так и принадлежностями человеческого убранства. Есть основания полагать, что первые два кургана были сооружены несколько раньше, чем третий.

 

Исследованы также курганы кыргызского и предмонгольского периодов (IX-XII вв.), содержавшие погребения с трупосожжением на горизонте, и целый ряд объектов, неподдающихся точному хронологическому определению. Последние раскапывались как на правом (Дыттык-Чарык-Аксы), так и на левом берегу р. Хемчик (могильник Биче-Бюк).

 

На левом берегу Енисея, у пос. Означенное отряд закончил исследование кургана 30, содержавшего погребения эпохи бронзы и раннего железа. Курган входил в небольшой могильник (Летник VI), состоявший из курганов афанасьевской культуры и памятников тагарского времени (VII-III вв. до н.э.). Он представлял собой земляную, округлую в плане насыпь диаметром 17,5 м и высотой 0,8 м. В ее основании выявлена прямоугольная каменная ограда (10,5х13,5 м) с вертикально торчащими по углам и серединам всех сторон крупными валунами, ориентированная с северо-северо-запада на юго-юго-восток. Это сооружение тагарского времени располагалось на широком (более 1 м) каменном кольце (внутренний диаметр 10,5 м), обрамлявшем прежде земляной курган афанасьевской культуры. В площади последнего первоначально было совершено, по-видимому, четыре погребения: три в пределах кольца (одна центральная могила и две боковых) и одно за его границей, в юго-восточном поле насыпи.

 

Центральная, основная могила сильно потревожена, почти все кости и вещи выброшены из ямы. Из инвентаря к погребению несомненно относятся большая круглодонная корчага, каменный пест и медный листовидный нож. Вне кольца находилась разбитая орнаментированная курильница, происходящая, возможно, из частично разрушенного окуневского погребения, впущенного в афанасьевский курган к северо-востоку от центральной могилы. Это одиночное погребение совершено в узкой яме, сплошь заложенной валунником, вытянуто на спине, головой на северо-запад. Из инвентаря сохранился каменный шар. Либо из этого погребения, либо из афанасьевской могилы происходит фрагмент ещё одного листовидного ножа. Южнее центральной могилы зафиксировано бесформенное скопление камней, среди которых найдены детская косточка и два небольших, изящно орнаментированных керамических сосуда. Юго-восточнее этого погребения (?) — ещё одно, совершённое в небольшой подпрямоугольной яме (глубина 0,7 м), заложенной камнем. Погребение одиночное, детское, кости перемешаны. Инвентарь: две подвески из клыков животных. Погребение за пределами кольца — также детское безынвентарное.

(237/238)

 

Две основные могилы, относящиеся к тагарской эпохе, — коллективные: одна из них находилась в площади центрального афанасьевского захоронения, другая — в 1,5 м к северу от него. Могильные ямы — неглубокие (0,8-1 м), подпрямоугольные (1,8х2,2 м); на дне их — остатки деревянных рам с плахами перекрытия. Положение погребённых — вытянутое на спине (один положен ничком), головой на юго-запад. Среди многочисленного инвентаря, представленного керамикой, бронзовыми, костяными и другими изделиями, встречены предметы, выполненные в зверином стиле. Предварительная датировка погребений V-IV вв. до н.э., тип памятника — биджинский.

 

В тагарской ограде находились и более поздние, впускные погребения. Все они — детские, одиночные. Одно из них (положение погребённого — вытянутое на спине, головой на юго — юго-восток), перерезавшее окуневскую могилу, совершено в грунтовой яме с валунной обкладкой по краям, другое — на рухнувшем в центральную тагарскую могилу каменном перекрытии. Три детских захоронения находились в ящиках из валунов, сооруженных в северо-восточном углу ограды. Инвентарь, обнаруженный только в грунтовой могиле (два баночных сосуда), позволяет отнести её к сарагашенскому этапу тагарской культуры.

 

Т.Н. Троицкая, В.Д. Романцова, В.И. Соболев

Раскопки в Новосибирской области.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 238-239.

 

Новосибирская экспедиция организована Новосибирским педагогическим институтом, Областным краеведческим музеем и Областным отделом культуры.

 

Колыванский отряд вёл работы у дер. Чёрный Мыс на р. Уени (левая протока Оби). Завершены раскопки городища Черный Мыс 2 (II-V вв. н.э., одинцовская культура). Почти полностью раскопана его огражденная часть и ров с валом первого строительного периода. В двух местах перерезаны оборонительные сооружения второго периода. На городище в два ряда расположено восемь землянок: четыре крупные (6x8 м) на краю обрыва и четыре маленькие у рва; выходы их направлены в противоположные стороны. Культурный слой слабо насыщен находками, представленными лишь керамикой.

 

Продолжены исследования комплекса памятников в урочище Дубровинский Борок. Прослежены следы древней дороги, идущей через три городища. На городище Дубровинский Борок 4 раскопана землянка (4х4 м) с керамикой III-II вв. до н.э. На территории курганного могильника Дубровинский Борок 7 вскрыто грунтовое погребение эпохи поздней бронзы, сопровождаемое тризной и сосудами еловского типа. На городище Дубровинский Борок 3А в раскопе площадью 84 кв.м вскрыты две землянки средним размером (5х6 м). Обе относятся к саровскому этапу кулайской культуры. Насыщенность культурного слоя большая. Найдено значительное количество керамики, костей домашних животных, различных костяных изделий. В первой землянке у очага обнаружена небольшая вымостка из

(238/239)

черепов крупных грызунов и плоское бронзовое литьё кулайского типа (зооморфная фигурка). В другой землянке (и рядом с ней) встречено большое количество каменных грузил, а в одной из ям найдена вторично использованная половина нагрудной панцирной пластины, изготовленной из рога лося. На ней — прочерченное изображение головы и руки человека, держащей вверх остриём меч с прямым перекрестием.

 

На правом берегу Оби к северу от Новосибирска, у с. Седова Заимка продолжены раскопки одноименного городища XII-XIV вв. н.э. Завершены раскопки полуземлянки и продолжены исследования стены, укреплявшей площадку городища. Она сложена из горизонтально лежащих брёвен и укреплена толстыми вертикальными столбами и песчаным валом. Стена сгорела. Находки представлены керамикой, обломками костей и костяными изделиями. Близ городища раскопано два кургана, давших по одному погребению. Один из погребённых был завернут в берёсту, второй лежал на слегка прокалённой глиняной вымостке. Поверх захоронений устраивалась ровная песчаная площадка для погребальных костров. Находки: железные наконечники стрел, кельт, удила.

 

Венгеровский отряд вел работы на Вознесенском городище (XVI-XVII вв. н.э.), расположенном на правом берегу р. Оми у с. Вознесенка. Вскрыто 70 кв.м площади и раскопаны остатки двух жилищ с четкими следами столбовых ям. Найдены круглодонные сосуды, орнаментированные крупным штампом, и костяные изделия.

 

Л.П. Хлобыстин, Г.Н. Грачёва, С.В. Студзинская

Работы Заполярной экспедиции.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 239-240.

 

Заполярная экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжила археологические и палеоэтнографические изыскания в восточной части Таймыра. Обследованию подверглись северная половина побережья оз. Лабаз, реки Хета и Хатанга в их течении от пос. Новая до устья р. Попигай и низовья притоков Хатанги — рек Новая и Блудная.

 

На берегах оз. Лабаз и перешейке, отделяющем его от оз. Харгы, открыто 15 месторождений с каменным инвентарём из яшмы и халцедона. Найдены нуклеусы-дрили, скребки, наконечники стрел, ножи, типичные для неолита и ранней бронзы Таймыра. Интересна находка губного украшения — каменной лабретки, напоминающей по форме рыбный позвонок, несущей на одной стороне свастикообразный точечный орнамент. Обнаружено погребение антропоморфной деревянной фигуры, лежавшей на дне могильной ямы лицевой стороной вниз. Это захоронение даёт новые материалы по религиозным воззрениям и изобразительному искусству населения Таймыра.

 

На левой коренной террасе р. Новой каменные изделия обнаружены в восьми пунктах. Это кратковременные стоянки неолитических охотников. Для изготовления орудий в основном использовались желваки халцедона. В урочище Ары-Mac обследованы и раскопаны остатки ста-

(239/240)

рых наземных нганасанских захоронений, вероятно XVIII в.

 

В низовьях р. Хатанги, между Крестовским мысом и устьем р. Попигай, и на р. Блудной выявлено 10 стоянок, существовавших в период от раннего неолита до эпохи бронзы. Основным поделочным материалом служили разновидности яшмы. Среди изделий много ножевидных пластинок. В оформлении орудий прослеживается влияние древних культур Якутии. Стоянки располагались на самых высоких местах берегов и сильно развеяны. Небольшие площади стоянок и инвентарь свидетельствуют о кратковременности их существования и небольшой численности их обитателей.

 

Около устья р. Блудной проводились поиски зимовья X.П. Лаптева. Обнаружено около 30 остатков старых зимовий. Разведочные раскопки на месте четырёх домов, фундаменты которых залегают в мерзлоте, дали сведения о строительной технике и бытовом инвентаре русских старожилов и предков долган, которым принадлежали эти зимовья. Вблизи них имеются следы древних погребений, над которыми сохранились части деревянных резных сооружений с антропоморфными и зооморфными изображениями.

 

А.В. Циркин

Раскопки поселения у оз. Утинка и разведки в Среднем Причулымье.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 240-241.

 

Второй полевой сезон ведутся работы на поселении у оз. Утинка (Тисульский р-н Кемеровской обл.). Поселение расположено на небольшом плато, вытянувшемся с востока на запад и отделявшем озеро от истоков речушки Утинка. С южной стороны склоны плато плавно переходят в заболоченную низину, с севера — склоны круче и понижаются к урезу воды Утинского озера. На поселении исследовано 572 кв.м площади. Толщина культурного слоя на гребне плато составляет 0,4 м, в прибрежной части 0,6-0,8 м.

 

На поселении вскрыто несколько наземных, подчетырёхугольных в плане жилищ. Вход у большинства землянок сооружен с восточной стороны. Общая глубина землянок от уровня дневной поверхности составляет примерно 0,6 м; углублены они в материк на 0,2 м. Общая планировка жилищ на поселении предусматривает их размещение в прибрежной части, а взаимное расположение — поквартальное (большое жилище и вокруг него несколько меньших по размеру). В жилищах 1 и 4 обнаружены внутриземляночные очаги с каменной обкладкой и несколько малых очагов, располагающихся вдоль стенок. Жилище 4 двухсекционного типа: восточная часть выступает как предземляночная площадка летнего типа, имевшая навес, опирающийся на столбы, а западная часть землянки с вертикальными стенками углублена в материк и перекрыта сверху брёвнами. В жилищах обнаружены захоронения баранов. Причем одни из них погребены в скорченном положении, в небольшой яме и ориентированы на восток и юго-восток, другие положены с поджатыми ногами прямо на горизонте, но с северо-восточной и северо-западной ориентацией.

(240/241)

 

Из числа примечательных изделий, найденных на поселении, отметим: бронзовый трёхпёрый втульчатый наконечник стрелы позднесарматского облика, костяные бусы, гарпуны, стрелы, пряжки, проколки, гладилки. В большом количестве представлены обломки жерновов, каменных и галечных пестов. Упомянем два больших кремнёвых рубила миндалевидной формы, подправленных с одной стороны двусторонним сколом и предназначенных, видимо, для обработки костяных изделий. Особое место среди коллекции предметов принадлежит бараньим астрагалам. На одном имелось сквозное круглое отверстие для подвешивания. Видимо, такие астрагалы выполняли роль амулетов. Что касается керамики, то преобладала неорнаментированная, плоскодонная посуда, изготовленная без применения гончарного круга. Тесто такой посуды грубое, сероватое, крупнозернистое, обжиг костровый. На общем керамическом фоне выделяется посуда мискообразной и баночной формы. Из орнаментированной керамики ведущее место принадлежит посуде, несущей рисунок: ямочно-жемчужный, гребенчатый, фигурно-штампованный, ногтевой и «уточкой». И эта посуда плоскодонна, тесто крупнозернистое, сероватое и плохо отмученное.

 

Предварительно поселение можно датировать первыми веками нашей эры.

 

В среднем Причулымье, на территории Ачинского р-на Красноярского края проведены разведки по маршруту г. Ачинск — Айдашинская пещера. На правом берегу р. Чулым (северо-восточная окраина Ачинска) обследовано Ачинское I городище. Зачистка обнажений на городище дала большое количество керамики, среди которой значительный удельный вес принадлежит орнаментированной. По форме сосудов, составу теста, обжигу и орнаменту глиняная посуда не выходит за пределы второй половины I тысячелетия н.э. В 17 км юго-западнее Ачинска на правом берегу старого русла р. Чулым, у с. Старые Айдашки обследовано поселение, именуемое местными жителями урочище Вагин Угол. Собрана большая коллекция керамики. Большинство посуды орнаментировано горизонтальной косопоставленной ёлочкой, отступающей горизонтальной гребёнкой, ямочно-жемчужным рисунком и ногтевыми вдавлениями. Тесто грубое, серое, крупно-зернистое, обжиг слабый. Айдашинское поселение следует сопоставить с Белоярским, расположенным на противоположном берегу реки, и датировать первыми веками нашей эры.

 

Л.А. Чиндина, Ю.Ф. Кирюшин

Раскопки поселения Малгет.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 241-242.

 

Нарымская экспедиция Томского государственного университета продолжила исследования многослойного поселения Малгет на р. Шудельке (левый приток р. Оби).

 

В ходе работ прошлых лет почти полностью завершено исследование поселения эпохи бронзы, занимавшего восточную часть Малгетского комплекса. В истекшем году на площади 104 кв.м обнаружены остатки четырёх жилищ эпохи ранней брон-

(241/242)

зы. Одно из них (VII) раскопано полностью, три других (VIII-X) частично. Жилища — подпрямоугольной в плане формы, площадью от 20 до 35 кв.м. Все они соединены между собой переходами. В жилищах прослеживались глубокие жилые и хозяйственные ямы и очаги, а вдоль стен и по углам — остатки столбовых ям. При выборке заполнения жилищ, очагов и хозяйственных ям обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенных ямками, оттисками печатной и отступающей гребёнки; каменные тёсла; обломок каменного ножа; ножевидные пластинки, скребки и отщепы. В жилище VII найдена глиняная головка какого-то зверя. Глаза его обозначены круглыми ямками, нос чёрточкой и мелкозубой гребенкой — усы. Формой скульптура напоминает голову выдры или бобра.

 

В верхнем горизонте культурного слоя большая часть находок относилась к эпохе поздней бронзы, в нижнем — только к ранней бронзе.

 

Средневековый комплекс памятника представлен четырьмя жилищами. Большие прямоугольные жилища — уже известной двухкамерной конструкции; а квадратные — однокамерные. Их объединяет керамика малгетско-рёлкинского типа с фигурно-штамповой орнаментацией.

 

Э.В. Шавкунов, В.А. Хорев

Исследования на Шайгинском городище.   ^

// АО 1974 года. М.: 1975. С. 242-243.

 

Шайгинский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил раскопки Шайгинского городища на юге Приморского края. Вскрыты остатки 19 жилищ и небольшой, очень плохой сохранности плавильной мастерской.

 

К числу наиболее интересных находок, которые расширяют представление о материальной и духовной культуре племён тунгусского происхождения, относятся обнаруженные в жилищах 109, 110 и 119 бронзовые антропоморфные фигурки духов-предков. Скульптурки характеризуются довольно чёткой детализацией одежды и индивидуальностью причёсок. Определённый интерес представляют бронзовые зеркала, среди которых особенно выделяется зеркало из жилища 104. На тыльной стороне его в верхней части изображён облаковидный дракон, пожирающий солнце. По бокам — бушующее море с двумя рыбами. В нижней части на земной тверди стоит буйвол, который, судя по высунутому из полуоткрытого рта языку, мычит, в ужасе задрав к солнцу голову. Сходный сюжет имеется и на ручке зеркала из жилища 114, где в верхней части изображён дракон, пожирающий месяц, а внизу в такой же позе как буйвол — лань. Отметим ещё две скульптурки. Одна из них обнаружена в жилище 104 и представляет собой наполовину покрытую бурой глазурью керамическую фигурку льва с чашей на спине. Возможно, что она использовалась в качестве курильницы. Вторая скульптурка из жилища 122 вырезана из какого-то серого минерала. Это горельефное изображение мыши в натуральную величину. В жилище 118 найдено отштампованное из медного листа и посеребренное с внеш-

(242/243)

ней стороны изображение плывущего лебедя, а в жилище 121 — позолоченная бронзовая серьга в виде цветка, инкрустированного перламутром и жемчугом. При вскрытии одного из участков улицы, проходящей мимо жилищ 99 и 103, обнаружено бронзовое коромысло безмена с головой коня на одном из его концов. В жилище 109 найдены фарфоровая шестигранная игральная фишка, на каждой стороне которой нанесены от одного до шести воронковидных углублений, и бронзовое с позолотой перекрестие ремней конской сбруи, центральная часть которого оформлена в виде цветка лотоса.

 

Большой интерес представляют два сильно отличающихся друг от друга по устройству чугунных отвала сохи (жилища 103 и 119).

 

На Шайгинском городище обнаружен также ряд новых видов оружия: массивная рапира, применявшаяся для пробивания панцирей, два наконечника копья со вставленными в шейку крючьями, предназначенными для стягивания с сёдел вражеских всадников; наконечник копья с широким выдвижным резаком; наконечник четырёхгранной пики, ножные кандалы и несколько новых типов наконечников стрел. На одном из топориков (жилище 108) впервые обнаружена тамга в виде одного из знаков большого чжурчжэньского письма.

 

Весьма интересным и разнообразным оказался и керамический материал, среди которого удалось выявить не только новые формы посуды, но и новые виды орнамента и тамгообразных знаков.

 

В процессе работ на городище собрана богатая коллекция различных украшений из камня, стекла, бронзы, свинца, железа и плоское кольцо из составной серьги из золота. Многие украшения декорированы характерными для тюркских и монгольских племён эпохи раннего средневековья орнаментами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1974 года