главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1973 года

Археологические открытия 1973 года. М.: 1974.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1973 года.

// М.: 1974. 560 с.

 

I. РСФСР.

 

Сибирь и Дальний Восток.

 

Ж.В. Андреева, В.А. Татарников. Пещера «Чёртовы Ворота» в Приморье. — 180

С.Н. Астахов. Саяно-Тувинская экспедиция. — 181

Л.И. Ашихмина, В.Д. Викторова. Раскопки на Андреевском озере близ г. Тюмени. — 182

М.И. Белов, В.Ф. Старков. Раскопки Мангазеи. — 183

Ю.М. Васильев. Могильник «Луданникова сопка». — 185

В.П. Викторов, М.В. Елькина, Н.В. Фёдорова, Ю.П. Чемякин. Раскопки на Барсовой горе близ г. Сургута. — 186

B.П. Викторов, Н.Г. Смирнов. Разведки в Сургутском районе Тюменской области. — 188

А.М. Георгиевский. Работы Нижне-Илимского отряда. — 189

Ю.С. Гришин. Исследования в Читинской области. — 190

М.П. Грязнов, М.X. Маннай-оол. Третий год раскопок кургана Аржан. — 192

А.В. Давыдова. Раскопки поселения хунну у с. Дурёны. — 195

А.П. Деревянко, В.И. Молодин. Исследование памятников в Барабинской лесостепи. — 196

Н.Н. Диков. Исследования в зоне затопления Колымской ГЭС. — 197

Т.М. Дикова. Работы Южно-Камчатского отряда. — 198

Г.В. Длужневская. Исследования в Саянском каньоне Енисея. — 199

О.В. Дьякова, В.И. Дьяков. Разведочные работы в Северном Приморье. — 201

М.А. Дэвлет. Раскопки в Тоджинском районе. — 202

М.А. Дэвлет, Н.В. Панова, М.Н. Спилиоти. Работы по обследованию наскальных рисунков Тувы. — 202

И.В. Захарова, Б.А. Конников, Н.С. Литвинович, В.А. Могильников. Работы в Прииртышье. — 203

Л.П. Зяблин. Поиски неолита в районе Минусинска. — 204

Л.Г. Ивашина Раскопки в районе Еравнинских озер. — 205

И.И. Кириллов, М.В. Константинов. Исследования в Восточной Забайкалье. — 206

Ю.Ф. Кирюшин. Работы в Васюганье. — 207

C.Г. Кляшторный, Д.Д. Васильев. Эпиграфические исследования на Верхнем Енисее. — 208

М.Ф. Косарев. Работы на озёрах Байрык и Шапкуль. — 209

Л.Р. Кызласов. Раскопки средневекового здания в Хакасии. — 209

A.М. Мандельштам. Раскопки на могильнике Аймырлыг. — 211

B.И. Матющенко, М.В. Аникович, Г. В. Ложникова. Работы у пос. Могочино. — 212

В.А. Могильников, Б.А. Конников, Н.С. Литвинович, В.П. Шнырев. Алейская экспедиция. — 213

Б.Б. Овчинникова. Исследование средневековых погребений на могильнике Аймырлыг. — 214

А.П. Окладников. Варварина Гора — новый памятник леваллуазского этапа палеолита за Байкалом. — 215

A.И. Петров. Разведки в Омской области. — 216

B.А. Посредников. Исследования в Сургутском Приобье. — 217

М.Н. Пшеницына. Курганы и могилы на дне Красноярского водохранилища. — 218

Д.Г. Савинов. Курганы позднескифского времени в долине Узунтал. — 220

Л.Е. Семениченко. Исследование бохайских памятников в Приморском крае. — 222

В.Ф. Старков. Разведки в Среднем Прииртышье. — 223

Я.И. Сунчугашев. Исследование памятников древней металлургии в Хакасии. — 224

Ю.И. Трифонов. Тагарские курганы на юге Минусинской котловины. — 225

Т.Н. Троицкая, В.Д. Романцова, В.А. Зах, Е.А. Сидоров, В.И. Соболев. Работы Новосибирской экспедиции. — 227

Е.Е. Филиппова. Раскопки могильника Хара-хая. — 228

Л.П. Хлобыстин, А.Н. Мелентьев, С.В. Студзитская. Работы на полуострове Таймыр. — 229

Т.Н. Чебакова, Н.К. Стефанова. Исследования в Омской области. — 231

Л.А. Чиндина. Исследования в Нарымском Приобье. — 232

Н.Л. Членова. Раскопки на Северном Алтае. — 233

Э.В. Шавкунов, В.А. Хорев, В. Д. Леньков. Исследования в Приморском крае. — 234

 

 

Ж.В. Андреева, В.А. Татарников

Пещера «Чёртовы Ворота» в Приморье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 180-181.

 

Северо-Приморский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР провёл раскопки в пещере «Чертовы Ворота», расположенной в 12 км от райцентра Дальнегорск, в верховьях р. Кривой.

 

Устье пещеры находится на высоте 35 м над уровнем реки и ориентировано на восток. Кроме того, имеется боковое отверстие с южной стороны. Пещера состоит из зала протяжённостью 45 м, шириной 10 м, высотой от 16 м в устьевой части до 3 м в конце зала и нескольких боковых лазов. Заполнение пещеры — пылевидный рыхлый суглинок с щебенкой и культурными остатками неолитического времени. Культурный слой мощностью до 1 м залегал в буром суглинке.

 

В центральной части зала выявлены остатки наземного жилища площадью около 60 кв.м, приближающегося в плане к прямоугольнику. В центре жилища — очаг прямоугольной в плане формы, оконтуренный с трёх сторон плахами. Сохранились остатки обугленных конструкций жилища, ямки от столбов. Жилище, видимо, погибло от пожара, судя по углистой прослойке (20 см) и прокалённости почвы по всей площади. У юго-восточной стенки на полу обнаружено четыре человеческих скелета.

 

Собрана коллекция изделий из камня, кости, раковин моллюсков, костей животных, растительных остатков. Многочисленны ретушированные скребки, наконечники стрел удлинённо-треугольных очертаний, ножи, сверла, наконечники копий, вкладышевые орудия. Среди шлифованных орудий преобладают тёсла удлинённо-треугольных очертаний с выпуклой спинкой. Найдено несколько шлифованных наконечников стрел, «коллибраторы», точила. Среди изделий из кости — проколки, иглы различной величины, гарпуны, обломки основ вкладышевых орудий, наконечники копий, пряслице. Своеобразны украшения: серии привесок из кости, камня, костяные и каменные бусы, украшения из раковин, привески из клыков кабана. Найдено около 14 глиняных сосудов и большое количество фрагментов керамики. Преобладают сосуды с почти прямыми стенками, укра-

(180/181)

шенные в верхней части тиснёными узорами «плетёнкой», оттисками гребенчатого штампа; часть сосудов украшена валиками, имитирующими витой шнур. У очага обнаружены кусочки ткани, обрывки рыболовных сетей, большое количество костей животных, жёлуди и плоды какого-то растения, берёста.

 

Памятник можно отнести к неолитической культуре, представленной древним поселением близ устья р. Рудной в Дальнегорском р-не (раскопки А.П. Окладникова), и предположительно датировать III-II тысячелетиями до н.э.

 

С.Н. Астахов

Саяно-Тувинская экспедиция.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 181-182.

 

Палеолитический отряд Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР работая в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС.

 

На стоянке Означенное I небольшим раскопом захвачена часть скопления культурных остатков. Полученный материал позволяет сблизить эту стоянку со стоянкой Голубая I. Дополнительные работы на Голубой I показали, что ниже третьего слоя находок нет, а за четвертый слой были приняты отдельные провалившиеся по трещинам кремни.

 

На стоянке Катушка верхняя часть отложений террасы с предположительно неолитическим слоем потревожена строительными работами. Видимо, основная часть палеолитического слоя стоянки либо размыта, либо не захвачена раскопом.

 

Найдены две новые палеолитические стоянки и одно местонахождение. Стоянка Джой находится у впадения р. Джой в Енисей, на левом берегу. Она расположена на тыльной части размытой террасы (высота 16 м). Палеолитические изделия — крупные скрёбла, кремнёвые остроконечники, пластины — обнаружены на глубине 0,8-1,7 м у подножия крутого склона. Возможно, слой размыт. Индустрия близка кокоревской культуре, возраст, судя по геологическим данным, тот же.

 

Стоянка Кантегир находится на левой приустьевой части р. Кантегир, расположена на мысу террасы (высота 14-16 м). В зачистке склона террасы, верх которой сложен лёссовидными породами, на глубине 0,5 м встречен горизонт находок — скрёбел, пластин, отщепов, обломков костей. Найдено острие костяного наконечника. По условиям залегания и характеру индустрии стоянка близка Джойской.

 

Местонахождение Кантегирские Камни находится на правом берегу Енисея, против устья р. Кантегир. Здесь у подножья террасы (высота 12-14 м), заросшей тайгой, собраны палеолитические изделия — нуклеусы, скребки, отщепы.

 

В южной части зоны затопления найдена и раскапывалась неолитическая стоянка Хаданных. Она находится на правом берегу Енисея, в 1 км

(181/182)

ниже р. Хаданных, на террасе высотой 6-8 м, у подножия скал. В раскопе на глубине 0,2 у края террасы и в 1 м ближе к скалам обнаружен культурный слой с очагами, один из которых обложен камнями. Вокруг очагов кости, обломки керамики, украшенной вдавлениями, сделанными обломками трубчатых косточек и гребенкой. Найден и каменный штамп-гребёнка. Кремень невыразительный — отщепы, скребочки, наконечник стрелы с усечённым черешком.

 

Л.И. Ашихмина, В.Д. Викторова

Раскопки на Андреевском озере близ г. Тюмени.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 182-183.

 

Андреевский отряд Уральской экспедиции продолжал исследование памятника ЮАО-IX на южном берегу Андреевского озера. Памятник занимает невысокую боровую террасу. Общая площадь, вскрытая раскопками, — 660 кв.м.

 

Неглубокая впадина, расположенная восточнее раскопа 1972 г., образовалась в результате двухкратного возведения жилищ. Котлован верхнего жилища имел подпрямоугольную форму, размеры 9х7 м и был ориентирован длинной осью с юго-востока на северо-запад. В центре жилища — очаг овальной формы, на дне — плоскодонные раздавленные сосуды логиновского типа, украшенные волнами отступающей лопаточки или полосками гребенчатых оттисков и глубоких ямочек. В яме подчетырёхугольных очертаний близ южной стенки жилища обнаружены три шлифовальные плиты. Ниже уровня пола расчищен котлован второго жилища овальной формы, размерами 5х6 м. Стенки котлована отвесные, в северной части близ стен — три столбовые ямы, в юго-западной части — яма неправильных очертаний, содержащая золу и обломки неолитического сосуда, украшенного гребенчатым штампом.

 

Вторая, более крупная впадина расположена севернее первой. В ней также сохранились следы двух разновременных жилищ. К жилищу логиновского типа относились фрагменты южной стенки и угла, очаг подковообразной формы и раздавленные сосуды на уровне очага (1,4-1,5 м). Котлован более раннего времени имел овальную форму, размеры 11х13 м и был углублен до уровня 1,8-1,9 м. На дне расчищено свыше 60 столбовых ям, четыре ямы, содержащие в заполнении золу и угли, пять ям правильной подчетырёхугольной формы в плане и профиле. Находки с пола жилища представлены каменными орудиями на пластинах и отщепах, фрагментами плоскодонных сосудов боборыкинского типа, украшенных треугольными прочерченными фестонами, горизонтальными поясками из неглубоких ямочек.

 

В раскопе 2 исследовано второе жилище боборыкинского типа. Оно перекрывало северный край котлована прямоугольного неолитического жилища, раскопанного в 1972 г. Очертания жилища неправильные, при-

(182/183)

ближающиеся к овалу, размеры 9х8 м. На полу расчищены два наземных очага, в центре — яма округлой формы, основная часть столбовых ям обнаружена близ южной стены. Находки представлены раздавленным сосудом и фрагментами отдельных сосудов боборыкинского типа, пластинами и орудиями на пластинах из светло-серого кремня, обломком массивного шлифованного тесла.

 

На раскопе 2 исследованы остатки сильно разрушенного кургана I-II — V вв. Покойник положен головой на северо-восток, вытянуто на спине. Руки широко расставлены и согнуты в локтях. У кисти левой руки лежала бронзовая пряжка. Возле костей ног — скопление рыбьей чешуи.

 

М.И. Белов, В.Ф. Старков

Раскопки Мангазеи.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 183-185.

 

Мангазейская экспедиция Арктического и Антарктического научно-исследовательского института завершила исследования городища работами на посаде. Задачи раскопок диктовались нерешёнными вопросами планировки посадской части города и самого характера мангазейского посада с точки зрения ремесленно-промысловой и торговой деятельности его населения. С этой целью заложено три новых раскопа (22, 23 и 24) и доисследованы нижние строительные горизонты раскопа 21.

 

Раскоп 24 заложен на северо-восточной окраине посада, на берегу р. Мангазейки, по линии предыдущих раскопов 8, 9, 10 и 13, где были обнаружены многочисленные свидетельства активной ремесленной (металлургической и костерезной) деятельности «жилецких людей». Вскрыто два больших комплекса построек, в одном из которых найдено огромное количество шлака, флюсов, тиглей и металлических изделий. Находки второго комплекса свидетельствуют о том, что его обитатели занимались не только металлургическим, но и костерезным производством: здесь найдено более 20 распилов бивня мамонта, заготовки гребней, а также целые гребни и накладки рукояток ножей. Интересно отметить, что соседняя постройка (раскоп 13) также принадлежала ремесленнику-костерезу, который специализировался по изготовлению упряжи. С юга (раскопы 8, 9, 10 и 23) примыкали постройки ремесленников-металлургов. Создается впечатление, что на северной и восточной окраинах Мангазеи размещались ремесленные концы.

 

Раскоп 22, заложенный между раскопом 21 и комплексом А, соединяет постройки таможни и гостиного двора. Именно здесь с наибольшей полнотой удалось проследить основные планировочные принципы торгово-административной части посада.

 

В прибрежной части раскопа вскрыта деревянная мостовая, выполненная в виде небольших примыкающих друг к другу срубов, перекрытых кочевыми досками. Мостовая насчитывает три горизонта. В западной

(183/184)

части она соединяется с раскопанной в 1969 г. вымосткой, которая также идёт вдоль берега и вдоль восточной стены гостиного двора. Постройки отделялись от мостовой частоколом. Среди этих построек обращает на себя внимание большая двухчастная усадьба (сени-клеть), принадлежавшая промышленнику. Об этом свидетельствуют находки: охотничьи лыжи, детали капкана, наконечники стрел и копья. Здесь же обнаружены доска с изображением судна и резная шахматная доска с надписью «Фока».

 

Севернее этой постройки размещалось здание необычной конструкции с частыми внутренними перегородками и развалом большой каменной печи. Здесь найдены фрагменты бондарных изделий и при входе большое количество берёзовых веников. Можно допустить, что это здание упоминаемой в документах бани («мовни»). Севернее вскрыт амбар гостиного двора, что подтверждается разнохарактерным составом находок и необычной планировкой здания, разделенного на отсеки. От амбара мимо «мовни» и дома промышленника была проложена деревянная вымостка из кочевых досок, выходившая на прибрежную мостовую. В восточной части от мостовой шёл замощённый переулок к таможне. На этом участке найдено много различных предметов, среди которых обращают на себя внимание куски тиснёной кожи и берёсты.

 

На раскопе 21 доследованы средние и нижние строительные горизонты. В северной его части помещается большой комплекс таможни — одного из главных административно-финансовых центров Мангазеи. Особый интерес представляет нижний горизонт постройки. В него входили: центральный комплекс сооружения и три примыкающие к нему с севера и востока клети. Центральный комплекс состоит из жилой клети с печью, сеней, большого холодного помещения, разделённого поперек узким коридором из досок, и ещё одного длинного коридора, идущего вдоль восточной стены холодного помещения. Важной инженерно-строительной особенностью таможенного комплекса является то, что он создавался по единому архитектурному плану с учётом примыкавших к таможне мощёных переулков, соединявших все три периферийные здания. В основании вымостки лежат те же лаги, что и в фундаменте главного здания таможни. Сам фундамент этого здания был выровнен при помощи подкладок под углы сруба. Другой особенностью таможенных построек является широкое использование при их строительстве различных деталей кочей: килей, форштевня, ахтерштевня, шпангоутов, мачты и кочевых досок. Произведённый С.Г. Шиятовым дендрохронологический анализ показал, что таможня была построена в 1608 г. Впоследствии она неоднократно перестраивалась.

 

Раскоп 23 в юго-восточной части города, на оконечности мыса при впадении р. Мангазейки в р. Таз, заложен с целью поиска домангазейских построек. В соседнем раскопе 21 в 1970 г. был найден сруб, датированный 1594 г. К этому же времени (1590 г.) относятся и найденные в прибрежной части раскопа 24 фрагменты разрушенной рекой строительной конструкции.

 

Помимо раскопок на городище произведен поиск так называемого

(184/185)

Енисейского волока, связывавшего Мангазею с Туруханском. Следы этого древнего волокового пути были обнаружены в промежутке между реками Худосей и Малая Баиха в междуречье Таза и Енисея.

 

Ю.М. Васильев

Могильник «Луданникова сопка».   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 185.

 

Продолжены раскопки могильника XI в. «Луданникова сопка» в бассейне нижнего Амура.

 

Установлено, что в его состав входят четыре обособленные группы, насчитывающие в общей сложности 224 кургана. В этом сезоне вскрыто 12 курганов в западной группе могильника.

 

Большой интерес представляет детское погребение, совершённое в полé кургана-кенотафа. Здесь найден станковый кувшин с тремя тамгообразными знаками на плечиках: косой крест, «ёлочка» и «птичья лапка». Рядом с кувшином лежала суставная часть кости какого-то животного со сверлинками. Важной находкой, позволившей окончательно уточнить датировку могильника, явилась монета Кай Юань тунбао, выпускавшаяся в Китае и находившаяся в обращении с 621 г. по XI в. н.э. Монета, по-видимому, использовалась в качестве амулета, так как находилась на шнурке в области грудины. В погребении найдены также пять наконечников стрел, бронзовые пронизки от обуви и сферическая пуговица.

 

В двух курганах были найдены мечи. Один из них самурайского типа с круглой гардой и коротким (54,5 см), слегка прогнутым лезвием. Вместе с ним лежали остатки портупеи ножен и колчана, украшенные небольшими бронзовыми цветковидными бляшками. В берестяном колчане находились стрелы. Около черепа обнаружены две бронзовые черепаховидные серьги. Второй меч — прямой обоюдоострый, длиной 70,5 см (до рукояти), с прямой деревянной рукоятью. 25 наконечников стрел составляли содержимое колчана.

 

Среди прочих находок интересны бронзовые «колокольцы» — амулеты, носившиеся на груди под одеждой, по одному или по три. Найдена шейная гривна — железное полукольцо с бронзовыми бусинами. Керамика представлена горшками, кувшинами, корчагами хорошего обжига серо-чёрных тонов, украшенными лощением и штампованным орнаментом. Интересны большие срезни лопаточки с двумя пропеллеровидными лопастями.

 

В могильнике появляются новая ориентировка погребённых головой на юг и новое положение костяка: на правом боку с подогнутыми ногами. Курганы-кенотафы располагаются в основном по краю могильника.

(185/186)

 

В.П. Викторов, М.В. Елькина, Н.В. Фёдорова, Ю.П. Чемякин

Раскопки на Барсовой горе близ г. Сургута.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 186-188.

 

Сургутский отряд Уральской экспедиции продолжал раскопки на Барсовой горе в Сургутском р-не Тюменской обл.

 

На поселении Барсова Гора был почти полностью исследован поселок из семи домов, расположенных двумя рядами. Все жилища наземной конструкции, подпрямоугольной или округлой в плане формы, с двумя очагами по центру.

 

Частичные раскопки произведены на лесных городищах Барсов Городок III/1 и Барсов Городок III/4. Городище Барсов Городок III/1 овальной в плане формы (120х60 м), вытянуто в направлении запад — восток. Оно окружено прерывающейся глубокой канавкой и размытым невысоким валом. На площадке городища расположено 28 жилищ наземного и полуземляночного типов, существовавших одновременно. Городище Барсов Городок III/4 подпрямоугольной в плане формы (24х18 м) и по характеру оборонительных укреплений идентично Барсову Городку III/1. Прослежено два наземных жилища, ограниченных канавками.

 

Все вышеперечисленные памятники относятся к концу I тысячелетия до н.э.

 

Продолжались исследования береговых городищ: Барсов Городок I/2, I/3, I/4, I/6, I/9 и Барсов Городок II/1, II/6, II/7, II/9, II/10, II/11, а также двух селищ.

 

Городища группы II укреплены одним-двумя рядами валов и рвов. Внутри оборонительных сооружений располагаются углублённые жилища, обычно подпрямоугольной в плане формы, с коридорообразными выходами внутрь площадки городища и очагом в центре котлована. Планировка жилищ чаще всего линейная (два-три ряда жилищ, параллельно друг другу), иногда кольцевая. Вокруг многих городищ располагались неукреплённые селища. Среди вещей наибольший интерес представляет деревянный идол в меховом мешочке, украшенном бронзовыми подвесками,.

 

Группа береговых городищ Барсов Городок I более разнообразна. На городище Барсов Городок I/2 вскрыто два углубленных в землю подпрямоугольных в плане жилища (9х8 м), вдоль продольной оси которых располагалось по два очага.

 

Городище Барсов Городок I/3 представляет собой остатки двух разновременных городищ. Наземные жилища в виде приподнятых площадок, окружённые внешними ямами, содержали керамику, украшенную крупным гребенчатым штампом, и единичные кремнёвые изделия. Подпрямоугольные в плане жилища, слегка углублённые в землю, очевидно более

[подпись на с. 186, рис. на с. 187]

Серебряное блюдо с позолотой (XIII-XIV вв. Барсов Городок I/6) и деталь того же блюда.

(186/187)

(Открыть рис. в новом окне)

(187/188)

поздние. На территории городищ находился могильник, частично раскопанный в XIX в. Обнаружено несколько нетронутых могил. Ориентировка ям и их размеры неустойчивы. В погребениях найдены железные ножи, наконечники стрел, сосуды.

 

На городище Барсов Городок I/6 обнаружено погребение с трупосожжением под насыпью. Под этой же насыпью найдено серебряное блюдо с позолотой (XIII-XIV вв. н.э.).

 

На городище Барсов Городок I/9 в трёх неглубоких ямах обнаружены нижние челюсти животных и раздавленные сосуды. В культурном слое за пределами ям собрана большая коллекция бронзовых вещей. В их числе эполетообразные застёжки с зооморфными изображениями, бляхи, антропоморфные и птицевидные идолы, фигурки зверей.

 

В.П. Викторов, Н.Г. Смирнов

Разведки в Сургутском районе Тюменской области.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 188-189.

 

Разведочная группа Уральской экспедиции продолжала разведки памятников в зоне интенсивной промышленной застройки к западу от г. Сургута и по трассе строящейся железной дороги Сургут — Нижневартовск.

 

Установлен факт непрерывного заселения урочища «Барсова гора» с конца II тысячелетия до н.э. и до освоения Сибири русскими. Это подтверждается наличием на данной территории большого количества разновременных и разнотипных поселений — городищ и неукреплённых посёлков, остатков отдельных жилищ эпохи раннего железа и средневековья.

 

Обнаружено 58 городищ. Большинство из них расположено вдоль кромки первой надпойменной террасы и коренного берега р. Обь; несколько городищ зафиксировано на плоской возвышенной части «Барсовой горы» в 300-600 м от берега, а также по берегам рек Барцовка и Калинина, впадающих в Обь с севера.

 

На городище Барсов Городок II/8 заложен разведочный раскоп (108 кв.м). Вскрыты остатки жилища квадратной в плане формы (8х8 м), углублённого в материк на 0,4-0,5 м, со ступенчатым входом в центре северной стенки и очагом посредине. Жилище уничтожено пожаром, но сохранившиеся остатки сгоревших брёвен позволяют восстановить его конструкцию: бревенчатые стенки снаружи засыпались песком, перекрытия из жердей сверху тоже были засыпаны грунтом. Культурный слой городища насыщен многочисленными фрагментами керамики с богатым и разнообразным орнаментом, которая позволяет датировать городище началом I тысячелетия н.э. Обнаружены также фрагменты тиглей и рюмкообразный сосуд с поддоном.

 

Остатки наземных или слегка углублённых в землю жилищ на неукреплённых поселениях хорошо прослеживаются на поверхности. Они представляют собой округлые или подпрямоугольные в плане площадки

(188/189)

(высотой 0,1-0,4 м) со впадиной посредине; с внешней стороны расположены овальные ямки (от двух до четырнадцати), которые в отдельных случаях сливаются в сплошную канавку, окружающую остатки жилища по периметру.

 

На южной и юго-восточной части Барсовой горы обнаружено свыше 2500 таких жилищ. Чаще всего они встречаются группами, от двух-трех до 20-35 жилищ в каждой. Обнаружено более 20 подобных селищ и большое количество отдельных жилищ. В районе пос. «Мостоотряд 29» на площади около 100 га остатки жилищ (не менее 1500) расположены так близко друг к другу, что почти не расчленяются на отдельные селища, образуя сплошной массив.

 

На трассе строящейся железной дороги Сургут — Нижневартовск обнаружено четыре поселения эпохи железа. Они представляют собой небольшие жилищные впадины, разбросанные по возвышенным сухим участкам поверхности, так называемым гривам.

 

На левом берегу р. Тромьеган у дер. Ермаковой обнаружен комплекс городищ и селищ, расположенных на гряде высоких грив. Открыто пять городищ с хорошо сохранившимися оборонительными сооружениями в виде валов и рвов и жилищными впадинами на внутренних площадках. На самом большом городище Ермаково IV обнаружено 17 таких впадин. Между городищами Ермаково III и IV расположено большое неукрепленное поселение с 25 жилищными впадинами. На городище Ермаково I находится хантыйское святилище.

 

А.М. Георгиевский

Работы Нижне-Илимского отряда.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 189-190.

 

Нижне-Илимский отряд Ангаро-Илимской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал исследования в зоне затопления Усть-Илимской ГЭС, а именно в Илимской части будущего водохранилища. Основным районом работ являлся приустьевой участок долины р. Илима. В 0,5 км выше Симахинского порога раскопан комплекс из трех поселений — Большая Курья I-III.

 

Поселение Большая Курья I расположено на 35-метровой террасе правого берега р. Илима, в 10,5 км выше его устья.

 

Траншеей и разведочным раскопом была выявлена следующая картина культурных наслоений. В дерновом слое (7-10 см) найдены отщепы, несколько орудий и керамика, относящаяся к эпохе бронзы. В слое жёлто-бурой супеси (15-20 см) кроме отщепов обнаружены конусовидный нуклеус, орудия из кремня, кости косули и керамика неолитического облика. Третий культурный слой заключён в мощной (25-30 см) толще красно-бурой супеси с редкими находками изделий из кремня и траппа; керамики здесь не найдено. Четвёртый культурный слой (28-35 см) за-

(189/190)

легает под россыпью грубого обломочного материала в небольших линзовидных включениях палево-карбонатной лёссовидной супеси. В них среди большого количества отщепов и пластинчатых сколов найдено массивное скребло продолговато-овальной формы, изготовленное из гальки. Предположительно этот культурный слой можно отнести к верхнему палеолиту.

 

Поселение Большая Курья II расположено на террасе (высота 10-12 м) левого берега, в 200 м ниже по течению р. Илима. Площадь поселения довольно значительна — до 3500 кв.м. Являясь многослойным, памятник представляет большой интерес для исследования, так как на нем представлены культурные остатки начиная от верхнего палеолита и кончая эпохой железа.

 

Большая Курья III — местонахождение на правом берегу Илима, в 400 м выше Большой Курьи I. Здесь на первой надпойменной террасе на глубине 0,8-1,1 м непосредственно на русловом галечнике найдено большое количество изделий из кремня, траппа и гальки. Наиболее характерные из них — массивные дисковидные и грубо призматические нуклеусы, скребла из кварцитовых галек, крупные пластины треугольного сечения. Перечисленный каменный инвентарь находит аналогии на верхнепалеолитических памятниках Верхней Ангары.

 

Ю.С. Гришин

Исследования в Читинской области.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 190-191.

 

Забайкальский отряд Института археологии АН СССР проводил работы в южных районах Читинской обл., преимущественно в среднем и нижнем течении р. Онон. Исследованиям подвергся целый ряд памятников, но главным образом стоянки и отдельные плиточные могилы.

 

Со стоянки между пос. Усть-Лиски и совхозом «Большевик», расположенной на левом берегу небольшой речки, впадающей в Онон, получено значительное количество каменных изделий и небольшое количество маловыразительных фрагментов керамики. Среди каменных изделий встречались преимущественно скребки на отщепах, нуклеусы, ножевидные пластины и отщепы. Найдены два небольших молота из подработанных вытянутых галек с опоясывающими желобками, употреблявшихся, видимо, в металлургическом производстве, металлические шлаки, а также плоская узкая бронзовая подвеска с зубчатыми краями (подобные известны среди инвентаря плиточных могил). Можно полагать, что частично материалы стоянки относятся к эпохе бронзы и раннего железа. Интересны небольшие скопления плиточных камней, иногда сохраняющих подчетырёхугольную форму. Возможно, эти небольшие камни придавливали кровлю жилищ.

 

В Карымской пади близ пос. Усть-Иля на одной из невысоких заросших песчаных дюн левого берега ручья, впадающего в Онон, исследована двухслойная стоянка. В самой верхней части культурного слоя обнаружены

(190/191)

остатки железных изделий позднего облика (свернутая из пластины трубочка, плоский стержень, обломки чугунного котла) и фрагменты грубой неорнаментированной керамики. В основной же толще культурного слоя стоянки располагались остатки эпохи бронзы и раннего железа: фрагменты глиняных сосудов (неорнаментированных, покрытых штриховкой и отпечатками ткани, в том числе фрагменты трипода), а также отдельные каменные ножевидные пластины и отщепы. В культурном слое этой стоянки обнаружена каменная выкладка типичной плиточной могилы. Она оказалась разграбленной, сохранились лишь мелкие фрагменты костей, несколько десятков цилиндрических пирофиллитовых бус, отдельные неорнаментированные фрагменты тонкостенного сосуда со слегка отогнутым наружу венчиком, а среди камней грабительского выброса — подпрямоугольная в сечении бирюзовая бусина.

 

Интересная стоянка обнаружена в 400-500 м к юго-востоку от названной стоянки, в седловине, заключённой между двумя сопками. Здесь в песчаных выдувах были собраны: фрагменты керамики с прямыми скошенными наружу или выступающими утолщёнными венчиками с валиком вдоль края; фрагмент зернотёрки тагарского типа; отдельные каменные изделия (треугольный наконечник стрелы, отщепы); бронзовое четырёхгранное, частично поломанное шило; железное четырёхгранное шило с кольчатым навершием и рукоятью, украшенной спирально-витым орнаментом; железный трёхпёрый черешковый наконечник стрелы, широкое железное плоское кольцо. Большая часть материалов стоянки скифо-тагарского времени, другая часть относится и более позднему периоду.

 

Двуслойная стоянка исследована на правом берегу Онона, напротив пос. Цугол, в устье небольшого ручья. В нижней части довольно мощного (до 1 м) культурного слоя наряду с рядом каменных изделий (скребки на отщепах, нуклеусы, ножевидные пластины и отщепы) встречены фрагменты сравнительно тонкостенных глиняных сосудов, нередко украшенных горизонтальными рядами прерывистых чёрточных вдавлений и углублённых желобков или же с оттисками ткани на поверхности. В верхней части культурного слоя наряду с некоторым количеством каменных пластин и отщепов зафиксированы фрагменты толстостенной керамики, иногда украшенные узкими острореберными валиками, а также остатки очага, сложенного из небольших плитчатых камней. Материалы нижнего слоя могут относиться к периоду позднего неолита или ранней бронзы, а непосредственно сменяющие их материалы верхнего слоя — к последующему времени.

(191/192)

 

М.П. Грязнов, М.X. Маннай-оол

Третий год раскопок кургана Аржан.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 192-195.

 

В отчётном году продолжено исследование срубов, окружающих центральную могилу. Вскрыто 19 срубов. Три из них, расположенные в юго-восточном секторе, не содержали захоронений. В северо-восточном секторе

(192/193)

План-схема исследованной части кургана.

(Открыть рис. в новом окне)

Бронзовые навершия с фигурой горного барана.

(Открыть рис. в новом окне)

захоронения коней находились в двух смежных проходах между срубами. В одном из них (камера 25а) погребен один конь, в другом (камера 26б) — десять. Все уздечки у них были с бронзовыми удилами и псалиями. Псалии отличны от всех других, ранее найденных в кургане: они с утолщёнными заостренными концами. Несколько уздечек украшены большим числом бляшек разной формы, вырезанных из клыков кабана. На одной из них — силуэтное изображение полной фигуры кабана. Найдено также несколько украшений бронзовых и из белого аргиллита и два золотых нахвостника. Наиболее интересны пять бронзовых наверший с великолепными скульптурными фигурами горных баранов. К сожалению, назначение их осталось невыясненным.

 

В северном секторе захоронения оказались в трёх срубах (камеры 10, 31, 37) и в одном проходе между срубами (камера 34а). В камере 10, сильно потревоженной грабителями, обнаружены кости двух коней и брон-

(193/194)

Обломок «оленного камня» (в развёрнутом виде).

(Открыть рис. в новом окне)

зовые удила. Камера 31 совершено не тронута грабителями. В ней в полном порядке лежали в ряд 10 верховых коней, все с уздечками, а два, кроме того, с золотыми нахвостниками. У всех псалии отсутствуют; судя по остаткам ремней на удилах одного коня, они были деревянными и не сохранились. Одна уздечка украшена 16 подвесками из коротких клыков кабана, а пять снабжены каждая парой длинных клыков кабана. По сторонам ряда коней расположены две колоды. В обеих — по скелету мужчины старческого возраста с остатками меховых и тканевых одежд. У одного из них — пучок древков стрел и небольшое золотое украшение (серьга?).

 

В сильно потревоженной грабителями камере 37 в полном беспорядке находились кости не менее чем 13 лошадей и среди них девять бронзовых удил, 11 роговых псалиев, 23 подвески кабана и золотой нахвостник. Все псалии особой, не встреченной в других камерах формы: прямые трёхдырчатые стержни с прямоугольным верхним концом и округлённо-суженным нижним.

 

Камера 34а также сильно потревожена грабителями. В ней сохранились кости пяти коней, четыре экземпляра бронзовых удил, бронзовый псалий, совершенно отличный от всех других в кургане (прямой стержень с тремя дырками-колечками), и две подвески из клыков кабана.

 

Исследование кургана не закончено, но общая картина пышных царских похорон ясна. Вокруг центрального сруба, где погребены царь и его жена, воздвигнуто грандиозное сооружение из толстых брёвен. Около 60 просторных срубов, покрытых общим сплошным потолком, образуют плоскую деревянную платформу в 2,5-3 м высотой и 80 м диаметром. Всё это сверху покрыто огромной массой камней (объем около 25 000 куб. м). Срубы расположены радиальными рядами по три сруба в каждом (местами четыре) и одновременно тремя кольцевыми концентрическими ряда-

(194/195)

ми. За три года работ раскрыто 38 срубов, остались неисследованными около 20. В раскопанной части кургана открыто более 158 захоронений коней и 15 человеческих захоронений. Сопровождали царя мужчины, все, кроме одного, старческого или преклонного возраста — это знатные богатые «вельможи», ближайшие его сподвижники. Среди всех известных нам царских курганов скифского времени курган Аржан занимает первое место по числу сопровождающих царя погребённых с ним лиц и уступает лишь курганам Ульского аула по числу конских захоронений.

 

В каменной насыпи кургана над камерой 34а найден обломок оленного камня. Ясно виден пояс с подвешенными к нему луком, кинжалом и оселком, а ниже — ряды фигур оленей и кабанов. Камень по аналогии с монгольскими оленными камнями следует датировать временем поздней бронзы, а изображения на нём, как и на других подобных камнях, близки по стилю к раннескифским изображениям Саяно-Алтая. Кабаны, в частности, того же стиля, что и упомянутый кабан на бляшке из камеры 26а. Датировка Аржана VIII-VII вв. до н.э., к чему склоняются сейчас некоторые исследователи, в том числе и авторы, смущает других наличием в кургане произведений искусства, выполненных в сложившемся уже скифо-сибирском зверином стиле. Но оленные камни, особенно найденный нами, показывают, что многие существенные черты саяно-алтайского варианта этого стиля создавались в Монголии и Саяно-Алтае ещё в до-скифское время, в XII-IX вв. до н.э.

 

А.В. Давыдова

Раскопки поселения хунну у с. Дурёны.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 195-196.

 

Экспедиция Ленинградского государственного университета продолжала работы по изучению хуннского поселения у с. Дурёны (Кяхтинский р-н Бурятской АССР), одного из самых больших хуннских поселений (протяженность около 5 км). Оно чётко делится на три части: северную, западную и южную, которые условно обозначены как Нижние, Средние и Верхние Дурёны.

 

Основное внимание было уделено раскопам в Нижних Дурёнах, где всего исследовано 392 кв.м. Здесь обнаружены остатки жилища и 99 хозяйственных ям, располагавшихся на разных уровнях, последовательно сменявших друг друга (при общей мощности культурного слоя 0,75-0,9 м).

 

Наличие в культурном слое Нижних Дурён сооружений, расположенных на различных уровнях, — явление чрезвычайно интересное, прежде всего для выяснения хронологии этой части поселения. Основной материал в культурном слое хуннский, но наряду с ним в верхних слоях найдена керамика, не встречавшаяся ранее на других хуннских памятниках. Это обломки сероглиняных сосудов с прямой закраиной, под которой имеется

(195/196)

валик либо с насечками, либо без них, и обломки сосудов из серой глины с орнаментом, основу которого составляют элементы, чрезвычайно похожие на сердцевидные тюркские бляшки. Весьма интересной является находка рогового предмета, видимо рукоятки. На её поверхности уцелело вырезанное острием ножа едва заметное изображение лошади, стиль которого напоминает рисунки на обугленных планках из таштыкского склепа в могильнике Тепсей III (раскопки М.П. Грязнова 1968 г.).

 

Этот несомненно более поздний материал обнаружен вместе с типично хуннскими вещами, самые поздние из которых до сих пор датировались рубежом нашей эры — I в. н.э. Если сосуществование хуннских более поздних компонентов будет подтверждено в дальнейшем большим числом находок, не исключено, что будут получены реальные возможности для решения вопросов о происхождении хунну, их судьбе в первые века нашей эры, а также их связи с тюрками.

 

Вторым объектом исследования экспедиции явилась северная часть Средних Дурён, где обнаружены интересные и перспективные для изучения участки, связанные с наличием жилых сооружений.

 

А.П. Деревянко, В.И. Молодин

Исследование памятников в Барабинской лесостепи.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 196-197.

 

Новосибирский отряд Северо-Азиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР проводил работы в Барабинской лесостепи.

 

В 2 км к югу от с. Венгерово, на правом берегу р. Тартас, производились раскопки неолитического поселения Венгерово 3. Вскрыто 70 кв.м. Обнаружено жилище округлой в плане формы, частично обрушившееся в реку, а также часть второй полуземлянки. Раскопки дали значительный комплекс керамики, несколько раздавленных сосудов, обильный каменный инвентарь. Керамика по форме остродонна, круглодонна и плоскодонна. Орнаментирована насечками, ямками, гребёнкой. Встречается «волна», выполненная отступающей палочкой. Каменные орудия изготовлялись в основном на отщепах. Памятник относится к эпохе развитого неолита.

 

К югу от поселения Венгерово 3 на гриве обнаружено несколько памятников, два из которых — Венгерово 5 и 6 — относятся к каменному веку. Особый интерес представляет поселение Венгерово 5, расположенное на второй террасе, сложенной хорошо уплотненными мелкозернистыми супесями и суглинками. Высота ее от 3-4 до 7-8 м. Под слоем эпохи железа, залегающим в прослойке гумусированной супеси (до 0,5 м), прослеживался неолитический слой. Ниже его выделялось углубление, являющееся или частью большой хозяйственной ямы, или частью жилища. Заполнение углубления расчленялось, особенно в нижней части, на тонкие гумусированные и более осветлённые прослойки. На глубине 1,5 м встречались кости мамонта, пластинчатые отщепы, а на дне углубления (2,55 м)

(196/197)

обнаружен череп бизона и округлый скребок с высоким рабочим лезвием. Судя по геоморфологическим условиям, это местонахождение хорошо коррелируется с находками на Волчьей Гриве в с. Озерки Каргатского р-на, которое датируется 14200±150 гг.

 

В 5 км к юго-востоку от с. Венгерово проводились раскопки двух памятников эпохи ранней бронзы — Венгерово 2 и Венгерово 1A. На поселении Венгерово 2 раскопано жилище подпрямоугольной в плане формы (площадь около 100 кв.м) с двумя очагами. Материал, обнаруженный здесь, аналогичен находкам на памятниках кротовского типа в Приобье и Прииртышье. Стоянка Венгерово 1A относится к эпохе ранней бронзы, однако керамика её несколько отличается от материалов кротовских комплексов.

 

В Татарском р-не осмотрена неолитическая стоянка близ с. Красноярка. Найдено несколько отщепов и обломков поздненеолитической керамики.

 

Н.Н. Диков

Исследования в зоне затопления Колымской ГЭС.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 197-198.

 

Колымский отряд Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал раскопки и разведки в зоне затопления Колымской ГЭС.

 

На мысовидном выступе 14-метровой террасы близ устья правого притока Колымы — р. Детрина, справа от впадающей в него речки М. Сибердик раскапывалась трёхслойная стоянка.

 

Нижний культурный слой связан с оторфованным горизонтом в частично смытых и развеянных супесчаных отложениях на глубине около 1 м и содержит комплекс изделий палеолитического облика: отесанные с одной стороны по краю крупные гальки-чопперы, скрёбла, концевые скребки на массивных пластинках, двусторонне обработанные листовидные метательные наконечники, ножевидные пластинки. Шлифованные орудия и керамика отсутствуют. Наличие в слое ископаемых мерзлотных псевдоморфоз — желобов протаивания ледяных жил — позволяет относить его к периоду, предшествующему началу потепления в раннем голоцене, вероятно к самому концу сартанского оледенения или к самому началу голоцена.

 

В среднем, ранненеолитическом слое, приуроченном к верхнему оторфованному горизонту, на глубине 0,5 м раскопана большая землянка, внутри которой наряду с чопперами, ножевидными пластинками и двусторонне ретушированными орудиями оказался фрагмент глиняной посуды, по шлифованных орудий не было и здесь. В верхнем поддёрновом слое находок немного: скребок и несколько отщепов.

 

Начаты раскопки стоянки на правом мысу 12-метровой террасы при устье впадающей в Колыму р. Конго. И тут встречены чопперы в сочета-

(197/198)

нии с ножевидными пластинками без керамики и шлифованных орудий.

 

Стратиграфия Сибердикской стоянки и её хронологическое положение делают неоспоримым вывод о позднем существовании архаичных палеолитических орудий — чопперов на северо-востоке Азии в самом позднем палеолите и даже в раннем неолите.

 

В зоне затопления Колымской ГЭС в устье р. Кюльсиен обнаружена стоянка эпохи камня.

 

Т.М. Дикова

Работы Южно-Камчатского отряда.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 198-199.

 

Южно-Камчатский отряд Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования на мысе Лопатка Камчатского полуострова.

 

В юго-восточной части оконечности мыса (Лопатка I) были полностью разобраны раковинные кучи. Среди разнообразных фаунистических остатков встречены расколотые кости различных животных, птиц, рыб, раковины моллюсков; найдены рога лося, оленя. Обнаружены каменные наконечники стрел, ножи, скребки двух видов: хорошо оформленные, тщательно обработанные отжимной ретушью и галечные сколы, слегка подправленные грубой ретушью. Разнообразны костяные изделия: наконечники стрел, иглы, проколки, фрагменты гребней, подвески. Последние имеют орнамент, аналогичный ительменскому. Обнаружены также бронзовый черешковый наконечник стрелы, изготовленный способом холодной ковки и имитирующий костяной, японская монета достоинством в 1 мон династии Кан-ю-эй, датируемая XVII в. Последняя свидетельствует о том, что участок Лопатка I может быть отнесён к XVII в. Это подтверждают и собранные здесь в 1972 г. фрагменты плоскодонных глиняных сосудов с внутренними ушками, относимые к айнской культуре Нейдзи XVII в.

 

На юго-западном участке (Лопатка III) разобрана раковинная куча, где среди костей крупных морских животных обнаружены крупные позвонки с высверлинами, а также один позвонок с выдолбленной сердцевиной и служивший, видимо, сосудом. Инвентарь Лопатки III интересен отсутствием керамики, что свидетельствует о его древности. Костяных орудий почти нет. Орудия из обсидиана (редко) и цветного кремня, изготовлены тщательной ретушью. Это листовидные и черешковые наконечники, листовидные ножи. Другие же орудия — ножи и скребки на галечных сколах — грубо подретушированы.

 

В центральной части оконечности мыса (Лопатка IV) весь собранный материал более архаичен, чем на других участках. Это грубо обработанные листовидные и черешковые наконечники, ножи, скребки, скрёбла. Все изготовлены на галечных сколах. Большинство сохраняет галечную корку. Обнаружен большой каменный сосуд.

(198/199)

 

На всех участках южной оконечности мыса зафиксированы кольцевые очаги, выложенные из крупных галек.

 

На западном побережье мыса Лопатка, в 5 км севернее от его оконечности, на правом берегу ручья, впадающего в Охотское море, частично раскопана двуслойная стоянка. Верхний слой содержит фаунистические остатки, в том числе множество раковин моллюсков. Керамика с внутренними ушками и весь облик инвентаря аналогичен материалу Лопатки I. Под стерильным слоем песка (15-20 см) находился второй слой, с отщепами и орудиями из обсидиана. Здесь же удалось раскопать сохранившуюся часть жилища, пол которого углублён в песок на 20 см. Сохранился кольцевой очаг с мощным слоем угля и кучей растрескавшейся от жары гальки рядом. Керамика в нижнем слое не обнаружена. Каменный инвентарь этого слоя стоянки сходен с материалом участка Лопатка III.

 

Г.В. Длужневская

Исследования в Саянском каньоне Енисея.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 199-200.

 

Первый отряд Саяно-Тувинской экспедиции продолжал обследование зоны водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС в Саянском каньоне р. Енисея на участке от начала его до устья р. Ус. Раскопки проводились на могильниках Комоужап-Аксы, Перевалка и Хадынных.

 

Основной задачей отряда являлось исследование могильника Хадынных, расположенного по правому берегу Енисея в урочище р. Хадынных (35 км ниже впадения р. Хемчик в Енисей). Вскрыты четыре поминальных кургана, не содержавших какого-либо инвентаря и костных остатков, датировка которых определяется по двум каменным стелам, ограничивающим могильник с юго-востока. На одной из них — тамга чаа-хольской группы кыргызских племён IX-X вв., подобная тамгам на стелах с р. Демир-Суг, устья р. Хемчик, что позволяет определить район расселения этой группы кыргызских племён от р. Демир-Суг до р. Хадынных.

 

В системе могильника периода кыргызской экспансии за Саяны изучено поминальное сооружение, по-видимому, XVIII-XIX вв., состоящее из двух вытянутых каменных выкладок. Конструкция сооружения свидетельствует о постепенном его создании путём приращивания стенок из поставленных вертикально уплощённых камней и заполнения пространства между ними мелким камнем.

 

На северо-западном склоне, спускающемся к р. Енисей, находился могильник раннескифского времени, включающий две цепочки однотипных каменных курганов, два из которых раскопаны. Они представляют собой кольцевые ограды, сохранившиеся на высоту до 1 м и содержавшие в центре на древней дневной поверхности погребения, вокруг которых уложены массивные блоки, служившие опорой ложного свода. Погребённые (в одном случае — два, в другом — один человек) были положены на лист-

(199/200)

венничные плахи или каменные плиты. Курганы ограблены, по-видимому, ещё в древности; найдены лишь бронзовая обойма и фрагмент венчика глиняного сосуда.

 

На могильнике Перевалка, расположенном в непосредственной близости от петроглифического святилища Мугур-Саргол, исследованы четыре объекта кыргызского периода (поминальные выкладки и курган с остатками трупосожжения) и два сооружения, окончательную датировку которых установить трудно.

 

Курган, представляющий собой кольцо из массивных каменных блоков, в центре которого находился каменный ящик из поставленных на ребро массивных плит, разграблен и использован вторично для захоронения. Ящик при этом был перегорожен плитой перекрытия и была использована только одна его половина. До ограбления над ящиком, по-видимому, существовало купольное перекрытие, ныне разрушившееся. За оградой — вымостка шириной около 1 м из мелких уложенных плашмя плиток.

 

Второй объект — ограда из вертикально поставленных плит с угловыми камнями и пристроенной к ней с северной стороны оградкой меньшего размера. У северо-западной стенки — два треугольника из вертикально поставленных плиток. В основной ограде два каменных ящика, сооружённые на уровне древней поверхности. Сопроводительного инвентаря и костных остатков не обнаружено.

 

На могильнике Комбужап-Аксы (в 5 км по правому берегу Енисея от начала каньона) исследованы курган раннескифского (VII-VI вв. до н.э.) и перекрывающий его курган гунно-сарматского времени. В кургане раннескифского времени овальной в плане формы с крепидой из поставленных вертикально каменных блоков обнаружены три погребения: центральное — в деревянном трёхвенцовом срубе лежали в беспорядке кости мужчины и женщины; у северо-восточной стенки крепиды в каменном ящике находилось погребение молодого мужчины, погибшего от удара в затылок; третье — детское. Из сопроводительного инвентаря сохранились два костяных наконечника стрел, бронзовые обойма и фигурная пряжка, кожаные ножны. В кургане гунно-сарматского времени под центральным массивным камнем находились фрагменты глиняного сосуда с арочным орнаментом.

 

Проведены также разведочные маршруты, во время которых обнаружено несколько могильников (Калбак-Мыис, Нюдюр, Малые Уры и др.) и новые пункты наскальных изображений. Особый интерес вызывает руническая надпись и камень с изображениями горных козлов и оленей, выполненные двумя различными техническими приёмами (выбивка и гравировка), найденные близ могильника Перевалка на левом берегу Енисея. В урочище Мугур-Саргол зафиксированы многочисленные наскальные рисунки, относящиеся к различным историческим эпохам, по-видимому, от неолита до монгольского времени.

(200/201)

 

О.В. Дьякова, В.И. Дьяков

Разведочные работы в Северном Приморье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 201.

 

Северо-Приморский отряд Института историй, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР проводил разведку в Дальнегорском, Тернейском, Пожарском р-нах Приморья. Обнаружено 24 разновременных памятника (от неолита до средневековья включительно).

 

При обследовании долины р. Джигитовки, в 25 км к северо-западу от устья реки, в осыпи обнаружены два отщепа, в том числе пластинчатый трехгранный в сечении, и скобель на удлинённом краевом сколе.

 

Группа памятников неолитического времени и эпохи ранней бронзы выявлена в районе пос. Терней в долинах рек Серебрянки и Сынчуговки. В материале преобладают наконечники стрел треугольной и ромбовидной формы, обработанные сплошной ретушью. В коллекции острий имеется удлинённый (4,5 см) наконечник, почти круглый в сечении. Рубящие орудия представлены острообушковыми теслами с частичной и полной шлифовкой поверхности. На памятнике преобладает лепная неорнаментированная керамика тёмного цвета, но встречаются и фрагменты с вертикальным гребенчатым орнаментом, налепными валиками и параллельными прочерченными желобками.

 

Из памятников эпохи железа наибольшего внимания заслуживает поселение у Духовского озера. В одном из жилищ, частично разрушенном дорогой, обнаружена каменная кладка, образующая дымоход кана. Сопровождающий материал — лепная неорнаментированная керамика и наконечники стрел на отщепах, частично обработанные ретушью, — позволяет предполагать сравнительно ранний возраст этого поселения.

 

В районе пос. Пластун располагается несколько памятников эпохи железа и средневековья. Наиболее яркими являются два городища. Одно, площадью около 600 кв.м, расположено в 20 км к северу от пос. Новый Пластун, на высоком мысу. Городище обнесено земляным валом и рвом. Высота вала 1 м. С двух сторон прослеживаются остатки древней дороги. Другое городище находится на высокой сопке в устье р. Куналейки при впадении её в р. Джигитовку. Памятник окружён валом, состоящим из каменной кладки и глиняной насыпи. В восточной части вала имеется вход в городище. Внутри чётко выделяются горизонтальные площадки — следы строений.

(201/202)

 

М.А. Дэвлет

Раскопки в Тоджинском районе.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 202.

 

Тоджинская экспедиция Института археологии АН СССР производила раскопки в бассейне р. Бий-Хем в северо-восточной Туве. В местности Тоора-Хем («Вторая поляна») продолжены исследования стоянки с каменным инвентарем. Вскрыто 104 кв.м площади. Среди находок — ножевидные пластинки, нуклеусы, скребки, ножи, наконечник дротика. Керамика украшена мелкозубчатым и резным орнаментом.

 

В пункте Азас I продолжены раскопки стоянки, содержащей разновременный инвентарь.

 

На горке близ оз. Азас, где в 1972 г. была открыта стела с антропоморфными изображениями, произведены раскопки. Открыто святилище эпохи ранней бронзы. На обращенной к северу широкой грани стелы обнаружены изображения трёх фигур оленей, исполненные в точечной технике.

 

Курганы скифского времени исследовались в бассейнах рек Ий и Тоора-Хем.

 

В пункте Ий (лесная школа) раскопан курган с земляной насыпью диаметром 16 м и высотой 0,75 м. Под насыпью обнаружено четыре могилы: в могиле 1 — одиночное, в могиле 3 — парное захоронения, не потревоженные грабителями. Инвентарь: бронзовые ножи, стрелы, обоймы, иглы, шило, зеркало, костяные стрелы, каменные бусы. Представляет интерес височная подвеска из белого металла, каменной крупной бусины и мелкого бисера. Сохранились остатки кожаных чехлов и шерстяной ткани.

 

В пункте Азас I раскопано пять могил гуннского времени (23-27). Впервые в этом могильнике обнаружены изделия из бронзы: украшения головного убора и поясная пряжка. Сохранились обрывки шерстяной ткани и прошитой кожи.

 

М.А. Дэвлет, Н.В. Панова, М.Н. Спилиоти

Работы по обследованию наскальных рисунков Тувы.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 202-203.

 

Тоджинская экспедиция Института археологии АН СССР совместно с Тувинским республиканским краеведческим музеем приступила к работе по обследованию наскальных воображений Тувы.

 

Рисунки, выбитые на скалах в урочище Малый Боянкол близ Кызыла, частично утрачены в связи с добычей камня для строительства. Выделяются комплекс изображений скифского времени и рисунки, сопоставимые с произведениями искусства таштыкской эпохи на Среднем Енисее.

 

У пос. Старый Шевелиг на скальных выступах около прежнего Усинского тракта выбиты изображения животных и тамгообразные фигуры.

(202/203)

 

В районе пос. Ак-Тал обнаружены каменные изваяния тюркского времени и стелы с надписями.

 

На горе Байдаг зафиксирована сцена охоты и выявлено несколько новых местонахождений петроглифов. Обследованы широко известные в литературе изображения на скалах Бижиктиг-Хая, а также в местности «Кислое» близ Кызыл-Мажалыка.

 

Производилась также фиксация наскальных рисунков на берегах Енисея в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС.

 

И.В. Захарова, Б.А. Конников, Н.С. Литвинович, В.А. Могильников

Работы в Прииртышье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 203-204.

 

Иртышский отряд Института археологии АН СССР совместно с Омским педагогическим институтом продолжал исследование памятников саргатской культуры около дер. Богданово Горьковского р-на Омской обл.

 

Вскрыт распахиваемый курган А (диаметр около 22 м), входивший в состав курганной группы из шести насыпей, расположенных по три двумя рядами, вытянутыми с северо-запада на юго-восток. Наибольшие из курганов этой группы достигают около 3 м в диаметре и 3 м высоты. В насыпи кургана А, сложенной из чернозёма, встречались отдельные кости животных, угольки, глиняные сосуды и их фрагменты. Поверх суглинистого выкида прослеживалась тонкая прослойка древесного тлена, возможно от какого-то деревянного перекрытия внутри кургана. По периметру насыпи проходил кольцевой ровик. Вскрыто девять погребений. Центральное разграбленное погребение находилось в облицованной деревом подквадратной в плане яме (3х3 м), ориентированной с северо-запада на юго-восток и врезавшейся в материк на глубину около 1 м. При этом дно восточной части могилы было приподнято ступенькой на 0,15 м по сравнению с большей по величине западной частью ямы. Подобная особенность устройства могильных ям отмечалась и ранее в раскопанных здесь курганах. На уровне выкида могильная яма была перекрыта бревенчатым накатом, разрушенным при ограблении. Из инвентаря сохранились только бронзовая литая полушаровидная бляшка, бронзовая пряжка, костяная пронизка, мелкие бисеринки. В южной части могилы лежал череп человека. Заслуживают внимания прослеженные здесь следы культа огня, проявлением которого является обжигание стенок и деревянной облицовки могилы, а также наличие в её заполнении мелких кальцинированных косточек.

 

Восемь впускных погребений располагались по периметру кургана в насыпи или в погребённой почве на уровне материка. Сверху они были перекрыты берёстой или горбылями, уложенными вдоль могильной ямы и опиравшимися иногда на лежащие в торце могилы поперечные брёвна. Костяки располагались на спине вытянуто, черепом на север, северо-запад

(203/204)

и запад — северо-запад. Предположительно на основании инвентаря можно говорить о пяти женских, двух мужских и одном детском захоронениях. В мужских могилах в голове и в ногах помещалось по одному орнаментированному сосуду, а из прочего инвентаря представлены два меча с остатками дерева от ножен, трёхлопастные черешковые железные и костяные наконечники стрел, бронзовые и железные пряжки, удила, бронзовые наконечники поясов (пластинчатые и гуннского типа). В ногах лежали кости животных. Среди инвентаря женских погребений встречены глиняные сосуды (в ногах и в изголовье), обломки позолоченного бронзового зеркала, бронзовое литое изображение уточки, тиснёные бляшки из бронзового листка, многочисленные мелкие стеклянные бусы и пронизки, глиняные пряслица, фрагменты глиняных сосудов центральноазиатского происхождения, изготовленных на гончарном круге. Наличие этой керамики и наконечников поясов гуннского типа в Богдановских курганах связано, очевидно, с усилением контактов племён лесостепного Прииртышья с Югом в конце I тысячелетия до н.э., обусловленным, возможно, начавшейся экспансией хунну. Этим временем датирует погребения кургана А сопровождающий инвентарь.

 

Разведкой в Усть-Таркинском и Венгеровском р-нах Новосибирской обл. обследован ряд курганных групп и выявлены поселения эпохи раннего железа и татарского времени. Керамика поселения Сибирцево II очень близка керамике городищ Вознесенского и Чиняиха. Она характеризует культуру Барабинского локального района, несколько отличающегося по формам и орнаментации посуды от тобольского, новосибирского, томского вариантов культуры сибирского юрта.

 

Л.П. Зяблин

Поиски неолита в районе Минусинска.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 204.

 

Абаканский отряд Института археологии АН СССР продолжал поиски неолитических поселений в Минусинском р-не Красноярского края.

 

По берегам оз. Малый Кызыкуль на прибрежных дюнах собран подъёмный материал и произведены раскопки, зачистка и шурфовка. В двух пунктах на юго-восточном берегу раскопаны бедные неолитические и окуневские слои с остатками бревенчатого сгоревшего сооружения. Сооружение хорошо датируется окуневской керамикой, но встречались и несомненные неолитические черепки.

 

На оз. Карасёво открыта серия поселений неолитического и, по-видимому, окуневского возраста. Собрано много керамики, серии кремнёвых наконечников стрел, скребков, кремнёвых ножей, вкладышей.

(204/205)

 

Л.Г. Ивашина

Раскопки в районе Еравнинских озёр.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 205.

 

Экспедиции Бурятского республиканского краеведческого музея проводила раскопки древних памятников в районе Еравнинских озер в северо-восточной Бурятии.

 

Одним из объектов исследования было поселение охотников-рыболовов эпохи ранней бронзы, обнаруженное на перешейке между озёрами Большая и Малая Харга. Вскрыта площадь в 100 кв.м. Площадь поселения составляет около 15 000 кв.м. Мощность культурного слоя 0,40-0,45 м. Массовый материал представлен фрагментами керамики, расколотыми костями животных, каменными отщепами и желваками со следами сколов. Б нескольких местах наблюдались скопления рабьей чешуи и костей, керамики. На глубине 0,30 м обнаружены остатки очага вытянуто-овальной формы размерами 0,65х1 м. Из находок наиболее интересны крупные рубящие орудия (заготовка топора из кремнистого сланца, сланцевый топор с оббитыми краями и едва намеченными выемками для закрепления рукояти, молот-отбойник) и серии скребков и нуклеусов из яшмы, кремнистого сланца и халцедона. Найдены наконечники стрел с прямым и вогнутым основанием, ретушированные пластины-вкладыши, резцы. Среди костяных изделий — крупная пуговица-пряжка, острия, обломки предметов со следами шлифовки. Очень разнообразна керамика. В орнаментации преобладают сочетания разных видов штампа. Особенно характерны сочетания различных вариаций гребенчатого штампа с косыми и треугольными насечками. Есть фрагменты, украшенные сквозными отверстиями по венчику, обломки сосудов, выполненные техникой выколачивания.

 

На перешейке между озерами Большая и Малая Харга продолжено исследование могильника I тысячелетия н.э. Раскопано пять погребений под каменными кладками. Почти все они носят следы нарушения в древности, но во многих погребениях сохранился инвентарь. Наиболее часты находки предметов конской сбруи (костяные и бронзовые бляшки, украшения узды, части удил, костяные двудырчатые псалии), железных и костяных наконечников стрел, железных ножей. В числе украшений — бусы из раковин каури и костяной пасты, костяная восьмёркообразная пряжка.

 

Третьим объектом были раскопки могильника эпохи железа на холме Алтай у оз. Исинга. Захоронения находились под кладками гранитной породы на глубине до 0,65 м. Могилы большей частью разрушены. В ненарушенном погребении 9 костяк, ориентированный на северо-восток, лежал в вытянутом положении на спине. При нём найдены шесть железных наконечников стрел и один костяной и фрагменты железного ножа. Значительный интерес представляет и разрушенное погребение 8, где обнаружены два бронзовых втульчатых богато орнаментированных предмета, обломок тонкой золотой пластинки с отверстием в верхней части и две бронзовые бляшки с петлями на обороте. При расчистке кладки погребения 11 найден бронзовый втульчатый кельт.

(205/206)

 

И.И. Кириллов, М.В. Константинов

Исследования в Восточном Забайкалье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 206.

 

Археологический отряд Читинского педагогического института проводил разведки, регистрацию памятников и раскопки в долинах рек Хилкаг Онона, Ингоды.

 

На Хилке продолжены работы на палеолитическом поселении Толбага. Изучался нижний культурный слой — серый лёссовидный суглинок, перекрытый светло-коричневым и каштановым суглинками и почвой. Слой залегал на глубине 0,7-1,1 м от поверхности почвы. На площади 210 кв.м вскрыто 11 очагов — тёмно-серых овальных в плане пятен, частично выложенных сверху плитками щебня. В заполнении очагов и вокруг них встречалось большое количество обломков костей животных и каменных изделий, отщепов и оббитых галек. Из орудий найдены скрёбла, ножи и проколки из пластин, снятых с прямоугольных и треугольных нуклеусов типа леваллуа. По аналогии с сибирскими, прежде всего монгольскими и забайкальскими памятниками, поселение Толбага датируется от 50 до 22 тысяч лет назад.

 

В юго-восточных районах Читинской обл. исследовались памятники эпохи бронзы и железа. У пос. Агинского Г.Н. Найданов обнаружил оленный камень, являющийся угловой плитой плиточной могилы. На лицевой стороне его выбиты фигурки двух стрелков из лука, идущих один за другим, ниже изображены ещё два человека. В нижней части — опоясывающее плиту изображение наборного пояса с висящим на нем ножом.

 

У станции Дарасун раскопана плиточная могила. В каменной кладке её обнаружены фрагменты тонкостенного сосуда-трипода, массивный пест округлой формы, глиняная льячка и двустворчатая литейная форма кельта из мягкого камня. В неглубокой могильной яме, врубленной в скалу, найдены фрагмент большой берцовой кости и две цилиндрические нефритовые бусины.

 

В долине р. Аги в местечке Улан-Сар открыт могильник бурхотуйской культуры (II-X вв. н.э.). Два каменных кургана из девяти раскопанных являлись кенотафами. В центре их под кладкой находились глиняные сосуды амфоровидной формы. В остальных курганах костяки лежали в вытянутом положении на спине, черепом на запад. В четырёх случаях в изголовьях погребённых находились сосуды. Найдены: железные наконечники стрел (трёхлопастные, фигурные, долотовидные, треугольные и пламевидные срезни), пряжки и крючки от колчана, прямоугольные пластины лат и узкие однолезвийные ножи, предметы украшений. Среди последних — две пекторали: одна из бронзы, другая из тонкой золотой пластины со штамповым орнаментом. Аналогичный могильник найден у с. Красноярово в нижнем течении Ингоды.

(206/207)

 

Ю.Ф. Кирюшин

Работы в Васюганье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 207.

 

Васюганским отрядом экспедиции Томского государственного университета начаты стационарные работы у пос. Озёрное в верховьях р. Васюган. Исследовались памятники эпохи бронзы.

 

На поселении Тух-Эмтор I заложен раскоп (64 кв.м). Частично открыто одно жилище подпрямоугольной в плане формы с очагом. Прослежены угловые и боковые столбы и столбы в центральной части жилища. Обнаружены два миниатюрных сосудика, большое количество фрагментов сосудов, украшенных заштрихованными ромбами, треугольниками, Г-образными фигурами. Найдены вкладышевый каменный нож, орнаментированное глиняное пряслице, литейные шишки, обломки тиглей, капли бронзы. Поселение датируется началом I тысячелетия до н.э.

 

На поселении Тух-Эмтор IV заложен раскоп площадью 168 кв.м. Вскрыто два жилища эпохи ранней бронзы. Жилище 2 прямоугольной формы (4,9х4,1 м). Другое жилище имело в северо-восточной части хозяйственную камеру. Выход в обоих жилищах находился в южной части. Хорошо прослеживались угловые, боковые и центральные столбы. В заполнении жилищ и хозяйственных ям обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенных рядами ямок, отпечатками гребёнки, часто образующей треугольники и ромбы. Найдены каменные наконечники стрел, скребки, глиняные грузила, каменный стерженёк, отбойники.

 

На городище Тух-Эмтор вскрыто жилище эпохи поздней бронзы. Оно имело прямоугольную в плане форму (4,6x2,7 м) и выход в юго-западной части. В центре находился очаг. Здесь обнаружены фрагменты сосудов, украшенные отпечатками гребёнки, образующей ряды вертикальной ёлочки, заштрихованные ромбы и взаимопроникающие треугольники.

 

На поселении Тух-Сигат VII раскопано жилище прямоугольной в плане формы (5,6х5,2 м). Центральные столбы по окружности были укреплены фрагментами сосудов. Выход устроен в западной части, к р. Тух-Сигат. Ближе к выходу находился очаг, заполненный углями, жжёными костями и мелкими фрагментами сосудов. В заполнении жилища и очага обнаружены фрагменты сосудов, украшенных вертикальными отпечатками гребенки, гребенчатыми треугольниками, ромбами, сеткой. Найдены створка формы для литья кельта, обломки второй формы для кельта, обломки тиглей, точильные камни. Поселение датируется первой половиной I тысячелетия до н.э.

 

На р. Кёнге в Парабельском р-не Томской обл. открыто пять новых памятников. У устья р. Савельевки (правый приток Кёнги) обнаружено неолитическое поселение Савельевское I и тунгусский могильник XIX в. У устья р. Тришки, левого притока Кёнги, находятся Тришкинские городища I, II и Тришкинское поселение. Собранный керамический материал позволяет датировать эти памятники первой половиной I тысячелетия н.э.

(207/208)

 

С.Г. Кляшторный, Д.Д. Васильев

Эпиграфические исследования на Верхнем Енисее.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 208.

 

Продолжены работы эпиграфического отряда Саяно-Тувинской экспедиции в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Исследованиями в Саянском каньоне Енисея и его боковых ущельях в нижнем течении р. Хемчик обнаружены новые эпиграфические и петроглифические памятники древнетюркского времени (наскальные надписи, изображения тамг, фигуры горных козлов); заново обследованы уже известные надписи на скалах и стелах, остающихся в зоне затопления. Одна из обнаруженных по левому берегу Енисея против устья р. Чинге наскальных надписей является обычной посетительской надписью, знаки которой сохранились неполностью. Другая надпись в петроглифическом комплексе скалы Бижикты-Хая близ впадения в Енисей р. Хемчик, сопровождается тамгой, обычной для чаа-хольской группы рунических памятников. Ревизия наскальных надписей Хая-Ужу (правый берег р. Хемчик) показала, что этот комплекс состоит из четырёх разновременных надписей, датируемых IX-X вв. В целом в ходе работ последних трёх лет в Саянском каньоне Енисея обнаружены семь стел или фрагментов стел с древнетюркскими надписями, три наскальные надписи, многочисленные петроглифические древнетюркские комплексы, включающие изображения тамг, совпадающие с изображениями тамг на стелах.

 

Все найденные стелы датируются IX-X вв., объединяются в одну группу однородностью тамговых знаков на них и маркируют этническую территорию одной родоплеменной группировки древних кыргызов, расселившейся как в равнинно-степной части долины Енисея (Темирсугская стела), так и в каньоне (надписи Чинге, Хемчик-Боома, Хадынныха). Новые эпиграфические находки позволяют полагать, что в древнетюркское время Саянский каньон являлся важной составной частью созданного древнетюркскими скотоводами территориального и хозяйственно-культурного комплекса, изучение социоэкономического функционирования которого представляет немалый интерес для общей палеоэтнографии кочевников Центральной Азии. Зафиксировано постепенное изменение и обеднение культурного ландшафта древнетюркской эпохи каньона (ниже Староверского порога), чем отмечается разрыв между хакасской и тувинской группами древнетюркских рунических памятников.

 

Наряду с письменными памятниками по правому берегу Енисея близ устья р. Большие Уры в местности Ак-Чурт на прибрежной скале, сложенной мраморовидными известняками, обнаружены наскальные изображения окуневского времени, выполненные красной краской (киноварь?). Схематические фигуры людей (некоторые с воздетыми руками и подогнутыми ногами) чередуются с плохо сохранившимися изображениями крупных животных.

(208/209)

 

М.Ф. Косарев

Работы на озерах Байрык и Шапкуль.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 209.

 

Западно-Сибирская экспедиция Института археологии АН СССР продолжала исследование памятников неолитической, энеолитической и раннебронзовой эпох на озерах бассейна р. Иски в таёжном Притоболье (Тюменская обл.). Раскопки велись на шести древних поселениях; Байрык Iа, б, г, д; Байрык-Иска I и Шапкуль VI.

 

Характер керамического материала говорит о том, что район исследуемых озёр (Ипкуль, Шапкуль, Байрык, Магат и др.) в эпоху неолита и раннего металла был очень густо заселён и являлся ареной активных контактов нескольких этнических групп.

 

Кроме многочисленной богато орнаментированной глиняной посуды здесь найдено большое количество разнообразных керамических грузил, а также обнаружены древние ямы, содержащие мощные напластования рыбьей чешуи и жаберных крышек.

 

Значительная удаленность некоторых исследованных поселений от современного зеркала озер (например, Шапкуль I, VI и др. — от 0,5 до 1 км) состав найденной в культурном слое ихтиофауны и другие факты свидетельствуют о том, что в конце каменного века и в переходное время от эпохи камня к эпохе металла исследуемые озера были более многоводными, чем в настоящее время. Археологические данные говорят о том, что наибольшая плотность населения здесь была во влажные климатические периоды, когда ныне непроточные и полупроточные озёра обрастали разветвлённой системой проток и соединялись с реками Обского бассейна. В результате повышения уровня озёр в этом районе складывались благоприятные условия для сетевого и запорного рыболовства, что приводило к длительной осёдлости и увеличению численности населения.

 

Л.Р. Кызласов

Раскопки средневекового здания в Хакасии.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 209-211.

 

Экспедиция Московского государственного университета закончила раскопки большого средневекового здания на Степной улице в поселке при станции Ербинская. Доследована восточная половина холма и края платформы, на которой сооружались сырцовые стены здания.

 

Прямоугольная платформа, вытянутая с востока на запад (41х32,5 м), сооружена на горизонте и имела высоту около 1,7 м. Она была воздвигнута из четырех-шести слоёв больших валунов, уложенных в глиняный раствор, и обмазана жидкой глиной, смешанной со щебнем. Стены здания построены, отступя на 1,6-2,4 м от краев платформы.

(209/210)

Толщина их 2-2,4 м. Сохранились они на высоту около 2 м и первоначально возвышались над платформой до 3 м.

 

Стены образовывали прямоугольник 37,5х28,5 м (внутренний промер 33х24 м), ориентированный сторонами по странам света. На восточной половине здания в сырцовом завале (кирпичи размерами от 45х23х9 до 49х25х10 см, но обычно 48х24х10 см) и на полу обнаружено много остатков обгоревших и полусгнивших брёвен, балок, столбов и досок. Они остались, вероятно, от внутренних помещений типа галерей, перекрытых плоской кровлей.

 

В этой части здания также не обнаружено ни следов отопительных сооружений, ни окон, ни суф, ни пьедесталов. Вероятно, над центральным залом первоначально находился световой люк. Упомянутые особенности, при учёте климатических факторов Хакасии, позволяют заключить, что здание использовалось преимущественно в летнюю пору.

 

В восточной стене расчищен вход, к которому поднимался пологий пандус, сооружённый из валунов, покрытых слоем щебёнки и затем обмазанных глиной. Широкий проём (2,45 м) имел два порога и две двери. Каждая дверь состояла из двух пар створок. Одна из дверей открывалась наружу, а другая внутрь помещения, куда также опускался малый пандус. Очевидно, парадный вход предназначался для одновременного прохождения многих людей. Другой малозаметный проход предназначался, вероятно, для избранных, не желавших пользоваться общим входом. Он находился в северной стене, вблизи северо-восточного угла здания и имел проём 1,9 м по верху и 1,28 м внизу. По сохранившимся деревянным порогам и притолокам видно, что и малый вход имел две двери, разделённые тамбуром.

 

Планировка здания подтверждает, что оно не было жилым и предназначалось для торжественных общественных сборов, вероятно как светского, так и духовного характера. Это дворец-храм, содержавшийся в большой чистоте. Найдены обломки баночного сосуда типа чаа-тас, подтвердившие датировку здания VIII-IX вв.

 

На той же Степной улице раскопан большой окуневский курган-ограда (15х12,6 м), в центре которой обнаружено пять ограбленных могил. Найдены остатки сосудов и роговых острог.

 

К северу от станции докопан Большой каменный курган (диаметр 30 м), под насыпью которого обнаружено 11 нетронутых раннетагарских грунтовых могил. Необычная конструкция могил и курганной насыпи позволяет вернуться к проблеме происхождения тагарской культуры.

 

На берегу Енисейского водохранилища в известном раннеташтыкском могильнике Оглахты VI в западной группе раскопана грунтовая могила 9. В обычном срубе находилось трупосожжение с кубком и бронзовым пластинчатым амулетом.

 

Экспедицией проведены также маршрутные разведки в Койбальской степи по левому берегу Енисея, от г. Абакана до пос. Майна, и по правому берегу Абакана, между Б. Монаком и Чаптыковым улусом, а также на левом берегу Абакана при устье Уйбата.

 

Среди вновь открытых памятников отметим древнюю стену, являв-

(210/211)

шуюся южной границей древнехакасского государства, видимо, в период VIII-IX вв. (по обломку торчавшего в стене сосуда). Эта стена преграждала путь в самом узком месте Саянской трубы, в 1 км выше устья р. Голубой.

 

Важны остатки сырцового и глинобитного зданий, открытые близ устья Уйбата; крепость и писаницы на горе Хызыл-хая возле Усть-Соса, усть-сосский чаа-тас и писаницы в Абрашкином логу в Оглахтинских горах.

 

А.М. Мандельштам

Раскопки на могильнике Аймырлыг.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 211.

 

Работы Отдельного отряда Саяно-Тувинской экспедиции были сосредоточены главным образом на северной окраине могильника, которая ранее почти не исследовалась. При раскопках в нескольких группах, лежащих вблизи от края террасы, получены новые данные относительно структуры имеющихся здесь цепочек сооружений со срубами в глубоких ямах и о характере наземных частей таких сооружений. В числе найденных тут разнообразных предметов сопровождающего инвентаря имеются глиняные сосуды своеобразных форм, не встречавшихся ранее. Своей художественной ценностью выделяются изделия из кости, украшенные резьбой и сложными композициями, выполненными в «зверином стиле». Особый интерес представляет небольшое скульптурное изображение барана, также сделанное из кости.

 

Значительное число раскопанных каменных ящиков дало важные дополнительные материалы для уточнения их хронологического соотношения с сооружениями со срубами. Из числа обнаруженных здесь предметов следует отметить изделия из кости, часть из которых украшена резьбой. Существенные дополнения к имеющимся представлениям о памятниках скифского периода, очевидно, будут получены в итоге начатых в текущем году раскопок на группе «каменных склепов». Характеристика её до завершения работ ещё затруднительна; однако уже первые результаты позволяют ставить вопрос о вероятном наличии в пределах ограниченной территории погребений, принадлежащих отдельным группам населения и различающихся между собой некоторыми чертами этнографического порядка.

 

Исследованные погребения эпохи бронзы аналогичны раскопанным в 1972 г. В них наряду с керамикой найдены каменные сосуды новых форм. Из числа исследованных погребений гунно-сарматского времени интересно впускное захоронение в один из каменных склепов: здесь дощатый гроб был поставлен на каменный «постамент» и закрыт плитами.

(211/212)

 

В.И. Матющенко, М.В. Аникович, Г.В. Ложникова

Работы у пос. Могочино.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 212.

 

В районе пос. Могочино (Молчановский р-н Томской обл.) экспедиция Томского государственного университета совместно с Институтом археологии АН СССР провела разведки древних памятников.

 

Обследована, в частности, палеолитическая стоянка на левом берегу Оби в районе Могочино. Здесь на мысу был заложен раскоп площадью 26 кв.м. Культурный слой залегает на глубине от 3,5 до 4 м от дневной поверхности. Над культурным слоем находятся отложения покровных суглинков, в толще которых можно выделить суглинок бурый, тонкослоистый, слоистый высветленный, слоистый тёмный. Вместе с тем здесь же прослеживаются пятна, интенсивно гумусированные, и линзы серовато-бурого суглинка.

 

Культурный слой представляет собой тонкий (2-8 см) слой ожелезненного песка, под которым залегает песок тобольской свиты: голубоватый, с темно-жёлтыми прослойками. Слой на большей части своего протяжения поперёк мыса залегает горизонтально, только в западной половине, ближе к склону оврага, он полого понижается, что, видимо, связано с общим понижением поверхности.

 

Каменный инвентарь стоянки включает: нуклеусы, нуклевидные скребки, скребки из отщепов с округлым лезвием, скрёбла на массивных отщепах, чопперовидные орудия. Породы камня, из которых изготовлены орудия, представлены чёрным и серым кварцитом, диорито-диабазами.

 

Установлено, что весь мыс и плато на глубину 20 м сложены из лёссовидных покровных суглинков. На разных участках сделанные разрезы различаются только в деталях. Ряд наблюдений над стратиграфией памятника, а также особенности каменного инвентаря стоянки позволяют сближать её с Томской и Ачинской стоянками.

 

На пойменном берегу р. Анмы, разрушаемом паводковыми водами, собран разновременный вещественный материал, в том числе относящийся к эпохе ранней бронзы и средневековью.

 

В 2 км от дер. Волок на Ирумдинской гриве, заливаемой паводковыми водами, обнаружено 12 земляночных углублений. Керамика, собранная здесь, относится к эпохе железа.

 

На р. Корте, в 1,5 км к западу от заброшенной дер. Корта, встречено 32 земляночных углубления, возле которых находятся бугры (выкиды из землянок). Шурфовка показала, что хорошо сохранились деревянные устройства. Поселение датируется поздним средневековьем.

(212/213)

 

В.А. Могильников, В.А. Конников, Н.С. Литвинович, В.П. Шнырев.

Алейская экспедиция.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 213-214.

 

Экспедиция продолжала исследование памятников в зоне сооружения Гилевского гидроузла на р. Алей (Алтайский край). Основными объектами раскопок явились тюркские курганы VIII-X вв. Для курганных могильников этого времени в изучаемом районе характерно расположение насыпей цепочкой, вытянутой с севера на юг. Курганы сложены из земли с каменной наброской, часто имеют по периметру выложенную из камней подпрямоугольную или округлую ограду, сверху перекрытую землёй. Под насыпью обычно находится одно погребение в подпрямоугольной яме, ориентированной с востока на запад или с северо-востока на юго-запад. Могильные ямы, ориентированные с севера на юг, в изучаемом районе полностью отсутствуют. Вследствие ограбления могил не удаётся проследить все детали погребального ритуала. Умершего укладывали, как правило, на спине, вытянуто, головой на восток. Значительное количество погребений содержит захоронения человека с конём. Костяк лошади (обычно с подогнутыми ногами) может находиться в насыпи, на краю могилы, на уровне материка или в самой могильной яме рядом с останками человека. Почти всегда лошадь, как и человек, лежит головой на восток. Наиболее полно этот обряд погребения прослежен на могильнике Гилёво VII, где костяки коней покоились к югу от скелета человека.

 

Интересно погребение 2 кургана 4 из вышеупомянутого некрополя. Здесь обнаружены костяки трёх лошадей и четыре человеческих скелета, два из которых потревожены грабителями, а два лежали вдоль северной стенки могилы головой на восток. С одним из них находились сабля, колчан со стрелами, украшенный розетками из серебряной фольги, бляшки и пряжки от костюма и другой инвентарь, со вторым — колчан и нож. В целом погребальный реквизит довольно стабилен. Наиболее полно представлены железные черешковые трёхлопастные (реже — трёхгранные и плоские) наконечники стрел. В небольшом числе могил встречены остатки сабель. Найдены: удила, стремена, бронзовые, серебряные и костяные пряжки и бляхи от сбруи, ножи, втульчатые топоры. В отдельных могилах встречены остатки котлов из железа или грубые лепные глиняные сосуды.

 

Следует отметить, что по ориентировке и ряду других деталей погребального обряда раннесредневековые курганы Верхнего Алея наиболее близки с соседними кимакскими курганами Среднего и Верхнего Прииртышья. Очевидно, в степях по Верхнему Алею проживала этническая группа, родственная кимакам. Разведками по р. Алей выявлен ряд курганных групп. В отличие от курганов верховий Алея с каменно-земляными конструкциями курганы Среднего и Нижнего Алея сложены из земли. Интересный материал дало развеянное поселение и грунтовый

(213/214)

могильник «Волчий мыс» в Шипуновском р-не. Здесь представлены остатки трёх эпох: энеолита, бронзы (в основном андроновской культуры) и железа. Плохо выражен также предандроновский комплекс эпохи бронзы, керамика которого напоминает посуду самусьско-окуневского типа, что интересно в плане взаимоотношения самусьско-окуневского и андроновского этносов. Очевидно, культура самусьско-окуневского облика во II тысячелетии до н.э. распространялась на прилежащие к Алтаю районы ленточных боров в бассейнах Алея, Барнаулки и Касмалы. Единичные фрагменты сосудов эпохи железа сходны с керамикой фоминской культуры Верхней Оби, что позволяет думать о проникновении отдельных небольших групп фоминского населения на Средний Алей. На Верхнем Алее этой керамики нет.

 

Б.Б. Овчинникова

Исследование средневековых погребений на могильнике Аймырлыг.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 214.

 

Группой Уральского университета в южной части могильника вскрыт ряд сооружений, относящихся к кыргызскому времени (IX-XII вв. н.э.). Наземные части их представляют собой округлые насыпи из обломков скалы или булыжников, порой хорошо подогнанные друг к другу. Как правило, такие сооружения расположены цепочкой. Обряд погребения — трупосожжение. Пережжённые кости находятся в грунтовых ямах, в остатках кострищ на уровне древнего горизонта или в небольших оградках под насыпью. Здесь же встречены необожжённые кости животных. Инвентарь погребений характерен для памятников этого типа: бронзовые орнаментированные бляшки, пряжки, наконечники стрел, орнаментированный пинцет, стремена, удила и т.д.

 

Интересны два кургана, соединенные друг с другом цепочкой из камней. Здесь обнаружены захоронения человека и верблюда в грунтовых ямах. В восточном кургане скелет человека лежал на уступе выше верблюжьего костяка — в северной части ямы, вытянуто, на спине, головой на восток. Костяк верблюда ориентирован на запад. Во втором кургане, в западной части могильной ямы была обнаружена половина верблюжьего костяка, а в юго-восточной — кости детского скелета. Перед детским захоронением лежал скелет молодого барана. Сопровождающий инвентарь (железные удила, стремя с пробитой петлёй, костяные подпружные пряжки, колчан со стрелами, луковые накладки, железные пряжки от наборного пояса) позволяет относить эти погребения к древнетюркскому периоду.

 

Частично вскрыты две группы погребений гунно-сарматского периода в деревянных гробах своеобразной конструкции. Здесь обнаружены железный нож и роговая орнаментированная игольница.

(214/215)

 

А.П. Окладников

Варварина Гора — новый памятник леваллуазского этапа палеолита за Байкалом.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 215-216.

 

Одним из важных достижений археологической науки в Сибири является выделение в общей серии палеолитических поселений памятников, характеризующихся чертами леваллуазской техники.

 

В 1973 г. к числу памятников такого рода прибавилось еще одно первоклассное местонахождение — Варварина Гора (между Старой и Новой Брянью) в Заиграевском р-не Бурятской АССР. Древнее поселение, первые сведения о котором получены от Д.Б. Базарова и Е.А. Хамзиной, замечательно уже по необычному своему расположению. Оно находится не на древней речной террасе, а на конусе выноса, в глубине долины, под прикрытием живописной скалистой возвышенности — Варвариной Горы. Остатки древнего поселения перекрыты толщей чередующихся щебнистых слоёв и супесей делювиально-пролювиального происхождения, что свидетельствует о неоднократной смене климатических условий. Здесь в условиях относительно влажного и холодного климата располагалось поселение охотников на носорогов, диких лошадей и оленей. Интересно, что подавляющая масса не только трубчатых костей, но даже эпифизов была расколота. Этот факт, судя по этнографическим параллелям, свидетельствует о том, что временами обитатели поселения испытывали голод и вынуждены были вываривать раздробленную кость (в берестяных сосудах раскалёнными камнями?). Существенно также для палеографии ледникового периода в Сибири обилие остатков носорогов, что вообще характерно для Забайкалья, где именно носорог, а не мамонт был ведущим представителем фауны этого времени. Основную массу костей животных, обнаруженных при раскопках, составляют кости носорога и лошади. Раскопками вскрыта характерная картина палеолитического жилища. Кости животных и обработанный камень (нуклеусы, пластины, отщепы, скребловидные инструменты) располагались в пределах чётко ограниченной площадки, окаймленной выкладками из камней и вырытых древними обитателями этих мест ям.

 

Часть ям служила, вероятно, хранилищами-кладовками. Одна из таких кладовок имела выстланные камнями стенки и дно, а в заполнении оказался череп хищника и целые, не расщеплённые, как это было в большинстве случаев, трубчатые кости лошади. По аналогии с находками в Костёнках это было, очевидно, культовое захоронение головы хищника, сопровождаемое жертвенным приношением частей лошади.

 

Каменный инвентарь жилища на Варвариной Горе характеризуется леваллуазскими чертами. Нуклеусы здесь галечные и самые лучшие — двуплощадные леваллуазские. Пластины правильных очертаний, широкие, как правило, массивные. В большинстве случаев они по краям оформлены ретушью. Здесь встретились типично мустьерский по форме и ретуши остроконечник треугольных очертаний, а также массивные

(215/216)

скребловидные инструменты, в том числе один бифас. Изделия из кости представлены двумя небольшими шиловидными остриями. Судя по архаичности инвентаря со столь ярко выраженными леваллуазскими чертами, это поселение относится к числу древнейших в Восточной Сибири. Об этом свидетельствует и близость его инвентаря, а также фауны с находками нижних слоёв известного поселения на Санном Мысу в долине р. Уды. Последнее, по авторитетному мнению геолога Д.Б. Базарова, относится к зырянской стадии четвертичного периода и, следовательно, предшествует палеолитическим памятникам Сибири времени Сартанского оледенения.

 

Таким образом, раскопки на Варвариной Горе вносят новый существенный вклад как в периодизацию палеолитических памятников Сибири, так и в наши представления о бытовом укладе и культуре палеолитического человека в Северной Азии.

 

Следует отметить также древнемонгольские (X-XII вв.) захоронения у подножия той же Варвариной Горы и небольшой грот в живописных скалах в 3-4 км выше с. Старая Брянь, на стенах которого при входе обнаружены наскальные рисунки, характерные для эпохи бронзы и раннего железного века Забайкалья: скопления пятен (счётных знаков), стилизованные птицевидные человечки или птицы. Первая такая находка в данной местности.

 

А.И. Петров

Разведки в Омской области.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 216-217.

 

Отряд Омского педагогического института производил разведки на озерах Щербакульского р-на Омской обл. На берегу озёр Большой Ащи-куль и Малый Ащи-куль, в 5-6 км южнее с. Щербакуля обнаружено шесть местонахождений.

 

Наиболее интересное из них — Большое Ащи-куль II находится на западном берегу озера на террасе высотой 2-2,5 м. Поселение вытянулось с севера на юг на 900 м. Культурный слой представляет собой темный гумус мощностью 20-30 см. Более половины каменного инвентаря составляют сечения и обломки мелких ножевидных пластин, имеющих ретушь и выемки по боковым сторонам. Здесь же встречены резцы, концевые скребки и скребки на отщепах.

 

Пять других местонахождений (Большой Ащи-куль I и III, Малый Ащи-куль I, II, Кше-куль) расположены на невысоких террасах озёр. Их поверхность размыта. Культурный слой не обнаружен. На поверхности собраны призматические нуклеусы, ножевидные пластинки с выемками и ретушью, концевые скребки. Подобный материал собран и на южной террасе оз. Щербакуль, в 500 м южнее с. Щербакуль.

 

В окрестностях с. Александровка, на невысокой южной террасе

(216/217)

оз. Кош-куль, найдены несколько каменных изделий. При зачистке обнажения удалось установить, что культурный слой лежит на глубине 35-40 см и представляет собой темный гумус.

 

Около с. Максимовка, на террасе оз. Лощино, обнаружены два местонахождения. Здесь найдены концевые скребки, скребки на отщепах, нуклевидные сколы, ножевидные пластины, микропластинки, резцы.

 

Единичные отщепы, ножевидные пластины с выемками и ретушью, небольшой концевой скребок из кварцита найдены на берегу озера у с. Екатеринославка.

 

Отсутствие керамики и большая микролитоидность каменного инвентаря резко отличают Щербакульские местонахождения от памятников среднеиртышской неолитической культуры. Сравнительно небольшое количество находок и отсутствие чётких стратиграфических данных затрудняют датировку этих местонахождений. Предварительно их можно датировать эпохой позднего мезолита — раннего неолита.

 

В.А. Посредников

Исследования в Сургутском Приобье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 217.

 

Ваховский отряд Среднеобской экспедиции Томского университета продолжал раскопки неолитического поселения у дер. Большой Ларьяк Нижневартовского р-на Тюменской обл. Открыта керамическая мастерская. Она представляла собой площадку, на которой находилось кострище, а также запасы глины и сырья, шедшего на производство шамота.

 

Основные находки — обломки круглодонных и остродонных сосудов, орнаментированных отступающе-накольчатой и печатно-гребенчатой техникой. По керамике удаётся выделить на поселении два этапа: ранний, датирующийся концом IV — началом III тысячелетия до н.э.; и поздний, относящийся ко второй половине III тысячелетия до н.э.

 

На Болыпеларьякском городище раскопано жилище прямоугольной в плане формы с коридорообразным входом. Собрана керамика, украшенная налепными валиками. Найдены обломок сосуда из майолики и железный нож.

 

Под культурным слоем городища залегал слой эпохи бронзы. В нём найдено большое количество гребенчато-ямочной керамики, остатки бронзолитейного производства, изделия из камня и поделки из глины. Этот слой раннего этапа еловской культуры и может быть датирован серединой II тысячелетия до н.э.

(217/218)

 

М.Н. Пшеницына.

Курганы и могилы на дне Красноярского водохранилища.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 218-220.

Части двух бронзовых наверший (Разлив I, курган 2).

(Открыть рис. в новом окне)

Основные работы велись на левом берегу Енисея близ пос. Разлив, на участках, освобождающихся от воды и выходящих на дневную поверхность весной. Здесь, в пункте Разлив I, закончены раскопки двух больших тагарских курганов.

 

В кургане 2 ограда размерами 20х23 м сооружена из вертикально поставленных плит. Глубина могильной ямы 1,9 м, размеры 3,8х3,4 м. Она имела каменное покрытие и накат из толстых брёвен. На дне ямы, вдоль стен сохранился нижний венец сруба и остатки дощатого пола.

 

В заполнении найдены фрагменты костей человека, а на дне — обломки не менее четырёх глиняных баночных сосудов, фрагмент золотой фольги и изделия из бронзы (биконическая бусина, полусферические бляшки, трубочки-пронизки, наконечник стрелы, части одного ажурного навершия и двух характерных минусинских «колоколовидных», состоящих из полусферического колпачка и вставляемой в него искусно отлитой фигурки горного козла. Устройство могильного сооружения и комплекс вещей позволяет относить курган к сарагашенскому этапу тагарской культуры (IV-III вв. до н.э.).

(218/219)

Женская фигурка из стеатита (Разлив X).

(Открыть рис. в новом окне)

В кургане II каменная ограда, размерами 18х17 м, из вертикальных плит с 12 массивными столбообразными плитами по углам и вдоль каждой из её стен находилась под земляной насыпью высотой 1,5 м. Стены склепа, сооруженного в яме глубиной 1,5 м, состояли из тына и сруба в три венца. Тын — из тщательно отёсанных брёвен, сруб — из брусьев. Деревянный потолок склепа был закрыт листами берёсты, пол и внутренние стенки также покрыты берёстой, поверх которой на полу, в южной половине склепа зафиксированы фрагменты дощатого настила. Внутренняя площадь склепа 12 кв.м, высота 1 м. Вдоль бортов могильной ямы, кроме западного, где находился вход в склеп, уложено по два бревна диаметром 60-65 см. На них лежало покрытие могилы в два наката из таких же толстых брёвен. Брёвна нижнего наката уложены в направлении восток — запад, верхние — север — юг. Сверху всё было покрыто берёстой. Склеп ограблен. Останки не менее 10-12 погребённых сохранились на дне в юго-западном углу и вдоль западной стенки. Здесь же — три черепа лошади (?) и не менее пяти больших раздавленных глиняных сосудов. В заполнении — бронзовый миниатюрный нож, бусы и пронизки из цветной стекловидной массы.

 

Новым и неожиданным здесь явилось ненаблюдаемое ранее строение насыпи кургана. Его каменная ограда дополнена изнутри стеной из дёрна и плитняка; таким образом, первоначально курган имел вид прямоугольника с отвесными стенами высотой не менее 0,7 м. Конструкция склепа, положение и количество погребенных в нём, сопровождающий инвентарь дают возможность отнести этот курган к группе памятников конца сарагашенского этапа тагарской культуры (III в. до н.э.).

 

В 300 м к юго-востоку от кургана 2 обнаружен могильник карасукской культуры, содержащий 37 каменных оград (Разлив VI). Их дерновое покрытие уничтожено водой. На поверхности хорошо просматриваются могилы в виде каменных ящиков трапециевидной и прямоугольной формы из тонких вертикальных плит или сложенные из плитняка (цисты). Погребённые лежат в вытянутом положении, головами на северо-восток. Полностью раскопана одна ограда с четырьмя пристройками, содержавшая пять могил. В трёх других оградах вскрыты могилы. Найдено не менее 10 круглодонных глиняных сосудов, бронзовые височные кольца, трапециевидная подвеска, бляшка-пуговица, клинок ножа и аргиллитовые бусы.

(219/220)

 

В 500 м к северо-востоку от этого могильника найден размытый курган окуневской культуры (Разлив X), где вскрыто лишь три могилы. Это прямоугольные каменные ящики из тщательно подобранных тонких плит с каменным покрытием. Две могилы ограблены; в одной из них найден кремнёвый наконечник стрелы. Третья могила — неграбленая: в ящике (1х0,5х0,7 м) на выстланном плитами дне находился скелет взрослого человека в сидячем положении. При нем — две костяные антропоморфные пластинки и женская фигурка из мягкого желтоватого стеатита с головой и лицом, выполненными в характерном для окуневских каменных фигурок стиле, но с необычно моделированными шеей, плечами и торсом.

 

По правому берегу Енисея была проведена разведка у горы Тепсей, В пункте Тепсей III около раскопанных в прошлые годы М.П. Грязновым таштыкских склепов обнаружено пять размытых детских могил тога же времени. Найдено семь глиняных сосудов. Здесь же вскрыта грунтовая могила подгорновского этапа тагарской культуры (VI-V вв. до н.э.). Погребённый лежал на спине, головой на юго-запад. У пояса находились клык кабарги и бронзовый «вкладышевый» нож с головкой грифона в основании клинка.

 

Д.Г. Савинов

Курганы позднескифского времени в долине Узунтал.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 220-221.

 

Алтайский палеоэтнографический отряд Ленинградского государственного университета при участии Горно-Алтайского педагогического института, Научно-исследовательского института и музея продолжал исследование памятников Сайлюгемской степи (Кош-Агачский р-н Горно-Алтайской АО). В разных могильниках в долине Узунтал вскрыто семь курганов. Курганы располагаются цепочкой с севера на юг. От каждого кургана на восток отходит вереница вертикально врытых камней (от двух-трёх до 30). На некоторых камнях имеются рисунки схематично выполненных козлов. Диаметр курганов 8-12 м, высота 0,4-1,2 м. На уровне древней поверхности и в заполнении могильных ям встречались разрозненные кости людей и животных (преимущественно лошадей). Глубина могильных ям 1,8-2,5 м. На глубине 0,4-0,8 м прослеживались остатки деревянного перекрытия из тонких жердей, кострища. В западной стенке могильных ям сохранились следы подхоронительных ходов, заложенных камнями.

 

В шести из раскопанных курганов в восточной половине ямы на приступке помещались сопроводительные захоронения коней (от трёх до шести), положенных друг над другом с подогнутыми ногами головой на юго-восток. С конями найдены кольчатые удила — железные и бронзовые, костяные подпружные пряжки, деревянные и костяные украшения сбруи.

(220/221)

С бронзовыми удилами встречены деревянные псалии, украшенные головками грифонов. Ниже конских захоронений, на дне могильных ям располагались срубы из деревянных плах и жердей в два-три венца, укрепленные по периметру крупными камнями. Ориентировка срубов — углами по странам света, средние размеры — 1,6х2 м. В каждом срубе находились скелеты трех — пяти человек (мужчины, женщины, дети), лежащие на правом боку в скорченном положении, головой на юго-восток. На всех конских и некоторых человеческих черепах — следы от удара чеканом.

 

В головах погребённых находились глиняные кувшины, иногда с росписью, деревянные сосуды, кости барана. Около пояса — кинжалы, чеканы, ножи. Кинжалы с крыловидным перекрестием и прорезной рукоятью, железные и бронзовые, сохранившиеся вместе с деревянными ножнами. Ножны представляют собой широкие пластины с двумя выступами с ремешками для подвешивания и плоским выдолбленным пазом для клинка, по форме повторяющие абрис кинжала, но значительно превосходящие его по размерам. Внешняя сторона ножен украшена резным орнаментом (в одном случае изображена фигурка стоящего с опущенной мордой кабана), а оборотная покрыта кожаной накладкой. Чеканы все однотипные, проушные, на длинной деревянной рукоятке. Вместе с большими железными чеканами найдены вотивные бронзовые чеканчики. Зеркала петельчатые, в кожаных чехлах (одно из них — с петлёй в виде фигурки стоящего одногорбого верблюда). Найдены бронзовые и железные петельчатые ножи, вкладышевые ножи с деревянными рукоятками, различные костяные и деревянные поделки, золотая фольга, куски шерстяной и кожаной одежды.

 

В одном из семи курганов не было сопроводительного захоронения коней, а погребённые лежали головой на запад. Наряду с описанными выше предметами здесь найден сильно сточенный типично карасукский вогнуто-обушковый нож с грибовидной шляпкой.

 

Большая часть материалов узунтальских курганов (кинжалы, зеркала, чеканы, ножи, произведения искусства) представляет формы, хорошо известные по культуре ранних кочевников Алтая и соседних территорий (V-III вв. до н.э.). Однако некоторые вещи — костяные пряжки с неподвижным язычком с симметрично расположенными круглыми отверстиями и прорезями для крепления, железные ножи с кольчатым навершием, отдельные фрагменты керамики, а также вотивная форма чеканов и большое количество железных предметов, особенно удил, наряду с бронзовыми имеют определённо более поздние параллели, например, среди памятников гуннского времени Забайкалья или тесинских в Минусинской котловине. Сама конструкция погребальных сооружений, в принципе повторяя устройство камер-срубов скифского времени, носит несколько упрощённый характер. Вереницы камней, отходящих от этих курганов, говорят о более ранней, чем принято считать, традиции установки камней-балбалов. Очевидно, население, оставившее эти памятники, обладало культурой пазырыкского типа, но уже в период её завершения, на грани эпохи Великого переселения народов.

(221/222)

 

Л.Е. Семениченко

Исследование бохайских памятников в Приморском крае.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 222-223.

 

Отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал исследование раннесредневекового поселения (VIII-X вв.), расположенного на правом берегу р. Арсеньевки, к востоку от городища на Круглой Сопке (Анучинский р-н Приморского края). Памятник интенсивно разрушается сельскохозяйственными работами, в связи с чём на вспаханной поверхности хорошо прослеживаются сильно прокаленные очажные пятна диаметром 1-1,2 м, расположенные рядами на значительной площади, встречается много фрагментов керамики, костей животных. В местах скопления таких пятен было заложено два раскопа общей площадью 248 кв.м.

 

Основную группу находок составляют изделия, связанные с плавкой и литьём металлов: фрагменты миниатюрных льячек на поддонах, тигельки, глиняные литейные формочки, обломки ошлакованных сосудов, кусочки шлака. Большая часть этих находок сосредоточена близ очажных пятен, которые, по всей видимости, являлись остатками разрушенных плавильных печей (плотный, спёкшийся под; заполнение: верхняя часть — прослойка спрессованной древесной золы (8-10 см), ниже — слой ярко-красного цвета, напоминающий по структуре толченый кирпич; частичные следы обмазки толщиной 4 см, высотой 20-30 см, расположенной полукругом). В заполнении встречались куски ошлакованной обмазки, шлак. Выплески металла, фрагмент сильно оплавленной льячки и крышка от литейной формочки обнаружены также в небольших очажных углублениях, вырытых в материковом слое. Видимо, плавка и подогрев металла производились не только в специальных печах, но и в обычных очагах.

 

Другие находки представлены железными и костяными наконечниками стрел, ножами, обломками серпа, ажурной бронзовой бляшкой прямоугольной формы, бронзовыми полусферическими пуговицами (одна с позолотой), фрагментами браслетов, пряслицами, глиняными и стеклянными бусами, разнообразными костяными поделками.

 

На поселении преобладает станковая посуда. Собрано большое количество костей домашних (свиньи, лошади, коровы, собаки) и диких (медведя, изюбра, зайца) животных, кости рыб и птиц.

 

Археологический материал свидетельствует о высокой специализации ремесленного производства в период, когда Приморье входило в состав государства Бохай (698-926 гг.).

 

К этому же периоду относится памятник, обнаруженный при рытье котлована на левом берегу р. Петровки, в 6-7 км к северо-западу от пос. Болыпекаменска (Шкотовский р-н). Собран интересный археологический материал: наконечник копья, однолезвийные палаши, железные наконечники стрел, бронзовые прямоугольные бляшки от наборного пояса тюркского типа, бронзовые шейная гривна и ажурные круглые бляхи,

(222/223)

фрагменты сосудов. Почти все находки обнаружены неподалеку от сильно прокалённых пятен, которые располагались двумя рядами в направлении восток — запад. Фрагменты сосудов встречались на сопке, которая находится в 1-1,5 км к юго-востоку от этого памятника. Вполне возможно, что эти памятники составляли единый комплекс.

 

В.Ф. Старков

Разведки в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 223-224.

 

Иртышский отряд Западно-Сибирской экспедиции производил разведки на Среднем Иртыше в пределах Знаменского и Тевризского р-нов Омской обл. Осмотрены берега Иртыша и низовья впадающих в него рек Уя, Туя, Оши и др. Обнаружено 10 памятников различных археологических эпох — от неолита до позднего железа. Наиболее ранние памятники (неолит, бронза) встречены исключительно на останцах надпойменных террас, отнесённых от современного русла Иртыша на расстояние до 10 км. Среди них обращают на себя внимание два памятника — Чудская Гора и Шалтов.

 

Городище Чудская Гора занимает всю площадь останца надпойменной террасы, которая расположена на берегу заболоченной иртышской старицы. Топографически памятник хорошо выражен благодаря наличию валов и рвов, составляющих четырёхрядную систему укреплений городища. Останец имеет форму вытянутого треугольника, постепенно сужающегося к юго-востоку, где помещался въезд. Общая площадь памятника 300х57 м, высота останца 4-6 м. Культурный слой городища характеризуется керамикой периода поздней бронзы. Керамика плоскодонная, хорошо профилированная благодаря отогнутому наружу венчику. В ее орнаментации отчетливо прослеживаются черты, свойственные керамике сузгунской культуры: воротнички, украшенные заштрихованными треугольниками, сплошная орнаментация тулова в виде чередующихся зон ямок и рядов гребенчатого штампа, меандры, валики с елочным орнаментом. В основе орнаментации второй группы керамики лежит высокий треугольник, заштрихованный параллельно основанию и окаймленный с одной стороны бахромой из ямок. Третья группа керамики характеризуется почти полным отсутствием орнамента за исключением редких ямок по тулову.

 

На высоком останце (6 м) надпойменной террасы р. Оша (левобережный приток Иртыша, местное название урочища — Шалтов) обнаружены следы трёх разновременных памятников. Центральную часть площадки занимает курганная группа из восьми курганов. Курганы сильно оплыли, ровики плохо заметны. Диаметры их колеблются в пределах от 5 до 13 м, а высота от 0,7 до 1,2 м. На западном мысу останца, подмытом рекой, в шурфе обнаружена керамика периода позднего неолита, украшенная отпечатками гребенчатого штампа, и обломок кремнёвого ножа на ножевидной пластинке. На северном мысу культурный слой содержит керами-

(223/224)

ку, орнамент которой представляет собой вариант так называемого ложношнурового орнамента периода энеолита. Аналогичная керамика встречена на Среднем Иртыше на стоянке Артын и в Северном Казахстане на стоянке Пеньки.

 

Памятник периода позднего неолита обнаружен на р. Туй (правобережный приток Иртыша) в пределах современной дер. Бичили. Стоянка характеризуется керамикой, украшенной при помощи гребенчатого штампа. Преобладающий вид орнамента — «шагающая гребёнка».

 

Неолитическая керамика с гребенчатой орнаментацией обнаружена на стоянке Аёв на окраине современной дер. Пушкари, а керамика периода развитой бронзы встречена на р. Уй (правобережный приток Иртыша) на стоянках Уй I и Уй II.

 

Я.И. Сунчугашев

Исследование памятников древней металлургии в Хакасии.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 224.

 

Археологическая экспедиция Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории работала в Ширинском, Бейском и Минусинском р-нах Хакасии и Красноярского края.

 

В междуречье Белого и Чёрного Июсов, в районе Чёрного Озера исследовано 10 ямных сыродутных горнов хорошей сохранности. Размеры железоплавильных горнов: длина 0,95 м, ширина 0,45 м, глубина 0,50 м. В районе горнов обнаружен прямоугольный склеп таштыкской эпохи размерами 10х12 м. В полосе расположения плавилен в большом количестве найдены фрагменты бытовой керамики таштыкской эпохи и образцы привозного магнитного железняка, костяные ножевидные орудия.

 

В 6 км к юго-западу от с. Подкамень Орджоникидзенского р-на зафиксированы следы производства железа таштыкской эпохи.

 

В районе железнодорожной станции Минусинск, по дороге Абакан — Тайшет найдено семь (было известно четыре) средневековых железоплавилен с ямами для выжигания древесного угля и обогащения железных руд. В 1,5 км к юго-западу от той же станции, на высоком берегу Енисея раскопано два древнехакасских кургана с каменными насыпями, которые датируются XI-XII вв.

 

Исследована также средневековая крепость Хызыл-Хая в Бейском р-не, известная в легенде хакасов как «дорога каменной бабушки» (хуртуях тас). Общая площадь укреплённого района составляет не менее 120 га.

(224/225)

 

Ю.И. Трифонов

Тагарские курганы на юге Минусинской котловины.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 225-226.

 

Пятый отряд Саяно-Тувинской экспедиции продолжал работы на территории стройплощадки Саянского промышленного комплекса, на левом берегу Енисея, у пос. Означенное. Здесь исследовались памятники различных эпох — от энеолита до II тысячелетия н.э. включительно, но основное внимание было уделено курганам тагарской культуры (VII-III в. до н.э. и сооружениям эпохи позднего железа.

 

Памятники тагарской культуры в одном из самых южных районов её распространения пополнились своеобразными комплексами (могильники Означенное III, IV), относящимися к самому раннему баиновскому этапу (VII-VI вв.). Один из упомянутых комплексов представлял собой невысокую и незначительную по площади (2,5х3 м) оградку с четырьмя вертикально поставленными по углам массивными валунами и маленькой пристройкой с северо-восточной стороны, другой — аналогичное сочетание двух, несколько больших по размерам оград (основной и пристройки). Третий состоял из пяти прямоугольных и квадратных оград (площадь основной его постройки 5,5х5 м, первоначальная высота 0,5 м). Преимущественная ориентировка всех этих оград — углами по странам света. В каждом сооружении находилась одна неглубокая (0,15-0,75 м) могила, как правило, с одиночным погребением. Лишь в двух случаях зафиксировано большее количество скелетов (два и три). Положение всех погребённых вытянутое (по продольной оси ограды), на спине; ориентировка — головой на северо-восток, реже на юго-запад. Почти в каждой могиле обнаружены кости барана. Три могилы из девяти оказались сильно потревоженными, причём все они находились в основных оградах и представляли собой погребение взрослых людей в срубах из тонких плах. В пристройках находились (за единственным исключением) захоронения детей. Получен интересный вещевой материал: значительная серия разнообразных керамических сосудов, в том числе и новых форм, всевозможные бронзовые изделия (нож, шило, крюк, полусферические бляшки, пронизки), пастовые бусы и пр.

 

Из более поздних памятников тагарской культуры у пос. Означенное вскрыто два кургана. Доследован курган, наземное сооружение которого было изучено в 1972 г., содержавший одну основную могилу с сильно потревоженным коллективным погребением в срубе (не менее 11 человек). Конструктивные особенности сооружения и инвентарь (керамика, бронзовые и костяные изделия) позволяют относить его к сарагашенскому этапу (IV-III вв.). Другой курган (10) близок памятникам так называемого биджинского типа (V-IV вв.). Он каменный и содержит три расположенные по продольной оси ограды могилы с деревянными перекрытиями. В каждой могиле — характерные для биджинских памятников «погребения воинов» с большим количеством предметов вооружения, орудий труда и украшений. Положение погребенных — вытянутое, на спине; преобладающая ориенти-

(225/226)

Костяной (3) и бронзовые (7, 2, 4, 5) предметы из курганов V-IV вв. до н.э. у пос. Означенное.

(Открыть рис. в новом окне)

ровна — головой на юго-запад. В центральной могиле — парное погребение, в боковых — коллективные. Здесь встречены также одиночные впускные захоронения. Любопытно, что данный памятник входит в состав обширного могильника, состоящего в основном из огромных тагарских курганов (диаметры земляных насыпей до 70 м, высота 4-5 м), узкие хронологические рамки которых пока неизвестны.

 

Вскрыты несколько оградок «тюркского» (?) облика, содержавшие зольные пятна и сильно кальцинированные кости (в одной из них обнаружены многочисленные мелкие фрагменты от толстостенного керамического сосуда), два поминальных сооружения и курган X-XII вв. с остатками трупосожжения и железными предметами (пряжка, начельник).

(226/227)

 

Т.Н. Троицкая, В.Д. Романцова, В.А. Зах, Е.А. Сидоров, В.И. Соболев

Работы Новисибирской экспедиции.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 227-228.

 

Новосибирская экспедиция организована Новосибирским гидрологическим институтом, Областным краеведческим музеем и Областным обществом охраны памятников.

 

В пределах Новосибирска, между станциями Юность и Ельцовка, на первой надпойменной террасе Оби открыто четыре поселения и два городища.

 

В Искитимском р-не на высокой террасе левого берега р. Верди обнаружены пять поселений, два городища и курган. В Мошковском р-не на правом берегу Оби у с. Седова Заимка продолжены раскопки городища Седова Заимка. Выявлена часть жилища полуземляночного типа, состоявшего из двух помещений с открытыми очагами; комплексом хозяйственных и столбовых ям и лежанок. У края площадки городища обнаружены остатки укрепления, состоявшего из двух валов и бревенчатой стены между ними. Основные находки — кости животных, изделия из них, керамика XII-XIV вв. н.э. Рядом с городищем открыто неолитическое поселение.

 

На левом берегу Обского моря у с. Боровое зафиксированы три поселения с остатками землянок. Проведены охранные раскопки размываемого Обью курганного могильника Ордынское I. Вскрыто три разновременных погребения: эпохи неолита, бронзы и раннего железа. Погребение эпохи неолита парное, частично разрушено, ориентировано на северо-восток. В могиле обнаружены сосуд, кремнёвые орудия, отщепы, подвески из клыков животных. Погребение эпохи бронзы содержало скорченный скелет, лежавший головой на северо-восток. Здесь найдено маленькое серебряное колечко. Погребение эпохи раннего железа сопровождалось бронзовым кельтом, железной пряжкой и мелкими изделиями из бронзы и стеклянными бусами.

 

В Кулундинской степи, в Чистоозёрном р-не, открыты два курганных могильника (один из них — Олтарь I датируется IX-X вв.) и два памятника, состоящих из насыпей диаметром от 30 до 90 м, обнесенных глубокими рвами, прерывающимися в северо-западной и юго-восточной частях.

 

В Венгеровском и Татарском р-нах выявлены четыре курганных могильника, пять поселений и одно городище.

 

Искитимский отряд вел работы у с. Быстровка на берегу Обского моря. В устье р. Атаманиха проведены охранные раскопки интенсивно размываемого поселения Быстровка 2 (эпоха поздней бронзы). Зачищена сохранившаяся часть землянки (45 кв.м) с керамикой ирменского типа и зольник, давший еловскую и ирменскую керамику. Найдены обломки бронзовых и костяных украшений и орудий. На этой территории поселения выявлены два полностью разрушенных погребения с обломками большереченской керамики (V-III вв. до н.э.).

(227/228)

 

На северо-восточной окраине села, в курганном могильнике Быстровка 1 раскопан курган V-IV вв. до н.э. Под насыпью обнаружены ров и две могилы. Одна из них содержала парное захоронение. Найдены сосуды большереченского типа, бронзовые проволочные гривны и браслеты, две тёрочницы и другие предметы. Выделяется бронзовое зеркальце с длинной ручкой и выгравированными фигурами трёх львов.

 

Колыванский отряд вел работы у с. Черный Мыс на р. Уени. Здесь завершены раскопки могильника Каменный Мыс. Доследован последний длинный курган с типичным для этого могильника погребением III-II вв. до н.э. В восточной части памятника вскрыт курган с трупосожжением и инвентарем VIII-IX вв. н.э.

 

Продолжены раскопки поселения Чёрный Мыс 2. Вскрыты одно жилище (21 кв.м) и сохранившаяся часть второго (23 кв.м). Найдена керамика одинцовского типа (II-V вв. до н.э.).

 

В урочище Дубровинский Борок заложены разведочные траншеи на четырех городищах. Одно из них датируется керамикой каменномысского типа (III-II вв. до н.э.), другое — одинцовской, третье может быть датировано рубежом I тысячелетия до н.э. — I тысячелетия н.э. (содержит керамику обоих типов). Здесь встречены открытые чаши, орнаментированные оттисками штампа в виде «уточек» и типичные одинцовские сосуды. В курганном могильнике Дубровинский Борок 5 раскопан курган с двумя могилами одинцовского времени.

 

Чистоозёрный отряд работал в Кулундинской степи. У с. Олтарь раскопан курган, под насыпью которого на дневной поверхности находилась кладка из крупного сырцового кирпича. Была ли она сплошной или представляла собой стены помещения, сооружённого над неглубокой могилой, выложенной и перекрытой берестой, выяснить не удалось. Рядом с ней обнаружены детское погребение и невысокий бронзовый котёл. В могиле находились разрозненные кости человеческого скелета, отдельные кости лошади и кусок прекрасно выделанной гофрированной кожи, на которую были нашиты позолоченные бляшки в виде фигурок сидящих львов и розеток. Тут же лежал остаток ремня с бронзовыми бляхами, на некоторых из которых изображена летящая птица. Курган, видимо, является тюркским и датируется самым концом I тысячелетия н.э.

 

Е.Е. Филиппова

Раскопки могильника Хара-Хая.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 228-229.

 

Карасукский отряд Хакасской археологической экспедиции Московского государственного университета продолжил раскопки карасукского могильника Хара-Хая в Аскизском р-не Хакасии.

 

В северо-восточной части могильника был разбит раскоп (12х32 м), примыкавший к раскопу 1972 г. Вскрыто восемь каменных ящиков и одна

(228/229)

грунтовая детская могила (погребение 25). Погребения располагались группами, находившимися на значительном расстояний друг от друга. В первую группу входили погребения 26, 27, 28, во вторую — 29, 30, 31, 32, 33. Ящики заключены в прямоугольные оградки, ориентированы с северо-востока на юго-запад и представляют индивидуальные погребения взрослых и детей. Исключение составляет лишь погребение 27, давшее совместное захоронение взрослого и подростка.

 

Наиболее интересным оказалось погребение 33. Здесь была захоронена женщина (на спине, головой на юго-запад). У северо-западной стенки ящика стоял вместительный орнаментированный сосуд и лежали кости крупного рогатого скота. Около правой руки погребенной, на костях таза, был обнаружен вогнуто-обушковый нож с остатками кожаного чехла и спаренными бронзовыми бляшками.

 

Остальные находки из погребений представлены: керамикой (все сосуды очень большого объёма), бронзовыми украшениями (пронизка, проволочные кольца, бляшки, два браслета), пастовыми бусинами и подвесками.

 

В 50 м к юго-востоку от основного раскопа вскрыт один каменный ящик (погребение 34), давший совместное захоронение мужчины, женщины и двух детей.

 

Л.П. Хлобыстин, А.Н. Мелентьев, С.В. Студзитская

Работы на полуострове Таймыр.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 229-230.

 

Пясинский отряд Заполярной экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжил разведку памятников по берегам Пясинского озера и в бассейне р. Пясина. Обследован участок реки от истока до впадения в неё р. Рассохи (200 км). Открыт ряд новых памятников неолита, эпохи бронзы и железа. В настоящее время определилась топография памятников эпохи мезолита — неолита. По берегам Пясинского озера не обнаружено ни одной стоянки. В бассейне р. Пясина большинство стоянок сконцентрировано в зоне лесотундровой растительности. Они связаны с продуктивными рыболовными угодьями и главным образом с местами массовых переправ диких оленей через реку при сезонных миграциях.

 

Продолжены также исследования поселения второй половины I тысячелетия до н.э. в устье р. Половинки. Получены новые материалы, дополнившие сведения об этом крупном металлургическом центре Таймыра.

 

В устьях р. Арелах и Чёрной речки найдены новые материалы того же периода, свидетельствующие о широком развитии металлургического производства в бассейне р. Пясины.

 

Основным объектом раскопок было крупное жилище на поселении «Дюна III» в устье р. Черепановки на левом берегу Пясины. Радиоугле-

(229/230)

родный анализ углей из очага жилища определил его дату — 1050±50 лет. Жилище перекрыто небольшой песчаной дюной, около половины его залегает в мерзлотном слое. Раскопом 18х18 м вскрыта его центральная часть (площадью 320 кв.м). Судя по планировке рухнувших стен и кровли, в плане оно было, вероятно, прямоугольной формы. Стены и кровля представляют сложную конструкцию соединённых воедино на жердевой основе наборов прясел, покрытых лиственичной корой. Сохранились нижние части вертикальных опор-стоек. Пол жилища земляной. На его площади в разных местах обнаружены раздавленные глиняные горшки — всего 13 скоплений. Один из сосудов использовался в качестве жаровни. Все сосуды лепные, одинаковые по форме и орнаментации. Они находят параллели с керамикой культур более раннего периода лесной и лесостепной зоны Западной Сибири.

 

По размерам и конструктивным особенностям данное жилище не находит аналогии с постройками арктического пояса, С его открытием возникают новые вопросы по социальной и хозяйственной организации коллективов, населявших полуостров Таймыр в раннем средневековье.

 

Озерный отряд экспедиции провёл разведки в юго-западной части полуострова, в системе озёр Мелкого, Глубокого, Собачьего и Ламы, соединяемой р. Норилкой с Пясинским озером. На озёрах обнаружены четыре стоянки. Три из них (стоянки в истоке р. Глубокой, на южном берегу оз. Лама и Глубокое II) представляют собой кратковременные стоянки, на них собраны немногочисленные каменные изделия эпохи неолита. Находка керамики, изготовленной при помощи выбивания рубчатой лопаткой, свидетельствует о том, что стоянка в истоке р. Глубокой посещалась и в период ранней бронзы.

 

Трижды заселялся высокий мысовидный участок побережья оз. Глубокого у долины р. Бадиха. Здесь, на стоянке Глубокое I открыто четыре кострища, около которых найдены орудия из ножевидных пластинок (угловые резцы, концевой скребок, наконечник стрелы, вкладыши), относящиеся к раннему неолиту, и сетчатая выбивная керамика, нуклевидные резцы-дрели, скребки и наконечники стрел, характеризующие период развитого неолита. Обломки же железных изделий, бронзовой обкладки и железного ножа с ручкой, украшенной нарезками, имитирующими обмотку, и пятиугольным навершием, относятся, вероятно, к первым векам н.э.

(230/231)

 

Т.Н. Чебакова, Н.К. Стефанова

Исследования в Омской области.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 231-232.

 

Омский отряд Уральской экспедиции Уральского государственного университета продолжил раскопки стоянки Красная Горка I, расположенной в зоне строительства оросительной системы в Омском р-не Омской обл.

 

Под слоем пахоты залегал серый слой мощностью 10-30 см, который подстилался бело-жёлтой плотной супесью. Все находки происходят из первых двух слоёв.

 

На вскрытой площади памятника (1665 кв.м) зафиксировано 17 ям различного характера, одно кострище и два безинвентарных погребения. Часть ям, видимо, столбовые, они небольшого диаметра (15-20 см), округлые в плане, заполнены серой супесью без находок. Наиболее интересна яма 8. Размеры её 2,6х2,2х1,53 м. Форма в плане подпрямоугольная с закруглёнными углами, стенки в разрезе имеют по два уступа. В верхнем и нижнем слоях ямы найдены крупные кости животных. Средний слой ямы на площади 1,95х0,95 м насыщен костями крупных рыб.

 

Керамика представлена мелкими черепками, орнаментированными гребенчатым штампом. Основной узор — вертикальная ёлочка, покрывающая большую часть сосуда, по этому полю располагаются горизонтальные ряды ямок. Есть черепки с типично андроновской орнаментацией.

 

Выявленные на площади стоянки погребения располагались одно над другим и принадлежали взрослому и подростку. Погребённые лежали вытянуто на спине. В заполнении нижнего погребения отмечено большое количество белой меловой массы и кусочков охры.

 

Проведено также исследование городища Инберень IV, расположенного в 500 м к северо-востоку от дер. Инберень Большереченского р-на Омской обл. Городище площадью 3600 кв.м находится в лесу, на первой надпойменной террасе р. Иртыш. С трёх сторон оно окружено валом и рвом, в их пределах зафиксировано восемь впадин, очевидно, от жилищ.

 

Обследована часть вала и рва в юго-западной стороне городища и примыкающая к валу впадина. Ширина рва в верхней части 1,2 м, глубина 1,5 м. Вал сильно расплылся, высота его от уровня окружающей поверхности 0,4 м. Впадина оказалась остатками землянки площадью 9 кв.м и глубиной 1,5 м.

 

Керамика представлена в основном обломками сосудов андроновского облика и фрагментами речкинского типа.

 

Обследовалось также городище Инберень VI, расположенное в 1 км к северо-востоку от вышеописанного памятника. Городище укреплено двойным полукольцом искусственных сооружений: внутренний вал подковообразной формы шириной 6-8 м, высотой до 0,6 м; окружающий его ров шириной 1,5 м, глубиной до 0,7 м. Пространство между внутренним рвом и внешним валом достигает 4 м. Внутренняя площадка городища (4300 кв.м) подковообразная, на ней расположено 19 малых и больших впадин.

(231/232)

 

В севере — северо-западной части городища исследована впадина. Она оказалась остатками жилого сооружения подпрямоугольной формы. Котлован углублен в землю на 0,3-0,4 м. Площадь жилища 85 кв.м. В центре расположен очаг, в западной и восточной стенках — выходы. В юго-западном углу жилища найден комплекс вещей, состоящих из обломков литейных форм для кельтов и наконечников стрел и фрагмента бронзового кинжала без рукояти.

 

Л.А. Чиндина

Исследования в Нарымском Приобье.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 232-233.

 

Нарымской экспедицией Томского университета продолжены исследования памятников эпохи железа в Среднем Приобье.

 

Раскопки проводились на Степановских поселениях I и II и Степановском городище.

 

На городище исследованы последнее жилище, площади между жилищами 2 и 3 и остатки вала. Камера жилища 2 подквадратной в плане формы (4х4 м) с кострищем в центре углублена на 0,3-0,4 м. Здесь найдены фрагменты глиняной посуды, обломки тиглей, обожжённые кости животных, куски сплавившейся бронзы, обломки бронзового изображения фантастических существ.

 

На Степановском поселении II вскрыто жилище подчетырёхугольной в плане формы с неглубокой камерой. В нём найдены сосуды с ямочно-жемчужной, фигурно-штамповой и гребенчатой орнаментацией, а также маленький чашевидный тигель, слитки и капли бронзы.

 

Интересный материал собран на Степановском поселении I. Необычной находкой является бронзовый листовидный нож с штамповым орнаментом в виде взаимопроникающих треугольников на одной стороне лезвия вдоль спинки. Найдена бронзовая плоская фигурка человека, вылитая в односторонней форме.

 

Следующий хронологический этап представлен материалами с Саровского городища (южнее г. Колпашева Томской обл.). Здесь частично раскопано сооружение в виде длинного коридора, соединяющего два жилища. В кострищах найдено большое количество рыбных костей и чешуи, керамика, костяные поделки, костяные наконечники стрел и обломки бронзового трёхлопастного наконечника со скрытой втулкой.

 

Продолжались раскопки на многослойном поселении Малгет, где вскрыто 932 кв.м площади. Неолитических материалов собрано немного. Значительно лучше представлена эпоха поздней бронзы. Вскрыто жилище сложной конструкции. Собраны большое количество керамики и два кремневых наконечника стрел.

 

Совершенно необычный материал для Малгета дал раннесредневековый комплекс. Впервые открыта мастерская литейщика-ювелира. Найдено

(232/233)

большое количество отходов и предметов литья: шлаки, тигли и т.д. Тигли маленькие (3,5х3,5 см), баночной формы с треугольным устьем. Они встречались в основном у очага. Здесь же обнаружены бронзовая бусина, овальная бронзовая пластинка с пунсонным орнаментом по краю и бронзовая личина. Найденная в помещении мастерской керамика с фигурно-штамповой орнаментацией относится к малгетско-рёлкинскому типу. К числу оригинальных находок следует отнести найденный в стенке жилища раннего средневековья обломок каменной плитки с изображением стоящего человека. Рисунок на Малгетском камне до деталей сходен с бронзовыми изображениями стоящих фигур из могильника Рёлка (VI-VIII вв.).

 

Н.Л. Членова

Раскопки на Северном Алтае.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 233.

 

Алтайская экспедиция Института археологии АН СССР продолжала раскопки курганного могильника Камышенка ирменской культуры VIII-VII вв. до н.э. (Усть-Пристанский р-н Алтайского края). Раскопано 29 курганов. Найдено много неразграбленных могил, позволяющих судить о том, что обряд погребения был чрезвычайно устойчив. Покойника клали всегда скорченно, на правый бок, головой на запад или юго-запад, в редких случаях — на юг. Как правило, захоронения совершены на очень небольшой глубине, в насыпи кургана. Обнаружено парное погребение. Найдено много сосудов со стандартным для этого могильника нарезным орнаментом из заштрихованных равнобедренных треугольников, сходящихся вершинами, а также сосуды, в орнаменте которых ирменские черты сочетаются с еловскими и андроновскими. Кроме того, найдено три бронзовых ножа и много украшений. Получен значительный краниологический материал. Особенный интерес представляет погребение девочки с богатыми украшениями из бронзы, сердолика, лазурита и золота, бронзовым ножом и уникальным бронзовым зеркалом с длинной ручкой, а также вскрытое на территории могильника жилище эпохи неолита или энеолита, частично перекрытое курганом ирменской культуры.

 

Начаты раскопки нового грунтового могильника Охотничья Грива, у оз. Шибаева, в 1 км от могильника Камышенка. Существовавший здесь могильник большереченской культуры был впоследствии разрушен могильником эпохи средневековья.

 

Третий объект раскопок — двуслойное поселение Клепиково, расположенное на правом берегу р. Курья, на территории пос. Кордон, у дер. Клепиковой (Усть-Пристанский р-н Алтайского края). Нижний слой поселения содержал андроновскую керамику, верхний, отделенный стерильной прослойкой, — керамику и другой материал бийского этапа большереченской культуры (V-III вв. до н.э.).

(233/234)

 

Э.В. Шавкунов, В.А. Хорев, В.Д. Леньков

Исследования в Приморском крае.   ^

// АО 1973 года. М.: 1974. С. 234-235.

 

Одним из отрядов Экспедиции Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР произведены раскопки на Ананьинском городище, в 5 км к западу от шоссейной трассы Раздольное — Краскино, у пос. Ананьевка. Расположено городище на восточной оконечности узкого, но относительно высокого горного отрога, северный пологий склон которого упирается в правый берег р. Малая Ананьевка, а южный склон круто обрывается к долине р. Большая Ананьевка. Крепостной вал городища, сложенный из суглинка с примесью крупных галек, имеет протяжённость более 1800 м.

 

В юго-восточной части городища раскопано жилище, расположенное на искусственной террасовидной площадке. Оно имеет несколько необычную конструкцию, своеобразную планировку и устройство кана. Жилище, вероятно, погибло в результате сильного пожара. Секции кана и часть пола были покрыты слоем сильно прокалённой глины и земли (15-20 см), под которыми в беспорядке лежали обуглившиеся древесные плахи. При зачистке жилища обнаружен интересный материал: фрагменты станковой керамики, фрагменты трубчатых венчиков, два целых вазовидных сосуда (на одном из них два тамгообразных знака), сосуд ранее не встречавшейся формы с обуглившимися зёрнами проса на дне, железные наконечники стрел, ножи, скобель, кресало, замок, чугунная втулка от ступицы колеса. Из украшений необходимо отметить плоское кольцо из бронзы, орнаментированное звено цепочки от ножен, обломки каменных украшений, бусы. Найдена чжурчжэньская монета 1161-1189 гг.

 

Ананьинское городище датируется второй половиной XII — началом XIII в. н.э.

 

Другой отряд экспедиции проводил раскопки на городище Скалистое, расположенном в 3-4 км к юго-западу от с. Ново-Николаевки, на правом берегу р. Аввакумовки (Ольгинский р-н Приморского края).

 

Городище находится в пади Скалистой. С восточной и западной стороны падь амфитеатром окружают крутые склоны Скалистых Сопок, на которых имеются террасовидные площадки искусственного происхождения. Северная и южная границы городища защищены насыпным (из камней и земли) валом, высотой до 2 м, западная и восточная границы проходят по гребню Скалистых Сопок. На пологих местах граница городища обозначается невысоким насыпным валом, а местами каменной стеной, сложенной из естественного плитняка.

 

Исследована террасовидная площадка с остатками производственного комплекса. Здесь была расположена мастерская по выплавке металла. Производственный комплекс состоял из четырёх плавильных печей, двух горнов и формовочного ящика. Плавильные печи и горны имели такую же конструкцию, как и в мастерских Шайгинского городища, однако стенки плавильных печей возведены здесь из плоских каменных плит, а не из кирпича.

 

Ремесленники, участвовавшие в производственном процессе, занимали

(234/235)

три жилища, расположенные в непосредственной близости от мастерской. Наиболее интересные и массовые находки дала выборка культурного слоя в жилище 3. Здесь найдены 24 бронебойных наконечника стрел, ножи, гвозди, бронзовое колечко, бронзовая накладка пояса с растительным орнаментом, большое количество фрагментов станковой керамики (в том числе и целый сосуд шаровидной формы). При расчистке мастерской, помимо большого количества отходов в виде шлака, корольков и мелких кусочков железа, обнаружены наконечники стрел, миниатюрный бронзовый хомуток с рифлёной лицевой частью, ножи, кресало, нож-косарь, две чугунные втулки от ступиц колеса, гвозди, пробой.

 

Наличие в непосредственной близости от городища древних рудников и находки двух больших, цилиндрической формы, гранитных катков для дробления руды позволяет предполагать, что здесь производилась не только выплавка металла из железной руды, но и дальнейшая переработка первичного продукта плавки в мастерских.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1973 года