главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1966 года

[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1966 года. М.: 1967.Археологические открытия 1966 года.

// М.: 1967. 352 с.

 

I. РСФСР.

 

Сибирь и Дальний Восток.

 

Саяно-Тувинская экспедиция Института археологии АН СССР

 

А.Д. Грач. Археологические исследования в зоне водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС (Центральная Тува). — 124

С.Н. Астахов. Исследования каменного века Тувы. — 126

А.М. Мандельштам. Исследование могильников Бай-Даг II н Часкал II. — 127

И.У. Самбу. Работы на могильниках Куйлуг-Хем II и IV. — 129

Ю.И. Трифонов. Раскопки у подножия хребта Аргалыкты и в районе Кара-Тала. — 129

А.Д. Грач. Исследования на Куйлуг-Хемском плато. — 131

A.А. Формозов. Наскальные изображения в Центральной Туве. — 133

 

А.Д. Грач

Археологические исследования в зоне водохранилища   ^
Саяно-Шушенской ГЭС (Центральная Тува).

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 124-125.

 

Исследования охватили Центральную Туву и труднодоступные участки Саянской «трубы». Полевой сезон протекал в исключительно трудных условиях — летом 1966 г. на Енисее имело место мощное наводнение.

 

Отряд, проводивший поиски и изучение объектов каменного века (начальник С.Н. Астахов), в истекшем сезоне добился крупного сдвига в изучении памятников палеолита и неолита Тувы. Впервые в Центральной Туве обнаружены кремнёвые изделия, датируемые средним палеолитом.

 

Исследования, проведённые отрядом, дают возможность начать разработку хронологической колонки памятников каменного века.

 

Несколько отрядов исследовали курганы (начальники отрядов А.Д. Грач, И.У. Самбу, Ю.И. Трифонов). Принципиальное значение имеют проведенные на Кайлуг-Хеме раскопки погребений монгун-тайгинского типа, перекрытых более поздними объектами скифского времени.

 

Эти исследования помогли разработке относительной хронологии. Впервые в Центральной Азии обнаружено погребение с вещами карасукского облика (могильник Куйлуг-Хем I).

 

Экспедиция продолжила изучение памятников скифского времени (А.Д. Грач) — одной из важнейших эпох древней истории Центральной Азии. Широкие работы на Куйлуг-Хеме, открывшие неизвестный доселе тип курганных погребений этого периода, значительно расширяют представления о культуре, искусстве, погребальном обряде, социальном строе племён, населявших территорию Тувы в середине и второй половине

(124/125)

I тысячелетия до н.э. Особое внимание привлекают обнаруженные в погребениях первоклассные по исполнению изделия из золота и бронзы, выполненные в канонах пазырыкского варианта скифского звериного стиля.

 

Отряды А.М. Мандельштама, Ю.И. Трифонова, И.У. Самбу и А.Д. Грача в широких масштабах изучали памятники гунно-сарматского времени (первые века до нашей эры — первые века нашей эры). При исследовании этих объектов применялась дифференцированная методика. В частности, левобережные отряды, работавшие в степи, провели тщательную расчистку наземных сооружений, что позволило установить весьма важные детали конструкций и положило начало углубленной разработке проблемы соотношения погребальных и поминальных комплексов, а также вопросов относительной хронологии этого периода.

 

Необходимо особо отметить начатое отрядом А.М. Мандельштама исследование нового для Тувы типа памятников гунно-сарматского времени — раскопки на могильнике Бай-Даг II крупного курганного сооружения с весьма сложной наземной конструкцией и погребением в деревянном гробу, помещенном внутрь лиственничного сруба. Этот объект по некоторым особенностям погребального ритуала сходен с памятниками Монголии (Ноин-Ула). Инвентарь курганов гунно-сарматского времени состоит из многочисленных керамических серий и изделий из железа, бронзы, золота.

 

По-прежнему разведывались и исследовались памятники древнетюркского времени — эпохи оформления этнических контуров современных тюркоязычных народов в Центральной Азии, Южной Сибири и Средней Азии. Исследованные в 1966 г. курганы древнетюркского времени (Ю.И. Трифонов, А.М. Мандельштам) содержат погребения с сопроводительными захоронениями коней и относятся к раннему периоду существования памятников этого типа (VII-VIII вв. н.э.).

 

Продолжены планомерные исследования могильников Алды-Бель и Куйлуг-Хем I. Открыты курганы с трупосожжением. В них обнаружены камни с надписями, что помогает датировать памятники енисейского письма.

 

Специальный отряд изучал древние наскальные изображения в долинах Улуг-Хема (Енисея) и Хемчика (начальник отряда С.В. Макаров, в работах принял участие А.А. Формозов). Исследованы водные маршруты в зоне Саянской «трубы» от Карабея до устья Хемчика. В пределах зоны затопления обнаружены первоклассные памятники, среди которых особенно выделяются антропоморфные изображения — древнешаманские рогатые личины из района Чинге, древнетюркские знаки, комбинирующиеся с одновременными им петроглифами в устье р. Беделиг.

 

Разработка вопросов, связанных с изучением погребений XVII-XIX вв. (И.У. Самбу), ведётся в сочетании с этнографическими исследованиями.

(125/126)

 

С.Н. Астахов

Исследования каменного века Тувы.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 126-127.

 

В полевом сезоне 1966 г. 3-й отряд приступил к обследованию очередного района зоны водохранилища — бассейна низовьев р. Хемчик — крупного левого притока Улуг-Хема. Его берега представляют либо крутые скальные обрывы высотой в несколько сот метров, либо ряд террасированных уступов (обычно там, где в Хемчик впадают небольшие речки или ныне пересыхающие водотоки). Обнаружено много разновременных памятников. Наиболее древний из них — стоянка Чинге-Даг-Ужу, расположенная на террасовидном уступе. Скальные породы здесь покрыты маломощным слоем супеси, на поверхности которого собраны крупные нуклеусы, отщепы, леваллуаский остроконечник и другие предметы. Большинство из них окатаны. Общий облик и степень сохранности позволяют относить эти предметы к мустьерскому времени. Наряду с древними изделиями имеется много небольших отщепов и обломков микропластин, а также нуклеус явно позднего облика.

 

Поздний палеолит в районе работ представлен четырьмя пунктами, не считая находок единичных предметов.

 

Первый пункт (стоянка) —Улуг-Буюк 2. Стоянка расположена на левом берегу Хемчика, в 15 км от его устья. Там на поверхности террасы в трех местах были обнаружены скопления поделок из белого кварцита. В одном из них (Улуг-Буюк 2), самом крупном, много отщепов и орудий.

 

Второй пункт (стоянка) — Шом-Шум 2 на р. Шом-Шум, впадающей в Хемчик. Стоянка расположена на уступе на левом берегу речки, в 1-1,5 км от её устья. Здесь на поверхности найдены отщепы и обломки пластин, форма, материал и патина которых позволяют считать этот памятник палеолитическим.

 

Третий и четвёртый пункты — находки позднепалеолитических скребла, отщепов и скребка на конце пластины в долине Шанчи, на правом борту её, в 7-8 км от Хемчика.

 

Остальные памятники, обнаруженные в бассейне Хемчика летом 1966 г., относятся главным образом к неолиту (14 стоянок), а некоторые — к мезолиту.

 

Неолитические стоянки расположены компактными группами, обычно на удобных участках террас р. Хемчик. Это относится к стоянкам Бояжи 1-3, Шанчи-Аксы 1-4. Другие привязаны к источникам воды или находятся на склонах древних долин (Суг-Бажи 1-4, Адыр-Тей 1-3). Многочисленны пункты с изделиями, возраст которых ещё не определён.

 

Неолитические изделия залегают на поверхности и в гумусном слое. Они представлены отщепами, микропластинками, клиновидными, чаще

(126/127)

коническими нуклеусами, двустороннеобработанными вкладышами, наконечниками стрел и дротиков. Обломки керамики чрезвычайно редки и невыразительны. Иногда встречаются сланцевые диски с орнаментом в виде пересекающихся линий и окружностей.

 

Кроме тщательного сплошного обследования части долины Хемчика от Бояжи до Идик-Хончу, были проведены рекогносцировки по всему нижнему течению Хемчика. Разведочные маршруты прошли по правому берегу Улуг-Хема у впадающей в него р. Ортаа-Хем, где найден памятник каменного века, у р. Куйлуг-Хем, где собран интересный дополнительный материал, и в долине р. Шагонар, где зарегистрировано несколько новых пунктов находок каменных орудий и керамики (возраст их пока не определён).

 

Всего в течение сезона обнаружено 39 новых пунктов находок каменного века.

 

А.М. Мандельштам

Исследование могильников Бай-Даг II и Часкал II.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 127-128.

 

Полевые исследования 2-го отряда в 1966 г. производились в восточной части зоны затопления. В основном работы проводились на двух новых могильниках: Часкал II (на террасе) и Бай-Даг II (у подножия одноименных гор). В обоих пунктах велись раскопки главным образом курганов гунно-сарматского времени.

 

В полностью раскопанном могильнике Часкал II исследовано 13 сильно задернованных курганов указанного периода, имевших диаметры до 14 м. Тщательная зачистка и последующая разборка развалов позволили установить, что во всех случаях центральное место в них занимают квадратные или прямоугольные сооружения, вытянутые в основном с севера на юг. Обычно в средней части таких сооружений находился квадрат из поставленных на ребро обломков плитняка, ограждающих вкопанный в землю и закрытый плитой глиняный сосуд. Все погребения расположены вне центральных сооружений, но в непосредственной близости от них.

 

Погребения совершались в неглубоких прямоугольных ямах в каменных «ящиках» или деревянных гробах. Сопровождающий инвентарь состоит главным образом из глиняных сосудов и железных предметов (ножи, наконечники стрел и др.); сосуды тех же типов, что и в центральных сооружениях — в большинстве случаев украшенные арочным орнаментом.

(127/128)

 

Особое внимание в 1966 г. уделено исследованию кургана 1 в могильнике Бай-Даг II. До расчистки он представлял большое каменное кольцо с глубокой впадиной посредине; с юго-востока к кольцу примыкала вытянутая каменная выкладка. После расчистки и разборки развала выявилось очень чёткое сооружение трапециевидных очертаний длиной 12 м, вытянутое с юго-востока на северо-запад; с юго-востока к нему примыкало сооружение такой же формы длиной около 5,5 м. Основное сооружение окружено повторявшим его форму рвом, не замкнутым в южной части.

 

В центре основного сооружения вскрыта прямоугольная яма, заполненная камнями. Дно её выложено большими обломками плитняка, на которых стоял сильно разрушенный сруб из прямоугольных в сечении брусьев. Внутри сруба находился деревянный гроб, содержавший одиночное погребение мужчины. Кости скелета находились в беспорядке, однако по положению стоп установлено, что ориентирован погребённый головой на северо-запад. Сопровождающий инвентарь представлен обломками железного меча, железных наконечников стрел, золотых бляшек, накладок от лука и др. Гроб снаружи украшен полосками из золотей и серебряной фольги, деревянными филёнками и различными по форме золотыми листками. Большая часть этих украшений содрана грабителями, но некоторые из них сохранились в первоначальном положении.

 

Судя по сопровождающему инвентарю, эти сооружения относятся к гунно-сарматскому времени. В заполнении ямы обнаружено впускное захоронение мужчины, которое по найденным в нём вещам (прежде всего по глиняным сосудам) также датируется в пределах этого периода. Таким образом, мы имеем определённые данные для установления времени ограбления основного погребения и, что особенно важно, первые стратиграфические данные для хронологического членения материалов пока ещё весьма неясного по абсолютным датам гунно-сарматского периода.

 

Из других объектов, исследованных в 1966 г., следует отметить погребение древнетюркского времени в могильнике Часкал II. Это сооружение в виде круга сравнительно чёткого контура; могильная яма прямоугольной формы вытянута с востока на запад, разделена камнями на две части. В северной части находился скелет мужчины, ориентированный головой на восток, в южной — скелет лошади, ориентированный головой на запад. Из богатого сопровождающего инвентаря интересны неясный по назначению деревянный предмет вытянутой формы с ручкой-петлёй и остатки большого сложного лука.

(128/129)

 

И.У. Самбу

Работы на могильниках Куйлуг-Хем II и IV.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 129.

 

В 1966 г. 4-й отряд в координации с 1-м отрядом экспедиции проводил раскопки археологических памятников на правобережье Улуг-Хема (Енисея) в западной части Куйлуг-Хемского плато — на могильниках Куйлуг-Хем I и IV. Были исследованы 13 курганов гунно-сарматского времени и монгун-тайгинского типа.

 

Памятники монгун-тайгинского типа содержат остатки погребений с плитовыми перекрытиями вблизи уровня горизонта. Ориентировка погребённых — западная, в одном случае (могильник Куйлуг-Хем IV, курган 10) удалось зафиксировать положение погребённого на левом боку, с чуть подогнутыми ногами.

 

Объекты гунно-сарматского времени носят, как правило, ритуальный характер. Форма каменных наземных сооружений в плане до раскопок — округлая и овальная. Вблизи уровня древней поверхности почвы обнаружены керамические сосуды, типичные для той поры — пропорции значительной части сосудов удлинённые, орнамент в большинстве случаев арочный.

 

Внутри наземных сооружений некоторых курганов гунно-сарматского времени (могильник Куйлуг-Хем II, курганы 1, 3) выявлены впускные более поздние (монгольское время, XVII-XIX вв.) объекты, имеющие ритуальный характер. Среди находок обращает на себя внимание медный котёл, чинённый железными скрепами. Предварительно он датируется древнемонгольским временем.

 

Ю.И. Трифонов

Раскопки у подножия хребта Аргалыкты и в районе Кара-Тала.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 129-131.

 

Главной задачей 5-го отряда во время полевого сезона 1966 г. было продолжение всестороннего археологического изучения центрального левобережного участка зоны будущего водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС. Преимущественно исследовались разнообразные курганные могильники в районе Шагонара и Чаа-Холя. В нескольких пунктах полностью раскопано 28 объектов: сооружения монгун-тайгинского типа, курганы гунно-сарматского и древнетюркского времени, группа ритуальных выкладок без погребений и инвентаря. Было уделено внимание и другого рода памятникам, относящимся к различным историческим периодам (местонахождения кремнёвых и керамических изделий, наскальные изображения, позднейшие впускные захоронения).

 

Половина всех исследованных объектов — курганы гунно-сарматского времени (могильники Аргалыкты VI, VIII, XI, Кара-Тал I-III). Почти все они имели несомненное сходство по внешнему виду: каменные соору-

(129/130)

жения разной величины, обычно невысокие и небольшие, округлые и четырёхугольные в плане, уплощённые. Исключение составляли несколько сильно задернованных сплошных выкладок в один слой камней. Полная последовательная расчистка наземных сооружений в некоторых случаях выявила в центре чёткие конструкции, иногда правильной овальной либо прямоугольной в плане формы. Они были основой сооружения.

 

Среди изученных курганов имеются как поминальные, так и погребальные памятники; как правило, они находятся в системе одного могильника, в непосредственной близости, нередко соприкасаясь.

 

Поминальные комплексы характеризуются широко распространённым обрядом, заключающимся в установлении в центре или в полах кургана керамических сосудов мало варьирующей формы, но разной величины, обычно украшенных налепным или прорезным арочным орнаментом, часто с дополнительными элементами в виде точек, кружков и пр. Сосуды либо ставили на уровне древней поверхности, либо помещали в небольшое углубление в земле. Иногда вокруг них сооружали обкладку из камней, в нескольких случаях сосуды прикрыты небольшими плоскими плитами. Любопытно, что иногда рядом с ними находятся совершенно пустые четырёхугольные и квадратные ящики, иногда также перекрытые плитами. Кроме этих сосудов, почти в каждом сооружении при его разборке встречаются многочисленные фрагменты керамики такого же типа, часто в сочетании со шлаками. Из всех памятников этого рода особого внимания заслуживает курган с двумя стелами, отходящими от него в северо-восточном направлении.

 

Погребальные комплексы, как и поминальные, нередко содержат сосуды под каменным сооружением, обычно установленные вблизи могильной ямы. Погребения, по одному-два в кургане, в большинстве своём однотипны: одиночные захоронения в узких четырёхугольных грунтовых ямах. В одном случае встречено парное погребение. Положение погребённых — вытянутое, на спине: ориентировка — преимущественно головой на северо-запад. В заполнении могильных ям часто встречаются камни разной величины, обычно сохраняются плахи перекрытия и пола. Под головой погребённого нередко находится каменная «подушка», а на груди или на поясе — плита. Почти на каждой могиле, обычно у ног умершего, помещали мясную пищу (как правило, находили кости барана), а в головах — горшки, очевидно, с какой-то жидкой пищей. Кроме этих традиционных небольших сосудов, в могилах находятся главным образом железные вещи: ножи, серпы, наконечники стрел, поясные наборы и т.д. В одном из погребений обнаружен обломок зеркала (белый сплав). Из всех памятников этого типа особый интерес представляет погребение в деревянной колоде на глубине свыше 3,5 м. Следует отметить также несколько ритуальных выкладок без инвентаря, детские погребения в отдельных курганах и погребение барана в каменном ящике, входящие в единый могильный комплекс с курганами гунно-сарматского времени.

(130/131)

 

На могильниках Аргалыкты VIII и Кара-Тал I раскопаны два кургана древнетюркского времени. По современному внешнему облику они были типичны для рядовых погребальных памятников древних тюрков: невысокие округлые компактные сооружения, сложенные из обломков горных пород, частично задернованные и поросшие кустами караганника. В центре одного из них (Аргалыкты VIII) сверху хорошо прослеживалась плотная кладка из крупных камней. Полная расчистка кургана выявила цилиндрической формы постройку — круг в несколько слоёв камней с чёткими границами — несомненно, служившую основой сооружения. Такая же кладка, но только четырёхугольная и менее чёткая, обнаружена и в другом кургане (Кара-Тал I). Изучение подобных конструкций поможет выяснить первоначальный вид древнетюркских надмогильных сооружений.

 

Погребальный обряд этих памятников отражает хорошо известный ритуал древних тюрок — погребение с конём. Положение погребённых — вытянутое, на спине; ориентировка — головой на восток (лошади — в противоположном направлении). Между человеком и конём — разделительная стенка из камней, коня помещали на возвышении. В кургане на могильнике Аргалыкты VIII, относящемся, по-видимому, к ранней группе древнетюркских памятников (удила с двудырчатыми роговыми псалиями, ранний тип роговых подпружных пряжек с округлой головкой и др.), разделительной стенкой служил ряд высоких массивных плит. Из таких же больших плит сооружён ящик, в котором покоился погребённый. Другой курган (Кара-Тал I) примечателен наличием в могиле двух лошадей с принадлежностями конского убора, а также богатым сопроводительным инвентарём: колчан со стрелами, нож, тесло, пояс с бронзовыми бляхами и пр.

 

В заключение остается добавить, что стационарные работы в этом году проводились на девяти могильниках. Три из них (Кара-Тал I-III) исследованы полностью. Большинство изученных курганных групп оказалось скоплением разновременных памятников — черта, характерная для древних могильников Тувы.

 

А.Д. Грач

Исследования на Куйлуг-Хемском плато.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 131-133.

 

В 1966 г. 1-й отряд начал широкие стационарные работы на труднодоступном Куйлуг-Хемском плато, расположенном на правобережье Улуг-Хема (Енисея). Главной задачей было выявление основных типов курганных захоронений, относящихся к различным эпохам древней истории Центральной Азии. На могильниках Куйлуг-Хем I и V, а также на могильнике Алды-Бель раскопано 24 объекта: комплекс эпохи бронзы, четыре кургана монгун-тайгинского типа, семь курганов

(131/132)

Куйлуг-Хем. Произведения искусства скифского времени (золото, бронза).

 

скифского времени, шесть курганов гунно-сарматского времени, два кургана и две ритуальные выкладки эпохи кыргызской экспансии, а также два погребения, пока не поддающиеся датировке.

 

На могильнике Куйлуг-Хем I впервые в Центральной Азии обнаружено и раскопано погребальное сооружение с инвентарём карасукского облика (коленчатый нож, лапчатая подвеска). Конструкция сооружения — квадратная ограда из плит, ориентированная сторонами по странам света, со стелами по углам и с воротами в восточной части ограждения. Ограда снабжена контрфорсами. В центральной части сооружения — грунтовая могила. По положению сохранившихся костей можно заключать, что первоначальная ориентировка погребённого — головой на восток.

 

Особое значение имеют раскопки объектов монгун-тайгинского типа (Куйлуг-Хем I, курганы 12, 14, 19, 20). В итоге детального исследования комплекса из группы курганов, включавших погребения как монгун-тайгинского типа, так и скифского времени, выявлено, что курганные сооружения скифского времени перекрывают объекты монгун-тай-

(132/133)

гинского типа, что ещё раз подтвердило бóльшую древность этих памятников.

 

Погребения монгун-тайгинского типа представлены захоронениями в грунтовых ямах с обрамлением и перекрытием из плит, одно погребение находилось в валунно-плитовой камере; положение погребённых — на левом или правом боку, с подогнутыми ногами, ориентировка — головой на запад, северо-запад, юго-запад.

 

Особо трудоёмкими были раскопки объектов скифского времени (Куйлуг-Хем I, курганы 3, 5, 9, 16-18, 21). В итоге работ выявлен новый для Тувы тип памятников этой эпохи: наземные сооружения из камня, как правило незадернованные, размеры сооружений по основным осям — от 8 до 27 м, погребения — в глубоких грунтовых ямах, основная ориентировка погребённых — головой на запад и северо-запад. Погребения скифского времени сопровождал богатый инвентарь: изображения в скифском зверином стиле (бронза, золото) хищников из породы кошачьих, косуль, горных козлов, грифов, а также золотая пектораль, наборы наконечников стрел (бронза, кость) и другие предметы.

 

Объекты гунно-сарматского времени, раскопанные отрядом (Куйлуг-Хем I, курганы 1, 2, 4, 8, 13, 24), содержат комплексы с керамическими сосудами, врытыми вблизи от уровня древней поверхности почвы.

 

В 1965-1966 гг. была произведена аэровизуальная разведка Куйлуг-Хема и Алды-Беля на вертолете МИ-1.

 

В 1966 г. 1-й отряд начал раскопки очередного древнекыргызского могильника, расположенного на плато Алды-Бель.

 

Курганные погребения с трупосожжениями комбинируются здесь с енисейскими камнеписными текстами (автор уточнённой дешифровки — профессор И.А. Батманов), в одном из которых идёт речь от имени древнего знатного воителя — сонуна (генерала) Бюрю.

 

А.А. Формозов

Наскальные изображения в Центральной Туве.   ^

// АО 1966 года. М.: 1967. С. 133-134.

 

Наскальные изображения Тувы лучше всего изучены в западных районах. В центральных областях республики поиски петроглифов были предприняты в 1966 г. двумя группами Саяно-Тувинской экспедиции. Группа С.В. Макарова работала по Енисейской «трубе» от Чаахоля до устья Хемчика, группа А.А. Формозова — на левом берегу Енисея, на хребте Аргалыкты. Впоследствии автор осмотрел основные пункты, выявленные С.В. Макаровым.

 

В урочище Мугур-Сарыс-Холь, напротив устья р. Чинге, на окатанных камнях, лежащих по левому берегу Енисея и в сильное половодье закрываемых водой, выбито много изображений. Наиболее интересна серия из трёх десятков личин. Бычьи рога или трёхрогие головные уборы,

(133/134)

Мугур-Сарыс-Холь. Один из камней с гравировкой.

 

полоски и скобки на щеках, обозначающие татуировку, сближают эти изображения с личинами изваяний окуневской культуры. Рядом расположены целиком углублённый силуэт быка, контурный рисунок козла с отсечённой поперечной чертой головою и изображения колесниц. Поскольку упряжки быков и животные с отсечёнными чертой головами выгравированы и на памятниках окуневского типа (Черновая VIII, Красный Камень), к тому же кругу надо отнести и эти петроглифы. Многочисленные ямки, выбитые на камнях, также напоминают о характерных для окуневских стел чашечных углублениях.

 

Петроглифы с окуневскими личинами были известны на Енисее лишь к северу от Саян (Джой, Амыл, Трифоново, Кулак). Находка изображений этого типа в Туве и сведения о стелах, похожих на окуневские, на р. Шомшум и Кара-Холь, помогут решить проблему происхождения окуневской культуры.

 

К иному типу принадлежат петроглифы в урочище Бижиктиг-Хая на правом берегу Енисея. Это крупные, до 2 м длиной, контурные изображения животных. Спирали на бедрах оленей — такие же, как у зверей, выгравированных на угловых камнях тагарских курганов, — позволяют датировать эту группу началом железного века.

 

На трёх отрогах хребта Аргалыкты, на горе Улуг-Хая и в нескольких местах по Хемчику осмотрены петроглифы с обычными для Центральной Азии сюжетами — небольшими выбитыми точечной техникой изображениями горных козлов, оленей, всадников и т.д.

 

 

 

 

наверх

 

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1966 года