главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание

[ каталог выставки ]

Эпоха Меровингов — Европа без границ.
Археология и история V-VIII вв.

// Staatliche Museen zu Berlin.
München: Edition Minerva. 2007. 592 с.

ISBN Museum 978-3-88609-569-8

ISBN Verlag 978-3-938832-18-9

 

VIII. Манфред Наврот.

Готы и лангобарды в Италии.

 

Конец Римской империи в Италии и правление Одоакра.

Захват Италии готами и правление Теодориха.

Готско-византийская война 535-552 гг.

Археологические следы остготов в Италии.

Теодорих и римско-византийская традиция.

Хаос и отступление: Италия под византийским владычеством.

Захват Италии лангобардами.

Поселения и кладбища.

Погребальный обряд.

Лангобарды или римляне.

Арианцы или католики.

Конец правления лангобардов.

Литература / Literatur / Bibliography.

 

История Италии была тесно связан а с северными варварскими племенами ещё задолго до появления готов и ланг[о]бардов. Со II в. нашей эры германские племена неоднократно вторгались на её территорию. Сначала маркоманы и квады прорвались сквозь Юлианские Альпы к Венеции. В середине III в. алеманнам и ютунгам удалось достичь Центральной Италии. Эти вторжения не остались без последствий. Император Аврелиан начал в 271 г. строить оборонительную стену вокруг Рима и изменил структуру войска, введя в неё конные подразделения. Увеличивалось число, особенно в окрестностях больших городов на севере Италии, мобильных отрядов, состоящих из германцев и других варваров. Таким образом, страна всё больше наполнялась иноземными солдатами.

 

Конец Римской империи в Италии и правление Одоакра.   ^

 

Кризис в стране и возрастающая милитаризация общества ощущались повсеместно. Не случайно в 402 г. императорская резиденция была перенесена из Милана в Равенну, географическое местоположение которой обеспечивало лучшие условия для обороны. Число столкновений с вторгающимися на территорию Империи германцами неуклонно росло. Полководцу Стилихону, который сам был сыном вандала, удалось в 402 г. удержать на подступах к Милану вестготов, вторгшихся в Италию под предводительством Алариха I. Тем не менее, последующие годы отмечены постоянными битвами. Перед тем как в 412 г. Атаульф увел вестготов в Галлию, в 410 г. они под предводительством Алариха в течение трёх дней грабили Рим. В середине V в. ослабленная интригами и заговорами, изнурённая кризисами Италия была вновь разорена

(227/228)

варварами. Продвижение гуннов Аттилы ещё удалось остановить [451 г., битва на Каталаунских полях]. Но уже вскоре, в июне 455 г., вандалы Гайзериха на протяжении двух недель грабили Рим. Западная часть Римской Империи пришла в полный упадок, страна была финансово и социально истощена. Войска и офицерский корпус почти полностью состояли из представителей варварских народов, материальные запросы которых постоянно росли. С согласия восточноримского императора Одоакр, римский офицер германского происхождения, возглавил германских наёмников в Италии и в 476 г. низложил последнего западноримского императора Ромула Августа. Это событие поставило точку в истории Западноримской Империи.

 

Захват Италии готами и правление Теодориха.   ^

 

Правление Одоакра длилось только до 489 г., затем власть в Италии захватили остготы под предводительством Теодориха. Остготы после нападения гуннов на Северное Причерноморье в 375 г. были вассалами гуннских вождей. В битве у реки Недао [453 или 454 гг.] гунны потерпели поражение в битве с воинами союза восточногерманских племён. После этого остготы заключили союз с императором Восточной Римской Империи и поселились в 456 г. в римской провинции Pannonia I. До 473 г. они в качестве федератов расширили территорию своих владений от озера Балатон до Савы. После этого остготы прошли по Балканам, оставив за собой следы разрушения и опустошения. По указанию императора Зенона они поселились на короткое время в провинциях Dacia ripense и Moesia inferior. В конечном итоге, император Зенон назначил короля остготов Теодориха magister militum и поручил ему возглавить военный поход в Италию. Войско, в состав которого входили до 20 тысяч остготов и воинов из других германских племен, разбило в августе 489 г. войско Одоакра в битве у моста через Изонцо. Несмотря на последующие победы остготов, противостояние продолжалось до 493 г. При осаде Равенны конфронтирующие стороны достигли, по всей видимости, некой договорённости. Тем не менее, Теодорих воспользовался моментом, чтобы пленить Одоакра и казнить его.

 

Несмотря на свою относительную малочисленность, остготы под предводительством Теодориха повелевали всей Италией (Илл. 1). После того как в 497-498 гг. легитимность правления Теодориха была официально признана восточноримским императором Анастасием, его власть, вплоть до смерти в 526 г.,

(228/229)

была практически неограниченной. Инструментами проводимой им внешней политики были создание союзов и заключение династических браков. Однако, начавшаяся интервенция франков и войск Восточноримской Империи расстроила его планы. Смерть Теодориха в 526 г. явилась переломным моментом в истории остготов. Наследником престола стал внук Теодориха Аталарих, которому едва исполнилось десять лет; регентшей была назначена его мать Амаласвинта. После смерти Аталариха в 524 г. Амаласвинта избрала Теодахада, остгота знатного рода и своего кузена, соправителем. Год спустя по приказу Теодахада она была схвачена и казнена. Восточноримский император Юстиниан (527-565 гг.) расценил произошедшее как сигнал к действию.

Илл. 1. (c. 229) Владения остготов в Италии к моменту смерти Теодориха Великого в 526 г. (Реконструкция В. Менгина).

Abb. 1. Das Ostgotenreich in Italien beim Tode Theoderichs des Großen im Jahr 526 (Entwurf W. Menghin).

Fig. 1. The Ostrogothic kingdom in Italy to the death of Theoderic the Great in 526 (draft: W. Menghin).

(Открыть Илл. 1 в новом окне)

 

(229/230)

 

Готско-византийская война 535-552 гг.   ^

 

Юстиниан выслал в Сицилию флот под командованием полководца Велизария, который быстро одержал военную победу, сместил Теодахада и устранил его физически. Полководец Витигис, впоследствии ставший королём остготов, безуспешно пытался стабилизировать ситуацию в королевстве: борьба с восточноримскими войсками охватила всю Италию. После переходящего военного успеха обеих сторон Юстиниан задействовал огромное сухопутное войско, которое в 552 г. под командованием полководца Нарзеса уничтожило войско остготов в битве при Буста Галлорум; при этом погиб и вождь остготов Тотила. Поражение его наследника Тейи в том же году в битве у ручья Сарна южнее Неаполя означало конец готского господства. Оставшиеся в живых готы оставили Италию либо присоединились к византийской армии.

 

Археологические следы остготов в Италии.   ^

 

Археологические следы остготов в Италии немногочисленны и сводятся почти исключительно к погребениям и кладам. Примечательным является отсутствие оружия в мужских погребениях — тенденция, прослеживающаяся уже в период расселения остготов в Подунавье. Немногочисленность найденных женских погребений возможно связана с письменным приказом Теодориха 507/511 гг. Согласно ему, готы должны были брать пример с римского населения и хоронить соплеменников без погребального инвентаря, избегая тем самым потерь благородного металла. Погребения, расположенные в основном в Северной Италии и на итальянской части побережья Адриатического моря, представлены одиночными могилами или их небольшими группами. Археологические находки позволяют сделать заключение, что в этих захоронениях погребены женщины, принадлежавшие к высшим слоям общества. Археологические источники не позволяют, к сожалению, более полно восстановить его структуру, а также сделать однозначные заключения об этнической принадлежности погребённых. Широкие поясные пряжки с прямоугольными щитками и парные двупластинчатые литые фибулы, скреплявшие напоминавшую пеплос накидку в районе плеча, были типичны для женского костюма всех восточногерманскх племён.

 

В случае погребений второй половины V в. особенно сложно различить захоронения

(230/231)

Илл. 2. (с. 231) Серебряная пластинчатая фибула из Бресции [Брешии] — типичная деталь восточногерманского женского костюма в Италии (Кат. номер VIII.2.4).

Abb. 2. Die silberne Blechfibel aus Brescia ist ein typischer Bestandteil der ostgermanischen Frauenmode in Italien (Kat. Nr. VIII.2.4).

Fig. 2. The silver sheet-metal bow-brooch from Brescia is a typical component of east Germanic female costume in Italy (cat. no. VIII.2.4).

(Открыть Илл. 2 в новом окне)

 

представителей восточногерманских племён подвластных Одоакру или Теодориху, соответственно. Примером таких находок может служить серебряная двупластинчатая фибула, найденная в Бресции [Брешии], владелица которой, также как и другая женщина, погребённая с аналогичной парой фибул в Кастел-болонезе близ Равенны, могла попасть в Италию в период правления Одоакра (Кат. номер VIII.2.4; Илл. 2). Этот тип фибул, также как и литая трёхпальчатая фибула из Равенны (Кат. номер VIII.6.1), имеет аналогии среди находок в Паннонии. С большой долей уверенности можно предположить, что владелицей литой пятипальчатой фибулы с изображениями хищных птиц на боковых поверхностях, найденной, согласно заявлению находчика, в Равенне, была женщина из племени остготов (Кат. номер VIII.6.2). Аналогичная фибула происходит из Удине-Планис. Наоборот, необычной для Италии является происходящая из Равенны находка пластинчатой фибулы, три «пальца» головной пластины которой выполнены в виде звериных и два — в виде стилизованных птичьих голов (Кат. номер VIII.6.3). В случае обоих вышеназванных предметов очевидна связь с Паннонией. Ещё одной характерной деталью традиционного восточногерманского женского костюма являются поясные пряжки с широким прямоугольным щитком. Пряжка с гладким неорнаментированным щитком из Бресции [Брешии] (Кат. номер VIII.2.3; Илл. 3) имеет аналогии в инвентаре богатых погребений Среднего Подунавья. Пряжка, скорее всего, попала в Италию вместе с её владелицей восточногерманского происхождения. Подобные пряжки, изготовленные из позолоченного серебра и снабженные орнаментированными язычками или щитками, носили до конца господства остготов (Кат. номер VIII.2.1-2, VIII.3.1, VIII.4.1, VIII.6.4). К украшениям остготских

(231/232)

Илл. 3. (с. 232) Пряжки с широким, прямоугольным щитком являлись неотъемлемой частью восточногерманского женского костюма. Серебряная со следами позолоты пряжка из Бресции [Брешии] относится к наиболее ценным экземплярам (Кат. номер VIII.2.3).

Abb. 3. Schnallen mit breitem rechteckigem Beschlag waren fester Bestandteil der ostgermanischen Frauenmode. Die silberne Schnalle aus Brescia mit Spuren von Vergoldung gehört zu den kostbaren Exemplaren (Kat. Nr. VIII.2.3).

Fig. 3. Buckles with a wide rectangular plate were another staple component of east Germanic female dress. This silver buckle with traces of gilding from Brescia is one of the more sumptuous examples (cat. no. VIII.2.3).

(Открыть Илл. 3 в новом окне)

 

женщин относились также парные браслеты, кольца и полиэдрические серьги (Кат. номер VIII.7.2). Владелица украшений из Остии (Кат. номер VIII.5.1-3), расположенной недалеко от Рима, принадлежала, судя по всему, к правящему римскому сословию. В этот археологический комплекс, наряду с парой полиэдрических серёг и золотой заколкой для волос с полиэдрическим навершием, входила плетёная золотая цепочка. Подобные цепочки, датирующиеся в Италии остготским периодом и изготовленные в римских мастерских, известны по кладам из Десана, Домагнано и Реджо Эмилия.

 

Теодорих и римско-византийская традиция.   ^

 

Только немногие археологические комплексы находок отличаются по своему составу от описанных выше. Наряду с кладами из Десана и Реджо Эмилия, необходимо, в первую очередь, упомянуть мужское погребение из Равенны, содержавшее утерянные ныне накладки седла в стиле «клуазоне», а также женское погребение или клад из Домагнано (Республика Сан Марино) с искусно выполненными золотыми предметами. Последнее является одним из наиболее значимых археологических комплексов эпохи Великого переселения народов. К сожалению, оно было раскопано непрофессионалами; предметы инвентаря хранятся в настоящее время в различных коллекциях и музеях. С уверенностью можно утверждать, что владелицей гарнитура была знатная готская женщина. Все ювелирные украшения за исключением пары птицевидных («орлиных») фибул, выполнены в стиле, принятом при

(232/233)

Илл. 4. (с. 233) Реконструкция костюма знатной женщины из Домагнано, в котором прослеживается сильное влияние восточноримского императорского двора. Владелица драгоценного ювелирного гарнитура принадлежала, судя по всему, к остготскому королевскому двору в Равенне.

Abb. 4. Rekonstruktion der vom oströmischen Kaiser haus beeinflussten Tracht der vornehmen Dame von Domagnano. Die Trägerin des kostbaren Schmuckensembles war mit Sicherheit Angehörige des ostgotischen I lots von Ravenna.

Fig. 4. A reconstruction of the costume of the high-ranking lady of Domagnano, which was influenced by East Roman imperial regalia. The woman who wore this sumptuous suite of jewellery was undoubtedly a member of the Ostrogothic court in Ravenna.

(Открыть Илл. 4 в новом окне)

 

дворе восточноримского императора (Илл. 4). Теодориху были также посланы «vestis regia» в знак его официального признания императором Анастасием в 498 г. Однако известно, что король наряду с римским одеянием носил также и остготский традиционный королевский наряд. Его мозаичное изображение в этом костюме первоначально украшало церковь Св. Апполинария Нуово в Классе под Равенной. Позднее, в период между 556 и 569 гг., по повелению епископа Агнелия эта мозаика была переделана с заменой изображения Теодориха на изображение императора Юстиниана. По его же приказу была переделана мозаика с изображением ворот дворца Равенны, на которой Теодорих был представлен в виде вооружённого всадника.

 

Следование позднеримским традициям в период правления Теодориха ни в коем случае не ограничивалось имитацией одеяния правителя. Теодорих делал ставку на поддержание позднеантичной культуры и, следуя примеру позднеримских императоров, разрешил проведение цирковых представлений и скачек на колесницах. Следует особо отметить

(233/234)

его программу строительства новых городов и акведуков. О сохранении позднеримской культуры в королевстве остготов не в последнюю очередь свидетельствует возведение роскошных репрезентативных зданий в Равенне, Риме и Вероне, для оформления которых были приглашены мозаисты из Равенны. Теодорих придавал, особенно в первые годы своего правления, большое значение основополагающей роли римского населения при создании нового общества. Тем не менее, существовавшие религиозные и общественные различия между римским населением и остготами никогда не были преодолены полностью. Одной из основных причин этого была приверженность остготов арианизму, в то время как римляне в Италии, в основном, исповедовали католицизм.

 

Хаос и отступление: Италия под византийским владычеством.   ^

 

Через несколько лет после смерти Теодориха разразилась затяжная, почти 20-летняя готско-византийская война, сопровождавшаяся разрушением городов и деревень, голодом, угоном в рабство и массовыми человеческими жертвами. После окончания войны положение не улучшилось. Византийская администрация проводила жёсткую политику по отношению к местному населению, в сельской местности приходилось вести борьбу с мародёрствующими отрядами германцев, Северная Италия подвергалась нападениям франков. В этот период упадка власть в Италии переходит к другому народу — лангобардам.

 

Захват Италии лангобардами.   ^

 

С миграцией лангобардов в Италию в 568 г. закончился последний этап переселения германских племён. Нестабильная политическая ситуация в Подунавье вынудила проживавших в Паннонии лангобардов пойти на заключение союза с пришедшими в 552 г. из Азии на Запад аварами. Следствием этого явилось нанесение ими в 567 г. сокрушающего удара проживающим в Закарпатье гепидам, приведшее к концу их господства в регионе. С этого момента лангобарды приобрели в лице авар нового и непредсказуемого соседа. Это побудило лангобардского короля Альбоина переселиться вместе со своим народом в Италию. На пасху 568 г. около 150-200 тыс. лангобардов покинули обжитые места и уже летом того же года добрались до Венеции. Войско Альбоина без особых усилий заняло Forum Iulii (современный Чивидале-дель-Фриули). На следующий год лангобарды

(234/235)

Илл. 5. (с. 235) Королевство лангобардов в Италии в период 568-744 гг. (Реконструкция В. Менгина).

Abb. 5. Das Langobardenreich in Italien zwischen 568 und 744 (Entwurf W. Menghin).

Fig. 5. The Lombard kingdom in Italy from 568 to 744 (draft: W. Menghin).

(Открыть Илл. 5 в новом окне)

 

заняли Милан. Лангобарды захватывают после трёхлетней осады Павию, будущую столицу их государства. Альбоин вплоть до его убийства в 572 г. правил в Вероне, служившей ему резиденцией.

 

Ещё до смерти Клефа, законного наследника Альбоина, в 574 г. лангобарды установили контроль над большей частью Верхней Италии и Тусции и захватили ряд регионов в Центральной и Южной Италии (Илл. 5). Тем не менее, лангобардам, всегда бывшим меньшинством в стране, никогда не удавалось установить контроль над всей Италией и устранить

(235/236)

восточноримское влияние на полуострове Византийцы контролировали обширные части Южной Италии, а также земли вокруг Неаполя, дукат Рим, пентаполис и экзархат Равенны, прибрежные города и территории в Северной Италии.

 

После длившейся в течение десяти лет борьбы за власть между герцогами королям Аутари (584-590 гг.) и Агилульфу (591-616 гг.) удалось восстановить центральную королевскую власть. Позднее король Гримоальд (662-671 гг.) смог установить контроль даже над во многом независимыми Великими Герцогствами Сполето и Беневент. Именно Сполето играло для лангобардов особенно важную роль, так как оно граничило с южной частью византийского экзархата Равенны. Стратегическое значение этого региона археологически подтверждается наличием крупного гарнизонного кладбища Ночера Умбра, располагавшегося у важнейшей дороги Via Flaminia, соединявшей Равенну с Римом.

 

Поселения и кладбища.   ^

 

Несмотря на то, что сегодня количество археологически исследованных поселений в сельской местности невелико, можно исходить из равномерного расселения лангобардов в Северной Италии. Следы пребывания лангобардов прослеживаются и в городах, хотя строительная деятельность последующих столетий нередко приводила к разрушениям следов поселений. Исследования в столице герцогства Фриули Чивидале позволяют более полно реконструировать раннесредневековую топографию. Деление обнесённого стеной города на церковный, герцогский и королевский кварталы с расположенным в них королевским двором, дворцами и церквями, может служить примером и при реконструкции других городов. Внутри и за пределами города были расположены мелкие и крупные кладбища. Многочисленные кладбища и группы захоронений также свидетельствуют о расселении лангобардов в Северной Италии. В Эмилии, Центральной и Южной Италии известно на данный момент намного меньше погребений, чем можно было бы ожидать, учитывая исторические сведения о расселении ланг[о]бардов в этих регионах.

 

Погребальный обряд.   ^

 

Погребальный обряд лангобардов, в отличие от такового остготов, позволяет составить представление об их материальной культуре.

(236/237)

Илл. 6. (с. 237) Владелец пояса восточносредиземноморского типа, украшенного золотыми накладками, принадлежал к высшим слоям лангобардского королевства (Кат. номер VIII.24.1).

Abb. 6. Der Träger des mit den goldenen Beschlägen geschmückten Gürtels ostmediterranen Typs war ein Angehöriger der Oberschicht im Langobardenreich (Kat. Nr. VIII.24.1).

Fig. 6. The owner of this eastern Mediterranean-type belt adorned with gold fittings was a member of the elite of the Lombard kingdom (cat. no. VIII.24.1).

(Открыть Илл. 6 в новом окне)

 

В расположенных рядами и широтно ориентированных (запад-восток) могилах были погребены мужчины, женщины и дети в традиционной одежде, с оружием и другим инвентарём. Поскольку органические материалы не сохранились, то анализу подвергаются в первую очередь предметы из металла, керамики и стекла.

 

В инвентарь мужских погребений вплоть до VII в. входили поясной ремень с бронзовыми или железными пряжками, накладками и ременными наконечниками (Кат. номер VIII.15.1-3). К предметам вооружения воинов относились кроме двулезвийного длинного меча — спаты, однолезвийный сакс (Кат. номер VIII.10.2), копьё (Кат. номер VIII.10.1, VIII. 14.1), стрелы, лук и щит. В погребениях представителей правящей прослойки находят, кроме того, остатки прошитой золотыми нитями одежды, перстни-печатки, бывшие символом власти, роскошно украшенное благородными металлами оружие и пояса (Кат. номер VIII.24.1; Илл. 6), а также богатую конскую упряжь, например, такие её элементы, как золотые седельные накладки, или защитное вооружение — ламеллярные шлемы и доспехи. Воины в подобном снаряжении изображены, например, на налобной пластине шлема из Валь ди Ниеволе, принадлежавшего, судя по всему, королю лангобардов Агилульфу.

 

К типичным украшениям, являющимся хронологическими индикаторами, относятся

(237/238)

Илл. 7. (с. 238) Пластинчатые фибулы переселившихся в Италию женщин соответствуют по форме и декору фибулам, которые лангобардки носили еще в Паннонии (Кат. номер VIII.21.1).

Abb. 7. Die Bügelfibeln der in Italien eingewanderten Frauen entsprechen in Form und Dekor den Fibeln, die auch schon bei den Langobardinnen in Pannonien in Mode waren (Kat. Nr. VIII.21.1).

Fig. 7. The bow-brooches of women of the immigrant generation correspond in form and decoration to the brooches already in fashion among Lombard women in Pannonia (cat. no. VIII.21.1).

(Открыть Илл. 7 в новом окне)

 

фибулы из женских погребений. До начала VII в. способ ношения фибул соответствовал таковому лангобардов, проживающих в Паннонии. В этот ансамбль входили две большие пластинчатые фибулы, скреплявшие края одежды на бёдрах или в районе таза, и две фибулы меньшего размера — на груди. Пластинчатые фибулы имеют многочисленные аналогии в археологическом материале Паннонии (Кат. номер VIII.21.1, VIII.23.1; Илл. 7). Богатство вариантов в оформлении фибул наглядно демонстрируют происходящая из Равенны пластинчатая фибула с ножкой в виде ласточкиного хвоста (Кат. номер VIII.21.2), пластинчатая фибула «готского

(238/239)

типа» (Кат. номер VIII.22.2) и пластинчатая фибула с фигурным щитком (Кат. номер VIII.19.1). Около 600 г. под влиянием византийской моды появляются непарные круглые фибулы (Кат. номер VIII.8.3, VIII.12.1). Помимо фибул к украшениям женщин могли относиться также серьги, кольца, булавки, ожерелья из стеклянных бусин, аметиста, янтаря и горного хрусталя (Кат. номер VIII.8.5).

 

Илл. 8. (с. 239) Золотые браслеты с расширяющимися концами аналогичны найденным в погребении франкского короля Хильдериха. Такие браслеты символизировали высокий социальный статус их владельца. Владелец браслета из Беневенто несомненно принадлежал к герцогскому двору (Кат. номер VIII. 9.2.)

Abb. 8. Goldene Kolbenarmringe, wie der aus dem Grab des Frankenkönigs Childerich, waren bei den Germanen ein Standeszeichen der höchsten Würdenträger. Auch der Eigentümer des Armrings aus Benevento gehörte mit Sicherheit dem herzoglichen Hof an (Kat. Nr. VIII.9.2)

Fig. 8. Gold bracelets with club-shaped terminals, like the one from the grave of the Frankish king Childeric, were insignia of office of the highest-ranking dignitaries among the Germanic peoples. The owner of this bracelet from Benevento must surely likewise have been a member of the ducal court (cat. no. VIII.9.2).

(Открыть Илл. 8 в новом окне)

 

Как символ власти и статуса должен рассматриваться изготовленный из золотой пластины и украшенный «плетёным» и чешуйчатым орнаментом браслет с расширяющимися концами из Беневенто (Кат. номер VIII.9.2; Илл. 8), относящийся к небольшой группе браслетов, распространённых, в основном, в Восточном Средиземноморье. Как известно, массивные золотые браслеты с расширяющимися концами в V и VI столетии носили люди, имевшие высокое положение в обществе. Представляется, что и браслет из Беневенто был символом высокого социального статуса его владельца.

 

Лангобарды или римляне.   ^

 

Большую часть населения Италии в раннем средневековье составляли римляне. Археологически идентификация римского населения представляет собой значительно более трудную задачу, чем в случае лангобардов. Одной из причин этого является, как правило, безинвентарность погребений, представлен-

(239/240)

Илл. 9. (с. 240) Известные из погребений Верхней и Средней Италии кресты из золотой фольги указывают на христианское вероисповедание погребённых (Кат. номер VIII.8.2).

Abb. 9. Die vor allem in Gräbern Ober- und Mittelitaliens verbreiteten Goldblattkreuze kennzeichneten die Verstorbenen als Christen (Kat. Nr. VIII.8.2).

Fig. 9. The gold foil crosses found in graves mainly in northern and central Italy identify the deceased as Christians (cat. no. VIII.8.2).

(Открыть Илл. 9 в новом окне)

 

ных одиночными или коллективными, обложенными каменными плитами или окружёнными каменной кладкой захоронениями. Отклонения от этого обряда встречаются в ряде случаев в альпийской части Северной Италии и в некоторых районах Южной Италии. Женщин иногда хоронили с такой посудой, как кружки и кувшины, иногда в погребениях находят непарные фибулы, служившие застёжками плащевидных накидок. Наряду с круглыми и крестовидными, были также популярны известные с позднеримского времени фибулы с декоративным щитком в виде лошади, (Кат. номер VIII.17.1, VIII.18.1, VIII.19.2, VIII.22.6-7), оленя (Кат. номер VIII.22.8), голубя, а также кольцевидные фибулы (Кат. номер VIII.22.3, VIII. 22.5). Особый вариант кольцевидных фибул, получивший широкое распространение в Южной Италии, отличался наличием звериных головок на концах, зачастую фибулы могли нести на себе надписи, состоявшие из мужского имени и одной из форм глагола «vivere» (Кат. номер VIII.9.1). Инвентарь мужских римских погребений состоял зачастую, наряду с кружкой и кувшином, из гребня и ножа, а также поясного ремня с пряжкой византийского или гарнитуром лангобардского типа (Кат. номер VIII.11.1, VIII.20.1). Эти фибулы, пряжки и поясные гарнитуры встречаются, однако, и в погребениях лангобардов. Поэтому для этнической идентификации погребённых требуется как детальное описание всех обстоятельств находки и особенностей захоронения, так и комплексный анализ всех элементов инвентаря.

 

Арианцы [ариане] или католики.   ^

 

Переселившиеся в Италию лангобарды были язычниками либо арианцами, в то время как римляне были католиками. Брак короля Аутариса (584-590 гг.) с баварской принцессой Теодолиндой способствовал налаживанию связей с католическим духовенством и римским населением. После смерти Аутариса в 590 г. королева выбрала в мужья Агилульфа,

(240/241)

герцога Турина. Новому королю удалось после длительной, многолетней борьбы в первый же год своего правления заключить мир с франками. До самой своей смерти, наступившей в 616 г., он проводил в стране жёсткую, но успешную политику. Во время его правления поддерживалось религиозное равноправие между католиками и арианцами, а также был основан целый ряд монастырей.

 

Его сын Адалоальд (616-626 гг.) поддерживал католицизм и делал щедрые подарки католическим церквям и монастырям. Судя по всему, это вызывало недовольство влиятельных герцогов. Следующий король Ариоальд (626-636 гг.) был консервативным сторонником арианизма и занимал антиримскую позицию. Его преемник король Ротари (636-652 гг.) был также убеждённым арианцем, но проводил по отношению к католикам политику терпимости. Вследствие этого почти каждый город в королевстве лангобардов имел арианского и католического епископа. Племянник Теодолинды Ариперт I, взошедший на трон в 653 г. и правивший до 662 г., был католиком и выступал против арианизма. К концу VII в. процесс перехода к католичеству среди лангобардов можно считать законченным. Усиление позиции католической церкви и ассимиляция лангобардов отразились в изменении погребального обряда. Так же как и в государстве франков, с этого времени погребения либо вовсе не содержат инвентарь, либо количество входящих в него предметов сильно сокращается.

 

Особое внимание обращают на себя кресты из золотой фольги, являвшиеся символом христианской веры. Они были либо целиком вырезаны из золотой или серебряной фольги, либо состояли из двух частей (Кат. номер VIII.16.1); их поверхность была нередко украшена тиснёным орнаментом (Кат. номер VIII.8.2, VIII.13.1; Илл. 9). Общим для всех крестов является то, что они имели отверстия на концах. В Италии найдено почти 300 таких крестов, располагавшихся в районе черепа, плеч или груди погребённых мужчин, женщин и детей. Скорее всего, они были первоначально нашиты на платки и являлись символом христианского вероисповедания умерших. Такую же функцию должен был выполнять и один из менее известных крестов, в петлю которого была продета золотая цепочка (Кат. номер VIII.8.1).

 

Обряд помещения в погребения вышеописанных крестов не прослеживается в более ранние периоды ни у местного римского населения, ни в Византии, ни у проживавших в Паннонии лангобардов. Он бытует у лангобардов с конца VI по VIII вв. включительно. Какой именно символический смысл

(241/242)

вкладывался в эти кресты, остаётся невыясненным. Возможно, они были символом какого-то определённого направления в христианской религии. То, что такие кресты были найдены севернее Альп и, прежде всего, на алеманнской территории, может быть связано с миссионерской деятельностью монастыря Боббио, находившегося по ту сторону Альп.

 

Конец правления лангобардов.   ^

 

После длившегося десятилетия правления баюварской агилольфингской династии к власти пришёл могущественный король Лютпранд (712-744 гг.), проводивший успешную внутреннюю и внешнюю политику. С произошедшим в период правления короля Айстульфа (749-756 гг.) в 751 г. захватом Равенны экспансионистская политика лангобардских королей достигла своего апогея и поворотного пункта. Поскольку Айстульф оказывал давление и на папу Стефана II, последнему не оставалось ничего другого, как заручиться поддержкой сильного союзника. Такового он нашёл в лице Пиппина Короткого, из рода Каролингов. В 751 г. он провозгласил себя королём в и тем самым положил конец правлению Меровингов. Согласно заключённому в 754 г. договору, франки становились защитниками папы Римского. По обоюдному согласию, в «Пиппинском даровании» был предусмотрен будущий территориальный раздел Италии между двумя союзниками. Пиппин перешёл Альпы и нанёс лангобардам два сокрушительных удара. В 756 г. Айстиульф был принуждён к выплате франкам трибута, а также передаче папе экзархата Равенны. Так, в течение нескольких лет мечта Айстульфа о создании могущественного лангобардского королевства была развеяна. Последнее выступление против франков и папы в период правления короля Дезидерия (756-774 гг.) закончилось поражением. Одержанная в 774 г. королём франков Карлом Великим победа обозначила конец почти 200-летней независимости лангобардов. Новый «rex Francorum et Langobardorum» стал наиболее могущественным правителем средневековья и был в 800 г. коронован в императоры. Его правление положило конец господству лангобардов, но лангобардская культура не исчезла, а, развиваясь далее, в конце VIII-IX вв. пережила новый расцвет и легла в основу «Каролингского Ренессанса» севернее Альп.

 

Литература / Literatur / Bibliography.   ^

 

N. Åberg, Die Goten und Langobarden in Italien Arbeten utgifna med understöd au Vilhelm Ekman Universitetsfond, Uppsala 29 (Uppsala 1923).

С. Bertelli/G.P. Brogiolo (Hrsg.), Il futuro dei Longobardi. L’Italia e la costruzione dell’Europa di Carlo Magno. Ausstellungskatalog Brescia (Mailand 2000).

V. Bierbrauer, Die ostgotischen Grab und Schatzfunde in Italien. Biblioteca Studi Medievali VII (Spoleto 1975).

V. Bierbrauer, Archeologia degli Ostrogoti in Italia. In: I Goti 1994, 170-213.

La necropoli altomedievale di Castel Trosino. Bizantini e Longobardi nelle Marche. Ausstellungskatalog Ascoli Piceno (Mailand 1995).

S. Fuchs, Die langobardischen Goldblattkreuze aus der Zone südwärts der Alpen (Berlin 1938).

S. Fuchs/J. Werner, Die langobardischen Fibeln aus Italien (Berlin 1950).

A. Götze, Gotische Schnallen. Germanische Funde aus der Völkerwanderungszeit (Berlin 1907).

I Goti. Ausstellungskatalog Mailand (Mailand 1994).

W. Menghin, Die Langobarden Archäologie und Geschichte (Stuttgart 1985).

G.С. Menis (Hrsg.), I Longobardi. Ausstellungskatalog Cividale del Friuli (Mailand 1992).

M. Nawroth, Der Fund von Domagnano, San Marino. Einflüsse der byzantinischen Hoftracht auf Schmuck und Kleidung der Goten. Anzeiger des Germanischen Nationalmuseums 2000, 89-101.

E. Riemer, Byzantinische Gurtelschnallen aus der Sammlung Diergardt im Romisch Germanischen Museum Köln. Kölner Jahrbuch 28, 1995, 777-810.

E Riemer, Zu Vorkommen und Herkunft der italischer Folienkreuze. Germania 77, 1999, 609-636.

E. Riemer, Die romanischen Grabfunde des 5.-8. Jahrhunderts in Italien. Internationale Archäologie 57 (Rahden/Westfalen 2000).

Umbria longobarda. La necropoli di Nocera Umbra nel centenario della scoperta. Ausstellungskatalog Nocera Umbra (Rom 1996).

H. Wolfram, Geschichte der Goten. Von den Anfänger bis zur Mitte des 6. Jahrhunderts (München 1979).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Содержание