главная страница / библиотека / обновления библиотеки

Археологические памятники в зоне затопления Шульбинской ГЭС. Алма-Ата: 1987. [ коллективная монография ]

Археологические памятники
в зоне затопления Шульбинской ГЭС.

// Алма-Ата: 1987, 278 с.

 

Содержание

 

Предисловие. — 3

Введение (С.М. Ахинжанов). — 4

 

Глава I. Памятники каменного века (Ж.К. Таймагамбетов). — 9

Местонахождение. — 9

Палеолитическая стоянка Шульбинка. — 12

Неолитические находки в зоне затопления Шульбинской ГЭС. — 21

 

Глава II. Памятники эпохи бронзы (А.Г. Максимова, А.С. Ермолаева). — 24

Средняя база Беткудук. — 24

Белокаменка (совместно с С.М. Ахинжановым). — 34

Джартас (совместно с З.С. Самашевым, Ю.И. Трифоновым). — 34

Малый Койтас. — 37

Темир-Канка. — 42

Могильник у села Ковалёвка. — 52

Измайловка. — 55

 

Глава III. Памятники переходного периода от эпохи бронзы к раннему железу (А.С. Ермолаева). — 64

Измайловка. — 65

Классификация и хронология памятников. — 89

 

Глава IV. Памятники кулажургинского типа (З.С. Самашев). — 95

Джартас (совместно с Ю.И. Трифоновым). — 95

Могильник у колхоза Убаредмет. — 104

Карашат III. — 107

Акчий II (совместно с Ю.И. Трифоновым). — 109

Классификация и хронология памятников. — 109

 

Глава V. Памятники средневековых кочевников (Ю.И. Трифонов). — 115-246

Джартас. — 115

Ковалёвка. — 129

Темир-Канка II (совместно с С.М. Ахинжановым). — 132

Измайловка (совместно с А.С. Ермолаевой). — 135

Белокаменка (совместно с С.М. Ахинжановым, А.С. Ермолаевой). — 141

Акчий I. — 144

Акчий II. — 150

Акчий III (совместно с С.М. Ахинжановым). — 168

Карашат I (совместно с З.С. Самашевым). — 176

Карашат II (совместно с З.С. Самашевым). — 215

Сандыккала (совместно с З.С. Самашевым). — 230

Когалы I (совместно с З.С. Самашевым). — 233

Этнокультурная принадлежность памятников средневековых кочевников Прииртышья (С.М. Ахинжанов). — 243

 

Глава VI. Наскальные изображения (З.С. Самашев). — 247

 

Заключение (С.М. Ахинжанов). — 274

 


 

Предисловие.   ^

 

Археологические исследования на новостройках, в том числе в зонах водохранилищ строящихся ГЭС, стали традиционными в нашей стране. В Казахстане они велись на Сырдарье (Чардаринская ГЭС), Или (Капчагайская ГЭС), Иртыше. Одним из первых регионов страны, где осуществлялись такие работы, стали зоны водохранилищ Усть-Каменогорской и Бухтарминской ГЭС в Восточном Казахстане. Исследования в зоне будущего водохранилища Шульбинской ГЭС на Иртыше, расположенного на границе Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей, явились по существу продолжением этих работ и также имели основной целью спасение археологических памятников Верхнего Прииртышья.

 

Шульбинская археологическая экспедиция (ШАЭ) Института истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН Казахской ССР в 1977 г. произвела рекогносцировку местности, в 1980-1983 гг. — стационарные работы. В 1977, 1980, 1982 гг. экспедицией руководила A.Г. Максимова, в 1981, 1983 гг. — С.М. Ахинжанов. В разные годы в составе ШАЭ находились археологи Ф.X. Арсланова, А.С. Загородний, Н.А. Боковенко, Л.Н. Ермоленко, Г.Ш. Кущ, студенты исторических факультетов Казахского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского пединститутов, школьники и учащиеся профтехучилищ Алма-Аты, Семипалатинска, Усть-Каменогорска, Лениногорска (руководители групп B.В. Колбин, Ю.В. Классен).

 

Главная задача, которую поставили перед собой авторы книги, — ввести в научный оборот большое количество изученных памятников, дать максимальную информацию о каждом из них. Это продиктовано необходимостью расширить крайне бедный публикационный фонд археологических источников почти по каждой исторической эпохе Восточного Казахстана, включая Верхнее Прииртышье.

 

Большая часть иллюстраций подготовлена художниками П.В. Агаповым и Т.В. Трифоновой. Палеозоологические определения принадлежат Л.А. Макаровой, антропологические — А.С. Загороднему.

 

Авторы выражают глубокую признательность всем, кто содействовал работе экспедиции и оказал помощь в подготовке книги к изданию.

 


 

Заключение.   ^

 

Своеобразное географическое положение исследуемого региона — на стыке трёх разнохарактерных зон (горной, степной и полупустынной, с территориальным преобладанием первой) — оказало существенное влияние на образ жизни его обитателей, издавна связанных с яйлажно-кочевой формой ведения хозяйства. Эта территория, объединяющая Сибирь и Алтай с Семиречьем и Средней Азией, во все времена, несомненно, играла важую роль в историческом развитии племён и народов, населявших степную полосу восточной части Евразии.

 

Комплексное изучение небольшой части Верхнего Прииртышья, находящейся на стыке Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей, позволило воссоздать довольно целостную картину исторической жизни древних насельников этого края, обитавших по обоим берегам Иртыша на протяжении длительного периода, начиная, по крайней мере, с эпохи среднего палеолита.

 

Достоянием науки стали разновременные могильники, содержащие погребения эпохи бронзы, ранних и поздних кочевников, а также наскальные изображения, среди которых имеются редко встречающиеся рисунки, относящиеся к неолиту, ранней бронзе и сакскому времени. Впервые в этом регионе удалось выявить памятники каменного века не как случайные находки, а в ходе стационарных раскопок. Таким образом в месте впадения реки Шульбинки в Иртыш, на его правом берегу, была вскрыта двухслойная палеолитическая стоянка.

 

Всего исследовано более 1200 кв.м площади культурного слоя, зафиксировано свыше 5000 каменных изделий, орудий производства и отходов в виде отщепов и обломков. В ряде мест прослежиаются остатки кострищ и очагов, намечаются контуры построек в виде полуземлянок. Полученный инвентарь обнаруживает большое сходство с материалами стоянок Пещера и Новоникольское в Восточном Казахстане, с памятниками бассейна реки Енисей и Алтая. Это свидетельствует о зарождении ещё в глубокой древности определённых связей между населением этих регионов: нижняя граница стоянки Шульбинка определяется датой 30 тыс.лет до н.э.

 

По берегам реки Кызылсу, также впадающей в Иртыш, на дюнах

(274/275)

были обнаружены неолитические находки, тяготеющие к отщеповой технике. К сожалению, эти находки из развеянных стоянок пока не могут дать ясной картины культурно-хозяйственного развития населения Среднего Прииртышья в тот период, но определённо свидетельствуют, что жизнь на Иртыше продолжалась.

 

На могильниках Темир-Канкг, Койтас, у сёл Ковалёвка, Измайловка, Беткудук, Белокаменка получен новый и довольно богатый материал, относящийся к эпохе ранней и средней бронзы и дополняющий уже имеющиеся сведения об андроновской культуре Восточного Казахстана. Почти полностью исследованный могильник Измайловка помимо погребений, относящихся несомненно к бронзовой эпохе, дал весьма интересный материал, редко встречающийся, а именно объекты переходного периода от эпохи поздней бронзы к эпохе раннего железа. Необычным и неожиданным в этих погребениях оказалось совместное нахождение керамики карасукско-дандыбай-тагискенского типа с ранне-сакским сбруйным набором и другими вещами этого периода. Данная находка — ярчайшее свидетельство того, что исследуемый регион являлся связующим звеном между Южной Сибирью и Алтаем, с одной стороны, и Центральным и Южным Казахстаном — с другой. Здесь же раскопан один из наиболее ранних сакских памятников на территории Казахстана.

 

Средневековые погребальные объекты располагались довольно равномерно по обоим берегам Иртыша. Выявлено более сотни новых, преимущественно погребальных, памятников, относящихся к рубежу I и II тысячелетий н.э. В этот период, как сообщают арабо-персоязычные источники, регион Иртыша был населён в основном племенами кимакского политического объединения, этнический состав которого до настоящего времени не совсем ясен. По крайней мере, источники дружно сообщают о полиэтничности его племенного состава. Здесь присутствовали как представители явно тюркского этноса, причём они преобладали, так и не тюркского — монгольского, самодийского. Археологические раскопки, произведённые нами, подтверждают эти сообщения восточных авторов. Выявлены разнохарактерные погребальные сооружения, различающиеся погребальным обрядом, составом инвентаря, сопровождающим погребенного жертвенным животным. Несколько исследованных так называемых длинных курганов дали превосходные образцы прикладного искусства, наборы предметов вооружения, орудий труда, принадлежностей конской сбруи. Все перечисленные находки датируются концом I тысячелетия н.э.

 

Разнообразие погребальных обрядов и сопровождающего инвентаря свидетельствует о полиэтничности и сложном социальном составе проживавшего здесь населения. Например, погребение с конём или частями тела этого животного, характеризующееся левосторонним по отношению к человеку расположением коня и северо-восточной ориентировкой его, по нашему мнению, можно определить как кипчакское. Редко встречающиеся погребения с подбоем, по всей вероятности, принадлежат представителям монголоязычного этноса — кимакам, татарам,

(275/276)

баяндерам. Причём эти погребения на фоне других обычных погребений выглядят более богатыми ввиду наличия в них разнообразных вещей. Возможно, захороненные в подбоях люди занимали более высокое социальное положение.

 

Керамический материал, встреченный в погребениях, связывает исследуемые объекты с таёжной зоной Южной Сибири.

 

Помимо довольно большой серии археологических объектов периода средневековья исследовались памятники начала I тысячелетия н.э. — так называемые памятники кулажургинского типа. Их обнаружено мало по той причине, что они почти не попали в зону будущего водохранилища.

 

Таким образом, полученный разнохарактерный и разновременный археологический материал пополнил известные сведения по истории и культуре Восточного Казахстана.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки